Главное меню
Навигация
  • Карта мира
  • gates of fate's map


« Описание мира « Техническое « Социальное « Игровое « Информация по механике « Оформление механики
Панель умений

Gates of FATE: Tears of Gargea

Объявление

» Краткая сводка по событиям в игре «» Краткая сводка по событиям в игре « new - Строительство Храма Первого огня в Интхууле закончено! Храм Бога-ремесленника был восстановлен после пожара и стал ещё краше. Ходят слухи, что сам Наурм посетил стройку и пир в честь открытия священного места.
new - Некие злоумышленники отравили воду в городе Эстелле зельем смены пола из-за чего в городе на целые сутки начался страшный переполох. Воспользовавшись беспорядками, несколько рыцарей Цельпа дезертировали и похитили тело бывшего Главнокомандующего. Эти злодеи были объявлены в розыск!
- В землях Эстелла значительно увеличился уровень преступности и бандитизма. В городе растет народное недовольство и недоверие к нынешним властям.
- Среди пиратов Сэрдана стали распространяться слухи о том, что один за другим пропадают Хранители Ключей. Однако никаких подтверждений этим пьяным россказням нет.
- Город Света, Вашвельм, заявил на политической арене, что намеревается собрать войска и отправить их на запад, к бывшим землям павшего Везена, чтобы искоренить скверну, уничтожить всех теней и вернуть эти территории людям. Уже был заключен договор с Хрейдмаром, позволяющий «армии света» пересечь имперские территории. Готовится крупная военная кампания.
- Битва с Аватаром Разоэнру подошла к концу. Герои триумфально вернулись домой, покрыв себя славой и вписав свои имена в историю. Мир начал оправляться от «Восстания ледяных эльфов» и ужасов, которые принес Дь’Лонрак со своими прихвостнями. В Фаэдере уже возводят памятник в честь Героев и жертв этой короткой войны.
- Долгое время в подземельях Интхуула гномы ведут затяжную войну с пещерными паразитами - кобольдами. Для обеспечения более масштабной атаки на логова тварей уже начались подготовительная и разведывательная миссии.
- Ходят слухи, что в окрестностях Льесальфахейма поселилось уже несколько некромантов. Из-за их темной активности Древо Жизни медленно погибает. Можно только гадать, откуда они пришли и что они планируют в дальнейшем.
- Мельн Словоплёт пропал! Известного барда давно уже не встречали в тавернах, распевающего свои бессмертные шедевры. Все поклонники его творчества пребывают в глубоком беспокойстве и готовы отправится на поиски.
- Долина Врат вступает в новую эпоху, и её будущее зависит от вас…

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gates of FATE: Tears of Gargea » » Завершённое настоящее » [Q] Да угаснет пламя


[Q] Да угаснет пламя

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

http://storage2.static.itmages.ru/i/18/0125/h_1516887593_8110251_fac1205962.png

Да угаснет пламя

Действующие лица и поочерёдность постов*:Haefrith
Hainhael
Gatrencha
Fye D. Flourite
▬ GM.


* В первом сообщении не забудьте указать внешний вид и снаряжение персонажа.
** Временные рамки: 25 день месяца Граната, год Пепельной хвои.
*** Максимальное время отписи 5 дней. После этого очередь пропускается.

Наурм – бог-покровитель всех ремесленников. Он и Бог-искорка, и Пламенный отец. Тот, кто подарил всем смертным тепло жизни и свет знаний. Его главный храм – Храм Священного Огня, располагался среди Интхуульских гор, всегда покрытых снегом. Это было умиротворенное место, куда мастера и творцы приходили за вдохновением, а паломники за просветлением.  Так кто же мог возжелать причинить зло этому месту и, фактически, бросить вызов старшему из Богов?
***
Неизвестный, но определенно очень влиятельный наниматель через третьих лиц объявил в подпольных и преступных кругах, что собирает команду головорезов. Ему нужны были ловкие и сильные бойцы, которые не испугаются совершить дерзкое нападение на главный храм огненного бога. Даже узнав  о том, какие богатства сулит этот заказ, немногие согласились. И ещё меньше подошло самому нанимателю. В итоге приглашение лично встретиться получили лишь четверо. Что искали охочие до золота наемники – орк Гатренч и темный эльф Хайнгаэль было довольно очевидно. Но что вынудило откликнуться сразу двух агентов Сильме напасть на святыню союзного, в общем-то, города?  Глубокое прикрытие в виде наемников, очередной хитрый план организации или элементарный соблазн заработать много денег на том, что получается у убийц лучше всего?
Встреча была назначена на двадцать пятый вечер после нового года. На склоне одной из гор, недалеко от тропы, ведущей к храму, в скрытой пещере их встретит наниматель.

ИГРА НАЧАЛАСЬ.
УДАЧИ!

0

2

Хруст бумаги, множество маленьких клочков бумаги пустились по ветру в даль долины. Люмбер, сидевший на найденном полене слегка поморщился и натянул капюшон, поправив косынку скрывающую его лицо вплоть до глаз. Хорошо, что погода была не пасмурной, его плащ практически не намок, не считая той части, которая плелась по снегу. Плащ был весьма плотный, у него даже было своё название в Ваэддиаре, только какое точно, он запамятовал. На это задание эльф шел практически без доспехов. Из одежды на нем была плотная жилетка, имеющая множество кармашков и углублений для отмычек. Облегающие штаны, сапоги с мягкой подошвой, перчатки. Из оружия у него были два кинжала, стилет, несколько метательных ножей и вилка. Да, вилка. Это был своеобразный фетиш для люмбера, он просто хотел бы видеть лицо стражей, инспекторов, когда им сообщат, что главный адепт, либо епископ был убит вилкой. Самое интересное таилось в рюкзаке тёмного эльфа, там его хитрая натура дала волю. Там были специальные пласты поваренной кожи, из которых торчали острейшие гвозди, дабы экономить место, они были свернуты в трубочки. Несколько капканов, которые не смогу обезвредить медведя, но сломать ногу вполне, даже не сломать, ведь их окантовка был заточена и смазана очень вредным для здоровья ядом. Несколько мотков специальной колючей ленты, она была совсем не гибкой, но имела специальные кольца, в которые можно было вбить штыри. Так же там была верёвка, как тонкая, так и толстая. Несколько пузырей  различными ядами, лекарственная мазь и немного еды с вином. В общем, Хаефрит основательно подготовился к этой экспедиции, если честно, он вообще не понимал, зачем нанимать несколько людей, если эльф один сможет сделать это. Подумаешь, напасть на храм высшего Бога, наниматель видимо никогда в тавернах Хекса не дрался.
- Я отдохнул, мы можем начать путь дальше, судя по всему, нам осталось два локтя по карте. – Люмбер усмехнулся, понимая, что первая часть его фразы прозвучала слишком эгоистично. Вообще, в глубине души он удивлялся, каким образом такое существо как Фай встал на путь убийцы? Это как волк в овечьей шкуре. – Давай сделаем это быстро без лишнего шума.
Эльф поднялся и закинул свой рюкзак за спину, после чего двинулся в путь. По пути, он раскидывал кусочки вяленого мяса, купленные совсем недавно. Зачем? Они шли перпендикулярно тропе, ведущей к храму, и если что-то пойдет не так, и именно по этой тропе пойдет посланник, то возможно, его сожрут волки, либо медведи, которые будут прикормлены этим местом. Хаефрит иногда думал о том, как поступить, если вести о нападении на храм дойдут до Интхуула? Сколько времени им понадобится на мобилизацию? А на дорогу? В своих размышлениях, люмбер заходил настолько далеко, что представлял, как Фая испепеляет паломник огненного бога. А ведь действительно, там будут вонючие маги, поганые жрецы, сексуальные жрицы, какие-нибудь паладины ордена северной капусты. Но, на то они и наемники лезть в пасть к дракону, просто ради денег.
Хаефрит коснулся своего жилета, проверяя письмо и часть хорошей ткани, которую могли делать только мастера Холлентаура:
- Фай, помни о том, что мы наемники. И пожалуй, на время этого предприятия ты будешь моим товарищем и другом, но умирать за тебя я не стану, поэтому, держи ухи в остро. Я буду делать то же самое, а теперь я покажу тебе язык жестов тёмных эльфов.
Хаефрит поравнялся со своим спутником и начал объяснять и показывать различные движения, что они значат и с какой резкостью их надо показывать. Между тем, они уже добрались до пещеры, внутри которой виднелся силуэт. Конечно, можно было разделиться, устроить внезапное появление, но зачем? Наниматель сам знал, кого нанял, а соответственно, он знаком со способностями ассасинов Сильме.

+1

3

Паломничество продолжалось. И люмбер, покинувший Ваэддиар не так давно, продолжал изучать чужой для себя верхний мир Тум-феннас-Доре. Он до сих пор не мог привыкнуть к яркому дневному свету. Так же как и не мог смириться с необходимостью выполнять наемную работу. В основном, кровавую и грязную. Работу, идущую практически в разрез с его убеждениями. Нет, он был совсем не против пролить немного своей и чужой крови. Просто Хайнгаэль был обучен делать это во имя своего Бога и своего города. Но как-то зарабатывать на кусок хлеба приходилось.
Когда его длинных ушей достигло предложение подзаработать на разорении храма одного из Двенадцати, равнодушный и тихий Рраве заинтересовано повернулся к собеседнику. Храмовник Паука согласился на этот заказ в большей степени по религиозным причинам, нежели из-за золота или возможности поживиться богатствами святилища. Просто лучшее, что может сделать темный паладин – разнести и осквернить «дом» иного божества. Это уникальная, в своем роде, возможность угодить Юоку. Сказав посреднику, что нанимателю не о чем беспокоиться, эльф как можно быстрее отправился на северо-восток.
Земли Интхуула встретили его таким же заснеженным и холодным пейзажем, как и вся остальная Долина в этот зимний месяц. Разве что температура здесь оказалась ещё ниже, а воздух чище. Но Хайну это не мешало. Дополнительно закутавшись в теплый плащ из волчьей шерсти, он не менял своего обычного облачения – комплексной брони ваэддиарских «рыцарей смерти», эбонитово-черной, с подкладками из кожи подземных ящеров;  закрытым шлемом-капюшоном; синей накидки с символикой.
В назначенный день он пришел к пещере, которая упоминалась в записке, которую ему передал посредник. Сначала это казалось глупым, но вход в действительности был хорошо запрятан и без описанной инструкции найти его стало бы проблемой. Внутри пещеры уже были двое. Судя по всему, такие же наемники. Светленький юноша и ещё один тип, при внимательном рассмотрении оказавшийся ещё одним люмбером. Хайнгаэль потянулся за мечом. Сказывались старые привычки храмовника из тех времен, когда каждый третий темный эльф, сбежавший из Ваэддиара, приравнивался к предателям родины. Однако, пораскинув мозгами, паладин пришел к выводу, что времена уже не те, да и сам он в таком положении, когда мало чем отличается от других темных с поверхности.
Сухо кивнув временным соратникам, Рраве повернулся туда, где виднелся силуэт нанимателя.

+1

4

- Эй, Гатч… И-и-к…  дружище! Садись за мой стол – я угощаю!
Орк уже было хотел повернуться и как следует треснуть того, кто его так фамильярно окликнул, или покалечить, самую малость, хотя  прямой удар орочьего кулака – это уже гарантированный перелом челюсти, рёбер, сотрясение мозга, и не важно, что угодил он вам в плечо. Однако раздражение на зарвавшегося выпивоху тут же улетучилось, когда Гатренча увидел, что из-за крайнего столика ему приветливо машет давний знакомый, Старый Крок.
Крок действительно был старым, никто даже приблизительно не знал, сколько лет этому человеку. Зато все знали, что старина Крок местный «решала» и заправляет всеми тёмными делишками в округе, а придорожный трактир «Поросёнок Пётр» - это его резиденция, где он встречается со своей братвой, принимает заказы на убийства, чинит суд над беспредельщиками и решает споры между бандами - в общем, вершит судьбу местного криминального мира.
С «решалой» Гатренча познакомился лет десять назад, когда орк только начинал заниматься наёмничьим ремеслом, скитаясь по миру вместе со своим отцом. Тогда Крок стал посредником между наёмниками и их нанимателями. Одним из его видов деятельностей было то, что он подыскивал тех, кто жаждет проливать кровь за деньги, и тех, кто хочет, чтобы по его прихоти проливали кровь, а затем сводил их вместе, имея с обеих сторон свой процент. Положительные отзывы нанимателей о семье орков-наёмников хорошо сказались на их репутации, так что и сам Крок стал пользоваться кровавыми услугами Гатренчи и его отца. Старому бандиту нравилось, что эти двое хороши во всём, что касается приложения грубой силы и наточенной стали, будь то участие в бандитских разборках, в качестве весомого аргумента, заказные убийства или работа телохранителями. С тех пор между криминальным авторитетом и Гатчем завязалось долгое надёжное и взаимовыгодное знакомство.
Гатренча подошёл к столику, за которым пировал Старый Крок, вальяжно восседавший на резном стуле, коей считался лично его место в этом трактире. Подле бандита вертелись три распутные девки. Полуголые человеческие девицы сверкали своими прелестями и пышными формами, всячески ублажая старика, звонко повизгивая и смеясь, когда тот хватал их за грудь или шлёпал по ягодицам. Как только массивная фигура орка нависла над столом, Крок щёлкнул пальцами, и девицы тут же молча ушли в подсобное помещение, где обычно обслуживали своих клиентов.
- Здарова, громила. Как сам? Как жизнь молодая? Да ты садись-садись, в ногах правды нет, - Крок добродушным жестом указал на место за столом напротив себя, а затем продолжил. – Короче, не буду тянуть кабана за яйца. У меня к тебе серьёзный базар имеется. Я тебе так скажу, Гатч, мы друг друга давно знаем, и я в курсе, что ты ровный пацан – грязной работы не чураешься, дело своё знаешь, язык за зубами держишь. Так вот, есть одна реальная маза нормально бабла поднять. Интересует?
Подобное дружественное начало разговора, не характерное отпетому уголовнику, сразу дало понять Гатренче, что Крок хочет подкинуть ему очередную грязную работёнку, а значит, крови будет много, очень много, но так же он был уверен, что его усилия будут щедро вознаграждены. К слову сказать, деньги у орка имелись. Не то, что бы много, однако пару следующих месяцев он вполне мог жить ни в чём себе не отказывая, есть сытно и спать в тавернах с приемлемыми удобствами. И всё же уйти от работы с солидным гонораром, когда её предлагает старый знакомый, который, к тому же, большая шишка в криминальных  кругах по всей Долине – это крайне невежливо, и вообще вредно для репутации и последующей карьеры наёмника. Секунду повременив, будто он обдумывает слова старика, Гатч утвердительно кивнул.
- Ха! Молодец, сечёшь тему, - старик довольно ухмыльнулся и щёлкнул пальцами. Тут же, как по мановению волшебной палочки, с кухни прибежали двое мальчишек. Один из них нёс большой поднос с целым запечённым поросёнком, фаршированный яблоками, в обрамлении свежей зелени, у второго на подносе стоял пузатый кувшин с вином, пара глиняных кубков, нарезанная буханка свежеиспечённого хлеба  и столовые принадлежности. Споро расставив еду и питьё на столе, мальчики так же молча вернулись обратно на кухню.  Крок жестом предложил орку еду. Гатренча понимал, что теперь настало время молча слушать, для пущей надёжности набив рот сочной свининой, запивая её полусладким белым вином, внимая каждому слову старого бандита, наматывая всю полученную информацию не только на ус, но и на другие шерстяные покровы тела.
- Расклад такой. Один поц с большими карманами, которые прям ломятся от бабла, решил устроить нереальный замес, прям такой, что все жопой вверх встанут. Шаришь, что этот фраер удумал? Не? Тогда прожуй и проглоти, а то подавишься, а ты мне мертвяком не нужен. Мёртвые орки мечами машут хуже, чем живые, хе-хе. Короче, типу этому нужно, чтобы собрались ровные, незамутнённые всякой сопливой шелухой ребята и наведались в храм Наурма, который возле Интхуула. Сечёшь?
Остановив жевательный процесс, Гатренча молча кивнул и запил свинину тремя большими глотками вина, продолжив дальше слушать сторого Крока.
- Ты мне нравишься, Гатч, всё схватываешь налету. Вообщем так, за это дело фраерок готов отвалить бабла червоную лопату, а ещё есть маза прихватить с собой сувениров всяких из храма, ну, типа, чо зря ходил туда, а? Ха-ха! Это же святилище бога-покровителя всех ремесленников. Сто пудов там заныканы всякие фартовые ништяки. Если на себя не напялишь, то загонишь их на чёрном рынке, я с этим подсоблю. Ну, чо скажешь, Гатч?
Дослушав авторитета до конца, орк сделал ещё пару глотков вина, как и раньше, молча утвердительно кивнул. Гатренча прекрасно понимал, что в задачу Крока входит только заинтересовать наёмника работой, чтобы тот согласился, затем дать наводку на заказчика, дабы те встретились и обсудили все условия для дальнейшего сотрудничества. Своё дело старик сделал – он изложил орку суть, намекнул на хорошую прибыль, не забыв упомянуть, что дело очень опасное и возможно обернётся неприятными последствиями, так как разорять храм, главный храм, одного из старших богов – это великое злодеяние, если не одно из самых великих, направленное против целого народа и их божества. Посему задавать вопросы, что-либо уточнять не имеет смысла, так как от этого человека ответов он не получит, значит лучше ответить коротко «Да» или «Нет».
- Ништяк, братан, я в тебе не сомневался! Ты тут в моём бокале на кофейной гуще погадай, может адресок увидишь, куда письма слать, ха! – Крок взял кубок, налил в него вина, осушил его в пару глотков, после чего с громким хлопком поставил тот перед орком, – Ток, это, давай ветер попутный лови и чеши по делам. Сечёшь? Поросёнка оставь себе, хавчик за мой счёт, перекусишь на дорожку.
Сказав последние слова, Старый Крок поднялся со своего места и направился к двери, куда совсем недавно ушли три продажные девицы, до появления орка, ублажавшие старика. Гатренча остался один на один со свининой, вином и своими мыслями о новоприобретённой работе. Глубоко вздохнув, орк принялся доедать поросёнка, то и дело прикладываясь к кубку с вином, вовремя наполняя его из кувшина.
Будучи уже пятый день в пути, Гатренча сотый раз подряд прокручивал в голове свой разговор со Старым Кроком, обдумывая каждое его слово. Ему было предельно ясно, что дело, на которое он согласился, крайне опасно, больше схоже на самоубийство, является страшным святотатством и может иметь тяжёлые последствия, по сравнению с которыми смерть - не самый худший вариант. Однако это всё нисколько не отпугивало орка. В богов он не верил, не отрицал их сущности, но и не считал их всемогущими. Для него высшими существами, имеющими власть над воинственной орочей душой, являются только духи Предков, а прочие «божки»  – это всего лишь утешение и зыбкая надежда для слабых духом существ.  «Да и вообще», - думал Гатч. – «Наёмникам не впервой грабить храмы и осквернять святыни, а гнев народа и богов – это не имеет значение, когда перед тобой шанс как следует подраться и заработать много звонких монет».         
С такими мыслями он второй час поднимался вверх по заснеженному склону, пересекаемому каменными завалами. Узкая, едва виднеющаяся тропа продолжала виться среди валунов и крутых скалистых обрывов. Остановившись на пару минут для отдыха, Гатренча вытащил из-за пазухи клочок бумаги, на котором было описано место встречи с нанимателем, и как к нему добраться. Эту бумажку орк нашёл в кубке Старого Крока, который тот оставил перед наёмником, прежде чем удалиться восвояси. Судя по записи, идти орку осталось всего ничего.
На подходе к месту встречи, обострённое обоняние орка ощутило странные запахи. Два были знакомыми, но он никак не мог вспомнить, где и когда он их чувствовал, но веяло от них сыростью пещер, непроглядной тьмой катакомб и смертью, другой запах был совершенно незнакомым и походил больше на запах животного, лисы. Ещё один слабый след, не поддающийся определению, исходил от того, кто находился в глубине пещеры – наниматель. Видимо он всячески пытался скрывать свою личность всеми способами до последнего момента. Перед входом в пещеру, Гатренча достал «Хвостосек» из ножен за спиной и положил меч на левое плечо, дабы не показаться угрожающим, и в тоже время держать оружие наготове. Войдя внутрь, он увидел двух тёмных эльфов, и светловолосого парня, выглядел он как человек, тем не менее, от него несло звериным духом. Лёгким кивком головы орк поздоровался с присутствующими.

Внешность, одежда, меч.

Гатренча является типичным представителем свой расы – крепкий, сильный, широкоплечий орк с развитой мускулатурой и характерной выступающей нижней челюстью. Однако его выделяет высокий рост – 2.3 метра, который даже у орков считается выше нормы. Среди людей и эльфов Гатч возвышается подобно башне, что уже говорить о гоблинах и гномах, которые едва достают до пояса орка. Есть мнение, что таким высоким, Гатренча пошёл в своего воинственного прадеда по отцовской линии, в честь которого и был назван. Кожа Гатча имеет светлый серый оттенок, что стало результатом смешения крови отца, из клана орков живущих среди Каменных холмов, имеющих характерный серый цвет кожи, и матери, родом из племени степных орков-кочевников, отличающихся светлой кожей цвета пожухлой трава. Лицо имеет типичные орочи черты: крепкий широкий подбородок, который украшает небольшая борода, украшенная костяным кольцом, проколотым сквозь кожу, нижняя челюсть выступает вперёд, губы сухие и обветренные, а из-под нижней губы выпирают два острых клыка, правый клык на конце обломан, у основания зуб опоясывает бронзовое кольцо, левый клык целый, украшен парой медных колец, пропущенных сквозь зубную эмаль, второй резец справа заменён на кремниевый протез, что в иерархии клана Камнезубов означает принадлежность к клану; широкие скулы, приплюснутый, неоднократно сломанный, нос с раздутыми ноздрями и кривой переносицей, серо-зелёные глаза глубоко посажены, над ними нависают тёмные кустистые брови, надбровные дуги массивные и сильно выпирают вперёд, высокий морщинистый лоб скошен назад. Густые чёрные волосы заплетены в косы, две самые большие косы спускаются с плеч до самого пояса, заплетённые в деревянные колодки, скреплённые кожаными лоскутами и окованные с обеих сторон широкими железными кольцами с орочей гравировкой. В косы поменьше вплетены резные украшения из кости и дерева. Островерхие уши вытянуты вверх, по краям ушные хрящи проколоты железными колечками и костяными украшениями. В мочку левого уха вставлен волчий зуб, а в правом ухе красуется серебряная клипса. На теле у Гатча множество шрамов, оставшихся после жарких потасовок с сородичами и стычек с опасными степными хищниками. Самый заметный шрам пересекает спину орка – три длинных, широких, бледных рубца со следами неаккуратной штопки. Правое и левое плечо орка украшают повязки из резцов степного саблезубого льва скреплённые между собой тугой верёвкой. Левая рука от запястья до плеча украшена ритуальными татуировками, изображающих орочи руны и оружие, гуманоидные черепа и диких животных – это напутствие, своего рода благословление, на удачную охоту и яростную битву.
Одет Гатренча обычно в клетчатый килт, подпоясанный толстым кожаным ремнём, отороченный мехом, с бронзовой бляхой посредине, на которой выкован символ клана – нижняя челюсть орка в виде каменной гряды, с обеих сторон бляху окружают вшитые в пояс клыки степного саблезубого льва. Ещё Гатч одевает кожаную безрукавку с застёжками из волчьих зубов и воротником из волчьего хвоста. На правой руке он носит латную перчатку отца, а на левой –   кожаный наручи, усиленный металлическими полосами, скреплённые между собой бычьими жилами. Обувается молодой орк в короткие сапоги из кожи степного буйвола, сапоги имеют опоясывающие голенище ремни с теснением из орочих рун. Для защиты от непогоды Гатренча использует плащ из шкуры саблезубого льва, крепящийся к поясу кожаным ремнём, а, когда в нём нет надобности, то плащ свёрнут и приторочен к вещевому мешку. В пути орк носит с собой тряпичный мешок с завязками на горловине и парой лямок, в котором обычно хранит деревянную ложку, кружку для питья, точильный камень, кремниевое огниво, пару костяных иголок и моток сухих бычьих жил, если придётся чинить одежду или зашивать рану, кроме того у него имеется моток прочной верёвки из волокон степного алоэ, несколько металлических крючьев и нож для разделки туши, в отдельном свёртке хранится пузырёк с чернилами, орлиное перо и кипа бумаги в мягком кожаном переплёте. За голенищем сапога он хранит охотничий нож с рукояткой из оленьего рога. На голове Гатч обычно носит льняную косынку, которую повязывает как бандану или шейный платок, исписанный изображениями животных. На шее у орка одето ожерелье из крупных деревянных и костяных бус, между которыми чередуются волчьи клыки.
Оружие: Двуручный меч "Хвостосек". Очень большой и тяжёлый, выделяющий на фоне других подобных мечей, образец холодного оружия. Общая длинна меча - 7 футов (2 метра 15 сантиметров), масса - 6 килограмм 600 грамм. Рукоятка изготовлена ​​из древесины дуба и покрыта цельным куском козьей кожи, взятой с ноги, то есть нет шва. Имя мечу дал отец Гатренчи, Гримгар Железный Кулак. Крепко ухватив рукоять меча, на столько длинную, что обе ладони орка легко уместились на ней, Гримгар восторженно воскликнул: "Им не головы с плеч рубить, а драконам хвосты сечь!" С тех пор двуручный меч получил своё имя "Хвостосек".

Отредактировано Gatrencha (2018-01-27 00:03:34)

+1

5

О внешности

https://i.pinimg.com/474x/65/c3/bb/65c3bb47199d001d37c74e249fbc3c63--series-black.jpg

Кажется, перекрашиваться перед заданием вошло у лиса в привычку, и этот раз не стал исключением. Фай хорошо знал свою работу в Сильме и всегда выполнял её  так, как требовалось. Тасаури не искал славы убийцы, а потому старался всячески оберегать свою обычную жизнь, не связанную с Сильме и теневыми кругами общества. В этот раз, волосы стали черными, как смоль, а лицо укрывала маска, купленная на одной из ярмарок. С одеждой юноша заморачиваться не стал, подобрав привычную для него экипировку с минимумом брони и максимумом легкости. Плотно прилегающая к телу майка с высоким горлом, слегка зауженные штаны и перчатки с нашитыми на тыльной стороне железными пластинами. На поясе располагался ремень с закрепленными на нем метательными ножами, парой зелий  и мотком струны.  Все это дело скрывал плотный темный плащ с парой карманов и креплением для мечей за спиной. От вразумителя на этом задании юноша тоже решил отказаться и не использовать его без необходимости. Потому за спиной юноши сейчас висела пара белоснежных, как снег клинков, а на плече привычный рюкзак, в котором располагалась парочка ядов, зелий, бинты, фляга с водой и прочие мелочи, которые не требовались в быстрой доступности.
- Хотелось бы, но чувствую, что пошуметь придется, - отозвался парень, поправляя рюкзак и шагая за спутником. Эту пару нельзя назвать друзьями или даже соратниками, они и не знакомы толком.  Достать досье друг на друга не большая проблема, но этого не достаточно, чтобы называться друзьями. Они - деловые партнеры, компаньоны, если угодно, в некотором роде коллеги, но не больше. Фай не понимал люмбера, и какие у него цели. Наверное, будет правильнее сказать, что тасаури и не стремился понять мотивы соратника, у каждого из них своя жизнь, и их пути разойдутся сразу после того, как они закончат это задание. Голос эльфа отвлек от размышлений, заставив юношу поморщиться при упоминании своего имени, впрочем, маска скрыла этот жест.
- Понимаю, на заданиях гильдии, я представляюсь как Ши, при остальных зови меня также. Я не хочу, чтобы резню в храме связывали с именем Фая Ди Флоурайта, ты же наверняка знаешь, что у него совсем другая жизнь.
Парень внимательно наблюдал за показываемыми соратникам жестами, а затем показывал их эльфу проверяя правильно ли он все запомнил и показывает. После нескольких поправок, юноша показал все изученные жесты, убеждая себя и эльфа в том, что все запомнил.
Зайдя в пещеру, Фай расстегнул пару нижних пуговиц плаща, тем самым облегчая себе доступ к поясу с ножами, а спрятанные хвосты повинуясь его воле скользнули выше, обвиваясь вокруг груди, тем самым оставаясь невидимыми.

Отредактировано Fye D. Flourite (2018-01-27 12:53:40)

+1

6

Наниматель
Вь'Альтарн
Ледяной эльф
331 год

http://s7.uploads.ru/bET12.png


Когда все четверо мужчин вошли в пещеру, сидящая в её глубине и закутанная в плащ фигура подняла голову. Короткий жест, чуть заметное шевеление пальцами, и перед неизвестным загорелся костер голубоватого пламени, которое дарило свет, но не тепло. Наниматель поднялся в полный рост. Это был эльф, очень бледный со строгим лицом и яркими глазами. Увидев среди своих наемников сразу двух темных эльфов, он скривился и на мгновение сжал кулаки. Ему даже захотелось бросить всё на полпути и прикончить чертовых потомков предателей прямо тут. Но сдержался. Задание прежде всего, а они искупят свою вину сегодня - служением и кровью. Эльф вдохнул.
- Наконец-то вы здесь, - своеобразно поприветствовал их. – Мое имя Вь’Альтарн. Перейдем сразу к делу.
Он достал достал из-за пазухи четыре мешочка с монетами и кинул их в сторону этих бойцов.
- Это аванс, - сказал эльф. – А теперь слушайте внимательно. Мои вербовщики и посредники убедили меня, что вы лучшие в своем роде, поэтому я не буду устраивать проверок. И вы уже должны знать, что наша цель – Храм Священного пламени. Моего господина интересует вещь, которая спрятана под главным алтарем, и я собираюсь её добыть. Вы можете грабить всё остальное, насиловать жриц, резать глотки, ссать на святилище – мне плевать.

Вь’Альтарн снова махнул рукой, и синее пламя приняло вид здания – трехъярусной полупирамиды.
- Храм недалеко отсюда. План простой: приходим, вламываемся и убиваем всех, кто встанет на пути. Охрана там никакая. На входе всего четверо воинов из армии Интхуула. Внутри, в зале можно встретить ещё с десяток воинов-кузнецов. Жрецы Наурма хоть и безобидны, но тоже могут владеть огненными чарами, и их там около двадцати. Остальные – никчемные послушники и мелкие ремесленники. Прихожане тоже не должны стать угрозой.
Он провел пальцем черту. Нижний ярус модели храма исчез.
- Когда войдем внутрь, сразу нужно закрыть ворота. Там для этого два рычага. Это отрежет возможные подкрепления. Можно зачистить боковые крылья, там наверняка есть ценности, но меня это мало интересует. На втором этаже нас могут встретить старшие жрецы и храмовники, они, скорее всего, опечатают третий ярус. Их немного, всего пять гномов. Забираем ключ и поднимаемся наверх.
Эльф посмотрел на головорезов.
- Вы уже должны были заподозрить, что дело выглядит слишком легким. Дело в том, что вокруг довольно мирно. Никому в здравом уме не хватит смелости напасть на Храм Наурма. Последний раз случился примерно двадцать лет назад, когда банда разбойников пробовала ограбить подвалы этого храма. Они убили охранников, связали жриц, а потом столкнулись с сестрой Хеленой.

Ещё один пас. Синее пламя приняло вид женщины. На вид – самая обычная монахиня.
- Мы очень мало о ней знаем. Только имя и то, что сейчас она является настоятельницей храма. Иначе говоря, она высшая жрица огненного Бога. Скорее всего, полуэльфийка. Её боевые навыки… устрашают. Возвращаясь к истории двадцатилетней давности: она в одиночку убила сорок человек, а чтобы искупить вину за кровопролитие, изготовила из их костей и кожи целый набор мебели. Мило, да? Настоящая ученица бога-ремесленника. А когда мой шпион, прослуживший в храме пять лет, узнал, где хранится «сокровище», она избавилась и от него без тени жалости. К счастью, он успел отправить послание. Не будь её, я бы справился с этой задачей сам, со своими солдатами. Но хозяин настоял, чтобы я взял с собой профессионалов, которых, в случае чего, будет не жалко. Она, по факту, единственная серьезная преграда.
Очередным движением руки, эльф погасил чародейское пламя.
- Если всё понятно, выдвигаемся. Нам вверх по этой же дороге. Патрулей сейчас быть не должно.

0

7

Люмберу показалось, словно время прошло скоротечно, либо, его будущие сопартийцы решили тоже прийти во время. Значит, по пути им невстречались никакие великаны, либо волки, которые могли доставить определённые неудобства. Ещё один тёмный эльф в команде. Это очень хорошо, шансы на скрытое проникновение увеличиваются в разы. Но там ещё орк.  Своеобразный баланс, между тихим убийством, и простым зашёл, увидел, убил. Хаефрит, как и любой представитель его расы был склонен сделать все тихо, не поднимая шумихи, увы, так сделать не получиться, и два двуручных меча тому доказательства. Эльф строил своё представление о людях по первым чертам при знакомстве. Вот например черный в доспехе, он сразу потянулся за мечом увидев Хаефрита, но после осекся, скорее всего, понимая, что они пасхальные яйца, только разукрашены по разному. Из Ваэддиара не уходят от хорошей жизни. По спине прошла целая орда мурашек, напоминая о наказаниях из детства. Орк поздоровался, значит, он настроен весьма дружелюбно и понимает, что один в поле не воин. Хаефрит улавливал каждое движение, исходящие от спутников, даже то, что лис расстегнул верх плаща, правда, зачем?
Лицо ассасина исказилось ухмылкой, когда он увидел перед собой эльфа, а когда тот сжал кулак, ухмылка стала коварной, но косынка скроет это. Все что увидит длинноухий, это не моргающий взгляд серых глаз. Ловким движением, он поймал кошелек, сунув его под плащ. Хаефрит внимательно слушал, делая для себя пометки и запоминая расположения различных дверей. Хаефрит аналогично отметил силу мага. Выслушав инструкцию, он глубоко вздохнул и слегка присел, сразу же встав, поправляя при этом лямки рюкзака:
- Твой шпион облажал, может, твой господин боится, что ты тоже облажаешь. Может поэтому он нанял нас, kafalathes. – Темный эльф развернулся и поплёлся к выходу из пещеры.  Причём он шёл так, что бы его лицо и фронт видел лишь другой люмбер. Хаефрит словно молния сложил несколько знаков, которые в подземном городе обозначают “Будь осторожен, брат.”. В иной ситуации, люмбер бы никогда в жизни не повернулся бы спиной к потенциальному врагу, но рядом находился Ши, который в случае чего прикончит длинноухого. Вь'Альтарн, если не дурак, учтёт это, и не обратит внимание на оскорбление от своего тёмного ”Брата”.
- Не будем терять время.

+1

8

Один собрат, подозрительный парень в белой маске, шкафоподобный орк и во главе всего этого бледный, надменный эльф. Отличная компания. С такой только кровь проливать. Впрочем, черный рыцарь легко терялся в этой банде, и вместе они вполне походили на кучку самых настоящих налетчиков. Ни один, как полагал Рраве, не знал о том, кем на самом деле являются другие. Общие умения, предпочтения в бою и тактика – для операции такого масштаба всё это было не слишком продумано со стороны Вь’Альтарна. С другой стороны, разве элементарная резня требовала серьезного плана? Так же люмбер обратил внимание на то, что наниматель ничего не упомянул о том, как они будут отступать после выполнения задания или в случае его провала. Короче говоря, никакого плана «Б», и каждый их наемников будет предоставлен сам себе.
Это обстоятельство вполне удовлетворяло Хайнгаэля. Точно так же как и возможность померяться силами с угрожающей жрицей иного бога. Если эти еретики заменяют ей целый отряд, а то и гарнизон храмовников, то она должна быть очень сильна. Или же они просто слишком глупы и самоуверенны. Мешочек с деньгами упал к ногам темного эльфа, и он не спешил его поднимать. У Рраве оставалось ощущение, что сегодняшний день не обойдется без сюрпризов и предательств. Не проронив ни слова, он наклонился, поднял аванс и спрятал его в походную сумку.
Когда все направились на выход из пещеры, он заметил, как второй люмбер сложил пальцы в предупреждающем символе. Про себя Хайн отметил тот факт, что этот беженец был знаком с системой знаков, принятой в Ваэддиаре. Храмовник поднял руку и быстро изобразил пальцами фигуру, обозначающую «Понял». Однако он ни на йоту не собирался доверять этому типу. Снова оказавшись снаружи, эльф поежился. Всё-таки в пещерах он чувствовал себя на порядок уютнее, чем под открытым вечерним небом. Пропустив остальных вперед по дороге, темный замкнул строй и погрузился в мысли о грядущем злодеянии. Хотя оно будет являться таковым только для других, пусть и для подавляющего большинства. А для того, кто верен Богу-пауку, это станет подвигом. Наверное? Какая-то неприятная тень сомнений зашевелилась в мозгу, как червяк.
Нет, Рраве не сомневался в своих намерениях разгромить чужой храм. Но он как будто забыл о какой-то немаловажной детали.

+1

9

Нельзя сказать, что Гатренча любит эльфов или испытывает к ним неприязнь. Нет. Он старался держаться от них подальше. Там, где эльфы, всегда есть магия и все сопутствующие ей неприятности. О тёмных эльфах он знал мало, но то, что было ему известно, заставило орка насторожиться. Люмберам не чуждо предательство, они злобные, коварные, эгоистичные и очень хитрые. Едва ли в Долине найдётся тот, кто доверит тёмному эльфу прикрывать свою спину. Светловолосый парнишка тоже не вызывал особого доверия у Гатча. Выглядит он как человек, но его звериных дух, и то, что он скрывает свою личность под маской – не давало орку покоя, возможно не меньше, чем присутствие аж двух тёмных эльфов, которые обычно держатся порознь друг от друга за пределами своих пещер. И ладно эта маска, может быть воин не хочет, что бы его личность в будущем связывали с предстоящим кровавым и дерзким богохульным преступлением, но стойкий лисий запах, идущий от него…
И наконец, бледнолицый эльф-наниматель, Вь’Альтран. Кто-то, а он был самым подозрительным из всей группы. У Гатренчи не было никаких сомнений, что в конце мероприятия, когда им удастся убить настоятельницу храма, и эльф получит своё – он неизменно попытается предать их, кинуть, воспользоваться четырьмя наёмниками как живым щитом, пытаясь скрыться от погони. В любом случае, от этого сноба первым делом стоит ждать ножа в спину, но потом. Пока все четверо были необходимы ему для нападения на Храм Священного Огня, а значит опасаться предательства со стороны нанимателя не стоит, естественно до определённого момента.
Когда бледнолицый эльф кинул наёмникам мешки с деньгами, Гатренча проворно поймал туго набитый монетами кошель на носок сапога, после чего подбросил его в левую руку. Отец всегда говорил ему, что поднимать подачки с пола – это ниже орочего достоинства. Повертев в руках «аванс», Гатч убрал мешок за пазуху. Тем временем эльф при помощи магического костра показал наёмникам, в чём состоит их роль, и чего стоит ожидать в храме. Естественно  орку очень не понравилось присутствие магов-жрецов, так как сражаться с магами он очень не любил, но понимал, что слаженные действия группы помогут им быстро и без потерь одолеть настоятельницу храма. Однако о каком командном взаимодействии можно говорить, когда для нападения на главное святилище бога-ремесленника собралась столь разномастная четвёрка головорезов? «Ладно, не суть – прорвёмся!» - подумал Гатч.
Ещё орка позабавила история про нападение банды разбойников на храм. Возможно, эльф пытался предупредить наёмников о том, что сестра Хелена, опасный противник, но никакая шайка грабителей, привыкшая обирать на горных перевалах безоружных чумаков и мелких купцов, не идёт в сравнение с четырьмя профессиональными наёмниками. Стать пуфиками и диванами для отдыха настоятельницы – достойная судьба зарвавшихся бандитов, которые попытались откусить кусок пирога не по своему рту.   
Завершив рассказ, эльф лёгким движением руки погасил пламя и направился к выходу из пещеры. По ходу движения группа выстроилась в колонну по одному во главе с орком. Вь’Альтран двигался немного позади бесшумной поступью, которая так характерна всем эльфам. На первое время Гатренча вполне мог подставить спину нанимателю, но в отношении остальных он предпочёл, что бы между парой люмберов и пареньком в маске, его разделяло хотя бы эльфийская тушка. В любом случае, подлая стрела или отравленный кинжал первому достанутся ему, а зато время орк успеет подготовиться к удару с тыла. Помимо прикрытия своей спины, Гатч внимательно следил за дорогой. Тропа круто поднималась вверх, виляя между отвесными обрывами и каменными завалами. Места для засады было предостаточно, но пока чуткие обоняние и слух орка никого не заметили.

+1

10

Наличие посредника между ними и заказчиком было очевидным делом, Фай примерно и предпологал, что случится что-то подобное. Вот только посредником оказался ледяной эльф, и это был неожиданный поворот, который заставлял юношу напрягаться. Пусть лис больше и не считает их своими сородичами, но старые привычки сложно перебороть. Благо, что маска скрывает эмоции отражающиеся на его лице.
Поймав мешочек с деньгами, юноша быстро убрал его в сумку и обратил внимание на историю рассказываемую нанимателем. План действительно простой и самое главное действенный. Вряд ли кто-то считает, что нападение на храм снова произойдёт, а следовательно и защиты как таковой нет, а потому внезапная атака самый действенный способ. Вот только, куда смотрит разведка и контрразведка города? Неужели они могли проморгать подготовку подобного мероприятия? Впрочем, им же лучше.
- Жрица, да? Получается, что нас не жалко, но ты должен выжить, обузненько, - от размышлений юношу отвлекли слова пришедшего с ним люмбера, который не постеснялся резких высказываний нарываясь на конфликт. Убивать снежного не хотелось, поскольку это мешало вопросу получения награды, к счастью, дальнейшей перепалки не произошло, а потому лис позволил себе выдохнуть и отправиться к выходу из пещеры.
Пользуясь отсутствием патрулей, юноша достал из рюкзака склянку и охлаждающим зельем и перевесил на пояс, решив, что в ходе последних событий, подобное зелье лучше всего держать под рукой.
Здание храма показалось совсем скоро, а потому опередив своих спутников на несколько шагов, лис обернулся к честной компании: - Осмотрюсь пока, думаю, я услышу, когда вы начнёте, - произнес парень, переводя взгляд на орка, а затем буквально растворился под действием "тихой поступи". Несколько ускорившись, парень оторвался от группы, однако по прежнему не сворачивал с протоптанной дороги, чтобы не оставлять лишних следов. Попасть в храм не составило большого труда, равно как и обнаружить рычаги закрывающие ворота. В самом же храме проходило какое-то служение, пара жрецов о чем-то щебетала прихожанам и проводила какие-то ритуалы. Что привлекало внимание не только прихожан, но и бойцов находящихся в храме. Кажется, наниматель был прав, нападения не ждут, и поэтому все расслаблены даже больше, чем можно. Расположившись у одной из колон, юноша все также скрываясь принялся осматриваться, ожидая пока остальные начнут действовать и выбирая для себя позицию с которой ему будет удобно действовать.

Отредактировано Fye D. Flourite (2018-01-30 12:15:52)

+2

11

Наниматель
Вь'Альтарн
Ледяной эльф
331 год

http://s7.uploads.ru/bET12.png


Ледяной эльф на едкое и грубое замечание своего «подземного родича» скривился презрительно, но сдержал агрессию и ответную грубость. Предстоящее дело требовало холодной головы и хотябы минимального взаимодоверия.
- Вас нанял я, а не мой господин. Прошу это помнить, - подчеркнуто спокойно ответил Вь’Альтарн.
Дополнительных вопросов и встречного планирования не поступило. Что ж, такая исполнительность со стороны этого сброда говорила о некотором профессионализме. Или это могли быть элементарные глупость и недальновидность. Наниматель в любом случае был только рад побыстрее начать и закончить дело, порученное хозяином. К тому же он не тешил себя надеждами о том, что эти четверо будут беспрекословно верны своему временному командиру. Как только запахнет жареным, наверняка каждый начнет драться сам за себя. Для этих мелких, низших рас это в порядке вещей. Но и это, в общем-то, неплохо. Чем больше хаоса удастся сегодня посеять, тем лучше. А пока он мог доверить свою спину люмберам и остальным. Одни дорожили репутацией, для других его смерть просто невыгодна.
На предложение парня-в-маске пойти вперед и разведать обстановку, эльф одобрительно кивнул. Удивительно, но он действительно сумел незаметно пробраться через главный вход. А вот остальные пройти мимо охраны не могли. Как и предупреждал Альтарн, там стояло четверо мужчин в доспехах интхуульского гарнизона городской стражи. Двое у подножия лестницы, ведущей к дверям и ещё двое наверху, у самого входа.
- Сто-ять! – отчеканил один из первой пары, ударяя древком копья оземь. – С оружием в Храм не пускаем!
- Извольте сдать все опасные предметы, - вторил ему второй.
- Да, конечно, - улыбнулся ледяной эльф. – Минутку.
Он сделал вид, что лезет за пазуху. Голубое пламя охватило его ладонь, формируя нечто вроде эфирного лезвия. Он наотмашь взмахнул рукой, перерезав горло бедолаге.
- Вперед, - холодно отдал приказ наемным бойцам.
----------

Храм Священного огня
14 стражей
25 жрецов
34 мирных посетителя

http://se.uploads.ru/Tu4tm.jpg


Остальные стражи увидели это и сразу же подняли тревогу. Тот, что был ближе всех, потянулся за оружием.
- НАПАДЕНИЕ! – крикнул один из верхних охранников и потянулся сигнальному рогу на поясе, чтобы в округе узнали о случившемся.
Его товарищ вбежал внутрь храма, чтобы воспользоваться рычагами и закрыть ворота. Проводившийся внутри ритуал был прерван. По первому залу разошлись ропот и непонимание. Вся охрана храма пришла в движение.

0

12

- Минутку. - Именно в этот момент Хаефрит вспомнил то, как сам недавно врывался в одно заведение, которое охраняли два мордоворота. Люмбер планировал, что сейчас тот молниеносным движением вытащит эльфийский клинок, а далее, изрешетит пару стражников. Руки не вольно, словно каким-то заученным движением, словно не подчиняясь разуму, взялись за рукояти изящных клинков. Эльф дернул глазом, когда из стражника брызнула небольшая струя крови, а второй потянулся к оружию. Хаефрит иногда задавался вопросом, что движет этими людьми? Они готовы идти на убой, ради чего? Денег? Им платят в месяц примерно столько же, сколько люмбер получает за один простой заказ. Между тем, его товарищ мертв, перед ним эльф, убивший напарника, два люмбера и здоровый орк. На что он надеется? Секунды превратились в часы для Хаефрита, за это время он успел заглянуть в глаза умирающего стража, читая в них полное непонимание. Правда, непонимание чего? Того что на храм Высшего бога напали? Или то, что он умер? Ассасин более склонялся ко второму, нежели к первому. А вот глаза второго изображали какую-то помесь страха с отвагой, может, в этой четверке он видел ту, что в саване и с косой, и не хотел выглядеть перед ней трусом. Этот умрет сегодня, но не от руки Хаефрита, рюкзак тёмного эльфа был тяжелым, особенно для его стиля боя. Поэтому он выставил руку в бок, показывая своему напарнику Хаинхалю о том, что он не может атаковать быстро и эффективно. Между тем, те стражи, стоящие наверху действовали более чем успешно. Один из них потянулся за рогом, а второй убежал, видимо закрывать ворота. Если они поднимут тревогу, задача может усложниться в разы. Больше всего Хаефрит боялся какого-нибудь сигнального огня на вершине храма, если такой имеется, то скоро тут будет весь гарнизон Интхуула. Где в это время был Лис?
- Зеленый, идём, нам нужно закрыть ворота. - Хаефрит быстрой рысцой обогнул стражника, уже не глядя на того, зная, что тёмный паладин выполнит свою задачу. Пройдя сквозь ворота, Сильмеец оголил свои клинки, но благо, никого не увидел, видимо тот парень, что побежал с верхушки направился ко второму рчагу, именно туда, куда по идее должен прибыть орк со своим двуручником. Хаефрит посмотрел на устройство, и начал закрывать ворота, дабы замкнуть "Интхуульский капкан".
Рюкзак с грохотом упал на пол и люмбер поежился, разминая нывшие плечи, позади он почувствовал какое-то движение, и оно было настолько резким и бесшумным, что стражник, либо жрица вряд-ли могли его сделать:
- Я вас догоню. Мне нужно расставить некоторые ловушки, на тот случай, если кто-то подумает сбежать. - Присев на одно колено, люмбер подумал о том, что нужно предупредить орка и сородича, даже не приближаться к этому механизму. Пусть его открывает ледяной эльф.
Ловкие пальцы открыли пузырёк с вязкой жидкостью, которая парализует при попадании в кровь, далее Хаефрит достал колючую ленту, которую растянул на всех подходах к механизму, предварительно смазав её. Пришлось работать быстро, и от этого изрядно пошуметь. Но судя по звукам, драка уже в самом разгаре на верхнем этаже, или в центральном зале. После колючки, люмбер подошел непосредственно к самому механизму и раскидал капканы, которые после прикрыл обычными тряпками. Серые глаза скользнули по стенам:
Нужно было взять с собой арбалеты, много арбалетов и орду кобольдов.
Прикрыв глаза, ассасин сделал глубокий вздох, чувствуя запах крови. Уходя, он забрал с собой все факелы, а места под колючей лентой застелил пластами кожи с шипами. Возможно, тёмный эльф просто не хотел учувствовать в этой резне, которая окунет это место в кровь? Он был готов убить верховную жрицу, охраняющую сокровища, но убивать других жриц, мирных жителей? Зачем? Эльф не был маньяком, он был мастером тихого убийства, это не значит, что в открытом бою он слаб, открытый бой не привлекал его. Вспомнив план храма, люмбер вспомнил о боковых коридорах, где можно найти что-нибудь ценное, смерть тоже ценность. Пройдя в боковой коридор, дроу увидел различные двери, видимо в комнаты. Оставив факелы на полу, Хаефрит держал в одной руке клинок обратным хватом, а второй медленно открывал двери, заглядывая в них.
Никого. Видимо ночная служба, или как она называется у жрецов? Не важно. Пройдя по комнатам, эльф начал искать всякие сундуки и шкатулки, выискивая драгоценные камни, украшения. Хаефрит был падок на магические вещички, и просто не смог бы простить себя, если бы ушел, не проверив всё. Несколько сундуков были закрыты, с кармашка на поясе были вытащены отмычки. Ловкие, чувствительные пальцы орудовали оружием вором.
Щелчок. В сундуке вновь были какие-то кольца с изображением огненного бога, взяв несколько из них, люмбер поплелся дальше. В коридоре была еще одна дверь, которая вела к комнате, где на гобеленах был изображен Пламенный отец, перед самой большой картиной стояла подставка, а рядом  ней огромная книга. Она была закрыта, и от неё так и веяло чем-то плохим, словно это какая-то ловушка. Радостный Хаефрит подбежал и просто взял её, после чего пошёл обратно, искать своих товарищей.

Отредактировано Haefrith (2018-02-01 11:37:06)

+1

13

Хайнгаэль не нуждался в повторениях со стороны Альтарна или дополнительных сигналах от товарищей, вроде того, что сделал ему второй люмбер. Первая кровь послужила лучшим сигналом к действию. В то время как первый охранник падал лицом в красный снег, Рраве ударил второго мощным хуком в лицо, не дав даже поднять оружие. Удар опрокинул стражника, и, чтобы мужчина не поднялся, темный паладин наступил на него сверху ногой. С приглушенным лязгом и скрипом стали о ножны он достал из-за спины фламберг. Прошептав пожелание покоиться с миром, религиозный эльф опустил меч на поверженного врага. Одного точного удара, хватило, чтобы освободить душу несчастного от оков плоти.
Дальше, закинув меч на плечо и крепко сжимая эфес обеими руками, Хайн в несколько порывистых шагов, практически прыгая через три ступеньки, преодолел лестницу и подскочил к тому последнему из охранников ворот. Тот уже поднес сигнальный рог к губам, но дунуть не успел.  Люмбер замахнулся от плеча и диагональным ударом рассек зазевавшегося интхуульца. На что этот бедолага вообще рассчитывал? Об этом некогда было размышлять, и черный наемник  вошел в храм до того, как его соратники запечатали ворота. Их уже встречали защитники. Всего около двух-трех дюжин, как и предупреждал наниматель.
Следующее что сделал паладин Юока – отчаянно влетел в первые ряды противника. Несмотря на то, что он старался сохранять хладнокровие, адреналин вскипел в крови. В сумбуре сражения его сознание выхватывало и фиксировало только отдельные моменты. Вот в него направили копья двое храмовников. Он отбил оба острия мечом и пошел на прорыв. Толкнул одного плечом на алтарь с подношениями. Развернулся в пируэте, снова избегая укола копьем. Выполнил несколько незамысловатых фигур оружием, обрушивая на оппонентов тяжелые рубящие удары. Рядом женщина в жреческом одеянии взмахнула сотканным из пламени хлыстом. Люмбер поднырнул под удар, избегая касания огня, и сократил дистанцию со жрицей. Повалил на блестящие плиты и опустил меч поперек её туловища. А прежде чем опять поднять оружие над головой, смахнул кровь прямо на статую Наурма.
Он не обращал большого внимания на то, что делают остальные. Даже за собой толком уследить не мог. Насколько он прикинул: убил троих, тяжело ранил ещё двоих и отбился от одного. Боковым зрением заметил, как несколько жрецов эвакуируют прихожан из главного зала в левое крыло. А второй люмбер из их команды головорезов как раз направился в противоположное – правое.
- Я быстро, - прошипел мечник в шлеме-капюшоне и зашагал туда, куда увели невинных граждан.

+1

14

Нападение началось быстро, практически молниеносно. Боковым зрением Гатч заметил, как вспыхнуло синее пламя, окутавшее кисть бледнолицего эльфа, а затем он резанул ребром ладони по горлу одного из стражников. Из разорванной глотки тут же брызнула тёмно-красная кровь, залив доспехи и одежду стража, несчастный начал хрипеть и задыхаться, медленно осев на колени, он всё ещё пытался закрыть дыру в горле, зажимая кровоточащую рану обеими руками, но ему уже было ничем не помочь. Тем временем орк не стал тратить время даром, Гатренча серой стрелой рванул по лестнице вверх, к входу, одолев десяток ступеней в два рывка. Сзади раздался ещё один звук упавшего тела – это тёмный эльф-мечник повалил второго стражника. Орк не стал оборачиваться и смотреть на последние секунды жизни бедолаги-стража, ему было плевать, более того, его занимала мысль о том, что необходимо найти рычаг, закрывающий ворота. По пути Гатч сбил одного из стражей, выбежавшего на зов своих товарищей из небольшой караулки, орк даже не стал снимать меч с плеча. На бегу он толкнул человека локтём в грудь, да с такой силой, что стражника отбросило к противоположной стене и, что есть силы, приложило о грубо отёсанный камень. Дальше караульного помещения оказалась комната, в которой находился один из механизмов закрывающий ворота. Схватив одной рукой рычаг, орк парой мощных рывков опустил его вниз. Внутри стен начали скрипеть старые шестерни, приводя в движение громоздкие противовесы, закрывающие ворота в храм.
Выполнив первую часть плана, заперев главный вход, Гатренча ворвался в широкий внутренний двор храма. Там уже вовсю шло сражение, с одной стороны храмовники и жрецы, а с другой – эльф Альтарн и люмбер с двуручным мечом. Стоит сказать, что тёмный эльф сражался очень изящно, но эффективно, легко орудуя своим клеймором. «Ох уж эти «феички»!» - подумал орк, делая замах двуручным мечом, - «Даже в бою ведут себя пафосно и утончённо, будто на танцы пришли. Не так это делается…» Гатренча описал клинком широкую дугу, в прямом смысле слова разорвавшую ряды защитников. Три тела тут же упали на забрызганный кровью каменный пол: один без головы, другой без верхней половины туловища, а третий остался без обеих ног. Бедняга повалился на спину и истошно вопя начал биться в агонии боли, суча окровавленными обрубками. Тем временем «Хвостосек» продолжал собирать свою кровавую жатву, за каждый взмах, обрывая по несколько жизней. Орк сражался просто, даже скупо, без каких-либо финтов и крутых приёмов. Длинна и масса его клинка, приумноженные орочей силой, позволяли ему легко пробивать любые блоки, разрубая щиты, переламывая мечи, топоры и копья. Храмовники оказались сильными противниками, но нападение на храм застало их врасплох, не дав организовать отпор захватчикам, к тому же физические способности и ярость орка с лихвой компенсировали численное преимущество его соперников. Сложнее было справиться со жрецами-магами, однако в общей свалке сражения им было сложно запустить огненный шар или разряд молнии и не попасть в своих товарищей, ещё сложнее это сделать когда прямо перед тобой оказался разъярённый орк с гигантским двуручным мечом.
Пять или шесть тел служителей храма лежали в лужах собственной крови за спиной наёмника, кто-то уже был мёртв, некоторые стонали и скулили, прося пощадить их или оказать помощь. Получив секундную передышку, орк оглянулся вокруг. Врагов во дворе храма уже не осталось, так как тёмный эльф хорошо постарался, проложив в рядах защитников кровавую просеку, но вскоре он скрылся в левом крыле храма, куда, кажется, только что увели мирных жителей-прихожан. Не раздумывая, Гатч побежал за ним. Ему не улыбалось оставаться одному, а так он сможет прикрыть люмбера-мечника.
- Эй, я прикрою тебя, - крикнул орк вдогонку тёмному эльфу.

+2

15

Фай аккуратно бродил вдоль стен, ловко маневрируя между встречающимися на пути ремесленниками и прихожанами, подбираясь к подобранной позиции.  Фай расположился в нескольких метрах за спинами пары жрецов, проводящих службу. Лис мало что понимал в проходящем служении или ритуале, но наблюдать за службой с подобной позиции было несколько странно и необычно что ли. Наверное, причиной подобного интереса было то, что тасаури никогда не интересовался чужими богами и в тоже время ничего не знал о ритуалах проводимых в честь Инари. Да что там, Фай и в поселениях тасаури никогда не бывал, откуда ему знать все эти тонкости.  От наблюдения оторвал крик одного из стражников, который ознаменовал начало операции.
Воспользовавшись тем, что все внимание было приковано к воротам и нападающим, Фай достал меч и чтобы было силы замахнулся, а затем нанёс горизонтальный удар по первому из жрецов. Меч с легкостью вошел в незащищенный бронёй бок, а белое одеяние медленно меняло окрас. Потянуть клинок на себя, оборот вокруг оси и перехватить клинок, чтобы вогнать его в спину второму жрецу. Белое лезвие миг окрасилось в красный, а точнее багровый цвет, а жрец все ещё с непониманием смотрел на торчащий из груди клинок, кажется, он даже попытался его потрогать, чтобы убедиться, что он действительно настоящий. Впрочем, такой возможности Флоурайт ему не оставил, вытаскивая клинок из тела служителя, второй рукой снимая метательный нож с пояса и отправляя его в пришедшего в себя служителя. Мужчина медленно начал оседать и прислонился к стене, зажегшееся в его руках пламя так и не успело сорваться в полет. Общее оцепенение понемногу отступало, к посетителям храма и его служителям приходило понимание происходящего.
Решив, что стоять на виду у всех не лучшая идея, юноша стремительно помчался в сторону, на ходу пинком проталкивая вставшего на пути мужика. Повезло, мужик натолкнулся на вышедшую жрицу, а в следующее мгновение оба тела оказались проткнуты мечом, а Фай вновь скрыл себя покровом "тихой поступи" и сменил дислокацию, в то место, где он стоял пару секунд тут же ударил огненный поток, но было уже поздно. На лестнице появился один из храмовников, наверное, решил посмотреть, что за шум на первом этаже. Но столкнувшись нос с носом с Фаем, мужчина так и не успел даже закричать. Дальнейшая тактика была проста, лис появлялся то там, то тут, вырезая жрецов, которые имели неосторожность раскрыть или обнаружить себя. В конечном итоге, маги в помещении закончились, где-то все ещё оставались живые, но тяжело раненные и не способные двигаться бойцы. Однако выискивать и добивать их юноша не стал, рассудив, что это потеря времени.
- Здесь чисто, - бросил Фай, наблюдая за тем, как пара наёмников отправляется в правое крыло, куда увели прихожан,а сам тем временем опустился над телом спустившегося храмовника. Какое-то совсем простое кольцо, коробочка-футляр в которой обнаружился небольшой гвоздик, толи серьга, толи какой-то элемент алтаря, небольшой кошелёк. Предметы перекочевали в карманы лиса вместе с коробкой, также обнаружился средних размеров позолоченный ключ. Осмотрев ключи, Фай бросил его нанимателю.
- Ты говорил о нем или это другой? - поинтересовался юноша, отходя в сторону от прохода, чтобы в случае подкрепления со стороны служителей не оказаться у них на пути.

+1

16

Наниматель
Вь'Альтарн
Ледяной эльф
331 год

http://s7.uploads.ru/bET12.png


Бледный эльф зашел в храм последним. Едва успел проскочить до того, как ворота захлопнулись у него за спиной. Проходя мимо, бросил угрожающий и презрительный взгляд в сторону люмбера, который стал возиться возле механизма, устанавливая какие-то ловушки. Этот взгляд заказчика как бы предупреждал - «Доиграешься». Оценив ситуацию и боевые способности своих наемников, Вь’Альтарн присоединился к бою. Управляя синим пламенем, сотканным вокруг рук, он использовал старинный стиль рукопашного боя, когда-то практикуемый его народом. Чередовал удары руками и ногами, финты и сложные фигуры с выбросами магической энергии. Он взял на себя тех, кого упустили остальные и беспощадно теснил врагов, не давая им возможности контратаковать эльфа или помочь союзникам.
Прихожая и главный зал были зачищены за считанные минуты. Всё прошло куда лучше, чем эльф ожидал. Похоже, он недооценил этих жадных до золота головорезов. К его неудовольствию группа разделилась: один темный эльф пошел грабить в левый коридор, другой вместе с орком направился в правый коридор, преследуя выживших. Только парень в маске проявил должную субординацию и раздобыл что-то полезное.
- Хм! – Альтарн поймал брошенный ключ и взглянул на находку. – Должно быть, он.
Как раз вернулся тот нахальный темнокожий. Оставшихся двоих наниматель решил не ждать. Сами догонят.
- Поднимаемся, - холодно приказал он.

----------

Храм Священного огня
5 стражей
10 жрецов
34 мирных посетителя

http://se.uploads.ru/Tu4tm.jpg


В зале второго этажа нападающих уже ждали четыре гнома-молотобойца в крепких, массивных доспехах, которые превращали их в ходячие крепости, и несколько жрецов, подготовивших усиливающие молитвы и пару связывающих магических ловушек.
В правом крыле первого этажа Гатренч и Хайнгаэль почти не встретили сопротивления. Жрецы уводили людей подальше от бойни, стремясь укрыть их в кельях. В итоге им предстояла битва двое на пятерых. Их противниками стали жрец, паладин-молотобоец и три вооружившихся мужчины из числа прихожан.

0

17

Не став открывать книгу, люмбер ответил эльфу аналогичным взглядом, с едва заметной усмешкой. Может, вражда их народов давно не актуальна? Если брать Хаефрита и Хаенгаеля, то второй более набожный, и более чтит своё происхождение, нежели ассасин Сильме, который вообще плевал на свой народ, да что там народ, он плевал абсолютно на всех. Такая позиция была выгодна, но и опасна. Однажды, один мудрый алкоголик из "Жертвенного ягнёнка" сказал, что самые опасные враги, это наши друзья. Ведь так оно и было, ты не ждешь удара в спину от друга, а если ждешь, то какой он друг?
- Я конечно не гений стратегии, но мне кажется, что там нас уже ждут. - Люмбер аккуратно положил свою книгу на один из столиков и прикрыл её скатертью, вдруг запачкают кровью? Обидно будет. Уж очень он хотел эту книгу.
Люмбер подошёл к первому попавшемуся мёртвому жрецу, имевшим более целое тело и оторвал от его одеяния рукав, после чего размочил его в лужице крови. С прищуренными глазами и высунутым от отвращения языком, он плотно обвязал рукав вокруг шеи погибшего. Ловким движением, Хаефрит поднял его и потащил вместе с собой к заветной двери. Ему не надо было оборачиваться назад, дабы убедиться, что его спутники идут позади.
Остановившись перед дверью, темнокожий прикинул шансы на успех - они были плачевны, потому что такой прорыв без щитоносца очень сложен. Но, хитрый Хаефрит придумал мёртвый щит, и этим щитом был мёртвый жрец. Люмбер часто дышал, а его коленка тряслась от волнения. В голове было множество различных мыслей, например, бросить всё, убить нанимателя и уйти. Они все равно действуют не от имени гильдии, а как вольные наемники, а уж эти ребятки в большинстве своем вообще не дружат с головой. Умирать хотелось меньше всего, даже скорее не умирать, а упасть перед глазами этого бледного ублюдка. Бросив на того презрительный взгляд:
- Дверь открывай мальчик, мы заходить будем. Только рывком открывай, иначе ничего не получится.
Люмбер сделал глубокий вздох и сощурил глаза, видя, как рука перед ним вставила ключ и провернула его. Дверь резко открылась, и люмбер сделал два шага, поле чего остановился, подгибая одну ногу и закрываясь жрецом, словно щитом,  и не зря. Даже сквозь чужое тело, Хаефрит почувствовал очень мощный удар, который едва не сбил его с ног и напором продолжал отталкивать от входа. Приоткрыв глаза, люмбер увидел, что он идёт практически сквозь столб огня, но тот его не обжигал. Удивлению не было предела, лишь одно но, карман на бедре стал очень сильно жечь, складывалось ощущение, словно там уже до кости дошло. Улыбнувшись, длинноухий смекнул, что за кольца он взял. Собрав все силы, он двинулся вперед на несколько шагов. Огненный столб пропал так же быстро, как и появился и едва эльф обрадовался, как что-то его ударило, причём с силой великана. Рука невольно отпустила тело обугленного жреца, падающего на пол. Расплывчатый взгляд заметил гнома в доспехах, с боевым молотом, который видимо и вошёл в "живой щит" люмбера. Эльф потерялся в пространстве, полёт был не долгим, от удара его вышвырнуло обратно, но именно в этот момент должны были зайти эльф и лис. По крайней мере, Хаефрит надеялся, что собрал на себя все сюрпризы, которые таил второй этаж. Он ударился об пол словно шлепок густой похлёбки.
- Это я не предусмотрел... - Люмбер перевернулся на бок и зажмурился от ноющей боли. Ели бы она была слабее в разы, можно было сказать, что она даже была бы приятной. Но увы, ассасин чувствовал себя разбитым, он даже не мог перевести прерывистое дыхание, не мог сделать полный вдох. Противный звук в ушах медленно отдалялся, благо бой происходит не рядом, а где-то наверху, иначе Хаефрит покончил бы с собой от таких мук. Нащупав какой-то мягкий предмет, люмбер вцепился в него и потихоньку подтянулся к нему, или он подтянул, увы, этого он не знал, потому что всё было похоже на смутные очертания. Положив голову на мягкое, влажное и липкое, наёмник прикрыл глаза, пытаясь успокоить боль и думать о хорошем. Он невольно вспомнил свои молодые годы на арене, когда он  помощью медитации и самовнушения пытался заглушить боль. На удивление, иногда это помогало, правда ненадолго, едва ты вновь подумаешь о боли, как она нападет на тебя новой волной, более обширной.
Рядом промелькнули две тени, а может это эффект оглушения. Хаефрит давно не чувствовал себя таким беспомощным, нахождение в обители врага вообще опасно для здоровья, а в таком состоянии практически летально. Даже мирный житель, будь то старый или молодой может воткнуть в тебя кусок стали, либо банально придушить. Глупое чувство.
- Вставай поганый эльф! - Словно приказывая самому себе пробурчал остроухий, тело поддалось, но посчитало, что голос весьма неуверенный и такой приказ можно оставить без внимания. Люмбер не знал сколько времени прошло, пока он поднялся и походкой старца дошёл до своей книги, взяв её подмышки. Увидя какую-то чашу, он добрёл и до неё, сделав несколько жадных глотков. Вода словно какое-то зелье придала ему сил, видимо, жажда тоже внесла свою лепту в состояние эльф. Хаефрит поднял голову на второй этаж, где на него смотрел его товарищ.
- Да, иду я, иду.
Видимо бой был закончен в пользу наемников, медленно, экономя силы, Хаефрит поднялся на второй этаж и осмотрел тела, поле чего, вопросительно глянул на команду, мол, чего ждем? Идём грабить!

+1

18

Он неумолимо шел вперед, став вестником погибели, аватаром разрушения и жнецом в одном лице. Его черная фигура кляксой выделалась на фоне белого, золотого и рыжего – цветов коридора. Деревянные половицы скрипели, словно кричали, под тяжелыми шагами. Хайнгаэль ничего не ответил догнавшему его орку, просто продолжил движение, снося всё на своем пути.
Темный паладин срывал драгоценные рукотканные гобелены, украшающие стены и увековечивающие деяния огненного Бога. Разбивал и бросал на пол иконы, изображающие Наурма и, очевидно, бывших высших жрецов его. Опрокидывал и ломал мебель, стоящую вдоль стен. Рубил мечом статуэтки и символы веры, попадающиеся под руку. Эльф словно не знал, как ещё сильнее «ранить» храм и его покровителя. И, конечно, вставшие на пути защитники этого места, дали ему ещё одну возможность. Но вместо того, чтобы самому броситься в гущу битвы, Хайнгаэль отошел в сторону, пропуская вперед орка. Как бы приглашая его разделаться с живым препятствием. Почему? Во-первых, он был не против поделиться с товарищем боевой славой. Во-вторых, узкий коридор не располагал к тому, чтобы устраивать в нем кучу-малу. Огромный меч зеленошкурого запросто мог задеть как врагов, так и самого Рраве.
Итак, уступив первую партию напарнику, люмбер дождался, пока кто-нибудь из врагов, кто поумнее, обойдет зеленую машину для убийств и ринется к нему. Этим кем-то оказался храмовник с молотом. Кла-н-н-нц! С гудящим звоном столкнулись два оружия – боевой гномий молот и темный фламберг. Боевой жрец начал теснить налетчика, продавливая его своим весом, как настоящий богатырь. Когда Хайн попробовал разорвать дистанцию, его противник не упустил возможности нанести удар. Если бы эльф не уклонился, молот разнес бы его голову как прошлогоднюю тыкву. Ваэддиарец воспользовался тем, что защитник храма не мог cразу совершить повторный размах в ограниченном пространстве и кинулся обратно. Короткий обмен ударами, и эльф насадил мужчину на меч, опрокинул на землю и прорубил его грудь. Убедившись, что орк тоже разделался со своими оппонентами, Хайн пошел дальше.
Ударом ноги он выбил дверь в следующий зал. Там, в полумраке сидела пара десятков женщин, стариков и детей. Несколько мужчин отчаянно закрывали их собой. Все они были безоружны. Крики, стенания и мольбы заполнили помещение, а люмбер просто смотрел внутрь. Он покрутил головой, осмотрел зал от края до края, словно не видя всех этих людей. Затем просто развернулся и пошел обратно.
- Врагов там нет, - сказал он своему спутнику.
Конечно, ничто не мешало ему или тому же орку зайти туда и убить всех прихожан. Но паладин Юока уже заглянул в их лица и не увидел там смерти. Если этим людям и суждено погибнуть, то не сегодня и уж точно не от его руки. Жизни простых «невинных» его не интересовали. Он пришел сюда сражаться с воинами чужой религии. Вернувшись в главный зал, черный обнаружил второго люмбера лежащим на полу  в полубессознательном состоянии. Со стороны лестницы на второй этаж доносились звуки боя, и Рраве поспешил присоединиться.

+1

19

Довольно быстро Гатренча догнал люмбера-мечника. Орк застал наёмника за достаточно странным занятием: тёмные эльф крушил всё, что попадалось ему под руку, он разрубал мечом статуэтки, изображающие бога, срывал со стен иконы, картины и гобелены, ломал мебель, оставляя за собой хаос и разрушения. Гатч сразу заметил, что его соратник явно неравнодушен к культу Пламенного отца, или к религии в целом. В любом случае, орк не стал останавливать люмбера – это его личное дело, главное, что бы он в порыве антирелигиозных чувств не забыл об основной цели их миссии, и не подставил под удар жизни своих товарищей.
В конце коридора, по которому двигались наёмники, показалось пятеро защитников храма. Закованный в броню гном-паладин с молотом наперевес, жрец-маг в лёгкой накидке с капюшоном, закрывающим лицо и трое прихожан, оказавшихся достаточно смелыми, чтобы взять в руки оружие и выступить против головорезов. Тёмный эльф остановился, уступая дорогу орку. Проходя мимо люмбера, Гатч коротко кивнул чёрному мечнику в знак согласия. Не теряя времени даром, орк бросился на врагов, делая широкий замах «Хвостосеком», такой, что стальная молния метнулась от одной стены коридора до другой. Первой жертвой орка стал вооружённый прихожанин, который посчитал себя достаточно храбрым, чтобы выйти лицом к лицу против двухметрового гиганта с огромным двуручным мечом. Храбрость его и сгубила. Закалённая сталь «Хвостосека» прошла сквозь одежду, мясо и кости как горячий нож сквозь масло. Бедолага не сразу осознал, что он разрублен пополам, его ноги ещё продолжали двигаться, а верхняя половина туловища медленно поползла вниз, извергая из разорванных артерий фонтаны крови. Увидев столь скорую и кровавую кончину своего собрата, двое других вооружённых прихожан остановились и подались назад, но жрец за их спинами произнёс усиливающее заклинание, от чего мечи в руках людей полыхнули багровым пламенем, придав защитникам храма смелости и решимости. Гном тем временем сделал ловкий подкат, оказавшись за спиной у орка – удивительно как эти низкорослые, коренастые воины умудряются проявлять прыть, даже будучи одеты в тяжёлую кольчугу с массивным молотам в руках. Однако Гатч не стал отвлекаться на храмовника-молотобойца, вверив защиту своего тыла тёмному эльфу. Вскоре сзади послышался лязг стали, и орк мысленно поставил «+» люмберу как напарнику.
Разделаться с двумя прихожанами усиленными огненной магией оказалось не сложнее чем с их более ретивым, но глупым собратом. Зачарованное оружие слабый противовес боевому опыту, напору и ярости орка. Несколько взмахов «Хвостосеком», и на пол упали ещё два изуродованных трупа. Следующим был жрец-маг. Одним большим рывком Гатч метнулся к служителю храма, вовремя сбив ему каст заклинания, нанеся мощный удар локтём в солнечное сплетение. Раздался хруст рёбер, воздух резко покинул лёгкие мага, сбив ему дыхание, от сильного толчка жрец отлетел на метра полтора назад, приложившись спиной о пьедестал с бюстом нынешней настоятельницы храма. Не в состоянии сделать вдох, мужчина беззвучно открывал рот, в широко открытых глазах отражались боль и страх, а по худым щекам текли слёзы. Гатренча встал над поверженным врагом, опустив меч. Жар начал витать в воздухе. Вокруг жреца то и дело сверкали огненные искры, после чего его накидку обуяло пламя, а вместе с ней загорелось и всё тело. Магические заклинания опасны сами по себе, а незавершённые – они и вовсе становятся непредсказуемы. Заклинание жреца, прерванное орком, обернулось против самого мага.
Орк так и остался стоять возле горящего трупа, молча созерцая языки пламени, жадно поедающие плоть. Зрелище зачаровывало, наводило на странные мысли, и только раздавшиеся позади шаги вывели Гатча из задумчивости. Люмбер успешно завершил бой с паладином и продолжил путь дальше, вновь встав во главу движения. Дальше по коридору была запертая дверь. Из-за неё тянуло едким запахом пота и мочи – липкое, холодящее кровь амбре, которое называется «страх». Страх десятков стариков, женщин и детей, сидящих в темноте и ожидающих своей участи. Звуки недавнего сражения и выбитая люмбером дверь в зал вызвали новый приступ паники, сопровождавшийся стенаниями, женским воем и плачем множества детей. Тёмный эльф вошёл в тёмное помещение, огляделся по сторонам, но беззащитные люди не вызвали у него никакого интереса. Он не стал их убивать. Развернувшись, чёрный мечник вышел из зала, на ходу бросив орку, что врагов внутри нет. Гатренча заходить внутрь не стал, удостоив испуганных людей лишь косого взгляда.
- Врагов тут нет. Возвращаемся к остальным, наверное, они уже пробиваются на другой этаж. Там ты найдёшь ещё врагов ненавистного тебе бога, - орк кивнул в сторону коридора откуда оба наёмника пришли, последние слова он произнёс с некоторым сарказмом, вспоминая недавнее поведение тёмного эльфа.

+1

20

-Это.. - Фай было решил сказать, что ключ вроде как нужен для третьего этажа, который судя по плану должны быть опечатать жрецы во время нападения, но заставил себя заткнуться на полуслове, поскольку в замке что-то щёлкнуло подтверждая, что дверь открыта. Лис пожал плечами и поудобнее обхватил клинки, готовясь к новой схватке. План люмбера пришедшего вместе с ним ему показался несколько непонятным, по крайней мере, лично он даже за отсутствием помощи и команды не стал бы действовать подобным образом. Использовать тело как щит - идея не плохая, но лишающая обзора, не говоря уже о том, что если бы встречавшие их бойцы были вооружены копьями, то на этом этапе у них могли бы случиться потери. Подтверждением мыслям юноши стало то, что эльфа попросту попытались сжечь вместе с его защитой. Но, кажется что-то пошло не так, поскольку безумный люмбер не желал гореть, вот совсем! Пользуясь тем, что компаньон пришедший с ним отвлек на себя все внимание, лис использовал поступь и помчался вперёд. Где-то на середине коридора мимо него пронеслось тело люмбера, которого отбросили мощным ударом назад. Несколько сильный толчков, длинный прыжок в сторону, после чего пришлось оттолкнуться от стены, что помогло буквально перепрыгнуть живую, но весьма бронированную стену. Оставалось надеяться на снежного эльфа, который заявлял, что со всеми кроме высшей жрицы сумеет расправиться самостоятельно, а потому сможет что-то сделать с войнами закованными в броню. Приземление, кувырок и горизонтальный удар по животу стоящего перед ним жреца. Темноволосый паренек, кажется не сразу понял, что произошло, его взгляд уперся в появившегося из ниоткуда наёмника. Парень несколько секунд смотрел на маску незнакомца, а затем перевел взгляд на себя и попытался рукой зажать рану на животе, откуда начали показываться его собственный кишки.
Противный рвотный запах внутренностей ударил по обонянию почти сразу, но морщиться времени не было, все же он не светская дама, может и потерпеть. Фай оттолкнулся и буквально всем весом навалился на крайнего из жрецов, зажатый в левой руке кинжал точно вошел под рёбра жрецу и застрял в его теле. Стоящий рядом с жертвой лиса мужчина, заметив небольшую неприятность Фая попытался воспользоваться моментом и банально огреть наддающего магическим жезлом. Удар принял на лезвие меча и даже с учетом его силы отдача сильно ударила по пальцам. Либо мужчина действительно был сильнее, чем казался внешнюю, либо его жезл не зря был похож на палицу и вес у ней был соответствующий. Кинжал пришлось оставить в теле жреца, в свободную руку тут же скользнул метальный нож. Фай усилил давление на меч и резким финтом отвел палицу в сторону, заставляя жреца открыться, удар левой руки пришелся в бок, за ним последовала ещё несколько несильных ударов. Нож оставил в теле и резко отпрыгнул в сторону, тем самым спасаясь от огненного потока. Небольшой перекат и выбрасывание руки вперёд, пара метательных ножей оказывается в теле совсем юного мальчишки и он заваливается в сторону. Ещё пара жрецов погибла прежде, чем они сумели реорганизоваться против Фая. Дальше было не легко, звуки боя в стороне говорили о том, что "снежный" все ещё связан боем со "стеной", а потому помощи ждать от него не приходилось. В конечном итоге, Фаю пришлось воспользоваться "вразумителем", поскольку оставшиеся жрецы попросту не давали ему подобраться к себе, то и дело оттесняя пламенным напором.
Выждав нужный момент, лис призвал огромный двуручный меч и воткнул в пол прямо перед собой, а затем повернувшись боком сел за него, укрываясь от стремящегося добраться до него потока пламени. Жрецы палили безжалостно с яростным напором и стремлением показать осквернителя, забравшего жизни их товарищей.
От группы защитников отошел средних лет мужчина и аккуратно держа наготове какое-то заклинание. Когда огнепоклонник подошёл к мечу достаточно близко, чтобы получить обзор, который закрывало лезвие - там никого не оказалось. А в этом же время, сразу позади линии защитников появился парень в маске, который пользуясь тем, что его действий не видели, просто укрылся под действием тихой поступи и поменял своё расположение. Прямой удар мечом или даже тычок, и вот мужчина может полюбоваться торчащим из груди клинком. Выпущенные из под плаща хвосты быстро оплели шеи стоящих рядом с первой жертвой людей, а резкий рывок и хруст позвонков убрал ещё две проблемы. А дальше все было просто, Вразумитель торчавший в полу исчез, тут же появляясь в руках Фая, несколько размашистых ударов выкосил защитников, кажется, не все даже успели понять, что их противник находится за спиной. Отделившийся жрец получил нож в шею, что ознаменовало победу юноши.
Убрав хвосты и развоплотив привычный меч, Фай вытащил из тела жреца меч, а затем и кинжал. Убедившись, что живых не осталось, лис поспешил помочь снежному эльфу. К тому времени, когда подоспел тасаури, у эльфа остался лишь один противник, который уверенно блокировал атаки эльфа, и изредка даже контратаковал. Короткий рывок и пара горизонтальных ударов не смогли нанести серьёзных ран, максимум оставив несильные царапины. Все же броня у война действительно прочна, но даже так, мужчина ошибся. Он нанес удар наотмашь, отвлекаясь на нового противника, а в это же время работодатель нанес смертельный удар.
Убрав мечи, парень пошёл осматривать тела павших жрецов на предмет ценностей, а так же не забыл побродить по залу в поисках интересностей. Благо остальные не спешили возвращаться и у него было время для мародёрки.

0

21

Наниматель
Вь'Альтарн
Ледяной эльф
331 год

http://s7.uploads.ru/bET12.png


Вь’Альтарн двигался, как смерч, стремительно разя врагов, пока Ди Флоурайт разбирался с рядом поддержки в виде жрецов. Храмовники, даже усиленные благословениями, ничего не могли поделать с быстрыми, точными ударами. Он метил в сочленения доспехов и глаза, а каждый удар клинком магического пламени сопровождался призывом ледяных осколков, которые вонзались в стены. Несколько из них разбили окна, и в зал второго этажа вместе с легким ветром  стало задувать снег. Несколько минут быстрого боя, и последний храмовник был убит. Как раз когда заказчик с нанимателем закончили, подоспели два темных эльфа и орк. Удивительно, но обошлось без потерь.
- Хорошо, - резюмировал ледяной эльф. – Теперь осталось…
В этот момент запертые ворота, ведущие в зал третьем этаже, открылись.

-----------------------------

Верховная жрица Наурма
Святая Хелена
Полуэльф?
Возраст неизвестен

http://s5.uploads.ru/40Jik.png


---За некоторое время часов до нападения.---
Женщина стояла на коленях в зале высшего служения прямо перед очагом Священного Огня. Она казалась маленьким черным пятнышком, жалкой тенью, на фоне костра в золотой жаровне. В темной рясе с белыми юбками и головой, покрытой апостольником, частично закрывающим лицо, она тянула руки к огню и поджимая пальцы необутых ног. Её глаза жадно всматривались в языки пламени, а губы беззвучно двигались то ли в молитве, то ли в беседе с красной стихией. Дверь открылась, и вошел один из жрецов.
- Мать Настоятельница, - позвал он. – Вечерняя служба скоро начнется. Мы вас ждем.
Хелена сначала опустила голову, сомкнув руки в замок, а потом повернулась.
- Сегодня очень холодно, Ирбранд, - её тихий голос почти тонул в треске пламени. – Начинайте без меня.
- Холодно? – удивился парень.
Ведь в храме было достаточно тепло, да и погода сегодня была отличная, не говоря уже о том, что верховная жрица Храма сейчас сидела возле огромного пылающего чана. Женщина улыбнулась в ответ, отвернулась обратно и снова вытянула руки к огню, как если бы хотела согреть их.
- Сегодня наш Отец истребует иного подношения, - прошептала она. – Иногда огню требуется жертва.

--- Настоящий момент. ---
Громкий скрип тяжелой двери. Звук трех медленных босых шагов по крепкой деревянной лестнице. Она замерла наверху, глядя вниз на тех, кому хватило дерзости вторгнуться в Храм Наурма и пролить кровь слуг его. Высокая, стройная, мрачная. Сжимая в руках длинный металлический шест, она сделала ещё несколько шагов навстречу врагам. Кто-то из них мог заметить, как при этом шевелятся её губы, или услышать неразборчивый, быстрый шепот. Жрица призывала одно благословение за другим. Мощь исходящих от неё аур, невидимых, но ощутимых, являлась тем сдерживающим и устрашающим фактором, который приковал незваных гостей к месту. Её тело уже было укреплено несколькими слоями защиты, усилено физически и ускорено. Пока они устраивали бойню в её Храме, она как следует подготовилась к сражению.
В какой-то момент, когда она преодолела середину лестницы, тело Хелены превратилось в размытое пятно. С неуловимой скоростью женщина прыгнула вперед и оказалась прямо рядом с люмбером в жилете с кармашками. Сделала посохом подсечку, опрокидывая мужчину на пол, и переместилась дальше. Ткнула второго, в традиционном ваэддиарском доспехе, своим оружием в грудь. Дальше подлетела к орку, метя шестом в плечо. Позволила ему отбить атаку, развернула свою «палку» и ударила в солнечное сплетение. В следующий миг оказалась возле парня в маске и, проведя две атаки в корпус, опрокинула его на пол. Оказалась около бледного эльфа и ударила его снизу-вверх в лицо. Все движения монахини со стороны могли выглядеть легкими тычками и затрещинами, но силы в них оказывалось столько, что она одна раскидала в разные стороны пятерых мужчин. Заняла позицию в центре между ними.
Она оценивающе посмотрела на темных эльфов.
- Из кожи люмберов получится отличная обувь и ремни.
Оглянулась на зеленокожего.
- Кости орка это отличный материал для мебели, а зубы можно использовать для украшений.
Стукнула посохом об пол и принюхалась. Она каким-то образом учуяла хвосты и, по-видимому, уже встречалась с этой породой.
- Мех тасаури? Редкость. Из него можно сделать отличную теплую одежду.
Наконец, она повернулась к ледяному эльфу.
- А ты? Это ведь ты зачинщик? Хм… Ты просто бесполезный мусор. Твоя жизнь не имеет ценности.

-------------------------

Наниматель
Вь'Альтарн
Ледяной эльф
331 год

http://s7.uploads.ru/bET12.png


- Идиоты! – крикнул Вь’Альтарн, поднимаясь на ноги. – Чего вы стоите?! Убейте эту суку!

0

22

Люмбер с любопытством глядел на то, как открылась дверь, а после, в коридор вышла настоятельница храма. Видимо, то, что говорил Вальтарн было правдой, потому что её походка была легка, словно она идет не на бой, а на прогулку. Её губы изображали движения, настораживая Хаефрита, о чем тот решил сообщить своим спутникам:
- Надо быть осторожными, она колдует. - Хаерфит положил книгу и достал второй клинок, прокрутив его в ладони, перехватывая тем самым в обратный хват. Люмбер молчал, сконцентрировавшись, будто время остановилось, единственными монотонными звуками был спуск воительницы. Но едва она преодолела половину расстояния, как зрачки люмбера неестественно расширились от удивления. Несмотря на весь его опыт, всю его подготовку, он понимал, что не успеет отразить эту воительницу, которая со скоростью вихря преодолевала достаточно приличное расстояние. Он было выкинул руки вперед, скрестив клинки, что бы заблокировать удар, но его ударили по ногам, выбивая опорную ногу. Хаефрит понял, что он летит.
Невозможно, это ведь не сам бог!
Хаефрит рухнул на пол, больно ударившись копчиком, но успел вовремя сгруппироваться и слегка подался назад, и, сделав маятниковое движение вскочил на ноги, оглянувшись на то, что устроила это безумная самка. Невольно, он вспомнил, как однажды сражался со жрицей в Ваэддиаре, она было сильна, быстра, но все эти эффекты были временны, возможно, тут тоже-самое? Такие заклинания не могут работать долго, по крайней мере, без какой-либо подпитки. Решение пришло в голову за мгновения, ведь они в храме? В любом храме есть главный алтарь. Может быть, сила сестры Хелены таится именно в этом алтаре? Люмбер сделал рывок в сторону, подальше от остальных, забежав за колонну.
– Чего вы стоите?! Убейте эту суку!
- Мы не одолеем её при лобовом столкновении, такие заклинания имеют ограничение по времени, либо их что-то питает! - Крикнул остроухий, проигнорировав замечание о своей шкуре. Не хотелось бы стать кучкей ремешков, хотя, кому-то еще хуже, ведь кто-то пойдет на обувь, а кто-то на мебель и украшения. 
Мгновения прошли после того, как ассасин побежал на третий этаж, вновь перехватывая свои кинжалы. Он бежал различными зигзагами, иногда делая обороты вокруг своей оси, дабы в случае чего избежать попадания, ведь если она вновь полетит на него с такой скоростью, то она просто не сможет вовремя остановиться, по инерции её отнесет дальше, если конечно Наурм не решил дать ей большую часть своей силы. Люмбер считал лесенки, поднимаясь на третий этаж, который уже был открыт.

+1

23

Ужасающая радуга аур, невидимая, но ощутимая, защищающая и усиливающая обычную женщину до состояния сверх-существа могла бы напугать. Но храмовники бога Смерти не испытывают страха перед врагами. Если эта Хелена превратилась в живое пламя ради своего бога, то Хайнгаэль собирался стать песком, который потушит её. В конце концов, всё смертно. И огонь, и живая плоть, и даже Бог.
Начало боя трудно было назвать удачным. Последовательница Наурма атаковала Хаефрита, а потом сразу же словно выросла из-под земли перед Хайнгаэлем. Мощный удар отбросил черного рыцаря на пол. Он упал и проскользил по крови убитых. Закашлялся и согнулся пополам, пытаясь подняться. Замер на коленях, приходя в себя, пока безумная монахиня перечисляла, какая участь ждет их, если они проиграют. Стать ремнем? Обожженый нашел это даже смешным. Он согласен на это только если саму Хелену повесят на этом ремне. Ваэддиарский паладин оценил свои шансы в прямом столкновении и счел их минимальными. Но, к счастью, у второго темного эльфа оказалась голова на плечах. Его предположение о подпитке заклинаний могло быть верным. А даже если нет, то ауры благословений не могут длиться долго.
Надеясь, что верховная огнепоклонница отвлечется на нанимателя или Хаефрита, а остальные не будут стоять столбом, храмовник откатился, чтобы оказаться в стороне от схватки. Он сел среди разрубленных тел, положил меч рядом с собой и соединил руки в замок. Он верил, что Паук услышит его даже в чужом храме, особенно сейчас в симфонии умерших душ. Хайн решил, что сейчас он должен перестать быть «убийцей» и стать «жрецом» бога смерти. Выступить поддержкой для своих товарищей, чтобы уровнять их шансы. Он начал шептать молитвы, призывая свои собственные благословения, но при этом оставался совершенно беззащитен, если Хелена вдруг заметить его. Его старания должны были прибавить легкости и скорости второму люмберу и масочнику, а так же значительно усилить грубую силу орка. Ошеломляющей мощи жрицы он противопоставлял собственную веру.

+1

24

Шаги жрицы и тихое бубнение полностью нарушило планы нападающих, кажется, ни один из них не был готов к тому, что главный враг спустится к ним самостоятельно, лишая шанса на внезапность. Накладывающая на себя благословения жрица со скоростью печатающего принтера жрица неумолимо приближалась, а мощь её аур действительно будоражила воображение. На несколько секунд парень замер, оценивая силу противника и осознавая её мощь. Это была ошибка! Фай замер осмысливая и пытаясь переварить исходящую от женщины силу. Перешедшая в атаку жрица попросту раскидала их пятёрку за несколько секунд и тасаури не стал исключением. Две ощутимые атаки в грудь и лис сидит на полу. Грудь ощутимо заныла, а сам Фай закашлялся.
Наниматель что-то прокричал, а пришедший с ним люмбер изложил какой-то план, но произнесенные ими слова донеслись до сознания Флоурайта только через несколько секунд. Откашлявшись, лис запустил руку за спину, где был закреплён один из свитков и сжав его произнес заученные слова. Свиток защиты от разума может и защитит от воздействия аур, но должен погасить хотя бы подавляющий разум эффект. Оставалось надеяться, что его действия хватит до окончания боя, не хотелось бы вновь впасть в ступор в середине боя.
Поднявшись на ноги, парень выхватил один из метательных ножей и швырнул в жрицу, отвлекая её внимание на себя.
- А вы не цените, чужие секреты, дамочка, - бросил парень, сбрасывая с себя более ненужный плащ и являя миру пару белоснежных хвостов, которые получив свободу словно живые начали извиваться и крутиться за спиной юноши. Не отвлекаясь от жрицы, парень отвел руку в сторону светлого эльфа и прокричал: - Колдуй, запечатай лестницу или заблокируй, что угодно!
По оценке Фая, сейчас задача была не пустить жрицу к Хэфрит и это будет не просто! В такие моменты обычно приходит понимание того, что было бы если, и лис не стал исключением. Возможно, не отбери тот чертов остров его силы, это было совсем другое сражение и тогда...
Мотнув головой, лис отогнал ненужные мысли и не спеша направился к противнику, понимая, что больше некому: Хаэфрит занят третим этажом, наниматель должен был не дать жрице уйти за первым люмбером, а второй застыл в стороне, готовясь сделать какую-то пакость. Орк все ещё приходил в себя. - Инари, если можешь, помоги, - послал обращение юноша к той, кого считал буквально матерью, надеясь, что их действия не привлекут внимание Наурма к "чужеземке".
Благословение которые наложил Хайнгаэль застало лиса на половине пути, а вместе с тем, где-то на грани восприятия лису почудился и аромат цветущих цветов и едва слышный озорной смех, который благословением лёг на плечи юноши. - Благодарю.
Фай остановился лишь в несокльких метрах от жрицы, которая наблюдала за ним с лёгкой усмешкой, демонстрируя, что его попытки полностью не оправданы, жрица понимала, что она сильнее в данный момент, пусть и не подозревала, что теперь в этом зале она не единственная, кто был всячески усилен.
- Что же, потанцуем, барышня? - поинтересовался лис быстро взмахивая хвостом в лицо женщины, будто бы намереваясь отвесить легкую пощечину, но в последний момент одергивая хвост, тем самым, лишая возможность схватить его или блокировать мнимую атаку. Стоило хвосту перестать перекрывать видимость, когда за ним обнаружился направленный в шею клинок. В отличии от взмаха хвоста, удар не был размашистым, простой быстрый тычок в грудь, а левая уже занесена для удара, чтобы сделать следующий выпад, либо блокировать направленную в него атаку.

+1

25

Наниматель
Вь'Альтарн
Ледяной эльф
331 год

http://s7.uploads.ru/bET12.png


Ледяной эльф прислушался к тасаури и, хотя не привык подчиняться кому-то кроме своего господина, решил, что в этот раз лучше сделать исключение из правила. Он прочел заклинание, чтобы заморозить пол и вырастить ледяную преграду прямо перед лестницей, между жрицей и бегущим к своей цели люмбером.

-----------------------------

Верховная жрица Наурма
Святая Хелена
Полуэльф?
Возраст неизвестен

http://s5.uploads.ru/40Jik.png


Жрица почти моментально отреагировала на то, что один из наемников решил убежать на третий этаж. Она прыгнула к нему, замахиваясь для удара, ломающего кости. Хруст и звон льда. Несчастного убийцу спасла вовремя появившаяся ледяная стена. Хелена хотела преследовать его, но была вынуждена переключить свое внимание на парня в маске. Тот, выпустив хвосты, решил поиграть и кинул в неё метальные ножи, которые, впрочем, были с легкостью отбиты.
- Тебе не понравится наш танец, - пообещала монахиня.
Она уклонилась от выпада в лицо и ответила ударом в корпус. Взмахнула шестом вокруг себя, отгоняя противника на выгодную для себя дистанцию. Они с лисом начали обмениваться атаками, и на этот раз женщина использовала не только оружие, но и ноги, чередуя техники, обманные движения и кружа вокруг врага по часовой стрелке. Иногда она отскакивала прочь, чтобы оценить положение других противников, а затем, с набега снова сокращала дистанцию, вступая в ближний бой.
При этом Фай мог отчетливо слышать и видеть, как мать Хелена бубнит под нос очередную молитву, будто находясь в трансе, и все его удары и приемы её, в общем-то, не отвлекают.

+1

26

Хаефрит в самый последний момент оглянулся, видя, как обезумевшая монахиня стремительно сокращает до него дистанцию, но неужели... Перед ним выросла ледяная стена, которая огородила люмбера от своей обидчицы. Ледяной эльф решил спасти ему жизнь? Вот внезапный ход. Но, тот скорее хотел убить Хелену больше, чем бедного ассасина, хотевшего проверить свои догадки. Оглянувшись и переведя дух, ассасин шагнул вперед и зашел, судя по всему в самое главное святилище этого храма. Ему сразу приглянулась жаровня, которая полыхала пламенем, причем, весьма плотным, словно туда посадили элементаля, который не может выбраться. Едва эльф зашёл в это помещение, как на него словно обрушился горячий, тяжелый воздух. В его голове в мгновения помутнело, а дышать стало настолько тяжело, что Хаефрит едва не стал задыхаться. Неужели он задел какую-то ловушку? Или может сам Наурм решил обратить своё лицо на кощунство, которое устроила это пятерка?
- Кхм, если мои догадки верны, тоооо, нужно опрокинуть жаровню? - дроу посмотрел на огромную чашу. Мало того, что она вероятнее всего слишком тяжелая, так еще раскаленная. - Он говорил про сокровища? Почему он не сказал, что ему нужно?
Закатив глаза, люмбер пошёл обходить зал, в поисках какой-нибудь подсказки, либо вещи, которая поможет ему в диверсии. Дойдя до постамента со свечами, Хаефрит вытащил каждую из них и бросил на пол. Едва он сделал пару шагов, как его ребро вновь заныло гудящей болью, видимо, оно было сломано. Попытавшись сконцентрироваться на своей цели, люмбер отбросил боль, шагая ближе к жаровне. Его вновь обдала волна жара, которая слегка откинула его назад. Дроу не знал, что делать и понимал, что внизу сражаются его компаньоны, против очень грозного противника. Вообще, люмбер мог нахватить сокровище, которое было в этом зале: рядом с одной из стен стоял доспех, рядом с другой различное оружие, на стойке лежало колье, замурованное в стеклянную клетку.
Доспех на стене.
Хаефрит обратил свой взгляд на изящный панцирный доспех, имевший практически на каждом своем элементе какие-то руны, в которых дроу не разбирался. Все, что ему приглянулось с этого доспеха, так это были перчатки, которые хоть как-то смогут отсрочить сожжение его рук от раскаленного металла. Легко и непринужденно ассасин дошел до защиты рыцарей и, сунув кинжалы в ножны, коснулся перчатки, пытаясь её сдернуть, но она словно приросла к чему-то. Хаефрит плюнул, засмеялся и поднял голову:
- Дай перчатку тварь! - Остроухий открыл рот и несколько мгновений сердца смотрел на шлем, в глазницах которого появились ярко красные переливающиеся зрачки, схожие с огнем. Люмбер хотел бы отпрыгнуть, но понял, что призрак или кто это был, перехватил его руку и теперь плотно держал её.
-Агхх Рраххкх. - Прорычало чудовище, замахиваясь второй рукой для удара. Несмотря на его силу, движения рыцаря были достаточно медлительны, а сзади была стена, мешавшая замаху. Хаефрит понял, что тот не может ударить сильно, даже если очень захочет. Внезапно, дроу согнул ногу в колене, приподнимая бедро, и свободная рука выхватила стилет, находившейся в его сапоге. Через мгновение, люмбер жалил своим оружием в различные бреши доспеха. Мотнув головой, чудовище резко развернуло руку, отводя её в сторону. С жутким грохотом, эльф впечатался в стену, чувствуя, как из него выбили душу. Его рука ударилась о что-то металлическое, позже, он почувствовал сильнейшую боль в области запястья, которая постепенно растекалась по всему телу.
- Отпусти!
Крикнул ассасин, пытаясь посмотреть на источник боли, но не успел он вымолить слово, как гигант отпустил его руку и Хаефрит оказался на полу, опиравшись на одно колено. Его рука повисла, словно не принадлежала ему, на руке был браслет, который он не взял во внимание. Отдышавшись и успокоив свой дискомфорт, дроу посмотрел на рыцаря, встретив его взгляд. Люмбер недоумевал, почему его отпустили, да и вообще, как браслет оказался на нем? Он был сделан из золота, а по центру располагался большой гранат в форме щита. Взглянув на рыцаря, остроухий мысленно отдал тому приказ подойти, и через мгновение, воин сделал пару шагов к нему навстречу.
Шакал, я уничтожу тебя!
Хаефрит крякнул и отскочил на пару шагов, выставив перед собой стилет, который, судя по всему, не мог нанести вреда существу. Жаровня стала полыхать ещё ярче, и люмбер вспомнил о своих товарищах. На самом деле, он был не против, если Хелена уложит их всех, кроме Фая, конечно. Прошло много времени, с тех пор, как он вступил в главное святилище, гляди, может кого-нибудь и убили. Да, ассасин до сих пор планировал убить своего заказчика.
- Идём, ты мне поможешь. - Развернувшись, он пошёл ближе к жаровне, но теперь, он шёл не один. Слыша голоса в своей голове, дроу прикрыл глаза, едва моргая. Что-то, или кто-то говорило ему бросить эту затею, зайти в жерло огненного бога и обрести славу и покой, либо спуститься вниз, что бы убить своих спутников и помочь Хелене, которая даст тому великую награду. Так же голос убеждал, что тут нету никаких сокровищ, а их поход ошибка лазутчика, который сказал это по велению настоятельницы. Поток мыслей, чужих мыслей словно цунами обрушился на ум люмбера, от этого ему стало не по себе, голова болела, словно сейчас лопнет, не вольно он хотел уже повернуться обратно и отдать приказ воину уничтожить орка, эльф, люмбера и своего напарника.
- Разрушь жаровню! - Шепотом скомандовал дроу, но его мысленный приказ был достаточно силён. В конце концов, он был закалён в боях, а его вера в свою силу была достаточна велика, дабы какой-то браслет смог разрушить его личность.
Рыцарь подчинился, ведь иначе он не мог. Подойдя к огромной жаровне, он схватил её снизу и медленно стал поднимать, держа за основание. Получив очередной приказ от своего хозяина, он сделал огромный рывок, опрокидывая чашу на пол. Огонь ударил из падающей конструкции во все стороны, угли едва не долетели до ассасина, грозясь оставить на его нежной коже ожоги, но тот во время кувыркнулся в бок, избегая попадания. Дроу приказал рушить все, что увидит рыцарь, а так же, тушить остатки огня. Металл на перчатках могучего воина стал красно-черным, после того, как он поднимал особенно большие угли и сжимал их, ломая. После проделанного, он подошел к изображению Наурма и огромным кулаком снёс тому голова. А люмбер в это время шарил по различным шкатулкам, в поисках чего-нибудь ценного, а самое ценное, например драгоценные камни он забирал  собой, засовывая их в карман. По-моему, он что то забыл, например, спуститься вниз и посмотреть как идёт сражение?

Отредактировано Haefrith (2018-03-05 16:33:38)

0

27

Пока хвостатый бился один-на-один с монахиней, второй люмбер искал спасения на верхнем этаже, орк, которому похоже досталось сильнее всех, приходил в себя, а заказчик куда-то скрылся, Рраве продолжал молиться. Он уже обеспечил тасаури поддержкой в виде ускорения и усиления. Следующим благословением  стало появление защитной ауры, тонким слоем обволакивающее подвижного убийцу. Это на случай, чтобы случайное попадание жрицы не стало для прыгуна в маске последним. Так же он благословил его быстрым восстановлением сил и защитой от огня.
Темный паладин так же постарался озаботиться тем, как бы ему задержать служительницу Наурма, которая в пылу боя расходилась всё сильнее и сильнее. Помимо благословений для союзника, эльф насылал на женщину сковывающие проклятия. Те, впрочем, почти не возымели действия. Находясь в храме своего бога и будучи под защитой своих собственных благословений, она наверняка могла игнорировать большинство негативных эффектов. Закончив подготовительную фазу и убедившись, что усиления на лисе продержатся какое-то время, Хайнгаэль закончил ритуал и поднял собственный меч. Теперь пришел его черед померяться силой со Святой Хеленой.
Рывком добравшись до места схватки, он вклинился между наемником и жрицей, отбивая её посох. Потом отклонил голову от ответного хай-кика. Попробовал рубануть по второй ноге, заставив женщину подпрыгнуть, опираясь на шест. Описал мечом полумесяц, но она перевернулась в воздухе и, восстановив равновесие, ударила своим оружием. Хайн парировал атаку. Произвел ещё один обмен приемами, сочетающими фехтование и рукопашный бой. Убедившись, что взгляд Хелены теперь сосредоточен на нём, нырнул в сторону, словно намереваясь обойти её со стороны. Но на самом деле он открыл путь для атаки «Масочника», которого всё это время закрывал спиной.

+1

28

Парень скривил губы в ухмылке и задумчиво поднял бровь, как жаль, что подобную мимику не могла увидеть ни жрица, ни его компаньоны.
- Я не боюсь оттоптанных ног, - уверенно заявил юноша, вступая в танец со жрицей. Как и ожидалось, первый удар юноши не принёс каких либо плодов, ответный удар Фай принял на лезвие кинжала, а затем отвел в сторону. Но даже так жрица смогла повернуть ситуацию себе в пользу, используя инерцию, чтобы закрутиться и тем самым  заставить юношу разорвать дистанцию, уклоняясь от атаки. А дальше начался методичный и ровный обмен ударами, который не приносил какого-либо успеха той или иной стороне. Впрочем, это не совсем так, настроение юноши становилось все лучше и лучше, а это отражалось и на чистоте мыслей и принятии решений в бою. Дело в том, что появившиеся усиления полностью компенсировали разницу в их силе и скорости, которую жрица продемонстрировала, впервые появившись в зале. Сейчас они были равны в скорости, а в силе юноша возможно даже был несколько сильнее за счет того, помимо благословений, жрица так и остаётся человеком, а Фай по прежнему тасаури, и это в обычной ситуации довольно большая разница.
Бой проходил под диктовку жрицы, но Фай был совсем не против, поскольку это позволяло ему экономить силы и тянуть время, пока остальные занимаются важными для общего блага делами. Жрица крутилась вокруг юноши, чередуя различные удары, которые не все приходились на долю посоха. Фай в свою очередь атаковал и контратаковал, не забывая блокировать или парировать летящие в него удары. Оставалось надеяться, что колдующая и прыгающая вокруг него женщина выдохнется.
Люмбер, закончив свои молитвы тоже ворвался в бой, позволяя лису взять небольшую передышку и подготовиться к следующей атаке. Пользуясь моментом, Фай освободил одну руку от клинка и словно тень двигался за жрецом, скрывая свои дальнейшие действия от глаз женщины, но не мешая при этом соратнику.  Короткая стычка, а затем люмбер ныряет в сторону, открывая "коридор" для атаки Фая, который казалось бы только этого и ждал.
Пара хвостов сложенных воедино скрывают левую руку и зажатое в ней оружие наносят горизонтальный удар на уровне груди, такой же удар производится и правой рукой с зажатым в ней ледяным мечом, но был сделал на уровне поясницы. Все вроде бы и ничего, жрица и раньше блокировала подобные удары, но в этот раз изменилась сила атаки. Дело в том, что за время, пока тасаури прикрывал Хайнгаэль, лис сменил оружие. Легкий ледяной кинжал сменился тяжелым двуручным мечом, созданным для того, чтобы ломать одноручные клинки и щиты противника. Вместе с силой атаки изменилась и дистанция атаки. Расчет строился на том, что если жрица решится блокировать этот удар, то вразумитель попросту переломит её шест, а если жрица попытается разорвать дистанцию её попросту достанет более длинное лезвие оружие. А ведь есть ещё и люмбер, который заходит с боку и вряд ли будет просто стоять и смотреть на происходящее.

+1

29

Наниматель
Вь'Альтарн
Ледяной эльф
331 год

http://s7.uploads.ru/bET12.png


Пока бойцы отвлекали безумную монахиню, Вь’Альтарн добрался к лестнице и поднялся в зал третьего этажа. Он догнал одного из темных эльфов, который как раз грабил зал. Глянув на оживший доспех, громивший помещение, эльф взмахнул рукой, заморозив этого «стального голема». Для собственного покоя.
- Ты уже потушил? Отлично.
Ледяной эльф направился к месту, где, по-видимому, стояла чаша с огнем. Он опустился рядом с платформой и начал шарить руками, пока не нашел замаскированную кнопку. Открылся тайник в полу, где среди серебренных монет, драгоценностей и каких-то причудливых предметов лежал сундучок. Достав его, наниматель заморозил замок и сбил его.
Внутри на бархатной подушке лежал осколок загадочного металла, похожий на отломанную деталь. Мерцающий камень, золотой с огненными прожилками, источал свет и тепло. Как кусок окаменевшего пламени, но при этом пульсирующий чистой магической энергией. Вь’Альтарн захлопнул сундук и покрыл его толстым слоем льда.
- Прекрасно, - сказал он и посмотрел на своего наемника. – Мы должны выбраться отсюда. Если я умру, никто из вас не получит вторую часть денег.

-----------------------------

Верховная жрица Наурма
Святая Хелена
Полуэльф?
Возраст неизвестен

http://s5.uploads.ru/40Jik.png


Наверное, Хелена могла бы прочитать маневр эльфа и тасаури, и даже могла бы отбить их атаку, чтобы контратаковать. Но её отвлекло ощущение того, что что-то оборвалось. Она всем нутром своим почувствовала, как осквернено было священное пламя. Огонь, связывающий её с Богом, потух.
Оба удара хвостатого достигли цели. Один рассек грудь, другой пробил живот. Женщина, оросив пол под своими ногами кровью, начала падать, но оперлась на посох. Ей потребовались усилия, чтобы не сбиться. Без поддержки Пламени, сила её благословений становилась сильно ограничено. Во всяком случае, по времени действия. Однако Святая с кровью на устах закончила молитву, которую читала во время драки.
Да станет храм горном. Да станет их плоть дровами. Да станет их кровь топливом. Жизни защитников Наурма – да станут очищающим пламенем, и обратятся враги великого покровителя в пепел. Даровавший жизнь её и отнимет.  И будет выкован в этом огне карающий меч. Да накажет он тех, кто не благодарен огню.
Хелена стукнула шестом об пол, и последнее благословение начало действовать. Кровь каждого убитого жреца и каждого храмовника вспыхнула, словно масло. Огонь быстро распространился по коридорам храма и захватил двух нападающих в кольцо. Верховная жрица выпрямилась. Её горячая кровь, пылая, словно напалм, продолжала капать к ногам. Её одежда стала тлеть на теле. Языки пламени вырвались из глазниц. Бросив свою жизнь на костер сражения, она стала ещё сильнее и быстрее. Она прыгнула к своим противникам  и начала наносить удар за ударом, но на этот раз каждый взмах шеста оставлял за собой широкий огненный росчерк.

0

30

Хаефрит схватился за запястье, потому что браслет словно взбесился, выкрикивая различные проклятья в адрес ледяного эльфа. Обернувшись, тот заметил своего нанимателя, который заморозил люмберскую игрушку. Кулаки дроу сжались, что бы ударить гавнюка, но он вспомнил, что у него доброе сердечко.
- Вообще, можно было не замораживать его. В конце концов, бой внизу до сих пор продолжается, и мы могли бы помочь. После того, как я закончу.
Хаефрит, движимый любопытством поплелся за эльфом, и встал позади него, когда он вскрывал тайник, который ассасин никогда бы не нашел. Внутри было много серебра, очень много серебра, а так же драгоценные камни. Глаза люмбера хитро сверкнули, но его работодатель не мог это увидеть. Тот взял шкатулку и открыл её, заставляя дроу потерять дар речи, неужели он сам не подумал о том, что может существовать какая-либо скрытая сокровищница? Услышав фразу о том, что ледяного эльфа нужно доставить живым, люмбер коротко кивнул и взял оба клинка в руки. Его поза была достаточно расслабленной, даже опытный воин не рассмотрит в ней угрозы, а она была.
- Послушай, мы выведем тебя живым, по крайне мере, из всей этой кодлы в живых остались только мирные жители и настояльница. Они не получат подкрепления из города и все, что стоит на нашем пути это Хелена. Она огненная ведьма, ты ледяной колдун, сейчас ты должен помочь нам. - На самом деле, Хаефрит думал лишь о том, что маг откроет какой-нибудь портал и просто исчезнет там, оставляя троицу самой себе. Судя по звукам снизу, бой был не окончен, а терять таких компаньонов как паладин Ваэддиара и Фая совсем не хотелось.  - Помоги им.
Хаефрит достал из кармашка небольшой бутылек и сделал несколько глотков, после чего протянул его своему компаньону, оставляя тому ровно половину.
- Пей, и идём в бой, быстрее убьем её, быстрее уйдем.
Люмбер глубоко вздохнул и пошёл первый, слегка прикрыв глаза, ожидая удара в спину. Самое печальное в том, что когда ты работаешь с плохими ребятами, ты знаешь, чего от них ожидать, так и Хаефрит, был готов встретить свою смерть.

+1


Вы здесь » Gates of FATE: Tears of Gargea » » Завершённое настоящее » [Q] Да угаснет пламя


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC