Главное меню
Навигация
  • Карта мира
  • gates of fate's map


« Описание мира « Техническое « Социальное « Игровое « Информация по механике « Оформление механики
Панель умений

Gates of FATE: Tears of Gargea

Объявление

» Краткая сводка по событиям в игре «» Краткая сводка по событиям в игре « new - Строительство Храма Первого огня в Интхууле закончено! Храм Бога-ремесленника был восстановлен после пожара и стал ещё краше. Ходят слухи, что сам Наурм посетил стройку и пир в честь открытия священного места.
new - Некие злоумышленники отравили воду в городе Эстелле зельем смены пола из-за чего в городе на целые сутки начался страшный переполох. Воспользовавшись беспорядками, несколько рыцарей Цельпа дезертировали и похитили тело бывшего Главнокомандующего. Эти злодеи были объявлены в розыск!
- В землях Эстелла значительно увеличился уровень преступности и бандитизма. В городе растет народное недовольство и недоверие к нынешним властям.
- Среди пиратов Сэрдана стали распространяться слухи о том, что один за другим пропадают Хранители Ключей. Однако никаких подтверждений этим пьяным россказням нет.
- Город Света, Вашвельм, заявил на политической арене, что намеревается собрать войска и отправить их на запад, к бывшим землям павшего Везена, чтобы искоренить скверну, уничтожить всех теней и вернуть эти территории людям. Уже был заключен договор с Хрейдмаром, позволяющий «армии света» пересечь имперские территории. Готовится крупная военная кампания.
- Битва с Аватаром Разоэнру подошла к концу. Герои триумфально вернулись домой, покрыв себя славой и вписав свои имена в историю. Мир начал оправляться от «Восстания ледяных эльфов» и ужасов, которые принес Дь’Лонрак со своими прихвостнями. В Фаэдере уже возводят памятник в честь Героев и жертв этой короткой войны.
- Долгое время в подземельях Интхуула гномы ведут затяжную войну с пещерными паразитами - кобольдами. Для обеспечения более масштабной атаки на логова тварей уже начались подготовительная и разведывательная миссии.
- Ходят слухи, что в окрестностях Льесальфахейма поселилось уже несколько некромантов. Из-за их темной активности Древо Жизни медленно погибает. Можно только гадать, откуда они пришли и что они планируют в дальнейшем.
- Мельн Словоплёт пропал! Известного барда давно уже не встречали в тавернах, распевающего свои бессмертные шедевры. Все поклонники его творчества пребывают в глубоком беспокойстве и готовы отправится на поиски.
- Долина Врат вступает в новую эпоху, и её будущее зависит от вас…

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gates of FATE: Tears of Gargea » » Завершённое года Багряного Льда » [Q] "Потерянные судьбы"


[Q] "Потерянные судьбы"

Сообщений 31 страница 48 из 48

31

Анна была рада, что и в этот раз духи помогли ей, а рука не дрогнула при лечении. Мужчина приходил в себя и начал рассказывать историю. Как и по чьей наводке в лесу оказались маги из Эстелла осталось недосказанным, да и какая разница, если они все наверняка мертвы. Гарпия практически предвидела, как Эдвард опишет нападающего - и не прогадала. Старый надоедливый знакомый и здесь оставил свои мерзкие ледяные следы. - Я знаю, кому эта тварь служит. Она выразительно посмотрела на Феруне, уже сталкивающегося с Лонраком на хрейдмарской арене. Опять он! Повсюду, в каждом происшествии, в каждой смерти я всё время слышу его имя! Пусть он называет меня хоть личным ангелом смерти, но мне пока везёт спасать от его жадных ручонок людские жизни, но я не всегда смогу ходить за ним по пятам. На краткую фразу Феруне гарпия скупо кивнула, признавая отчаянность их положения. Даже вчетвером они мало что смогут противопоставить ледяному эльфу. В короткой схватке Анна успела понять, что его уверенность даёт ему недюжинную силу, а года - мудрость и осторожность. Лонрак способен их разделить и вырезать по одному, если захочет. С ней он наверняка развлечется подольше за все события, в которых она учавствовала и помешала его-высочеству-лучшему-эльфу.
— Честно говоря, я бы предпочёл столкнуться со стихийными духами, Шейд. По крайней мере, от них знаешь чего ждать, — комментарий позабавил ворону. Теперь, когда она узнала будущего противника, она бы тоже предпочла бороться с духами. Себастьян как обычно начал осторожничать. В чем-то крысиный король был прав: просто какой-то прохожий не способен справиться с целым отрядом магов главной организации Долины.
- Я думаю, ему просто всё равно, умрёт жертва от кровопотери или в магическом огне за считанные секунды. Он действительно самоуверенный ублюдок, который не видит на своём пути никаких препятствий. Он считает себя ледяным эльфом, но стихия хаоса и тьмы подходит ему гораздо больше. Он - болячка на теле Долины, которая распространяется со скоростью летних пожаров. Из нас всех, я бы поставила на успех крысы: он их любит, хотя бы не убьёт сразу, как увидит. Умирать так с музыкой. Пока Себастьян распинался о будущей стратегии и расстановке их маленького войска, Анна достала бутылочку яда и окунула в него пальцы. Жидкость щипала кожу, но вреда не причиняла. Кинжалы, покрытые тонким слоем вещества, опасно поблескивали. Остатки девушка растерла на когти, на случай если останется без оружия. Маленькая хитрость, которая может спасти ей жизнь. Ещё секунду подумав она нанесла каплю и на губы: ей-то ничего не будет, организм давно привык к яду, который она принимала по маленькой капле много дней подряд, чтобы обезопасить себя, но вот Лонрак может не ожидать такого поворота.
- Себ, если ты боишься, можешь провести Эдварда в город, а мы отряд смертников. Жизнь скучна без риска, особенно когда ничего другого в ней нет. Я уверена, что ты сочинил бы отличный рассказ о том, как мы героически победили эльфа, ну или умерли, защищая жителей низины. Но может всё-таки пойдешь с нами? - казалось, что лесть единственная может заставить фокусника пойти с ними. Чёрт знает, что он умеет, но вряд ли мужчина не способен защитить свои несметные сокровища. Мы можем и не справиться без твоей помощи. Да и как ты можешь отпустить какого-то наглеца с такой драгоценностью? Либо нам, либо никак. Идём. Она бросилась догонять уходящих Чукку и Феруне, оборачиваясь на Себастьяна.

0

32

Игровое событие
Мастер Игры
Голос
Высший разум

https://fennas.ru//img/gof_npc/gm.jpg


Скоро герои добрались до башни. Вернее – до её руин, которые представляли собой синтез архитектуры эльфийской и людской.  Все детали экстерьера и интерьера тянулись шпилями вверх, где закруглялись причудливой спиралью, похожей на ветвь. Вероятнее всего, фаэдерцы, когда основали свой город вдохновлялись именно этими образцами зодчества. Правда таких примеров, по которым можно было изучить древнюю культуру, было раз-два и обчелся. В основном внутри башни находились каменные развалины, сломанные статуи, ржавые не поддающиеся опознанию обломки, остатки чьих-то старых скелетов (мелочи, вроде фаланг пальцев, звеньев позвоночника или кусочка ребра, остальное было стерто временем в пыль).
Так же в башне нашлась лестница, ведущая вверх. Пока искатели артефакта поднимались, преодолевая ярус за ярусом и этаж за этажом, становилось ясно, что их уже опередили. Все запертые двери и проходы были вскрыты и разбиты. Все магические ловушки и печати, какие могли заметить Феруне и Чукка – обезврежены. Все обычные ловушки и капканы, какие подмечали зоркие Аннабет и Себастьян - разряжены. Кто бы ни был тот эльф, он прошел напролом, и справедливо было бы предположить, что он потратил на это много времени и сил.
Добравшись до верхнего яруса, почти до вершины башни, они оказались в небольшой комнате. Впереди коридор и дверь в главный зал, где их им, скорее всего, и предстояла встреча с врагом. Но перед коридором расположилась каменная арка, расписанная рунами и символами. Язык был странный и непонятный. Похоже, какое-то эльфийское наречие, но не знакомое двум присутствующим магам. Обойти арку было нельзя. И пройдя через неё в коридор, каждый увидел видение своего возможного будущего.
Как только видения закончились, они все просто могли продолжить идти дальше. Если смогут осознать, что увидели...

0

33

На твоем месте я бы свои слова пока попридержал, — осторожно вставил Себастьян, когда Феруне предложил всем остальным двигаться дальше. Настороженность мужчины (полуэльфа, как теперь заметил Феруне) была вполне объяснима, и с его доводами сложно спорить. После каждого аргумента Гаунера чародей задумчиво кивал, потирая бородатый подбородок. Действительно, если отряд квалифицированных магов не смог справиться с одним (!) эльфом, то что ловить им четверым (как потом выяснилось, пятерым – Себастьян внезапно для всех выудил из собственного капюшона ручную крысу)? Феруне глубоко задумался над их положением, и могло показаться, что он вот-вот согласится с предложением Гаунера ретироваться. Но только могло.
— Не стоит списывать со счетов разношёрстность нашего маленького отряда, Себастьян, — улыбаясь ответил Феруне. — Каждый из нас может стать "дикой картой", тогда как от "Вилварин" знаешь, чего ожидать. Без обид, Эдвард.
Последнюю фразу он адресовал лежащему на земле магу, который в ответ лишь легко покачал головой и махнул рукой. Феруне снова сцепил руки за спиной, и продолжил:
— Но я...
Внезапно его перебила Чукка резким комментарием для Себастьяна. Во всяком случае, Феруне не припоминал случаев, когда девушка звучала настолько твёрдо и уверенно. Её доводы звучали убедительно – сам бы он лучше не сказал. Если не остановить Дь'Лонрака, то уже не будет разницы, где прятаться. Смерть настигнет всюду, рано или поздно.
Когда гарпия закончила, Феруне выждал небольшую паузу и вновь заговорил.
— Но я рад, что ты, в итоге, мысленно настроился идти дальше с нами. Идея с построением звучит очень разумно. А насчёт Эдварда не волнуйся – я вернусь за ним и провожу до города самостоятельно, никого за собой силком не потащу.
Чародей сделал шаг вперёд и осторожно опустил ладонь на плечо Гаунера. К счастью, тот не стал расценивать это как попытку схватить полуэльфа за ухо и потащить следом в башню.
— Тот эльф, о котором он говорит, — кивнул в сторону Ромли, — он опасен. Очень опасен. Теперь наше задание – не найти Слепое пятно, а не допустить, чтобы этот маньяк заполучил его. В противном случае, этот год может стать для нас последним. И если не этот, то следующий уж точно.
Он убрал руку с плеча мужчины, развернулся и пошёл в указанном Эдвардом направлении – к башне.
— Я сразу за тобой, Чукка.
Восхищённо охнув от наливающихся сталью крыльев белой гарпии, чародей нагнал её и держался чуть позади. Но потом остановился, когда услышал голос Шейд. Чёрная гарпия оказалась не менее хорошим оратором, чем Чукка, что вызвало очередной приступ улыбки на лице Феруне. С такими союзниками и против дракона не страшно сунуться, чего там какой-то эльф.

***

О том, что они приближаются к пункту назначения, мрачно сообщали каменные развалины, которых становилось всё больше и больше, пока, наконец-то, на горизонте не стала видна чёрная башня, устремляющаяся вверх на несколько десятков метров, и развернувшись в ширь на ещё пару десятков. Удивительно, как одно это строение пережило все соседствующие. Несмотря на обшарпанность и явные признаки старины, башня по-прежнему могла послужить надёжным укрытием от нападения. Идеальное место для засады.
Впрочем, внутри никакой засады группа приключенцев не обнаружила. Феруне и Чукка обнаружили несколько погасших рун-ловушек, а Шейд и Себастьян приметили перерезанные растяжки и бог весть какие ещё капканы, о существовании которых чародей даже не догадывался.
Здесь так тихо.
Тишина напрягала и давила. Рудра начал растирать ладони и разминать замёрзшие пальцы, чтобы успеть, в случае чего, быстро пустить их в ход для сотворения заклинаний. В этот раз он без посоха, но это не значит, что он безоружен. Добравшись до верхнего этажа, перед группой предстала небольшая комната, в которой ничего интересного обнаружить не удалось, и ведущий куда-то коридор. Судя по всему – в последнюю комнату башни, где и должно быть либо Слепое пятно, либо враг. Или и то, и другое.
— Похоже, путь у нас один. Вперёд.
Вход в коридор встречал всех внушительной каменной аркой, испещрённой различными символами и рунами, значения которых Феруне не знал. Некоторые из них напоминали инкрустацию на его собственном посохе, но все руны были так или иначе похожи, так что нельзя сказать наверняка. Чародей подошёл поближе и прикоснулся ладонью к арке.
— Магии в ней нет, — больше для себя, чем для остальных, прокомментировал Феруне. Он сделал шаг вперёд и всё вокруг потемнело.
Он увидел... что-то. Какие-то сцены. Словно он где-то в другом месте. Что-то похожее на сон от первого лица. Это продолжалось минуту или час. Ощущение времени было совершенно размытым, как и образы вокруг. Одна картина сменилась другой. Затем ещё раз и ещё. Сперва было воодушевление, затем отчаяние, боль, темнота и холод. Бесконечный холод и темнота. Он моргнул и перед глазами вновь предстал знакомый коридор. Феруне тяжело дышал, а сердце пыталось разбить собою рёбра. На лице и ладонях выступил ледяной пот, а в ноги ударила слабость. Оперевшись о ближайшую стену рукой, чародей протёр глаза. Перед глазами до сих пор чётко стояли картины увиденного. Словно это был сон, от которого только проснулся, но с той лишь разницей, что образы не выветриваются из головы, а отпечатываются в разуме, как клеймо от раскалённого железа на коже. Феруне взглянул на остальных. Он ведь не единственный, получивший видения?
Этот холод и тьма... Вот что с нами со всеми станет, если мы не остановим Дь'Лонрака. Спасибо, башня, что продемонстрировала. Будто бы мы до этого не знали, что всё будет плохо.
— Я так понимаю, — обратился мужчина ко своим спутникам, восстанавливая дыхание — вы тоже видели? Бесконечную зиму и темноту?
Постепенно к нему вернулось самообладание, а фантомное чувство холода прошло. Но осталось столько вопросов! Ведь были и другие видения, не менее важные! Чародей нервно сглотнул и прожмурил глаза, прогоняя из головы остаточные образы. Нервно потёр левое плечо и постарался успокоиться.
Будущее не предрешено. Ничего не предрешено, пока мы можем дышать.
Глубокий вдох, медленный выдох. Он готов идти дальше.

Отредактировано Ferune Lutelu (2018-01-17 00:45:44)

0

34

Как и опасался Себастьян, его предложение повернуть назад не встретило никакой поддержки.
- Сейчас будет резко, но, в общем то, Вы можете отправляться обратно через прекрасную толщу тумана....
Он никак не ожидал подобных слов от белоснежной девицы. Брови удивленно поднялись вверх, а губы даже сложились в некое подобие заинтересованной улыбки. Остаток ее слов он выслушал с хитрым прищуром.
- Знал, что кто-нибудь так скажет. Справедливо, в общем-то. Только в одном ты ошиблась, милая: можно умирать под звук фанфар, а можно - мордой в сточной канаве. И это даже близко не одно и то же.
Шейд же на пару с Веруней, кажется, подозревали очень многое об их противнике. Гаунер скептически выгнул бровь.
- Что-то я не припомню, чтобы в предсказании об этом эльфе говорилось что-нибудь конкретное. С чего вы взяли, что он настолько плох? С того, что он расправился с отрядом этих клоунов? Тогда придется записать в мировые злодеи добрую половину наемников. Да еще не знаю, что хуже: допустить, чтобы Пятно досталось ему, или отдать артефакт в лапы Прорицателям. Они там до сих пор дел не учудили потому только, что друг за другом приглядывают. Позволь одному завладеть этой штуковиной, и на следующий день можно уже не просыпаться.
Последней уговорить полуэльфа продолжить путь попыталась черная птичка. Да, эта знала его на порядок лучше, чем остальные, и, кажется, смогла-таки потянуть за нужные ниточки. На лице мошенника выразилось неприкрытое удовольствие.
- Конечно не справитесь, крысу-то я с собой заберу, а ты сама сказала, что повезет только ей, - после небольшой паузы он нарочито наигранно вздохнул. - Эх, ладно, так и быть, не буду обрекать вас на верную гибель. Но и вы смотрите в оба: если я тут помру, то кто будет пускать про вас слухи по тавернам, а, Шейд? Уж точно не ты.
Таким образом, полуэльф занял свое место в построении - самое безопасное, разумеется. Взглянув с восхищением на металлические крылья идущей впереди гарпии, он нагнал бородатого волшебника и, бросив на него лукавый взгляд, провел пальцем по блестящей стали. Убедившись в соответствии видимости реальности, он, довольный, с видом ребенка, тайком потрогавшего экспонат в музее, вернулся обратно, в середину их маленького отряда.
Теперь, когда опасность приняла конкретную форму, путь стал менее скучным: фокусник был занят напряженным вслушиванием и верчением головой и лишь изредка перекладывал трость из руки в руку. Это было самым что ни есть привычным занятием: иначе в трущобах ни за что не выжить.
Наконец, вот она, башня! Может, это были не лучшие ее годы, но она совершенно точно выглядела как место, в котором во всяких историях прячут древние артефакты. Даже ловушки, как и полагается, были. Себастьян несколько раз почти издал отчаянное "ЛАААЖИИИСЬ", но вовремя замечал, что механизмы разряжены, и решал не смущать команду.
Но стоило ему шагнуть под испещренный рунами каменный свод, как что-то вдруг охватило его. Это было похоже на воспоминание, только более густое и вязкое, как кисель. Оно было хорошее, теплое. Такое, какими и должны быть воспоминания счастливого человека. Гаунер потянулся к нему всею своею душонкой, попытался объять его, но оно вдруг сменилось другим, прохладным, навевающим смутное ощущение неверного пути. Картинки продолжали сменяться, продолжала изгибаться и душа, атакуемая то сладостью победы, то чувством неясной тревоги, пока, наконец, все не замерло на точке абсолютного холода, а желудок не ухнул куда-то вниз, упрямясь и отказываясь вернуться на заботливо отведенное ему природой место.
Я сделал это, я позволил этому случиться. Иначе не стоял бы сейчас здесь в полном одиночестве...
Хотелось обхватить себя руками, забиться в угол и спрятаться там, только угла нигде не было...
Себастьян вдруг обнаружил себя привалившимся спиной к каменной стене, часто дышащим, с тупо устремленным в пол взглядом, пытающимся втянуть голову поглубже в плечи и, кажется, уже набравшим полную грудь воздуха, чтобы возопить просьбу о помощи. Образы продолжали нервозно жужжать в голове, как стайка беспокойных насекомых, и фокусник, цепляя из общей кучи то одну картинку, то другую, медленно осознавал, что то были какие-то неправильные воспоминания. Они не выполняли своей главной функции - не были отголосками прошлого. Но если с ним этого никогда не случалось, зачем он только что выдумал все это? К чему думать о чем-то подобном сейчас, а особенно о последнем? Нет, он, конечно, много переживал за собственную шкуру последнее время, но чтобы настолько? Решено, выпутается из этой передряги (обязательно выпутается!), а на заработанные деньги отдохнет недельку-другую, может, смотается в Хекс...
Попытки мошенника успокоить себя прервались каким-то шумом. Остроухий запоздало узнал в нем слова:
- Я так понимаю, вы тоже видели? Бесконечную зиму и темноту?
Он как-то ошалело уставился на волшебника и медленно выдохнул через рот набранный воздух. Хотел было ответить, но вместо этого неловко кивнул.
Помог несколько прийти в себя Остер, выползший из капюшона и требовательно прикусивший хозяйское ухо. Стремительно пронесшаяся по существу фокусника боль внесла некоторую ясность в мысли, вернув его к реальности, и он поспешил выудить из кармана лакомство для зверька. Попался маленький кубик моркови, который незамедлительно был обменян на ухо:
- Оно мне еще понадобится, приятель.
Внимание плута, рассеянно почесывающего крыса пальцем, вернулось к бородатому волшебнику. Он пробормотал:
- Я не имею ни малейшего понятия, в честь чего нам это показали, но ты ведь не допустишь этого, а, Избранный?
После он бросил взгляд на птичек, будто бы удостоверяясь, что они все еще на месте, и приложил к губам палец:
- Думаю, он прекрасно знает о нашем приближении, но, может, если мы будем тихими, как мыши, нам повезет чуточку больше?, - глухо прошептал он и кивнул дальше по проходу, но сам первым не пошел: решил оставить это занятие кому-нибудь геройствующему.

+1

35

Чукка нахмурилась от слов, которые слышала из уст Себастьяна.
- Можно умирать под звук фанфар, а можно - мордой в сточной канаве. И это даже близко не одно и то же, - решила не отвечать, хотя в голове так и пульсировало: какая к чертям разница, как именно умирать, если некому будет оценить красоту твоей смерти? Аннабет и Феруне уговаривали эльфа последовать с ними, но Гвут лишь выгнула бровь. Зачем нянчится с ним? Если он будет доставлять проблемы и дальше, то волшебница будет вынуждена начать отговаривать его от похода с ними. Между трусостью и осторожностью есть очень тонкая грань, и сове не нравилось, когда человек выбирал первое, даже подсознательно.
Гарпия молча рассматривала руины некогда великолепной башни. Девушку каждый раз охватывала непереносимая тоска, когда она видела что-то разрушенное или сожженное. Вот так стараешься-стараешься, а спустя годы это никому не нужно. И зачем только старался? Хотела бы она однажды восстановить все обломки в былую картину. Не ту я выбрала дорогу для себя, не ту, - грустная улыбка, 
Лестница наверх вызывала ощущение опасности, но, видимо, оно было ложным - все ловушки, которые они видели, были уже обезврежены до них. Перед большой залой, которая, вероятно, и была их конечным пунктом назначения, была огромная арка с письменами и рунами. Гвут попыталась распознать их и потерпела горькое фиаско - ощущение своей бесполезности никому не нравится.
— Магии в ней нет, - подытожил Феруне и первым вошел в арку. Гарпия последовала за ним. И зря.
Темная пелена.Ощущение уюта и привычного поиска. Жар на крыльях и на когтях, которые Гвут всегда прятала. Она рвет ими бумагу - или же реальность? Снова ощущение теплоты и уюта, заботы и любви, как от неё к миру, так и от мира к ней. Но и эта картина заканчивается и превращается в одно больное колючее ощущение полета через вихрь игл, лицом в которые она влетает. На её ладонях тяжесть, она опускает взгляд вниз и видит что-то среднее между человеком, которого не видела шесть лет, и между той, кого может видеть сейчас рядом с собой. И Чукка чувствует, как ускользает жизнь из этого человека, а вместе с его жизнью уходит и жизнь всего мира.
Она стоит посреди ледяной пустыни. Одна. Последняя из рода человеческого. Солнце больше никогда не резанет ей глаза.
И тут кислород резко врывается в её легкие и она вдыхает его со свистом, жадно - всё видение она не дышала. Воздух делает больно горлу и Чукка хватается за него, и совершенно для себя царапает выступившими когтями. Волшебница посмотрела на себя и горько усмехнулась - перья, которые она скрывала, вылезли наружу и теперь она вся покрыта ими. Белые вперемешку с грязно-серыми. Сейчас лучше всего было видно, что она с Аннабет одного рода - только вот Шейд этого не скрывает и ходит так, как привыкли её родичи, без лживой одежды и в привычных ей черных перьях. Интересно, если сейчас мне заглянут в глаза, то что увидят - мои родные совиные или же те, которые я показываю сама?
- Прошу прощения, - прошептала Гвут и начала проводить ладонями по рукам и шее, как бы стирая перья, которые появились на коже. Она чувствовала стыд за то, что потеряла контроль над своей внешностью и показала то, чем является. Когда ты требовательна сама к себе, а других любишь только за их существование.
На вопрос Феруне, видели ли другие холод и пустоту, гарпия кивнула. Фраза Себастьяна о тишине была уместной. Гвут обернулась и начала судорожно осматривать помещение, в котором они оказались. Нельзя было расслабляться - крылья из стали широко распахнулись, загораживая трех напарников от возможной атаки со стороны залы.

0

36

Себастьян, тем не менее, не спешил соглашаться на уговоры пойти с ними. Ворона лично подумала, что предпочла бы умереть в канаве. Звук фанфар означает два варианта: или она станет частью ненавистной ей системы правление, или что рядом было много людей, а никто даже не удосужился ей помочь. Канава же явно говорила о том, что гарпия переоценила свои возможности и была недостаточно осторожной, но всё же боролась. Умереть в бою - честь, а что будет после с телом - кому какая разница? Её дух обретёт покой в воздушных потоках, и грязь сточных вод останется далеко позади. Недоверие полуэльфа двигало его к ситуации с канавой. С чего вы взяли, что он настолько плох? Анна кисло улыбнулась: у них нету времени спорить, но упёртый фокусник этого не хотел понимать.
- Я шла за ним по пятам на том кладбище Хрейдмара. Я зашивала его жертву, спасая её от смерти. Потому что я разговаривала с ним, в конце концов! Ты просто не видишь всей картины ещё, но тебе придётся мне поверить. Мужчина тем временем оттаял и был готов отправляться. Конечно, он не хотел умирать. Никто не хочет, но жизнь преподносит странные и не всегда хорошие сюрпризы. Остатки башни хранили память о величественном здании. Дверь была давно вынесена, а проход открывал путь на пыль и мусор. Иссушенные кости забыли своих хозяев, духи не находят дорогу домой. Ступенька за ступенькой вороной следовала за волшебниками, надеясь на их защиту: магия против магии, сталь против стали, как говорится. Привычные охотничьему глазу зубцы ловушек и подозрительно ровные трещины в стенах были проверены, но заключенная в них опасность рассеялась под воздействием прошедшего как вихрь Лонрака. Анна хотела бы, чтобы холод капканов был вызван только теплообменом металла, а не магией ледяного эльфа. Почему это всегда должен быть именно он? Неужели его шавки уже не справляются со своими заданиями? Верхний этаж - и ничего особенного. Пока что. Шэйд упустила из зрения странные надписи на двери - она вообще плохо знакома с особенностями магии.
Туман как в волшебном лесу покрыл зрение пеленой. Из белого варева появились неизвестные ей люди, лица которых Анна едва могла разглядеть. Но блеск жёлтых глаз мог принадлежать только одной девушке. Гарпия потянулась ей навстречу, почувствовала тепло маленькой руки в своей. Так странно держать женскую руку - мужские намного крупнее и грубее. Гордость и легкое возбуждение перед предстоящим грело душу, пока волчица не расстворилась в темноте. Кто-то падает, течёт кровь, и Анна понимает, что никакие травы в такой ситуации не помогут. Ей хочется только отвернуться. От горящего города, который болезненно напоминает ей Йорбург. Надвигающие силы врага не оставляют шанса жителям, и всё же они продолжают бороться за свой город и своих любимых. Любимых, кого она лично не смогла уберечь. Любое имя может быть написано на надгробии, но в эту правду вороне с горечью приходится верить. Колени падают на рыхлую землю, руки гладят выщербленные буквы. Кусаешь губы в кровь, пытаясь сдержать слёзы, но ничего не может помочь. Ничто не вернёт мёртвого к жизни. Так не должно было случиться! Не должно, и всё же ты видишь перед собой блеклое подобие своего мира. Гарпиям не страшен холод и наверняка в горах ещё остались поселения, но внутри всё давно замерзло. Она ничего не чувствует. Больше ничего.
Мир наваливается болью на лёгкие. Руки до сих пор ощущают шершавую поверхность могилы. Анна вспоминает имя, и не может смириться с жестокостью видения. Чёртово подсознание знает куда бить. Она одной рукой обхватывает живот и легко гладит, успокаивая. Холод поглотит всех, если не остановить эту тварь.
- Думаю, он прекрасно знает о нашем приближении, но, может, если мы будем тихими, как мыши, нам повезет чуточку больше? Шэйд лишь безразлично наблюдает за тем, как все приходят в себя. Её сердце лишь наполнилось решимостью и бесстрашием. Если то, что она увидела, исход его победы, то она будет бороться с ним до последнего - хорошо бы его последнего вздоха. Гарпия с удивлением смотрела на Чукку, только сейчас осознав, сколько та делает для сокрытия собственного происхождения. Была бы она счастливее, если бы смогла избавиться от слабых крыльев? Ради неё ворона, возможно, рискнула бы провести операцию. При воздействии магии жизнь Чукки была бы в безопастности, остальное лишь дело техники. Но словно в ответ на мысль, острая броня на белых крыльях раскрылась, защищая всю компанию.
- Главное, достать его, не забывайте.

0

37

Прислужник Дь'Лонрака
Хенкульдирф
Ледяной эльф
331 год

http://s8.uploads.ru/TE7yJ.png


Когда искатели артефакта отошли от шока, вызванного видениями, и всё-таки смогли преодолеть коридор, перед ними встал выбор – открывать дверь или нет. Они открыли. Внутри, в пыльном овальном помещении, куда свет проникал только через пробоины в стене и крыше башни, было почти пусто. В центре комнаты стоял позеленевший от времени и треснувший пьедестал, когда-то белый и мраморный. Он был пуст. А на противоположном конце комнаты, на поваленной и разбитой статуе какой-то, видимо, богини, сидел мужчина. Очень бледный эльф. Ледяной эльф. Но нет, это оказался не Дь’Лонрак, как подозревали Аннабет и Феруне. Хотя, судя по расстегнутой синей мантии и плащу со знакомыми узорами, это был один из его приспешников.
- О, а я уже устал вас ждать, - пробурчал эльф, не поднимая головы.
Он разглядывал то, что вертел в руках – небольшой золотой амулет с гравировкой в виде полузакрытого глаза. Украшение поблескивало и переливалось при каждом повороте в его длинных, красивых пальцах.
- Я Хенкульдирф, - представился он, как бы между прочим, но голову, наконец, поднял. – А вы, видимо, посланники из Фаэдера. Я бы не стал тратить время на разговоры, но…
Он выглядел спокойно, умиротворенно и почему-то печально. Даже не верилось, что это тот же самый злодей, который перебил конкурентов в лице вилваринских магов.
- Вы ведь прошли через арку? Видели их? Варианты возможного будущего. Я тоже видел. Пока ждал вас, прошел через эту проклятую арку раз десять, туда-сюда, - Хенкульдирф мрачно усмехнулся. – И каждый раз я видел одно и то же. Вы, именно вы, все вместе – убиваете меня. В девяти случаях из десяти. Только в одном из вариантов, если я отдаю вам «Слепое пятно», вы отпускаете меня.
Эльф поднял повыше цепочку с амулетом. Улыбнулся.
- Я не хочу умирать, правда, - признался прислужник злого мага. – Мы выяснили, что с помощью этой безделицы можно не только спрятаться от всевидящих прорицаний, но и изменить нежелательную судьбу. Но мне не хочется проверять, сработает ли. Э-эх.
Он встал на ноги. Поправил воротник плаща. Отряхнул колени.
- Мой господин, мастер Дь’Лонрак, только хотел выяснить, способно ли что-то изменить то мрачное предназначение, что ему уготовано… Есть ли для него другой путь, кроме неизбежного?
Все четверо могли увидеть, как ледяной эльф, улыбаясь, плачет. Его слезы блестели в полумраке зала.
- Я не могу подвести его, а потому рискну изменить предсказанное, - сказал Хенкульдирф и одел «Слепое пятно» на шею. За его спиной, чуть выше плеч начали образовываться парящие ледяные кристаллы. В руках появились ритуальные кинжалы. – Сразимся!

+1

38

— Раз уж видения достались всем нам, то нас тут, как минимум, четверо Избранных, Себ, — с горькой ухмылкой отшутился Феруне на слова полуэльфа. Чародей решил проверить ремешки своих наручей и наплечника, прежде чем отправляться в следующую комнату. Просто на всякий случай. В любой другой ситуации вся эта броня ему бы не понадобилась, ведь он вполне мог завершить поединок, не сходя со своего места. Но Дь'Лонрак вряд ли станет играть по общим правилам.
Прошу прощения, — послышался со стороны тихий голос Чукки. Феруне взглянул в сторону гарпии и, мягко говоря, удивился её новому образу. Вся покрытая белыми перьями, девушка теперь куда больше походила на представителя своей расы, нежели просто на человека с крыльями за спиной. Мужчина перевёл взгляд на Шейд, затем обратно на Чукку. Обе гарпии, но насколько разные! Одна всячески скрывает свою расовую принадлежность за безразмерными мантиями и плащами, а вторая непринуждённо сохраняет свой истинный облик в любом окружении, оставаясь, фактически, обнажённой. По людским понятиям, разумеется.
Все пришли в себя после нахлынувших видений и пришла пора встретиться с врагом лицом к лицу. Медленно открывая дверь, вся группа была готова тут же наброситься на ничего не подозревающего Дь'Лонрака, стоило только представиться такой возможности. Но ни возможности, ни самого Лонрака в тёмном овальном помещении не оказалось. Лишь небольшой каменный пьедестал в самом центре, витающая в воздухе пыль и... сидящий на обломках какой-то статуи в противоположном конце комнаты эльф. Не Дь'Лонрак собственной персоной, но некто, очень на него похожий: синяя мантия и знакомые узоры выдавали в незнакомце сторонника бешеного эльфа. Длина ушей тоже приблизительно совпадала.
О, а я уже устал вас ждать — спокойно, но как-то расстроенно произнёс незнакомец, который затем представился как Хенкульдирф. В голове Феруне мигом пронеслась мысль о том, что он никогда не сможет запомнить это имя.
Ожидая продолжение его речи, чародей промолчал. Он пытался внимательно разглядеть необычное украшение, которое Хенкульдирф держал в руках, перебирая пальцами. Выглядело оно как золотой амулет на цепочке. Если это действительно было "Слепое пятно", о чём наверняка догадывались все остальные члены группы, то надо отдать должное создателю этого артефакта – выглядит очень удобно. Феруне представлял "Пятно" как массивную стеклянную сферу, а не аккуратную побрякушку.
— Да, мы проходили через арку, — осторожно вставил маг, отходя чуть в сторону от своей группы и ступая под лунный свет, проникающий через многочисленные пробоины в крыше башни. — И во всех видениях мы пережили эту встречу.
На какое-то мгновение чародей воодушевился мыслью, что эльф добровольно отдаст им артефакт, чтобы сохранить свою жизнь, но последующие сказанные им слова быстро её задушили.
— Наша цель – "Слепое пятно", а не ты, Хенкульдирф, — имя эльфа мужчина произнёс крайне медленно, чуть ли не по слогам, чтобы не ошибиться. Пусть он и был их врагом, но к именам у Рудры было особое отношение и проявлять к ним неуважение он не смел. Когда эльф поднялся на ноги, Феруне вытянул вперёд руку в просящем жесте.
— Просто передай нам "Пятно" и на этом разойдёмся.
Хенкульдирф пугал. Но не своим угрожающим видом, а тем фанатизмом, который улавливался в его словах. Завидев слёзы на улыбающемся лице эльфа, Феруне опустил руку, понимая всю безнадёжность своей просьбы. Им повстречался фанатик, который настолько слеп, что готов спорить с самой судьбой, заведомо зная, что проиграет. В девяти из десяти случаев Хенкульдирф погибает, бросая вызов явившейся за "Пятном" четвёрке. Пройди он через арку двадцать раз, он бы погибал в девятнадцати случаев, всё так же выживая в одном единственном, когда "Слепое пятно" попадает в руки посланников из Фаэдера. Феруне на секунду задумался. Удастся ли им вчетвером изменить предначертанное? Если то, что говорит Хенкульдирф – правда, то достаточно лишь силой отобрать у него артефакт и тогда будущее вновь будет переписано так, как решит обладатель "Слепого пятна".
Сразимся! — вскрикнул фанатичный эльф, выхватывая из закромов своей одежды кинжалы в каждую руку и формируя над своими плечами по два ледяных копья, которые были направлены на группу наёмников. В этот же момент над правым плечом Феруне материализовалась парящая стрела, источающая слабое голубоватое свечение. Та самая стрела, которую он ненароком "распылил" своим сплетением в день убийства Императора Хрейдмара. У него было достаточно времени, чтобы проанализировать и понять, как именно у него это получилось. Как он и предполагал, он действительно узнал имя стрелы, и теперь мог призывать её на помощь в бою. Но всё было не так просто.
Пальцы на левой руке чародея быстро сложились в сложную фигуру, создавая перед магом прозрачный магический барьер. Его прочности достаточно для защиты от десятка стрел, поэтому вполне возможно, попадание двух ледяных сосулек он тоже выдержит. Но не стоило терять бдительности, ведь магический лёд мог вести себя совсем не так, как обычный. Существует вероятность, что созданный Феруне барьер попросту не отреагирует на него и пропустит сквозь себя.
Рудра украдкой взглянул на остальных. Шейд была достаточно ловкой и быстрой, чтобы уклониться от ледяных атак Хенкульдирфа, а Чукка же могла закрыться своими стальными крыльями. За кого действительно переживал чародей, так это за Себастьяна, но он рассчитывал, что тот сможет, в случае чего, укрыться за крыльями белой гарпии.
Надеюсь, никто не попытается убить этого типа при первой же возможности.
Как обычно, чародей выбирал наименьшее из зол. Не было каких-либо причин, чтобы не попытаться обезвредить Хенкульдирфа, не прибегая к летальным методам. Пускай ими пользуются всякие Дь'Лонраки.
Рудра глубоко вдохнул, фокусируя взгляд на Хенкульдирфе и на стене позади него. Парящая над плечом стрела завибрировала и тихо загудела, источая всё больше белесо-голубого дыма. Рудра ясно чувствовал, как сплетение перетекало по его телу, словно ледяная кровь в жилах, пока в своих очищенных прохладной пустотой мыслях он вспоминал своё последнее имя.
— К̶̵а̛͝к̡̢ ̴̧̧ск͡а̕͢͢ж̢͡еш̵͜͠ь͝, — одновременно проревел и прошептал чародей, отпуская стрелу с воображаемого поводка. Та со свистом полетела ровно в грудь Хенкульдирфа, оставляя в воздухе густой шлейф синеватого сплетения. Но всё было не так просто.
Призванная стрела, по своей сути, была и не стрелой вовсе, а концентрированным сгустком сплетения, который принял её форму. И прямо сейчас её целью был не сам эльф, а точка сплетения на стене ровно за его спиной. Стрела не была материальной – как только она пройдёт сквозь тело Хенкульдирфа и достигнет своей точки назначения, эльфа буквально "привяжет" к стене столь мощным сплетением, что он с трудом сможет двигать пальцами. Конечно, не стоило ожидать, что Хенкульдирф настолько глуп, чтобы пытаться отбить кинжалами летящий в него на огромной скорости снаряд, но каких только чокнутых не встречал Феруне на своём пути. Пожалуй, Дь'Лонрак мог бы возглавить их список.
Если же эльф отскочит в сторону чародея, Рудра, не опуская магический барьер, постарается задеть его стихией своего истинного имени, которая грозно сверкнула статическим зарядом в пальцах его правой руки. В противном же случае, эльфу будут противостоять другие члены группы.

+1

39

— О, а я уже устал вас ждать, - Чукка вздохнула, когда увидела ледяного эльфа в странных одеждах и с амулетом в руках. Гарпия имела смелость предположить, что именно этот амулет был их целью. Девушка слушала печальную речь о предназначении жизни Хенкульдирфа и где-то в душе грустила вместе с ним. Она хотела верить что то, что она имеет сейчас в своей жизни - не жалкое "предназначение", а слепленное её трудом и потом светлое будущее. Я так не играю.
Так значит, то, что они видели - это были "варианты" будущего? А ей показалось, что арка просто перебрала возможное для Чукки и остановилась на самом подходящем - ледяном аде, который заслужили все, кто был равнодушен к чужому горю.
Гарпия так же, как и Феруне, надеялась, что эльф выберет десятое развитие событий и отдаст Слепое Пятно искателям. И только расстроенный вздох вырвался изнутри девушки, когда Хенкульдирф надел его себе на шею и обнажил клинки. Чукке хотелось изменить судьбу вместе с этим эльфом, но она понимала, что он будет вставлять палки в колеса всем, кто будет стоять на пути его господина. А, если верить Аннабет и Лютелу, его господин очень опасен. И может ли быть, что будущее с ледяной пустыней - это будущее, если Дь'Лонрак одержит победу?
Феруне творил свою невообразимую магию. Гарпия завидовала ему - он открывает всё новые и новые способы преобразовывать подчиненную ему силу, а у Чукки только свет да крылья. И сейчас последние закрывали собой Себастьяна, атаковать которому не было смысла? Если он решит кинуться в бой, то гарпия ему не сможет помешать, а если он испугается и захочет спрятаться - что ж, у него есть спина сильной и маленькой Гвут. Стрела, выпущенная Феруне, вызвала восторженный вздох. Волшебница сформировала маленькую, но очень проворную сферку из света, которая тут же полетела вслед за стрелой, но не вдруг, а целясь в глаза врага. И тут же закрыла себя и Себастьяна своими крыльями, чтобы Хенкульдирф не атаковал их в ответку.

+1

40

Вон он, так близко, буквально за дверью. Её кошмар и обуза. Господин Главный Ледяной Эльф, Дь'Лонрак, Дилан Рак - плевать, сколько у него имён и обличий, ведь они должны были сойтись в битве. Но судьба как обычно выкинула шутку и поломала весь план мести Анны. Старое пыльное помещение осталось на удивление целым, хоть и потрёпанным. В сравнении с руинами вокруг, какая-то пара дырок в крыше не значили ничего, а трещины в камне гармонично вписывались в атмосферу. Тем не менее, один эльф тут таки был, хоть и не тот, которого хотела найти ворона. Та же мантия, та же фарфоровая кожа и узкое лицо. То ли в погоне за чистотой крови ледяные эльфы размножались только между собой, то ли она действительно почти не могла найти отличий, какие бывают во внешности людей. Переглянувшись с остальными, Шэйд убедилась, что вещица в руках незнакомца действительно была тем самым артефактом, который они ищут. К её глубокому сожалению и негодованию, незнакомец решил представиться и выдал страшную комбинацию букв, которой мог позавидовать даже Лонрак.
- О духи, у вас бывают нормальные имена? Как ты полагаешь, такое должны запоминать? Придумал бы себе кличку, что ли. Тебя же даже в историю не запишут, потому что не смогут вспомнить, как зовут. Заумное имя вывело девушку из себя. Сколько раз она сталкивалась с непроизносимыми выкрутасами и вычурными соединениями, но это был уже перебор. Печальное выражение его лица помрачнело ещё больше, когда он начал разговор об арке видений. Значит, каждый видел не общее будущее, а своё собственное. А отличие одного видения от другого подтвердило мнение Анны обо всех этих пророчествах. И на секунду ей показалось, что эльф достаточно умён, чтобы пойти своим путем и не умирать, но, противореча своим словам, он решил начать бой. Маленькое око висело теперь на его шее, а слёзы - такие же ледяные, как и его магия - сверкали в тусклом свете башни. Феруне попытался убедить эльфа, и Анна тоже присоединилась к его словам:
- Я не хочу драться с тем, кто даже не попытался. Лить слёзы, потому что ты должен это сделать, но не хочешь... Слишком драматично и подходит только для книг. Поэтому вы, эльфы, и вымираете. Научись жить в реальном мире. Ни в одном из видений я не умирала - ни твоих, ни моих - так что делай, что хочешь. Выход отсюда только один. Гарпия решительно прислонилась к двери и начала крутить в руке кинжал. Конечно, оставаться безоружной девушка не планировала. Эльф мог попытаться бежать, что она не могла допустить, а если прыгнет через окно - в лучшем случае разобьется насмерть, а в худшем - гарпия успеет его поймать в полёте. С искренним интересом Шэйд наблюдала за сотворением магии Феруне и более женской и нежной магией совы. На живом примере ворона могла оценить, чего та смогла достичь во время обучения.
С каких пор она стала такой вредной и раздражительной? Ах да, Ваэддиар, чёрт бы его побрал. Ещё одна причина недолюбливать эльфов, хоть темных, хоть ледяных. Вечно они себе на уме. Коготок медленно заскользил по лезвию, издавая тошнотворно противный скрип. Даже взять Себастьяна: ну где еще встретишь такого чудика, а ведь он только полукровка. Анна меняла положение резкими движениями и только в случае летящих в неё снарядов. Осколки льда застревали в дереве или разбивались на кусочки и падали на пол. Вынув острый кристалл из двери, гарпия кинула его в быстро перемещающегося эльфа. Возможно, это отвлечёт его внимание.
- Не передумал страдать и поступить разумно, Хендехох?.. Хакундир?.. Чёрт бы побрал вас, эльфы.

+2

41

Прислужник Дь'Лонрака
Хенкульдирф
Ледяной эльф
331 год

http://s8.uploads.ru/TE7yJ.png


Молодой эльф, совсем ещё юноша по меркам своего народа, он услышал их слова, но пропустил мимо сердца их насмешки, угрозы и уговоры. Он боялся, он не хотел умирать. Но не мог… Просто не мог подвести своего Спасителя! Вдохновителя и предводителя великого восстания, которое и так слишком задержалось. Хенкульдирф, хоть и осознавал тщетность своих попыток изменить судьбу, рад был чувствовать себя причастным к чему-то великому. Пусть и величие это заключалось в страшной мести за те годы угнетения, которые выпали на долю его предков. Он был готов убивать за того, кто, по сути дал ему жизнь и заменил отца. За его идеалы и идею.
А потому отбросил сомнения.
Враги атаковали одновременно с ним. Заранее подготовленные оборонительные сферы самостоятельно среагировали на вражескую магию и движения оппонентов. Первый ледяной шарик устремился на перехват магической стреле татуированного бородача. Чары столкнулись и разбились искрами, развеяв друг друга. Второй шар, сформировавшись в шип, вылетел в сторону самого чародея, но столкнулся с защитным барьером. Ещё несколько полетели в женщин-птиц. Сам Хенкульдирф тоже не стоял на месте и прыгнул к черной гарпии, чтобы вступить в ближний бой. Та, меняя позицию, «вернула» ему ледяной осколок. Эльф увернулся и подошел на расстояние удара. Кто знает, чем бы закончилась столкновение двух любителей кинжалов, если бы последняя из ледяных сфер не встретилась  с выпущенным сгустком света. Тот лопнул при столкновении и осветил темную комнату, ослепив приспешника Дь’Лонрака.
Эльф зажмурился и отскочил назад, разрывая дистанцию с вороной, чтобы не попасть под раздачу. Он свел руки на груди. По его воле появилось ещё несколько холодных сфер. Резко разведя руки в сторону, Дирф ничего не видя превратил их во множество игл, которые веером разлетелись во всех направлениях. И тут же прислушался, чтобы по звукам шагов определить позицию следующей цели для атаки.

+1

42

Выпущенная Феруне магическая стрела не достигла своей цели, столкнувшись с созданным эльфом магическим шариком изо льда. Чародей нахмурил брови. Всё-таки через чужеродную магию его стрелы сплетения не проходят. Следует учесть на будущее. Теперь попасть в Хенкульдирфа будет гораздо сложнее – гадёныш двигался слишком быстро и с лёгкостью мог избежать летящих в него снарядов, особенно таких, которые могли лететь только по прямой. Именно к таким снарядам и относилась призванная стрела Феруне, управлять траекторией которой чародей не мог. Лишь задать конечную точку, к которой та полетит, не более. Рудра выпустил ещё две стрелы, стреляя в Хенкульдирфа на упреждение, но тот оказался чрезвычайно проворным, умудряясь уклоняться от летящих в него магических стрел и при этом атаковать Шейд в ближнем бою. Ледяной эльф ответил ему ледяным шипом, который разбился о выставленный чародеем щит. Повезло. Но поддержка магического барьера требовала огромной концентрации и не позволяла быстро передвигаться вместе с ним. Да и защищал он лишь одну сторону, оставляя спину и стороны по бокам от мага неприкрытыми. Недолго думая, Рудра убрал щит, расслабляя левую руку, и принялся отходить в сторону от своих товарищей, чтобы ненароком не задеть их своей следующей атакой. Поединок Шейд и эльфа больше напоминал танец двух убийц, в котором каждый элемент казался смертельно опасным для партнёра. Зрелище, несомненно, завораживало, но в таком положении Рудра не мог метать заклинания, опасаясь задеть кого-нибудь из своих. Затем произошёл лёгкий взрыв, который сопровождался ослепительно вспышкой света, которая заставила двух бойцов на кинжалах разойтись по сторонам. Никак Чукка постаралась. Впрочем, от вспышки досталось не только одному Хенкульдирфу. Феруне пришлось прикрыть глаза, чтобы не лишиться на время способности различать силуэты в тёмной комнате. Судя по всему, эльфа задела гораздо сильнее, о чём свидетельствовало его отступление. Но чего вряд ли кто-то ожидал, так это массовой атаки Хенкульдирфа, которая заключалась в массовом запуске ледяных иголок во всех противников сразу. Видимо, из-за ослепления вспышкой света эльф не мог точно прицелиться, поэтому решил атаковать сразу по всем направлениям.
Как только вокруг Хенкульдирфа начала образовываться ледяные шипы, Рудра сделал два широких шага по направлению к эльфу и подпрыгнул в воздух, одновременно с этим сплетая себя с потолком помещения. Со стороны это выглядело как очень высокий прыжок, который позволил избежать ледяных шипов. Оказавшись на достаточной высоте, Рудра тут же отпустил сплетение и, начав падать обратно, выставил перед собой правую руку, из которой выстрелил в Хенкульдирфа коротким залпом молнии. Ошибки допустить нельзя – прямо сейчас чародей совершенно открыт и являет собой идеальную мишень для летающих сосулек. Но если Хенкульдирф, будучи ослеплённым, сумеет среагировать быстрее заряда молнии... Феруне не хотел даже предполагать, что кто-то может обладать столь быстрой реакцией. Рудра намеренно выстрелил небольшим и относительно слабым зарядом, чтобы оглушить эльфа, а не поджарить его. Он всё ещё не хотел убивать несчастного фанатика. Достаточно лишь "привязать" его сплетением к стене, чтобы безопасно сорвать с шеи "Слепое пятно". И лучше всего это сделать прямо сейчас, когда Рудра приземлился на пол рядом с Хенкульдирфом, совершив при этом кувырок. Должно хватить всего одного касания. Феруне потянулся к эльфу, вновь намереваясь сплести того со стеной позади, и надеялся, что электрического заряда было достаточно, чтобы временно оглушить его.

+1

43

Себастьян искренне верил в разумность стоящего перед ним эльфа. Однако тот сам, кажется, в нее не верил, иначе отдал бы Пятно добровольно. В любом случае, мошенник занял самую безопасную позицию: под защитой стальных крыльев хрупкой белесой девы. Когда началась битва, он отвернулся, зажмурился, пригнулся и сильнее прижался к своей защитнице (шанс обвить ее талию рукой упущен не был), будто это могло повысить шанс остаться невредимым. Однако вскоре полуэльф понял, что вышло как раз наоборот, и глаза, пусть совсем и не хочется, но все же лучше открыть (только талию выпускать вовсе не обязательно). Лютик скакал, как блоха, и махал руками, черная птичка уверенно дерзила, а Гаунер чувствовал, что добром это не кончится. Действовать нужно было максимально непредсказуемо. После того, как ледяные иглы со звоном рассыпались, столкнувшись с суровым металлом крыльев, плут выскользнул из-под защиты и, стараясь не наступать на мокрую крошку под ногами, бочком, ненавязчиво потрусил мимо пьедестала к статуе.
- Замерли! - скомандовал он, усевшись боком на обломки. Из такого положения полукровка мог быстро нырнуть за них в случае чего: другого укрытия у него не было. Он звучал уверенно и спокойно глядел прямиком на ледяного мага: первое впечатление - самое сильное, и нужно правильно его выдержать. Голос его дребезжащим эхом отразился от стен, поджилки же тем временем тряслись похлеще, чем когда он впервые вышел на сцену.
Эльфы - они как дети, нужно быть строгим, но главное не перегнуть палку: добрым дядям они верят охотнее. Значит, придется доброго дядю сыграть.
- Эта арка ничегошеньки не знает. Хинкаль, дорогуша, посуди сам: ну не может же глупый кусок камня решать за меня, за тебя и за эту девицу, - добродушно проговорил он и махнул рукой в сторону белой птички, - убьем мы тебя сегодня или нет? Там ведь не было этого варианта, верно? Не было ведь. Да и ты же понимаешь, что умереть здесь - худшее, что ты можешь сделать для своего господина. Мы тоже не хотим такого финала, мы же не шайка каких-нибудь второсортных головорезов. Все почему-то забывают, что сталь - не единственный говорящий металл, есть еще золото. Так почему бы нам не сесть и не обсудить условия сделки? У меня как раз есть вино и сухари и я намерен ими поделиться. - он ободряюще улыбнулся и приглашающе похлопал по куску статуи рядом с собой.
Если воззвания к разуму не сработают, то хотя бы отвлекут его. А Себастьян успеет спрятаться за обломками: чтобы намагичить ледышку, нужно время, верно ведь?

+2

44

Прислужник Дь'Лонрака
Хенкульдирф
Ледяной эльф
331 год

http://s8.uploads.ru/TE7yJ.png


На этот раз маневр Феруне удался. Он увернулся в прыжке и поразил эльфа молнией, парализовав движения Хенкульдирфа, а затем коснулся груди, привязав его магией к стене. Возможно, прислужник Дь’Лонрака мог бы освободиться или избежать привязки, но среагировал слишком поздно. Когда он пришел в себя, первое, что услышал – предложение от парня-полукровки с лицом типичного плута-проходимца. Понимая, что убивать его почему-то действительно не хотят, хотя он их враг, Дирф взмолился.
- Прошу вас, - тихо произнес он. – Вы не понимаете… Я должен преподнести этот амулет Ему… Это сможет всё изменить… Вы просто не осознаете… Отпустите меня с Пятном. Скажите прорицателям, что оно уничтожено. А взамен…
Его глаза забегали, ища решение.
- Взамен я скажу, где найти другие артефакты, спрятанные в этой башне. Мощные колдовские предметы, которые я обнаружил на пути к Пятну. Пожалуйста. Я… я не могу подвести Дь’Лонрака. Он всё для нас. Брат. Отец. Покровитель. Бог. Умоляю…
Осознавая свое поражение, бедняга опять заплакал и замотал головой, снова показывая что подвести хозяина для него хуже смерти.

0

45

Волшебница понимала, на сколько её магия света не присуща ей самой - даже сейчас, жмурясь от собственной световой сферы, она вспоминала, что самой ей гораздо проще в темноте и ночью, чем солнечным днем. Чукка не любила солнце, но почему то лучше всего ей подчинялась именно солнечная магия. Какая ирония.
Надо будет научиться самой не замечать таких сильных световых лучей. Противник создал ледяные иглы, которые полетели во все стороны - Чукки одним крылом закрыла себя, другим же постаралась закрыть Себастьяна, который... смылся. Как же сильно сейчас сова хотела огрести его по голове крепким стальным крылом. Я, значит, стараюсь его защитить, а он берет и ставит сам себя под удар. А может, к черту весь этот альтруизм и геройство - хочет лишиться глаза или головы, то пусть лишается их. Поняв, что благородные порывы Чукки не были оценены Гаунером, она на целое мгновение думала, что сейчас выплюнет в спину убегающего от неё мужчины ядовитый или огненный плевок. Никогда не обладала такой магией, а тут внезапно научится - всё ради Себастьяна, не иначе.
- Замерли! - если мы останемся в живых - я тебя уничтожу. И, само собой, это было неправдой. Не будет же Чукка убивать человека только из-за его глупости и неспособности просчитать дальнейшие события... Подождите ка...
И когда девушка услышала, что именно говорит Себастьян их противнику, она поняла - её напарник безнадежен. Что ты несе-е-ешь?!
Однако, эта тирада сработала на Хенкульдирфа и он начал говорить:
- Вы не понимаете…
- Совершенно точно, не понимаем, - гарпия щелкнула двумя руками, указательные пальцы направляя на противника.
На неё не действовали его слезы. Она старательно гнала сожаление, которое подкрадывалось к её горлу.
- Феруне, - она подошла к напарнику и шепотом попросила его, - Давай оглушим его и притащим к Прорицателям. Пусть делают с ним всё, что захотят.
Они будут ничем не лучше злодеев. Никто не говорил Чукке, что её служба Фаэдеру будет сказкой.
Девушка выпустила световой шар из рук и выпустила его в сторону головы ледяного эльфа в надежде его оглушить или, ещё лучше, вырубить.

0

46

Эльф, оправдывая мнение гарпии о своей расе, проигнорировал каждое слово. Его желание выжить казалось смешным, когда он лично объявил им войну и начал драку. Он даже не принял агрессивный нейтралитет Анны и приблизился к ней, собираясь то ли прорваться с боем, то ли отомстить за оскорбления. Пришлось отвлечься от наблюдений и приготовиться к обороне. Остановить ход его кинжала, отвести руки эльфа в сторону, уйти от ударов. Единственное, что Шэйд делала - блокировала, парировала и уворачивалась, внимательно глядя на артефакт и надеясь оборвать цепочку, если подвернется возможность. Но таковая не спешила приходить. Комнату осветила яркая вспышка, от которой ворона отвернулась к двери, а когда повернулась обратно - эльф был уже вне позиции для боя. Рассредоточенный взгляд говорил о слепоте ледяного, но сдавать он не собирался. Ледяные шипы кругом разлетелись по комнате. Ворона упала на землю, уворачиваясь от удара, а, когда поднялась, всё уже было кончено.
Магия против магии всегда работала лучше, чем её собственное оружие, а эльф определенно был больше магом, чем воином. Неведомая ей сила удерживала Хенкульдирфа у стены, а голос Себастьяна - неожиданно уверенный - заполнил комнату. Ну конечно, эльф всегда поймёт эльфа. Точно так же как ей было приятно встретить Чукку, фокусник был способен справиться с противником. Распятый и сломленный мужчина опять начал ныть о великом предназначении, о силе "Великого Лонрака". Только в гробу она видела эльфа и всех его соратников. Её мир в опасности из-за выходок и амбиций ледяного, и Анне абсолютно плевать, чем он руководствуется. На каждого убийцу найдётся человек, который попытается его оправдать. А Лонрак не стал бы таким могущественным, если бы не умел собирать последователей.
- Бог... как-то многовато для одного эльфа. Ворона отвлеклась на комментарий другой гарпии. И на кой он сдался Прорицателям? Вот вытащить из него больше информации, прочистить голову и переманить на свою сторону - это полезно, а отдать такой ценный, хоть и ноющий, клад какой-то организации. Прорицатели спрячутся в своих норах с фразами "мы предрекали!", когда начнётся война. Шэйд приблизилась к оглушенному и беспомощному эльфу и погладила кинжалом его щеку. Ценный материал, из которого кнутом, пряником и толикой магии можно выбить любовь к Лонраку и заставить работать на себя. Ей бы не помешал личный маг-телохранитель. Шэйд сняла с его шеи артефакт и, немного задумавшись, передала стоящему неподалеку Феруне. Всё-таки ему Анна верила больше, чем хитрой морде Себастьяна. Есть тут умельцы модификации воспоминаний или хотя бы знакомые, которых можно нанять на эту работу? Пожалуйста, просто позвольте попытаться.

0

47

На сей раз манёвр удался и выпущенная чародеем молния действительно задела Хенкульдирфа, не позволяя тому своевременно среагировать на приближающегося Феруне. Чародей сумел коснуться ладонью груди эльфа, передавая его телу всё скопившееся сплетение, которое потянуло того к стене башни за спиной. Рудра решил не рисковать и сплёл Хенкульдирфа тройным сплетением, из-за чего эльфа резко одёрнуло в сторону незримыми путами, заставляя выронить из рук свои кинжалы. Будто запутавшийся в ногах якорь, утягивающий нерадивого юнгу на морское дно. Будь стена чуть дальше, эльфа ждала куда более печальная участь, чем просто сильный удар о камень. На самом деле, столкновение хрупкого (на первый взгляд) эльфийского тела и стены старинной башни вышло действительно чрезвычайно сильным. На секунду Феруне испугался, что Хенкульдирф проломит старинный камень и сумеет сбежать таким нетривиальным образом. Но, к счастью, прочность башни по-прежнему оставалась на достойном уровне, и стена благополучно приняла на себя распластавшегося на ней эльфа, неспособного двигать конечностями. Рудра намеренно усилил сплетение в руках и ногах ледяного эльфа, чтобы он не сумел сотворить какого-нибудь освобождающего заклинания. Но и про его ледяную магию забывать не стоило. Судя по всему, для неё Хенкульдирфу не требовалось совершать никаких пассов. Следовало внимательно следить за его движениями. И головой. Впрочем, оказавшись в практически беспомощном положении, эльф вовсе не предпринимал каких-либо попыток вырваться и атаковать снова. Пару раз дёрнулся, но это была вполне естественная реакция того, кто обнаружил себя неспособным отойти от стены. Вместо того, чтобы сбежать, Хенкульдирф вновь начал причитать о великодушии Дь'Лонрака, и даже слова внезапно очутившегося рядом Себастьяна не возымели никакого эффекта. Одарив каждого из остроухих озадаченным взглядом, Феруне медленно подошёл к пленнику.
— М̴н̸е́ ̸̶̧ж̢͜..̴́.͏̛ — чародей запнулся, машинально прислонив ладонь к горлу, после чего откашлялся и продолжил. — Мне жаль, Хенкульдирф, но ваш народ смотрит на вещи совершенно под другим углом.
Мужчина остановился примерно в двух шагах от эльфа, не рискуя подходить ближе. Из-за своей мягкотелости он начинал проникаться жалостью к этому созданию. Но то была не жалость, граничащая со всепрощением, а жалость по отношению к умирающему. Какими бы средствами не пользовался Дь'Лонрак, но он превосходно справлялся с ролью агитатора и пропагандиста, раз сумел заполучить настолько лояльных ему бойцов.
Что же он вам всем наобещал? Не может же вас объединять одна лишь расовая принадлежность?
— Какой бы благородной не была ваша общая цель, — продолжил чародей, чуть понизив голос и сжав кулаки, — пока ваш мастер продолжает учинять зло, другие расы не будут молча за этим наблюдать. Пора спустить вас на землю.
От подступающего гнева чародея отвлекла подступившая Чукка. Гарпия предложила скрутить Хенкульдирфа и притащить его к Прорицателям. Феруне на мгновение задумался, но затем лишь покачал головой.
— Зачем он им нужен? — таким же шёпотом ответил мужчина. — Боюсь, он принесёт им больше вреда, чем пользы.
Остановить девушку и её световой шар, который был направлен в голову эльфа, Феруне не успел. Очередная вспышка, в этот раз не столь яркая, как первая, от столкновения магии и головы Хенкульдирфа заставила чародея нервно поёжиться.
— Не самый... деликатный метод. Я мог просто усыпить его... — сказал Феруне, наблюдая, как от тела пленника исходят витиеватые струйки магии света, больше похожие на золотую дымку. Голова Хенкульдирфа поникла, а тело обмякло — Чукке и впрямь удалось "вырубить" его. Кажется, никого, кроме Феруне, не беспокоила гуманная сторона этого вопроса. Шейд, как самая прагматичная из их команды, принялась рассуждать о возможной пользе, которую можно выудить из эльфа. К счастью, не буквально. Феруне и сам задумывался о том, насколько знания Хенкульдирфа могли бы пригодиться им в бою против Дь'Лонрака, поэтому не согласиться с чёрной гарпией он не мог. Но этот эльф продемонстрировал настолько непоколебимую веру в своего мастера, что никакие пытки не заставят его рассказать всех секретов. И все это прекрасно понимали. Ведь именно поэтому Шейд и предложила сразу прибегнуть к ментальной магии. Сильный ход, но не без изъянов.
— Я думал о том же, Шейд, — ответил чародей, принимая от гарпии "Слепое пятно". — Но я не уверен... Вполне возможно, что Дь'Лонрак позаботился и о ментальной защите своих подчинённых.
Феруне взглянул на "Слепое пятно", лежавшее у него на ладони. Затем крепко сжал его обеими руками, формируя между ними магический шар. Светлое голубоватое свечение пробивалось сквозь пальцы, сопровождаясь потрескиванием мелких вспышек молний, а затем сменилось яркой вспышкой и взрывным звуком. От ударной волны чародей развёл руки в стороны, между которыми в воздухе осталась лишь поблёскивающая при лунном свете пыльца – остатки "Слепого пятна".
Надо было попробовать "расщепить" его также, как ту стрелу, а не уничтожать. Смог бы я узнать имя этого артефакта и пользоваться им? Ай, пошло оно всё к шторму. Это уже не важно.
Сквозь повисшую в воздухе пыль мужчина вновь взглянул на эльфа. Оставить его здесь? Вот так просто? Будь Феруне здесь один, он бы так и поступил (если бы смог справиться с этим фанатиком в одиночку), скорее всего.
Сделав глубокий вдох, чародей оторвал кусок красной ткани, которая опоясывала его одежду, и принялся проводить по ней руками, бормоча слова заклинания. Затем подошёл к Хенкульдирфу и повязал ткань тому на глаза.
— Пока эта повязка будет на его глазах, он не проснётся. Или пока не пройдёт часов двенадцать. Тогда магия сама выветрится, — объяснил чародей, после чего отпустил сплетение, связывающее Хенкульдирфа со стеной. Эльф "отлип" и рухнул бы на пол, если бы Феруне не придержал его и не усадил у стены. Меньше всего ему хотелось измываться над бессознательным телом, пускай оно и принадлежало врагу.
Поднявшись на ноги, чародей развернулся и направился к выходу.
— Я возвращаюсь за Ромли, — на ходу сообщил он товарищам. — Что касается "Слепого пятна", то, думаю, их устроит легенда, что артефакт был уничтожен во время боя. А, и ещё, — Феруне остановился и повернулся к гарпиям и полуэльфу. — Если решите тащить Хенкульдирфа с собой, то я, возможно, смогу найти в Фаэдере кого-нибудь, кто разбирается в ментальной магии. Но я бы не стал рисковать, — последнюю фразу чародей адресовал Шейд, чувствуя, что чёрная гарпия питала к Дь'Лонраку куда большую ненависть, чем все остальные здесь присутствующие. Затем Феруне покинул зал.
Ему вновь придётся пройти через арку. Вновь увидеть все те видения, что и ранее. Ну и пусть. Он готов увидеть их десять или сотню раз. Его не испугают сцены поражения в битве за город, видение собственного тела с оторванными конечностями или битва один на один с Дь'Лонраком. Что бы прорицатели не видели там в своих стеклянных шарах, его будущее принадлежит только ему одному. И в этом будущем нет места вечной мерзлоте.

Отредактировано Ferune Lutelu (2018-02-26 17:32:24)

+1

48

Игровое событие
Мастер Игры
Голос
Высший разум

https://fennas.ru//img/gof_npc/gm.jpg


Обратный путь через Туманный лес вышел куда проще. Когда команда охотников за «Пятном» вернулась к Прорицателям в Фаэдер, их уже встречала недовольная делегация организации. Магам не понравилось, что отряд допустил уничтожение ценного артефакта, и они не упустили случая отчитать своих посланцев. Им нужен был древний артефакт, а что им доставили? Раненого вилваринца и контуженого эльфа? Однако Прорицатели признавали, что не могут предвидеть всего. И уничтожение артефакта это куда лучше, чем если бы он попал не в те руки. Поэтому предсказатели согласились обменять обещанную награду на пойманного прислужника Дь’Лонрака. Они передадут его кому надо и выяснят, где скрывается главный преступник.
В качестве награды, фаэдерцы не только оплатили путешествие, но, как и обещали, позволили выбрать кое-что из сокровищ своего ордена. На этом историю о непроходимом лесе, предсказывающей арке и загадочном артефакте Всеоки можно было бы считать законченной…

Но спустя три дня, когда Прорицатели так и не смогли ничего выяснить у ледяного эльфа своими методами и собрались передать его основной страже, произошло неожиданное нападение. На окраине города волшебников появился сам Дь’Лонрак вместе с группой других подручных. Вместе они убили десяток человек, отбили погруженного в магический сон Хенкульдирфа и скрылись. Во всяком случае, таковы слухи.

Квест завершен.


[inventory category=iother head=Награда за квест:]
[open=https://fennas.ru/forum/item.php?id=429][Серебряные монеты][/open] х3180 (Феруне), 3660 (Аннабет), 3390 (Чукка), 3420 (Себастьян)
Репутация с Фаэдером +2 (каждому)
Награда на выбор (за получением отписаться в таверне):
[open=https://fennas.ru/forum/item.php?id=831][Рецепт «Свиток щедрого благословения судьбы»][/open]
[open=https://fennas.ru/forum/item.php?id=832][Волшебное зеркальце][/open]
[open=https://fennas.ru/forum/item.php?id=833][Кольцо, отмеченное судьбой][/open] 
[/inventory]

0


Вы здесь » Gates of FATE: Tears of Gargea » » Завершённое года Багряного Льда » [Q] "Потерянные судьбы"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC