Главное меню
Навигация
  • Карта мира
  • gates of fate's map


« Описание мира « Техническое « Социальное « Игровое « Информация по механике « Оформление механики
Панель умений

Gates of FATE: Tears of Gargea

Объявление

» Краткая сводка по событиям в игре «» Краткая сводка по событиям в игре « new - Строительство Храма Первого огня в Интхууле закончено! Храм Бога-ремесленника был восстановлен после пожара и стал ещё краше. Ходят слухи, что сам Наурм посетил стройку и пир в честь открытия священного места.
new - Некие злоумышленники отравили воду в городе Эстелле зельем смены пола из-за чего в городе на целые сутки начался страшный переполох. Воспользовавшись беспорядками, несколько рыцарей Цельпа дезертировали и похитили тело бывшего Главнокомандующего. Эти злодеи были объявлены в розыск!
- В землях Эстелла значительно увеличился уровень преступности и бандитизма. В городе растет народное недовольство и недоверие к нынешним властям.
- Среди пиратов Сэрдана стали распространяться слухи о том, что один за другим пропадают Хранители Ключей. Однако никаких подтверждений этим пьяным россказням нет.
- Город Света, Вашвельм, заявил на политической арене, что намеревается собрать войска и отправить их на запад, к бывшим землям павшего Везена, чтобы искоренить скверну, уничтожить всех теней и вернуть эти территории людям. Уже был заключен договор с Хрейдмаром, позволяющий «армии света» пересечь имперские территории. Готовится крупная военная кампания.
- Битва с Аватаром Разоэнру подошла к концу. Герои триумфально вернулись домой, покрыв себя славой и вписав свои имена в историю. Мир начал оправляться от «Восстания ледяных эльфов» и ужасов, которые принес Дь’Лонрак со своими прихвостнями. В Фаэдере уже возводят памятник в честь Героев и жертв этой короткой войны.
- Долгое время в подземельях Интхуула гномы ведут затяжную войну с пещерными паразитами - кобольдами. Для обеспечения более масштабной атаки на логова тварей уже начались подготовительная и разведывательная миссии.
- Ходят слухи, что в окрестностях Льесальфахейма поселилось уже несколько некромантов. Из-за их темной активности Древо Жизни медленно погибает. Можно только гадать, откуда они пришли и что они планируют в дальнейшем.
- Мельн Словоплёт пропал! Известного барда давно уже не встречали в тавернах, распевающего свои бессмертные шедевры. Все поклонники его творчества пребывают в глубоком беспокойстве и готовы отправится на поиски.
- Долина Врат вступает в новую эпоху, и её будущее зависит от вас…

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gates of FATE: Tears of Gargea » » Завершённое настоящее » [Q] "Сражение под Эстеллом"


[Q] "Сражение под Эстеллом"

Сообщений 1 страница 30 из 50

1

https://fennas.ru/img/gof_quest/1_1525095149.png

Время в игре:
7 день месяца Цитрина, год Пепельной Хвои, около пяти часов дня.

Погода в эпизоде:
Пасмурно. С приходом весны на полях и улицах лежит талый снег, но уже пробилась первая влажная трава. С юго-востока приближаются вестники беды - грозовые тучи.

Место действия:
Город Эстелл и прилегающие к нему несколько километров территорий, включающие луга, поля и предмесные деревни.

Несколько дней назад пиратские корабли доставили к южным берегам Трезена войско ледяных эльфов и их военную технику. Вскоре эта армия выдвинулась, пополнив ряды союзниками только и ждущими возможности выползти из своих нор – разбойничьими бандами, наемниками, ратхами, прирученными троллями и различными изгоями. Все, кому было выгодно падение Эстелла и кого вела воля Дь’Лонрака, маршировали под знаменем черного солнца прямо к центральной области, уничтожая и разоряя всё на своем пути. Возможно, силами Прорицателей из Фаэдера удалось бы предвидеть это нашествие и остановить армаду ещё на берегу, но после провала с артефактом «Слепое пятно», они были слишком заняты внутренними проблемами и не смогли предупредить Эстелл. А Интхуул не успевал своевременно направить свои войска союзному городу, особенно в свете произошедшей атаки на свой храм.
Эстелл оставался один на один с вражеской армией, разоряющей земли маленькой империи. Разведчики и беженцы со всего региона сообщали, что силами нападавших командует чародейка по имени Норс, являющаяся, предположительно, одной из главных подручных Лонрака. Кроме того в их войске имелось страшное чудовище – Исгундир, потомок легендарной Феелмии и, вероятно, последний ледяной великан. Было очевидно, что основной целью этой атаки является не только причинение вреда Эстеллу, но и попытка захватить "осколок", который добыли эстеллцы в борьбе с крысолюдами. И лишь несколько часов отделяли осадные силы от столицы.
Между тем военные советники главнокомандующего Хембарта советовали тому направить армию для ответного удара навстречу, прямо «в поле», пока враги не достигли города, иначе пострадают жители всех окрестных земель. Однако Верховный маг Фабиан возражал, аргументируя тем, что Эстелл непреступен, а военная сила нападающих значительно уступает в численности. «Нужно просто дождаться», - говорил маг, - «Пока они сами разобьются о наши стены. Нет смысла рисковать жизнями солдат за стенами». Судья Мадира была занята обеспечением порядка на всех ярусах города и подготовкой для эвакуации, в чем ей помогали канцлеры и юстициары.
Большинство чародеев Вилварин были заняты тем, что возводили защитный барьер над небом города, другие готовились к участию в битве. Городская стража и Орден Цельпа готовы были выступить по приказу. А шпионы из Сильме действовали так, как подсказывало им желание выжить.

Действующие лица и очерёдность постов

Jericho Hambart
Cassia Hambart
Len Srebren
Iris
Jhomlin Cleynmac
Azael
Faurt Larenn
Beatrix Rengar
Dragos Dvaller
Alkion
Haefrith
Fye D. Flourite
▬ GM (по необходимости).*


○ ○ В первом сообщении не забудьте указать внешний вид и снаряжение персонажа.
○ ○ Максимальное время отписи 5 дней. После этого очередь пропускается.

Задействованные
Оборонительные силы Эстелла

Атакующие силы
армии Дь'Лонрака

Регулярная армия и стража: 3500
Лучники: 440
Особый отряд рыцарей на грифонах: 60
Рыцари Цельпа: 302
Маги Вилварин: 115
Противоосадная техника: 55
Ультимативные единицы: Джерико Хембарт, Фабиан Герт

Ледяные эльфы (боевые маги): 350
Ратхи: 1200
Наемники и разбойники: 640
Тролли: 150
Осадные орудия (маг.баллисты): 40
Тайный резерв: ???
Ультимативные единицы: ледяной великан Исгундир, чародейка Норс

+7

2

Война. Именно на ней раскрывается твоя сущность. Война уносит жизни одних и раскрывает потенциал других. Она меняет судьбы: кто-то становится кормом для червей, а кто-то героем для людей. Путь любого рыцаря стремится к войне и трактует её, как вызов своим убеждениям и профессионализму. Если твои мотивы ясны, то ты пройдёшь данное испытание, коли нет - ты и всё, что тебе дорого, падёт. Сравняется с пеплом, что останется на месте сражения.
Джерико был человеком войны. Именно военное дело раскрыло его потенциал. Именно кровь всех оппонентов стала подспорьем к его восхождению. Пожалуй он был один из немногих в Эстелле, кто смог в данный час сохранить спокойствие духа и чистоту разума. Он находился в комнате офицерского состава на крепостной стене города. Перед Хембертом была разложена карта всей окрестности с выведенным планом действий. Старик, сощурив глаза и бубня что-то себе под нос, обдумывал все возможные ходы и манёвры противника. Их было миллион, поэтому Джери не мог спокойно спать уже вторую ночь. Сейчас в комнате без него находилось трое: верховный маг Фабиан Герт, глава Сильме Кир и посланный из Интхуула советник, гном Мульбрехт - все обсуждали положение сил на предстоящем поле боя. Интхуул был не в силах подсобить войском, поэтому отправил своего великого тактика и политика. Он хорошо был ознакомлен со способами ведения боя при отрицательных погодных условиях и умело руководил при осадах города. Помимо этого он донёс до Джерико все известные факты о так называемом Ледяном Великане.
Схватка должна была развернуться у стен города. Джерико сразу согласился с Фабианом. Недооценивать такого сильного противника - безрассудное ребячество. Стены города давали тактическое преимущество. Покинуть их всё равно, что самому положить голову на плаху. Помимо тактического преимущества, у них был в кармане запас времени, которое можно было потратить на эвакуацию всех фермеров и крестьян, живущих за стенами и возвести щит над лоном города. Поля будут разграблены, а дома сожжены, да. Но если Джерико проиграет на подходе города - последствия будут намного хуже. "Отдавая такую цену, Эстелл приобретал победу" - так рассуждал и пояснял Джерико.
Численно и качественно войско сторонников Цельпа превосходил армию противника. Но Дь'Лонрак известен своими неожиданными козырями. Следовало ожидать что угодно: маги могут воскрешать павших воинов, чародеи могут призывать полчища астральных существ, а также не стоит исключать вероятность контроля над разумом. Однако особыми манёврами славились и местные жители. Фабиан Герт распорядился за 2 километра от города заложить огромную магическую ловушку. Она должна была с отсрочкой в 5 минут (специально чтоб сдетонировать в скоплении сил) разорваться копьями молний и поразить обильную часть противников. Её разрушительная мощь могла подорвать целый город. От этого становилось не по себе.
Запах битвы уже витал в воздухе. Отряды лучников и магов-элементалистов заняли свои места на стенах города. Всадники уже запрягли своих лошадей и грифонов в конюшнях. Стража города распределяла последних эвакуированных гражданских по местам временного расположения и готова была помогать у стен города. Отважные участники Сильме и Серого Братства отдали честь и устроили засады в окрестностях города. Эти ребята привыкли работать в одиночку или небольшими отрядами - им так привычнее. Отряд Цельпа, армия, боевые маги и некоторые наёмники выстроились под стенами, слушая распоряжения собственных главнокомандующих.
Обсудив оставшиеся детали подготовки, Хемберт выдохнул и решил на время покинуть пункт переговоров. Он вышел из помещения и пошёл по баррикадной стене. Одет он был в боевую форму старшего главнокомандующего - тяжелый белоснежный латный доспех, лишь шлем был снят до начала боевых действий. Место левой руки было прикрыто привычной серой накидкой, чтоб не мозолить глаза. Излюбленный ледяной изогнутый двуручный меч красовался за спиной старика.
Все вокруг были перенапряжены. Лучники всматривались в даль и в нервной лихорадке вцеплялись в луки, улицы города молчали в предзнаменование грядущей бури. Дойдя до главных ворот, которые были заперты, Джерико глянул вниз, где отдавали дань храбрости и чести все воины Эстелла. Хемберт глубоко вдохнул и выдохнул.
-ТОВАРИСТЧИ. - громоглассно заявил он, надрывая связки. Его хриплый бас эхом разлетелся над замолчавшими солдатами. - Мы стоим тут, ибо враг на горизонте стремится уничтожить наш дом родной, да всё то, что веками мы вместе строили - каждый в своей семье лично! Да не посрамим земли Эстелловской, но ляжем костьми, ибо мертвые сраму не имут! - старик поддался вперёд, хватая воздух кулаком, - Не отступим да станем крепко. В память о наших близких. О наших семьях. Враг хоть вместе, но раздроблен морально! Их дух не идин, братцы! Стойте стеной да держитесь за плечи друг друга! Я пойду с вами и, есмь моё плечо будет ближнем, хватайтесь братцы! Ведь я такой же, как вы! Я часть той стены, что мы возведём сегодня! С храбростью предков наших и мыслью, что эстелловская сила была доселе непобедима, сразимся мужественно!... - он сделал паузу, переводя дух. - СЛАВА ВАМ, БРАТЦЫ! СЛАВА ЭСТЕЛЛУ! СЛАВА ЦЕЛЬПУ! СЛАВА ЕДИНСТВУ БОЕВОМУ! ПОКАЖЕМ ИМ НАШУ ПЫЛАЮЩУЮ ЯРОСТЬ, СИМ ОТОМСТИМ ЗА ПАВШИХ ТОВАРИСТЧЕЙ!
Голос срывался, но старик продолжал кричать, передавая каждому услышавшему свой дух. Пусть каждый почувствует огонь внутри себя. Огонь, которым заражает старик, пылающий ярче солнца в пустыне.
Стиснув зубы, Хемберт развернулся, махнув плащом.

+9

3

Напряжение в мире нарастало и требовало разрядки. Одним из известных способов была война. К этому долго шло, она все набирала обороты. И вот, увеличившись в масштабах, действие перешло с наполнения крысами подвалов домов герцогов к методичному движению армии на Эстелл. В ее состав входили уже не только ратхи. Воздух был все тем же, но беспокойство чувствовалось в каждом движении, каждом вздохе обитателей города.
Продолжалась эвакуация и размещение жителей предместий. В Эстелле было не так много места, как могло показаться. Все-таки резиновым он не был. Но каждому нашелся хотя бы временный уголочек. В том числе разделили свое жилище с временными гостями и Хемберты. Некоторым повезло чуть меньше, и свой уголочек они нашли в одной из лечебниц города. У Ирис и Кассии совместно с другими работниками больниц дел было невпроворот. Пострадавших было много. Сколько еще жертв будет, страшно было и предположить. Но в общем-то, и это было частью круговорота жизни. Как еще сохранять внешнее спокойствие и не предаваться панике, кроме как постараться слегка абстрагироваться от происходящего.
Что характерно, за себя дриада переживала в меньшей степени. Несмотря на то, что ее природа была схожа с природой ее дочерей, вместе с Джерико они обеспокоились их безопасностью, хоть те и не были до конца согласны. Выходить из дома им было строго-настрого запрещено. В случае же крайней необходимости тем было велено просить укрытия у своих родных деревьев, которые находились пока в саду Хембертов.
Воспользовавшись выдавшейся свободной минуткой, дриада вышла на улицу и сделала глубокий вдох. Небольшое дуновение ветра пустило волну по юбке ее обычного сиреневого платья в пол. Хоть здесь можно было перестать улыбаться. Все это очень тяжело. Погода соответствовала моменту. На город кроме армии Лонрака надвигались и темные тучи. Природа, похоже, тоже хотела участвовать в таком важном событии. Кассии показалось, что раздался гром. Но вскоре ей стало ясно, что это воодушевляющая речь ее мужа. Значит, уже скоро. Странным образом здесь, за укрепленными стенами рядом с больницей, безопаснее которой по словам самой же Кас (не полная правда, конечно же) место в городе было сложно придумать, спокойно она себя здесь не чувствовала.
Из приоткрывшейся двери показалась одна из доверенных врачевательниц, которая не успела сказать, для чего искала дриаду, поймав ее строгий и решительный взгляд.
- Я на вас рассчитываю, - только и сказала женщина и будто в подтверждение своим словам ударила своим посохом о землю. Она накинула на голову капюшон своей накидки и двинулась к городской стене, игнорируя любые возможные пререкания. Пережидать в больнице, сложа руки, она не могла.
Как ни странно, здесь, вблизи грядущего сражения, где в нее мог попасть снаряд, стрела или сгусток энергии, ей было намного спокойнее. Наверное, дело в непосредственной близости к этому невероятно харизматичному и вселяющему уверенность мужчине в белом доспехе. Интересно, он женат?

+9

4

Война имела вкус соли. За свою подчас слишком долгую жизнь, Лён успел немного отведать войны, и поэтому он полагал что знает чего сейчас можно ждать. Обыкновенно осада такого большого города как Эстелл должна была бы длиться месяцами, но принимая в расчет то что и защитники и нападающие наверняка будут использовать магию, это время вполне могло уменьшиться до нескольких дней - если уж не пары решающих, быстрых часов, обрывающих множество жизней. Предательская была эта вещь, магия, какая-то бесчестная в свете тактик и действий, отработанных многолетним искусством человека убивать себе подобных в промышленных масштабах. Наверняка она же способствовала и тому что войско ледяных эльфов появилось практически внезапно, собрало вокруг себя подкрепление из местных жителей, и прочих чудовищ и отбросов общества (даже если у эльфов была мощная агентурная сеть - это тоже была своего рода особая социальная магия), и выдвинулось в бодрый поход по землям этой империи, загаживая все что попадалось на пути и таща свою осадную технику прямо по весенней грязи. Впрочем, нужна ли была им эта осадная техника? Ведь согласно одним слухам, их сопровождал огромный злой гном, выделанный из твердого черного льда, рукотворный монстр под названием "исгундир" - а по другим, они уже давно пустили в ход другую армию подземных крото-белок, и прямо сейчас те пожирают камень стен чтобы потом их могли проломить всего парой удачных залпов из катапульт. Чему верить, рыцарь не знал, но зато он понимал что битва будет вестись не по каким-то конвенциональным нормам, и что её исход вряд ли будет сильно зависеть от него самого. Поэтому, он позволял себе расслабляться.
С юго-востока тянулись грозовые тучи, задавая сценическую атмосферу, и обещая веселую жизнь для стрелков и артиллерийских расчетов. Лён, приземлившись в полном боевом облачении на каменные ступени, где-то на нижних ярусах укреплений, по которым сейчас были организованно рассеяны готовящиеся к обороне элитные рыцари и чуть менее элитная стража с иными защитниками города, самозабвенно играл на свирели. Играл он долго, заунывно и тоскливо, и мотивчик его мелодии почти сразу же терялся в общем гомоне и периодически начинающейся движухе, пока кто-то что-то таскал или делился очередной небылицей про фантастических существ во вражеском стане. Играл же древний, или вернее кое-как изображал, "полёт грифона", вдохновляясь тем фактом что вживую увидел целый отдельный особый отряд на этих крылатых великолепных созданиях. Противник наверное, тоже был в курсе что в защите города участвуют всадники на хищных орлах с телом и силой льва, и именно поэтому тщетно пытался создать нелетные условия. Хотя причина скорее всего крылась в чем-то другом, и эта причина абсолютно точно не сулила городу ничего хорошего.
Но вот, где-то наверху появился облаченный в светлую броню, вдохновляющий своим видом коммандор. Выглядящий как парагон стойкости и мужества, он заговорил свою речь, и Льну пришлось убрать свою свирель и внимать зычным словам наряду со всеми остальными. Они могли быть пламенными, право, но куда важнее было то что в них скрывалась правда, и Джерико об этом был в курсе. Армия, которая шла к ним, действительно была раздробленной, вряд ли организованной, и она могла победить только какой-то быстрой атакой, только лишь реализовав какой-то скрытый козырь. На пару мгновений Лён пожелал оказаться как можно дальше от стен - потому что фантазии о пожирающих их изнутри кротах, на это время показались реальностью.
Ну, во всяком случае будет любопытно глянуть, что там припасли эльфы. И конечно, проверить себя и свою стойкость.
- Испокон веков рыцари Эстелла разбивали здоровые толпы всяких немытых ублюдков, - заговорил он лениво, обращаясь к кому-то кто был поблизости, а может и к самому себе, доставая свою самокрутку и ища где бы её прикурить, - Не думаю что сегодня история как-то изменится.

Отредактировано Len Srebren (2018-03-20 10:04:53)

+7

5

Так и не заметила того перехода, когда из улыбчивой и тихой лисы, Ирис превращалась в строгую женщину с колким холодным взглядом. Она была на удивление спокойна, а движение выверенные и без суеты. Леди Эала не спала последние два дня из-за нахлынувшей работы и эту работу не променяла бы ни на что. Под крылом белой лисицы был целый лазарет ордена и он должен функционировать идеально даже без её надзора.
Выстроив чётко структурированную цепочку действий при тех или иных проблемах, леди инструктировала персонал. Они вместе с ней превращали корпус в скорый полигон сражений за жизнь бойцов. А то, что их хлынет множество, это было лишь вопросом времени. Зная по опыту, какого это остаться без средств к лечению при огромном наплыве людей, Ирис лично штурмовала склад ордена Цельпа и так же лично ругалась с теми, кто этому препятствовал. Цепочка медиков постоянно бегала туда и обратно, пополняя запасы госпиталя всем необходимым и еще сверху. И скорее всего и этого будет мало.
Внутри корпуса шла глобальная перестановка. Он рассчитан на единовременное нахождение в медчасти лишь одной пятой от всего состава бойцов, а после первой волны штурма количество обращенных будет резко превышать все показатели. Что уж говорить про окончание. Двигались кушетки, освобождались столы, вся не нужная мебель вроде лишних кресел расходилась по крепости. Освобождались подсобные помещения, шла инвентаризация, маленькая лаборатория аж в один стол, активно кипела и производила запасные ресурсов виде зелий и настоек. И везде была Ирис. Потому что было никак.
Удостоверившись, что все первичные приготовления были сделаны, а персонал справиться дальше сам по накатанной колеи, Эала смогла отправиться в свою маленькую келью-комнату, да приготовлений к своему малому путешествию до стены. Она, как и Кассия, чуяла своё место именно там и не могла просто находится в другом месте. С платьями пришлось расстаться и облачится в нечто более удобного для быстрого перемещения между бойцами. Белая лиса должна быть везде, сразу, одновременно. Стягивая себя легким кожаным доспехом и чувствуя, как дрожат при этом пальцы, Ирис посмотрела в окно. Маршируют, доблестные. Идут, без страха. Закрепив на плечах белый плащ, Ирис выдвинулась вместе с остальными цельпитами на городские стены.
.. до белезны пальцев сжимала древко развивающегося стяга. Тасаури ведала где ее место и знала, что своими хвостами лучше не путаться под рукой. Стяг Цельпа заходился волнами от частых порывов ветра. Говорят, что это честь пронести его через битву и не отдать врагу. Золотой взгляд коснулся знакомый силуэт и тасаури медленно, не желая пугать, подошла к Кассии и просто, без всяких слов, коснулась ее плеча своей щекой. На секунду стиснув свободной рукой ее плечи, так же аккуратно отпустила. Видеть здесь дриаду было неожиданно приятно. А затем, осматриваясь, постепенно вычленяя из живого и дышащего человеческого моря, знакомые лица, Ирис мягко улыбалась. Она не слышала что говорит во~он тот гном, но была уверена, что он ругает на чем стоит свет оборонительные сооружения ибо "у нас не так", а демон просто ожидает когда кончится поток ругательств. Что даже Лён, сидя на ступенях, ожидал и был таким же живым и дышащим как остальные. Даже Фаурт, на удивление серьезный сейчас и которому достался мазок перчатки в приветственном жесте, был здесь и являл дополнительный повод для спокойствия. На душе становилось теплее.
Небо же затягивалось тучами. Играла свирель. И сегодня совсем не хотелось видеть крови.

+

Отредактировано Iris (2018-03-21 21:05:16)

+9

6

Лимон.
Что ярче описывает этот фрукт? Красиво написания книга с картинками или же ваши собственные ощущения? Представив себе этот плод, само собой ощущаешь его вкус. Тебе не надо описывать его форму, цвет и запах для этого. Раз, попробовав, запомнишь на всю жизнь. Если подумать, как много общего у масштабного смертоубийства с невинным цитрусовым?
Джо не был великим мыслителем, просто любил сравнивать большое и малое. Попивая лимонад, он мирно поднимался по винтовой лестнице, размышляя над этой странной темой.
Война, как и лимон лучше ощущаются, чем описываются. Будь ты хоть богом от мира литературы, ты не сможешь передать, как замирает сердце от вида умирающего противника. Он из последних сил пытается не упасть, наводит на тебя оружие, готовясь нанести удар. Но… Меч выскальзывает из его руки и оказывается на земле чуть раньше своего хозяина. Или как только что сражающегося с тобой друга разрывает на части попавшим в него снарядом. Тот страх, боль, дикий раж и еще много чего что не свойственно разумному существу, не ложатся на бумагу так, как ложатся на душу. Ярко алым шрамом, разделяющим жизнь на до и после.
Эх. Мысли. Мысли. Мысли. Не ради них Джомлин взбирается так высоко. Допив лимонад гном довольно сморщился и оставил пустую бутылку на ступеньке позади себя. Идущий следом Тим неодобрительно вздохнул, обходя препятствие и щурясь от дневного света, впереди уже виднелся выход. Битвы было не избежать, враг у ворот. Оставалось только ждать и… наблюдать. А откуда лучше всего наблюдать за армией врага? Правильно. С наивысшей точки в городе. А что может быть выше и ближе к врагу, чем защитная стена? Сейчас туда не пускали, опасались, что шпионы могут передавать сигналы врагу, но везде найдутся свои лазейки. Да и Джо, как ВОИН, не мог отказать себе в удовольствии в числе первых увидеть надвигающиеся войско.
- Тим! – впервые так его окликнул Клейнмак. Он обращался к нему на прямую. Без кличек и дополнительных имен, без приставок сер и других уважительных падежей. Как к человеку, с которым ему предстоит драться бок о бок.
- Ты тоже ощущаешь это? Но нет, не так как я. Наверно естеству демона это ближе. Хех. Что бы там не говорили, а именно вот так выглядит воплощение смерти. Не как костлявая с косой, а как живая звенящая река из сотен тел. Красиво правда? Даже с крепостных стен ощутимо ее дыхание. 
Говоря это, гном посмотрел на Сесилию. Сжав рукоять посильнее он поднес лезвие к груди и медленно провел им по коже оставлял алый след. На вопрошающий взгляд Тима он ответил просто:
- Свою кровь я сам пролью, а им не позволю…
После, вбив топоры в стену, похрустел костяшками пальцев.
- Определенно будет весело.
Отбивая ногой в ритм слышен только ему одному, довольно улыбался. Вот так за мальчишечьими забавами прошло минут пятнадцать.
- Что вы здесь делаете?!! – заорал часовой увидя их.
- Вот сволочь! Испортил весь настрой! – плюнул в его сторону Джо, вытаскивая топоры.
- Вы сума сошли?! Командор собирает всех для напутствующего слова, а вы здесь сидите. Немедленно к нему. Пока я не доложил интенданту.
На его угрозы гном еще раз плюнул в его сторону и обратился к другу:
- Буйный прав. Нам надо к командующему. Пошли. Я тут внимательно осмотрелся и сейчас поделюсь с тобой моим мыслями о хреновости защитных сооружений в Эстеле. Доставай бутылку, это на долго…

+8

7

- Знаешь дворф, это моя первая масштабная битва... Проговорил демон, смотря на горизонт с края оборонительной стены. Его глаза светились ярким золотым светом, вызванным побочным эффектом от заклинания. Это заклинание, которому он так и не удосужился дать именование, позволяло видеть дальше, ближе, крупнее или мельче по желанию. Сейчас он увеличил дальность настолько насколько мог, пытаясь разглядеть приближающееся войско. Но, увы, оно было слишком далеко...

- Первая из тех, в которой я участвую. Я видел много побоищ - маленьких, больших, за честь и славу, во имя алчности. Я ходил по деревням, что были разрушены и разграблены в результате таких сражений. Наблюдал, как люд вешался у своих сараев, дабы не попасться в плен. Не раз натыкался на разбойников и мародёров, что после таких бедствий пытались поживиться сапогами, приглянувшимися им на чужих ногах. И знаешь, что я понял за эти годы? Это херня никогда не меняется… Возможно для господ она и имеет место, для них всё чётко, есть правые и неправые. Но для простых людей она несёт лишь смерть и разруху. Он подошёл поближе к краю и вытащил из-за пазухи прорву пустых талисманов, которые ещё не заполнил нужным ему колдовством. Демон планировал создать пару подлянок для приближающегося войска. Сконцентрировав на пальце энергию, Азаэль начал им рисовать на талисмане руну. Магия рун – то чем он владел крайне плохо, а если точнее совершенно не владел. Единственное чему он научился из этого исскуства, будучи желторотым юнцом в бытность академии это руна электрического взрыва. И овладел он оной хорошо. Нарисовав такую на любой поверхности, да задав команду при котором она сдетонирует, можно было создать магическую ловушку, сила взрыва которой достаточно мощна, дабы превратить в фарш пять пехотинцев, облачённых в лёгкую броню и стоящих строем. Рисовал он их довольно быстро, по крайней мере, для него не владеющего этим ремеслом, тратя по две минуты на каждую, аккуратно и со всей концентраций чертя каждую линию и заполняя её энергией. В итоге к тому времени как к ним подошёл орущий часовой, демон смог создать всего лишь семь рунических талисмана. Мало… ну да ладно… Задав им команду детонации при касании, он кинул их перед собой, взмахнул рукой и они ведомые его магией и мыслью понеслись в сторону предстоящего поля брани, в хаотичном порядке закапываясь под небольшой слой земли.

- Ну что? Пошли? Этот говорливый верно говорит, надо бы послушать, что там наш командор скажет в своей речи. И прихватив с собой Джо, потопал в сторону собравшихся войск, стоящих под стеной в ожидании речи главнокомандующего. Когда они пришли, старик уже вещал во всю ТОВАРИСТЧИ, тем самым начиная свою речь. Она была не долгой и не быстрой, такой, какой и требовалось быть. К концу у некоторых молодых Цельпов горели глаза аки факелы, а по телу бежали мурашки. Командор был обаятельным стариком, так что это было неудивительно, даже закономерно.   

– О, я Лена вижу. Пошли с ним поздороваемся. Шёпотом произнёс он, похлопав по плечу дворфа дабы привлечь его внимание. После чего схватил Джо за шкирку и потащил в сторону их общего приятеля.

Отредактировано Azael (2018-03-21 15:47:26)

+7

8

Фаурт не хотел умирать.
Стискивал зубы стучащие. До боли сжимал кулаки дрожащие. Слезы сдерживал внутри кипящие. Прибывал в страхе. Остальные рыцари и солдаты шли на городские стены, чтобы бросить взгляд, - быть может последний, - на родные края, или занимали позиции, согласно предписаниям. Пока все были заняты приготовлениями моральными и фактическими, Фаурт Ларенн одиноко сидел в темной комнате орденского арсенала. Оружие и броня отсюда уже были разобраны его названными братьями, и теперь помещение пустовало за исключением его фигуры. Он сидел на скамейке и чистил меч. Келед Шата уже давно блестел, но рыцарь нервно продолжал натирать его исписанный рунами клинок тряпкой, раствором особого масла и спирта, будто это могло отсрочить грядущее.

Фаурт не хотел сражаться.
Поэтому он прятался здесь. Последние несколько дней, с тех пор как стало известно о приближающейся армии Дь’Лонрака, его ни на минуту не оставляла тревога. Он вынужден был бороться в первую очередь с самим собой и желаниями сбежать или забиться куда-нибудь. А сегодня, когда, судя по докладам, наступил день сражения, парень проснулся с невероятно плохим предчувствием. Даже ранним утром, ещё на рассвете, когда он смотрел на небо или горизонт, то видел только тень смерти, нависшую над ними и многими другими, кто разделял его страхи. И каждый раз, когда он пытался отогнать эти чувства, невольно задумывался о том, что ждет их впереди. Сколько сегодня погибнет тех, кого он знает? А сколько умрет незнакомцев? И скольких убьет он сам? Он и раньше не редко задумывался над тем, воин он или убийца. Не беря в расчет чудовищ, сколь многих людей, разбойников и преступников, Крысобой остановил своим мечом!  Этим днем ему предстояло убить во много раз больше. Или быть убитым на поле брани… От этих мыслей сердце его сжималось, а к глазам подступали слезы. В арсенале, где никто его не мог видеть, Фаурт, наконец, позволил себе ронять эти слезы, и некоторые из них падали на гномью сталь его меча. И парень тер его поверхность ещё усерднее.

Фаурт не хотел верить.
Едва проснувшись сегодня в казармах Ордена, цельпит покинул замок и направился в город, чтобы повидать мать и убедиться, что она последует за остальными, кого эвакуировали в безопасные места. Затем он направился в главный храм города, переполненный беженцами и напуганными прихожанами, к которым он относил и себя. Поставил двенадцать свеч во славу каждого из богов. Затем посетил святилище Цельпа и помолился, прося у покровителя доблести и успокоения. В соседнем зале, где было святилище Миролики, попросил богиню не покидать его в этот час нужды и отвести беду, нависшую над Эстеллом. Когда Ларенн вышел из цервки, ощутил, что храбрости и ощущения безопасности у него не прибавилось ни на йоту. Похоже, Цельп раздал всю свою защиту тем,  кто успел помолиться раньше. Интересно, а Золотая невеста услышала его?
После этого Фаурт прошелся по городу, который во всю готовился к осаде. Посетил памятные для себя места, словно прощаясь с ними. Покончив с личными делами, вернулся в штаб-квартиру для получения приказов и последней информации. Пошел собираться.

Фаурт не собирался умирать!
На сборы и восстановление внутреннего равновесия ушло несколько часов. Он успокаивал себя тем, что Верховный главнокомандующий выбрал оборонительное ведение этого сражения. За надежными стенами, на привычной территории, со всеми противоосадными средствами – воины оставались в относительной безопасности. С одной стороны, это было мудрое решение: так Эстелл сможет сохранить большую часть армии, без которой стал бы легкой добычей для других врагов. С другой стороны, решение Совета Трех отдать территории вокруг столицы армии чудовищ на разорение – на вряд ли найдет поддержку у простого населения. К тому же силы столицы просто не успевали эвакуировать все населенные пункты в округе, а значит кого-то оставили на растерзание врагам. Это трудный выбор.
Молодой мужчина закончил чистить оружие. Поднялся и начал облачаться в доспех. Латный нагрудник - сосеребренная сталь с золотой символикой Эстелла, простой солдатский плащ, кожаные штаны с набедренниками и стальные наголенники. Ещё надел перчатки с гербом города и ножны с узором ледяной фигуры – подарки подруги-оборотня. Застегнул крепкий кожаный ремень с висящей на нем потрепанной сумкой. Вышел из арсенала и направился на площадь к воротам. Возможно, он не переживет этот день. Но точно так же он мог не пережить любую другую битву - с элементалями, драконами, некромантами. И прочие передряги, в которых боялся дать дуба.

Фаурт хотел сохранять решимость!
Ради себя и всех остальных, кто вынужден полагаться на такого слабого человека, как он.
По дороге поднялся на городскую стену, где встретил ещё нескольких членов Ордена Цельпа. Каждый из рыцарей переживал эту давящую атмосферу неотвратимого по-своему. Даже беззаботная обычно Ирис сегодня казалась сверхъестественно серьезной. Проходя мимо сослуживцев из других отрядов, сэр Ларенн отдал честь. Он вместе с остальными посмотрел на горизонт, и не увидел ничего, кроме туч и грозной неизвестности. И первым он покинул стену, чтобы влиться в толпу воинов и выслушать горячую речь командующего. Хембарт как всегда знал, что говорить. И герой, и простой солдат могли заразиться его смелость и пылом. И по толпе, безусловно, распространилось воодушевление и готовность положить свои сердца на чашу победы.

Фаурт хотел жить…

+9

9

http://sd.uploads.ru/SXgu0.png
Беатрис была в ярости.

И причина была не в том, что враг поступал к стенам города, ставшим ей почти родным. Причина была в наплевательском отношении верховного мага к тому, что станет с окрестностями города и с людьми, которые живут там. Жители Эстелла тоже были в большой опасности, но они хотя бы были спрятаны за высокими стенами, поэтому их дома сожгут не сразу. Небольшие поселения поблизости же будут вырезаны и преданы пеплу в первую очередь, а защищать жителей вне стен города никто не торопился – все солдаты спрятались за стенами и скучковались, вместе безопаснее. Но все дружно успокаивали себя, что жителей эвакуируют и уведут в безопасное место – от этих слов Беатрис хотелось то ли смеяться, то ли плакать.
Они действительно считали, что их всех уведут в безопасное место?
А больные старики покинут свои дома? Ведь там жили в основном простые фермеры, многие преклонного возраста, которые готовы были сгореть вместе со своим домом, если уж такая беда приключилась. Но Фабиан посчитал, что так он сохранит жизнь солдатам. Беатрис просто рычала до хрипоты на сослуживцев, что поддерживали его.

Солдаты осознанно идут в солдаты, осознанно идут на войну, рисковать жизнью – это их ДОЛГ, черт подери, ДОЛГ защищать тех беспомощных стариков, которых вы отдали на растерзание этим псам. Рисковать жизнями за солдат за стенами – нельзя, а рисковать жизнями людей вне стен – можно? Да к черту вас всех.

Как эту идею поддержал Хемберт у неё вообще в голове не укладывалось. У неё не было возможности поговорить с ним. Она уважала старика как человека и как главнокомандующего, но это его решение ещё больше подогревало в её сердце пламя ярости. Приказ есть приказ, и выполнять его она должна беспрекословно, что собственно и делала – сейчас уже ничего не изменишь, а разругаться с командующим можно будет и после, когда враг будет повержен.

Может конечно она нихрена не понимает в этой вашей замудрённой науке – военной тактике, но если эта наука учит жертвовать фермерами – к черту эту науку.

Вряд ли Беатрис видели когда-то такой, как сегодня. Она не улыбалась, была жутко напряжена и готова была взорваться от любой мелочи, часто переходила на повышенные тона и грубила всем вокруг. Очевидно, что плевать она хотела на какие-то организационные сборы в Цельпе и подготовке к войне, даже когда присутствие было обязательно. Она со вчерашнего дня и всю ночь была там, где, казалось, обязана сейчас быть – за стенами города. Она помогала судье Мадире, которой, видимо, одной единственной было дело до жителей.

К слову, занимающихся эвакуацией было в разы меньше – что, герои такой ерундой не занимаются? Конечно, куда более пафосно сидеть натирать клинок и сапоги до блеска, чтобы кровь эффектнее смотрелась. Герои хреновы.
Сердце разрывалось от увиденного. Матери плакали и дрожащими руками собирали вещи, хоть Беатрис и уговаривала их оставить все и взять только самое необходимое. Она сегодня говорила мягко только с этими бедными фермерами, которые слышали страшные слухи о надвигающейся буре, но посчитали, что это всё враки и быть такого не может. «Да защитят нас всех боги» бормотали старики, собирая какие-то старые вещи, которые для постороннего выглядят обычным хламом, но для него это – самая большая ценность.
Самая большая ценность, конечно, после крохотной внучки, которую он бережно укутывал и прижимал к груди, готовый выдвигаться. Беатрис хлопала лошадь, отправляя очередную повозку с семьей в город. И она рада была бы сказать им, что там они будут в безопасности. И говорила. Но это была наглая ложь, потому что даже за стенами никто не мог гарантировать им спасение. Она заходила в дом, закрывала дверь за собой, вытирала предательски льющиеся ручьем слезы, чтобы никто их не увидел, и направлялась дальше – к следующему поселению. За долгую ночь и сегодняшний день они объехали почти все поселения вокруг Эстелла, но оставалось ещё очень много людей, чтобы просто бросить их на произвол судьбы. Помимо этого, на пути войска были ещё и единичные дома – все не обойдешь.
Был приказ возвращаться обратно, потому что почти все укрепления были наготове, а чародеи вот-вот закончат барьер. Беатрис ехала вместе с какой-то семьей в последней повозке и смотрела вдаль, моля всех богов, в которых не верила, чтобы те люди не стали оставаться и бежали прочь отсюда. Но её не покидало чувство вины.
Интересно, верховного мага тоже не покидает чувство вины?
Ворота Эстелла закрыли практически сразу после их приезда. Это конец. Больше никто не войдет и не выйдет, потому что главные ворота начали укреплять изо всех сил. Хоть плачь и стучи, никто не откроет, все спрятались за высокими стенами. Беатрис ненавидела себя, что тоже прячется здесь. Ненавидела себя, что не может просто сжечь их всех до тла и зависит от остального войска и чьих-то приказов.

Странно ненавидеть себя за то, что ты просто человек.

Она вернулась в орден и надела доспехи. Она была так разозлена, что ей даже не требовалось скрывать своё волнение – его не было. Была только злость. Нужно отдать им всем должное, что ей не приходится делать вид, будто это не первая её война. А она была первая.
История про девочку из Хрейдмара зашла всем, но поддерживать образ иногда было сложновато, особенно когда ты вроде должна быть подкована жестокими сражениями, а ты маленькая принцесса, которая про массовые войны знает только из сказок.

Но сейчас проблема отпала, потому что Беатрис была полна решимости, подпитанной этим кошмаром. Она шла к вратам, чтобы послушать речь главнокомандующего, когда уже все собрались. Громкие, быстрые шаги были слышны всем. Одарив всех присутствующих гневным взглядом, она беспрепятственно прошла вперед и взглянула наверх, на командующего.  Затем осмотрела сослуживцев по обе стороны от себя и приветственно кивнула.

В этот раз речь не вдохновила её. Хмеберта поддержали громким ликованием все воодушевленные бойцы, только она не разделяла всеобщего настроя. Зря, возможно подобный настрой мог спасти её жизнь сегодня, но она не могла думать больше ни о чем, кроме того, что если враг придет к стенам города – значит все те люди уже мертвы, либо умирают в мучениях.
-Кто умрет с начищенным мечом, не испачканным кровью – оплакивать не буду.
Бросив грубую фразу вникуда, Беатрис с опустошенным взглядом направилась вдоль стены, к месту, где можно взобраться на неё – она хотела увидеть армию первой. Но там, наверху, пока видны были лишь густые тучи, не предвещающие ничего хорошего.

-Я убью вас всех.
Практически шепотом. Но может ветер подхватит её послание и унесет самому Дь’Лонраку.

Отредактировано Beatrix Rengar (2018-03-24 12:43:37)

+7

10

Драгос не был силён в сотворении защитных барьеров, зато в бою, ему зачастую не было равных. Не удивительно, что хладнокровного и упрямого заклинателя направили в бой, выделив ему группу из нескольких менее опытных магов, которую ему пришлось возглавить.
— Без надобности свои места не покидать, вперёд меня не лезть, — сурово наказывал своим подручным Драгос, за которых он, как старший по званию, теперь нёс ответственность. Но каким бы суровым оборотень не казался, в глубине души он всё-же переживал, потому что просто не хотел, чтобы кто-нибудь пострадал. Некоторые вообще впервые будут принимать участие в сражении, а если учитывать какой масштаб битвы им предстоял...  Нужен был чёткий план действий и оборотень придумал один такой.
— Слушайте меня внимательно, — Драгос собрал свою группу возле себя сразу после того, как они покинули ворота столицы. — Мы не пойдём позади некоторых отрядов воинов из Цельпа, как это сделают многие другие маги, дабы прикрыть их. Задача нашего отряда будет несколько другой. Мы будем заманивать противников посредством иллюзий, вернее, я буду это делать. Как только отведу врагов в нужное место и дам знак — атакуете. Всё понятно? Это план А. Что касается плана Б, то он будет куда проще. Всё будет зависеть, как поведёт себя противник и на что станет похожим поле боя, — оборотень скрестил руки на своей груди, угрюмо вздохнув на секунду и прикрыв глаза. Да, на словах всё казалось предельно ясным, но на самом деле всё обещало быть не таким уж простым. Чёрт побери, на них надвигается целое войско всяких мерзких тварей. Им всем предстоит очень тяжёлое сражение, такое, о котором раньше разве что в летописях можно было читать. А теперь... теперь они сами могли стать героями летописей. Вот только станут ли они достойными защитниками города? Смогут дать отпор врагу? За себя Драгос не сомневался. Он знал, чтобы не случилось, он будет биться до своего последнего вздоха и постарается забрать на тот свет как можно больше врагов. В какой-то мере, собственная смерть его ничуть не страшила, бывало, иногда он ощущал, что уже умер, где-то там в глубине своей души.
— Выдвигаемся, — скомандовал Драгос, после того, как закончил объяснять некоторые другие детали плана.
— Постойте! — чей-то женский голос окликнул группу и обернувшись, оборотень увидел как к ним бежала женщина с маленькой девочкой. Она кинулась на шею к одному из магов. Драгос понял, что это видимо, были его родственницы и нахмурил свои брови. Только соплей им сейчас и не хватало. Однако, мешать он пока не стал. Каждый имел право попрощаться с любимыми, а этот в суматохе попросту не успел, наверное. Женщина повесила на шею своему мужу амулет и прошептала слова молитвы. Дочка обняла своего папу. Драгос отвернулся и не стал больше наблюдать за этой сценой, поскольку ощутил как на его душе нарастала печаль. Но с другой стороны, он как никогда ощутил, что им есть за что биться и что защищать. Город был не так важен. Его можно отстроить заново, но погибших будет уже не вернуть. 
— Какой благородный у тебя дух! Надо же! Как же забавно наблюдать за волнениями твоей души! —  пробудившийся демон гримуара едва ли не смеялся, — Но знаешь, с твоими возможностями я бы присмотрелся к другой стороне получше. Ледяные эльфы существа очень упрямые, в этом ты с ними весьма схож. Уверен, осколок достанется тому, кто его ищет. И когда это случится... Знаешь, я бы предпочёл, чтобы ты пожил подольше и смог реализовать весь свой потенциал. Я ведь говорил, что он у тебя весьма большой? Но ты так и топчешься на месте. Ну ладно, может участие в этом сражении даст тебе какой-нибудь толчок в развитии.
«Просто замолчи!» — приказал Драгос, не желая это больше слушать. Следом он громко и демонстративно кашлянул, показывая подопечному, что время отведённое на обнимания закончилось, они и без того уже задержались.

Отредактировано Dragos Dvaller (2018-03-29 18:43:32)

+8

11

Прохладное, цветочное вино наполняет стакан. Дрожащей рукой Алькион прикасается к нему и подносит к своим губам, моментально осушая его содержимое. Колай пытается унять и скрыть свое волнение, но ему это едва удается. Коллега полуэльфа, хозяин лавки расположенной по соседству, не отстает от него и тоже заливает свою душевную дрожь вином. Ничуть не смущаясь, он пьет прямо из горла бутылки. Алькион с печалью смотрит как исчезает его последний запас выпивки, но печаль вызвана вовсе не этим событием, а совсем другим. Пугающие слухи, быстро расползающиеся по округе и в которые Алькиону совсем не хотелось верить, оказались правдивы. На их город надвигается армия. Друг Колая ставит почти пустую бутылку на стол и радуется, что его семьи сейчас нет в столице, даже шутит на тему своего развода, говоря, что его жена вовремя ушла забрав с собой детей. Полуэльф тоже рад тому, что его отец успел отправиться домой, но на душе у него все равно тяжко. Он вертит стакан в своих руках и стучит по нему пальцами. Коллега советует Алькиону заняться делом и начать заколачивать ставни, прятать отстатки товара и готовиться к худшему. Собственно, по этой причине он и находится здесь, чтобы помочь Колаю закрыть его лавку, свою он уже успел заколотить от и до. Полуэльф молча смотрит в одну точку на своем ковре, пока друг не начинает тормошить его за плечо. Очнувшись, Алькион потирает свой взмокший от нервов лоб и резко вскакивает с дивана.
- Спасибо за предложенную помощь, но я не могу так поступить. Всмысле, я не стану отсиживаться здесь, пока остальные защищают нас. Я так просто с ума сойду! Там же наши товарищи! Не знаю, будет ли от меня толк, но я постараюсь помочь.
Соседский бакалейщик хватает Колая за руку и просит его одуматься, но он отрицательно машет своей головой.
- Если я смогу хоть кого-нибудь поддержать и спасти, значит, прожил не зря. Это наш дом, здесь наши друзья, как можно сидеть сложа руки? Лучше всем сплотиться перед общей бедой!
Алькион начинает резко метаться туда-сюда, хватая попавшие под руку зелья, свитки и складывает их в мешок. Наспех закрывает ставни и прощается с другом, решившим остаться у себя дома. Напоследок, пока Колай ищет свой посох, он вручает ему склянку с магическим порошком, говоря, что столь ценный товар приходится отрывать от сердца, а значит, полуэльф потом будет должен.
"Торговцы всегда остаются торговцами."
Алькион обнимает друга, прощается с ним и отправляется к гавным воротам, где планирует узнать, куда ему стоит идти. Он еще не знает, будет ли помогать целителям в специальных местах или сможет отправиться прямиком на поле боя. Последний вариант его здорово пугает, но он продолжает идти вперед. Когда Алькион выходит за пределы городских улиц, то видит один из отрядов, направляется к ним и с радостью понимает, что здесь оказвается еще один друг.
- Уверен, небеса не оставят нас в этот тяжкий миг.
Алькион хлопает по своим карманам и нащупав что-то, достает из одного конфету и угощает ей маленькую девочку, чью-то дочку.
- Не переживай, все будет хорошо! Твой папа обязательно вернется, а я обещаю приглядеть за ним.
Теперь Колай знает, куда и за кем ему предстоит идти, и уверен, что такова его судьба. Но он помнит, какой непростой характер у Драгоса и как непросто его в чем-то убедить. Алькион  подходит к нему ближе и пристально заглядывает в его глаза.
- Я хочу помочь, прошу, позволь мне сопровождать вас!
В любом случае, пока что была возможность следовать только за ними, но полуэльф уже и не желал чего-то другого. Перед ним был надежный товарищ и один лишь этот факт дарил уверенность и спокойствие.

Отредактировано Alkion (2018-04-01 15:19:39)

+7

12

- Ка-а-аре! - Крикнул довольный люмбер сгребая с бочки, являвшейся столом свои честно выигранные монетки. Гном, сидящий напротив нахмурил брови и взял стаканчик, а после и кости, после чего принялся тщательно их рассматривать, не понимая, как он снова проиграл? Вооруженный кистенями и облаченный в пластинчатый доспех, дворф плюнул на землю, кидая в своего противника стаканчик:
- Ба, да клянусь задницей Наурма ты опять жульничал! - Дамбадун ударил по бочке, от чего та гневна начала раскачиваться из стороны в сторону. У гнома были все права обвинять люмбера в жульничестве. Но единственное, что он вызвал у тёмного эльфа - смех. Хаефрит посмотрел направо, там сидел молодой парень. вертящий в руках самокрутку.
- Конечно, я больше переживаю за то, что это своеобразная проверка, что может Эстелл на поле боя. О, если поганый эльф решится вернуться вновь, он будет более готов к любым нашим атакам, или обороне. Хотя, не знаю как у тебя, но он уже отчасти победил. Люди в страхе и подавлены, больше не от того, что смертоносное войско наступает на город, а от того, что правящий совет не смог спасти всех. И кто знает, сколько людей сейчас находятся за стенами, моля о помощи.
Издав глубокий вздох, люмбер наклонился и поднял стакан, который ранее обронил дворф, имеющий чёрную густую бороду. В отличии от других заданий, люмбер сейчас был в полной боевой готовности, больше напоминая паладина Юока с явными нотками убийцы. На нем был чёрный облегающий доспех, имеющий сзади небольшие навершия, в виде костяных крылышек. По его телу располагались ножны с метательными кинжалами, а на поясе красовалась сумка, которая на первый вид была совершенна пуста. Своего питомца люмбер решил спрятать, он слишком подружился с этим маленьким существом и не хотел подвергать его очевидной опасности. Вот она, сила дружбы, люмбер и скорпион.
- В конце концов, у нас есть отряд на грифонах, сильнейший маг материка, Джерико и многие другие. Я думаю, мы отделаемся малой кровью. Самое главное, относиться к этому с оптимизмом. Война двигает эволюцию. В следующий раз, мы будем готовы к нападению. Возможно, это даже встряхнет совет и они будут делать вещи на благо простого народа.
Хаефрит поднялся и развел руками разминаясь. Хотя, быть в авангарде ему не суждено. Задача люмбера была в том, что бы пресечь всевозможные появления Ратхов, будь то дырявая стена, либо канализация. Возможно, большая часть убийц Сильме была чем-то вроде плавающей силы. Ловкие ассасины в мгновение ока могли оказаться в любой части города, отбиваясь от этих существ. Хаефрит перед выходом вновь досконально изучил план города. Так же, он посетил Вильварин, дабы маги за круглую сумму наложили на эльфа защитные чары, которые защитят его от нескольких атак магии. Люмбер хотел быть готов к неожиданностям, вдруг маг, выступающий на стороне нападающих владел телепортацией и мог переместиться в глубь города, именно к этой бочке, где стоял тёмный эльф. Вот бородатый гном умрёт, а люмбер нет, потому что люмбер не поскупился.

Отредактировано Haefrith (2018-04-01 19:42:12)

+6

13

Война пришла пришла в их дом, вражеские силы уже на подходе, а подкреплений ждать уже неоткуда. Все произошло слишком внезапно, по крайней мере с точки зрения стратегии. Все же шпионская сеть империи и совет генералов не сумели спрогнозировать столь раннюю атаку, иначе потопили бы корабли, не дав противнику высадиться на берег.  Впрочем, не ошибаются только демиурги, да и то - это довольно спорное утверждение.
Фай сидел дома и аккуратным почерком вычерчивал небольшое послание на пергаменте, описывая последние дни перед осадой, общую обстановку в городе, а также свои мотивы, не позволившие ему покинуть город.
Лин успела отправиться на очередное задание ещё до того, как стало известно о том, что вражеские силы высадились к берегам Трезена и теперь движутся к Эстеллу, а потому не могла вернуться в город и отговорить лиса остаться, как и присоединиться к числу защитников.  В целях безопасности аркмув был дезактивирован, что исключало возможность переброски сил противника в тылы защитников, также как и отрезало город от внешнего мира.
Сказать по правде, Фай благодарил Инари и всех прочих богов за это -  ему не хотелось бы, чтобы маленькая дриада испытала на себе ужасы масштабного сражения и вероятного штурма. Он не желал, чтобы она пролила свою или чужую кровь, или погибла в общей неразберихе, которая наверняка случится после пары часов сражения. Флоурайт не желал видеть возможную смерть подруги, нет, возлюбленной, также, как и не хотел бы, чтобы она видела его в такой момент, если ему суждено погибнуть в этом сражении.  Оставалось надеяться, что Лин не поддастся эмоциям и не бросится в Эстелл, чтобы наткнуться на армию ледяных эльфов или ратхов и погибнуть, пробиваясь к городу.
Тасаури дописал последнее слово и поставил подпись на последнем листе пергамента, а затем ещё раз перечитал письмо:  происходящее в городе, поток беженцев, чувства и эмоции, обещание защитить их дом и город, что стал для них домом, место, которое приютило их  и помогло придти к тем отношениям, что сейчас были между ними. Обещание выжить и победить. Конечно, в последнем юноша не был уверен, но если он погибнет, вряд ли Айлин сможет потрепать ему нервы по поводу невыполненных обещаний. Оставив листы на столике, лис переоделся в специально подготовленную для работы на Сильме экипировку. Легкая и удобная, с минимумом громоздкой брони и удобными металлическими вставками, позволяющими спастись или защититься от слишком сильных ударов или шальной стрелы. За спиной удобно расположилась пара мечей, на поясе ледяной клинок, несколько метательных ножей, зелье и моток струны, естественно, "вразумитель" всегда при нем. Убедившись, что он сделал все, что хотел, тасаури покинул комнату и закрыл за собой дверь, после чего положил ключи в тайник, о котором знали только они с Лин.
Остаток дня лис бродил по городу, вспоминая памятные события связанные с тем или иным событием его жизни, размышляя о том, что дал ему этот город, чему научил, а в чем ограничил. Сказать по правде, лис долгое время не мог привыкнуть к этому месту, очень долго считал себя чужим здесь. Да и сейчас в общем-то не был уверен, что сроднился с Эстеллом. Однако, лис не желал отдавать его противникам, что пришли разрушить сие место. К тому времени, как лис добрался к стенам, там уже во всю готовились к встрече нападающих, а потому, чтобы не мешать снующим туда-сюда рыцарям, лис расположился на краю одной из стен, свешивая ноги со стены и вглядываясь в даль, откуда должно было появиться войско ледяных эльфов.
За те  несколько часов прогулки, лис успел пожалеть о том, что, возможно, стоило убраться из города, о том, что может больше не увидеть возлюбленную, а это сражение и вовсе бессмысленно. Однако все это прошло и сменилось некой опустошающей, или очищающей, кому как удобнее, апатией, отсекающей сожаления и грусть, тревогу и злость, оставляя юношу один на один с единственной мыслью: ВЫЖИТЬ!
Фай улыбнулся и встал на ноги, вслушиваясь в хорошо поставленную речь главнокомандующего.
- Слышали, что папка сказал?! Никакой пощады, мы не можем проиграть! - уверенно произнес лис, убеждая не только о кружащих, но и самого себя, натягивая маску на лицо и вновь поворачиваясь туда, где должен был показаться враг.

+6

14

Верховный маг Эстелла
Фабиан Герт
Человек
121 год

http://s5.uploads.ru/LCroR.jpg


В день грядущей битвы Фабиан Герт, светлейший интеллект Эстелла и всей северной части Долины, великий Верховный маг, испытывал одновременно чувство триумфа и беспокойство. Он был абсолютно уверен в безоговорочной победе Эстелла. В своей безоговорочной победе. Укрепления и военная мощь столицы давно ждали достойного испытания, кого-то кто продемонстрирует наглядно их несокрушимость, но за последние несколько веков таких дураков не находилось. До сего дня. И Фабиан только диву давался, насколько наивным и самовлюбленным оказался этот Дь’Лонрак, которого все так боялись. На что тщеславный эльф вообще рассчитывал, направляя столь малочисленное и жалкое войско? Ну, разумеется, он хотел заполучить артефакт, который надежно спрятан в личном хранилище лорда Герта. Вот только отдавать столь ценный и необычный объект, Верховный маг не собирался.
Фабиан был приятно удивлен тем, что Джерико принял его сторону в споре и выбрал наиболее логичный вариант для сохранения города. Теперь у нападающих не было иного выбора, кроме как разбиться о неприступные стены, словно волны об скалу. Но всё-таки у чародея было плохое предчувствие. Всё шло слишком хорошо. А когда такое происходит, значит что-то пойдет не так в самый решающий момент. Со своей стороны Фабиан предпринял, как ему казалось, все меры предосторожности. Остальное зависело от армии и главнокомандующего.
С такими мыслями Верховный маг вышел на балкон своего кабинета в штаб-квартире Вилварин. Конечно, дворец правительства подошел бы для его целей куда лучше, как самая высокая точка города, но это была слишком очевидная мишень. К тому же в башне-кабинете у Фабиана было всё необходимо. Он воздел руки к небу и начал нараспев читать заклинание. Первые появившиеся над городом волшебные огни послужили сигналом для полусотни других чародеев организации Вилварин, распределенных по разным точкам Эстелла. Вместе они начали возводить сигменты магического щита, а Герт умело вплетал их заклинания в свое, объединяя разные части в один огромный барьер. Для этой задачи он отобрал самых выдающихся членов гильдии, которые были в его распоряжении. Тех, кто был способен поддерживать стабильность щита и продлевать заклинание за счет большого запаса энергии. А так как Фабиан любил эффектную магию, то на разных участках барьера жители и воины могли разглядеть герб Эстелла. Это должно немножко воодушевить их недалекие и впечатлительные умы.
Вскоре весь город накрыл купол теплого золотого цвета. Барьер ярко мигнул и стал невидимым. А Верховный маг глубоко вздохнул и приготовился латать дыры, если они появятся.

-----------------

Ледяной великан
Исгундир
Великан
Возраст неизвестен

http://sh.uploads.ru/5eaUw.jpg


Жители несчастного города всматривались вдаль, ожидая увидеть вражескую армию. Однако горизонт и витающие над ним густые тучи не торопились поднимать занавес войны. Потом весь Эстелл мог если не услышать, то почувствовать дрожь. Сама земля на много километров вокруг содрогнулась топочущих шагов гигантского создания. Он показался над верхушками деревьев. Шел уверенно, грозно. Невероятный ледяной великан, о каких пелось в древних легендах, создание из чистейшего льда и камня. Последний из рода порождений, что предали свою богиню-мать, Гаргею.
Исгундир был одновременно ужасающим и великолепным. Двадцатипятиметровый гигант, источающий убийственный холод, он двигался вперед остальной армии, как живой ультиматум. Он был долгое время забыт и провел в спячке тысячелетия, в своих дремах мечтая отомстить за мать, уничтоженную народами-предателями. И ему представился шанс исполнить древний договор, что связывал его род с племенем ледяных эльфов. Когда пришло время, он поднялся из недр горы, где его нашел предводитель этого восстания, и теперь он собирался уничтожить всё ради их общего возмездия.
Великан, которого было отлично видно несмотря на расстояние до города, остановился на холме. Сжав кулаки, он задрал голову и издал воинственный рев, полный ненависти. И крик его был таким мощным, что каменная кладка на хваленых улицах Эстелла мелко завибрировала. Наклонившись, Исгундир вырвал с корнем высокую сосну. Взмахнув деревом над головой, великан швырнул его в сторону города. Снаряд не долетел до стен, но угодил прямо в дома предместной деревни, снося их. Монстр потянулся к следующему дереву, но остановился, повинуясь жесту женской руки. Ему приказали ждать.

----------------

Оракул Дь'Лонрака
Норс
Полуэльф
42 года

https://fennas.ru/img/gof_npc/nors.jpg


Следом за великаном на линии горизонта появилась остальная армия Дь’Лонрака. Несколько сотен ледяных эльфов, чьи боевые и магические навыки оттачивались долгие годы, сейчас выполняли роль офицеров и направляли остальных членов войска. Полчище ратхов послушно двигалось впереди, как единая меховая масса, готовая стать пушечным мясом. Один из флангов был занят алчными наемниками и бандитами, среди которых можно было встретить опытных специалистов и профессионалов своего дела, некоторые из которых стоили целого взвода. Хищные лесные тролли, повинуясь эльфам шли по другому флангу, а их огромные горные собраться, закованные в черную броню, тащили за собой на цепях магические баллисты, у каждой из которых был свой маг-оператор.
Они остановились на холме, недалеко от Исгундира, на таком расстоянии, чтобы остаться недосягаемыми для требушетов и других орудий Эстелла.

И вела всех их чародейка по имени Норс. Спокойная, апатичная женщина, которая, вопреки своей миссии, не любила насилие. Восседала магесса на серой в яблоках кобыле и крепко сжимала изящный посох. Она не была опытным полководцем или умелым тактиком. У неё не было никаких воинских качеств или черт сильного и харизматичного лидера. Для этой задачи гораздо лучше подошла бы вторая приближенная Дь’Лонрака, воительница Севера. Однако Хозяин отправил сюда именно Норс по нескольким причинам.

Во-первых, она являлась невероятно могущественным оракулом и личной предсказательницей Дь’Лонрака. Именно благодаря ей эльф знал обо всем, что происходит в мире, и оставался на шаг впереди своих врагов. Она буквально могла видеть и контролировать всё, что происходит на поле боя.
Даже сейчас, взмахом руки и мысленным приказом, отозвавшимся в чужих головах, она остановила армию. Сосредоточилась. Глаза её запали, а губы начали шептать слова заклятий. Своим «видением» пролетела она над осажденной столицей, рассматривая положение войск и состояние обороны, изучила и территорию перед городом, предвидев будущие потери от магических ловушек. Затем пришла в себя и отдала ментально новую команду. Ей не нужно было передавать слова, она сразу телепатически связывалась с нужными ей офицерами. Сейчас, например, она требовала направить десяток троллей на вырубку и разорение лесов, а несколько небольших групп ратхов и наемников – сжигать поля и деревни у стен города.
Раз уж Эстелл не собирался давать ей генерального сражения снаружи, то и она не собиралась оставлять городу никаких ресурсов для восстановления. Так же она отправила группу ледяных эльфов вперед, чтобы те обезвредили все «грозовые» и другие ловушки на пути войска.

Во-вторых, Норс была единственным «инструментом» Дь’Лонрака, который мог соперничать в своей чародейской силе с самим Верховным магом. Всё это время она была его козырем. И, возможно, если бы обстоятельства сложились чуть-чуть иначе, эту женщину ждала бы иная судьба. Если бы только всё сложилось, Норс сейчас могла бы стать главой ордена Прорицателей в Фаэдере, войти в высшие ранги гильдии Создателей, руководить библиотекой Нибелунга или даже стать следующим Верховным магом Эстелла, и бороться против козней Дь’Лонрака вместе с другими. Но жизнь несправедлива. И вместо этого она родилась в маленькой, дикой и невежественной деревне. Нагулянная матерью неизвестно от кого, полукровка к тому же! В месте, где глупость, суеверия и чрезмерная набожность приводили к жестокости и насилию. Где жители видели в девочке, читающей мысли и «говорящей без слов» чудовище и проклятие. Её попытались убить, и тогда неспособное контролировать свою магическую мощь дитя уничтожило всех обидчиков. Конечно, слухи о могущественном ребенке-медиуме достигли ведущих магических организаций, но когда их посланники находили Норс, та убивала и их, даже если не хотела.
Только одному она не смогла причинить никакого вреда. Когда встретила мужчину-эльфа, её сила не смогла пробиться в его разум. Она словно наткнулась на стену из льда и огня. Дь’Лонрак подобрал маленькую Норс и воспитал её как родную дочь для того, чтобы превратить в послушный инструмент. И она подчинилась ему. Разделила взгляды своего Господина на судьбу этого мира, который не признал и отверг их.

Норс подняла свой посох и направила черные грозовые тучи прямиком к Эстеллу.  Описала несколько кругов и резко опустила вниз. Несколько ярко-голубых молний одна за одной ударили в волшебный барьер. Словно когти орла молнии старались поцарапать и пробиться через щит, прежде чем исчезнуть. Защита города выдержала. Пока что. Норс улыбнулась. Она проверила скорлупу на прочность.
Она опять взмахнула рукой и основные силы вместе с великаном снова двинулись вперед, занимать штурмовые позиции. Сама чародейка осталась на холме.

+5

15

Хемберт нервно маршировал по наружной стене города. Он чувствовал. Тьма приближается. Она уже пустила свои треклятые путы и собирается задушить Эстелл со всеми его жителями.
"Что ж, мы все этого ждали. И мы готовы дать отпор. Тьма никогда не пробьётся через изжигающую справедливость света". К старику подошла его супруга. Она была сосредоточенна, как никогда. Старший врачеватель, главный миротворец в Эстелле. И когда она успела вырасти из той милой глупышки в столь серьёзную особу? Джерико не мог ответить на этот вопрос, в её глазах он до сих пор видел детский интерес ко всему на свете. Любой скажет, что это полный вздор, а он видел. Подойдя к своей жене, он кратко улыбнулся:
-Как дочки? - тихо спросил он.
Он, как и тысячи других людей, стоит на этой стене ради более слабых жителей города. Он вопьётся зубами в шею противника за эти земли и людей на них. Кто-то усмехнётся и назовёт его позёром. Не по его ли приказу были отданы земли, что принадлежат Эстеллу? Не по его ли приказу оказались брошены люди?.. По его. И его старое сердце из-за этого трещало по швам. Причина этого - страх. Старик испугался мощи противника. Сжимая гордость в кулак и беря на себя это бремя, он решился пожертвовать жизнями для того, чтоб враг был повержен. Пусть его будут ненавидеть - они имеют на это право. Он сам себя за это ненавидит. Но такова цена страха за свою страну и весь мир.
Раздался крик дозорного. Крик, оповещающий всех об одном. "Они идут!" - выкрикнул мужчина, вцепляясь в белокаменную крепостную стену. И действительно на горизонте показалась тень. Сначала одна. Огромный и величественный монстр рябил на горизонте. Джерико взял монокуляр чтоб рассмотреть идущую тварь. Это был он. Гигант, которого Д'Лонрак достал из недр ледяной земли и заставил служить ему верной пешкой. Вслед за ним, словно грязь, из-за холма высыпалась тьма тварей различной масти. Ратхи, наёмники, тролли - все бесовские отродья, которых только можно сыскать во тьме мира сего.
Молния. Раскат ударил прямо в щит, возведённый над Эстеллом. Это был предупредительный залп. Боевой гонг перед началом битвы. Что ж. Вот и настал этот момент.
Джерико вновь встал на край стены и в ответ молнии громогласно закричал:
-Друзья! Вы видите это?! Слышите? - кровь стучала в висках, а глотку раздирали яростные слова, - Все твари мира бросили нам вызов! Древний гигант вышел на нас!.. И ЭТО ВСЁ?! ПОКАЖЕМ ИМ СИЛУ! ПОКАЖЕМ ИМ МОЩЬ! Цельп пленил Горгею! Так пленим же этого выродка, доказав,
что мы истинные приёмники его щита и его чести! Да воспылаем же, аки огонь справедливости! Да сожжём этих тварей сердцем нашим!

Затишье. Тяжёлое дыхание старика. Сейчас требовалось дождаться, пока противник подберётся ближе. К Хемберту подбежал советник. Он доложил, что стало известно расположение сил противника. Помимо безмерного пушечного мяса, в стане врага были две цели первостепенной важности.
Первая - Оракул Норс. Та самая, о ком Хемберту приходилось читать в каждом докладе. Именно она повелевала силами природа, оборачивая их против граждан Эстелла.
-Глава Сильме в курсе? - спросил он докладчика, который в ответ утвердительно кивнул.
"Значит эта проблема решена" - подумалось Хемберту. Он последовал в штаб, где расположена карта боевых действий.
Глупо было со стороны противника располагать армию в линейном виде, не прикрывая тылы. Глава Сильме крайне настаивал расположить своих людей по всей округе именно с этой целью. Оставив магов одних сзади и предоставить им место для использования столь мощных заклинаний - типичная ошибка. Аж не верится, что всё так обернулось. Если это действительно так, то агенты Сильме и члены Серого Братства устранят магов или, как минимум, не дадут сконцентрироваться на разрушении Эстельской армии на расстоянии.
Вторая - осадные орудия. Как только те займут свою зону - это станет проблемой. Сильме к ним не могут подобраться из-за огромных тварей, которые ими управляют. Туда стоит направить скрытый отряд, который сможет устроить диверсию со взрывной магией.
-Отправьте туда два отряда Цельпа. - твёрдо сказал главнокомандующий, склоняясь над картой. - Пусть пройду окаймляя вражеские силы.
Пусть действуют скрытно. Приставить так же к ним мага, обладающего взрывным делом или мощной антимагией.

Основные силы пока трогать нельзя. Вылезти из под купала означало потерять преимущество от города. Слишком большой риск. Указав так же всем требушетам и артиллерии быть во всеоружии, Хемберт решительно переставил две статуэтки к вражескому тылу и осмотрел остальных присутствовавших - есть ли у кого советы и предложения.

+7

16

Пока Джерико заканчивал свою воодушевляющую речь, кто-то мягко коснулся плеча Кассии. Дриада немного печально улыбнулась подошедшей лисице, замечая в ее взгляде все те же мысли, чувства и эмоции, что были сейчас и в ее голове.
Главнокомандующий подошел к ним, и они обменялись улыбками. Все продолжали улыбаться друг другу, но в этом читалась будто бы какая-то вина за происходящее. Все будто извинялись друг перед другом за то, что сейчас происходит и что еще произойдет.
- Хотели бы залезть на стену, но сидят дома, - шевельнув бровью, ответила женщина. Она прекрасно могла понять стремление дочерей и знала, что на их месте постаралась бы прорваться и тоже помочь хоть чем-то. Но как мать куда больше хотела, чтобы все это обошло их стороной и чтобы стен дома они не покидали, пока опасность не минует.
Крик дозорного оповестил о том, что враг показался на горизонте. Под тучами на небе стала видна туча и на земле. И она так же двигалась на город. Любопытство соревновалось со страхом. Хотелось одолжить монокуляр супруга, но в то же время хотелось не видеть врага. Не видеть их лица. Интересно, испытывает ли кто-то страх с той стороны? Есть ли у них общая цель? За что они сражаются? Что их объединяет? Страх перед Лонраком? В таком случае, они не одиноки. Но эсстельцами движила еще любовь к своему дому и его обитателям.
Так же, как и тучи, туча врагов пустила молнию, ударившую в щит, что возвел Фабиан над городом. Оболочка выдержала, но сколько сможет она продержаться?
Грохот не на шутку испугал некоторых в Эстелле, что могло снизить их боевой дух. Джери снова должен был их взбодрить и заставить поверить в себя и неминуемую победу. Для многих главнокомандующий был лакмусовой бумажкой. Пока старик уверен, всем тоже смело можно быть уверенными. Главное при этом не расслабиться.
Кассия проследовала за мужем к тактической карте. Он наверняка скоро рванется в бой, и ей хотелось как-то оттянуть этот момент и подольше побыть рядом, чтобы попитаться от него уверенностью и видимым спокойствием. Отдав ряд распоряжений, мужчина был готов выслушать предложения остальных. Кассия не так хорошо была знакома с военным ремеслом, как он, но предполагала, что против осадной техники может помочь противоосадная техника. К тому же вражеские катапульты и иже с ними довольно неповоротливы, поэтому всадники на грифонах могли бы сверху, маневрируя, попытаться с ними разобраться. Они же могли бы что-то сделать с ледяным великаном. Во-первых, возможно, он состоит не из плоти, а льда, слабостью которого, как известно, является высокая температура. Во-вторых, тот вряд ли был умен или ловок, поэтому, возможно, можно было бы его настроить против временных союзников или хотя бы раззадорить, чтобы он потоптал окружающих. И последнее.
- В городе есть подземные ходы. И канализация. По нашему общему опыту, - дриада подняла взгляд на мужа, - как минимум, ратхи подобными путями не брезгуют и вполне могут воспользоваться, - поэтому не мешало бы для безопасности на выходах поставить по человеку, который подал бы сигнал или по магической ловушке, которая сама бы оповестила всех о своем срабатывании. Или же для большей верности на время военного положения завалить все возможные входы в город кроме основного - за всеми не уследишь. Хотелось еще потянуть время, но со словами, - Тебе, наверное, это пригодится, - Кассия глубоко вздохнула и в очередной раз сотворила супругу деревянную руку. Что же ты делаешь? Он же сейчас рванет в самое пекло. Впрочем, как и обычно.

+5

17

Тьма заволокла небо. Тучи надвинулись, и стало ощутимо темнее, и холоднее. Распространенная иллюзия, убеждение тела, что если в небе не видно пятна - солнца и оно не смотрит своим полным жизненной силы взглядом, то по какой-то причине тело должно мерзнуть сильнее.
Как же многое, однако, зависело от состояния рассудка. Прямо сейчас Лён смотрел, как это делали сотни других кроме него, на вспышки волшебных молний, которым не вторило раската грома. Громадными извивающимися змеями они лизали практически невидимый глазу купол волшебного барьера, отмечая те места где проходил поток их разрушительной силы, пульсирующим по поверхности защитного поля следом. Странный резонирующий звук, едва ли встречающийся в природе, наполнял при этом пространство - и выглядело это так, словно боги решили сыграть в некое светопредставление, и смертным лишь по счастливой случайности удосужилось посмотреть на это вблизи.
Произошло это внезапно. Кончилось быстро, оставляя после себя лишь гаснущее пятно на сетчатке глаза. Под выкрики остальных, под молчание других, под суету иных и спокойствие некоторых, Лён стоял и всё ещё всматривался в тучи, которые все никак не разражались дождем, и наверное это бы выглядело красиво - то как миллионы капель падают на сферический купол защитного поля, и стекают по нему, поддерживаемые лишь незримой магией.
Почему-то Лён не чувствовал ничего. Ему не было ни страшно за себя или других, ни одиноко среди остальных. Он не был под впечатлением, и не мог сказать что он скучал. Он не чувствовал мандража, не испытывал особых сомнений, и ничто не вселяло в него уверенности. Он просто был, как это делает камень, текущий ручей, или трава, сгибаемая под ветром. Без мыслей и чувств... Единственным, что его отличало сейчас от перечисленных вещей, была способность к осознанию. И почему-то, в эти мгновения овладевая этим осознанием и думая о нем, и медленно понимая одинокую мысль в своей голове, он чувствовал себя неуютно.
Ему же следует переживать, и думать о войне. Потирая длинный шрам, рассекающий скулу и щеку, Лён повернул голову и смотрел теперь на других - на людей, чей дом был под угрозой уничтожения, и среди которых он оказался. С неясным желанием он вглядывался в их сосредоточенные, отрешенные, отмеченные страхом, отмеченные решимостью лица, желая смаковать их вид так, как это делает ценитель в картинной галерее. Но у него не получалось... С некоторым беспокойством, он думал что никак не может понять их эмоций, которые вроде как должны быть так просты для него. И вслед за этим, его настигало опустошение, от чувства что он что-то потерял и стал каким-то менее живым.
Что-то стопорилось, от мысли что ему нечего защищать, и нечего здесь делать. Проблема была даже не в отсутствии цели, не в какой-то его фатальной бессмысленности, не в какой-то ошибке работы его рассудка. Застывая в задумчивости, потирая свой шрам, он не знал, когда он успел стать тем кем он стал. Незаметность настигшей его перемены, почему-то потрясала до глубины сознания. Мысли, которые он хотел думать, и чувства, которые он хотел испытывать, казались какими-то посторонними, как будто он стоит в полной тьме, и вокруг него нет ничего кроме неясных иллюзий.
Наверное, так он испытывал подобие собственной вечности. Где-то в нем жило осознание того, что он ещё проживет не одну сотню лет, и все эти конфликты и вся эта боль, сотрутся из памяти людей так же, как исчезает на земле прошлогодний снег. Сложно не испытывать непричастность, когда у тебя есть выбор не вовлекаться, и ты знаешь что ты ничего не потеряешь, ничего не сделав.
Но почему-то, Лён медлил, думал, вспоминал. Если бы не эта потрясшая его мысль, что он не заметил когда успел стать этой отстраненной личностью, то он бы бросил всё без колебаний. Зачем ему эта война, это столкновение с магией, эльфами, великанами? Не из-за страха, просто это было бы практично - уйти... Лён знал, что из города в последние дни и так пропало немало дезертиров и беглецов, кто мог бы держать оружие... Он, ещё один, ведь ни на что не повлияет здесь, и ему незачем рисковать.
Но поступив так, он знал, что в будущем он поступит так снова. Побежит один раз, побежит второй и третий. Бежать проще чем побеждать. Разумнее, чем побеждать. Бездействие, шкурное наживание на чужой беде (ведь он что-то прихватит с собой, это безусловно), легче чем действие. И так, вместо череды побед, которой он хотел бы видеть свою жизнь, она станет чередой бегств. Кем он станет тогда, через сотни лет, когда это войдет в его привычку? Тенью, от того чем он является сейчас? Чем-то хуже?... Лён и так чувствовал, что он что-то предал в себе, и отвернулся от чего-то. Иначе он не позволил бы овладеть собой этой одинокой мысли. Стоя, перед выбором прагматичности и практичности, и сделав решение в пользу этого выбора, и в пользу своих инстинктов, он знал, что что-то в нем погибнет раз и навсегда. Он так и останется - таким как тот ветер и как тот ручей и камень, но никогда не таким, как кто-то полноценно живой.
Недолговечным, быстро живущим созданиям, хотелось завидовать.

Каким-то образом его привлекли к тактической карте, а быть может он пришел туда и сам. В задумчиовсти, сэр Сребрен действовал на подобии автопилота, и не совсем был в ответе за свои слова и поступки. Обычные действия для него, можно сказать, или что вернее - обычная маска.
- Отправьте туда два отряда Цельпа, - произнес... коммандор. Лён помнил - его звали Джерико.
- Пусть пройдут, окаймляя вражеские силы. Пусть действуют скрытно. Приставить так же к ним мага, обладающего взрывным делом или мощной антимагией.
Как всегда, сэр Сребрен смотрел внимательно и остро, с легкой усмешкой. Снятый шлем держал подмышкой, пальцы отбивали легкий ритм мелодии по рукояти висящего на поясе тяжелого молота. Что, скоро сражение? Так тем же лучше. Посмотри, солдат, посмотри, цельпит, на него - сэр Сребрен не боится сражений.
Его сомнения и страхи лежат в несколько иной плоскости.
Скорее всего, сэр Сребрен прихватил с собой и Джомлина с Тимом, кивнув тем и сразу же махнув рукой и зовя за собой, а сам бодрой походкой идя вслед за Джерико. Сам Лён, наверное, этого не запомнил. Какой-то частью своей он всё ещё стоял перед каменной дверью, изваянием стоящей в его душе, поэтому звук собственного голоса несколько его удивил.
- Лорд Хемберт, разрешите говорить? Мне хорошо известны городские окрестности. Могу провести отряд так, что чужаки решат, то семейство полевых мышей проскочило, - произнес сэр Сребрен, и Лён вдруг окончательно успокоился.
Очень часто он грабил местные курятники, и строил проказы над живущими здесь пейзантами и крестьянами. В иное время, в лисьей маске, занимался преступлениями посерьезнее, и успел разведать разные закутки. Десятилетия - долгий срок, и немалую часть этого срока, он провел здесь, в Эстелле. Если подумать, то эти места он уже знал так же, как тыльную сторону своей правой руки.
- С расцветом весны, Богиня сама будет обращать взор против наших врагов, и сама земля не допустит чтобы они победили, - слегка забываясь, с непоколебимой уверенностью возвестил сэр рыцарь, и затем сдвинул на столе одну из катапульт, символизирующую вражеские баллисты, туда где ей будет удобнее нацелиться на городскую стену, - Нападем, когда они не будут этого ждать.

Отредактировано Len Srebren (2018-04-13 01:08:43)

+5

18

Как и многим, тасаури было страшно.
Но бездействовать и просто ждать было бы кощунством. Эта тонкая музыкальная женщина, не предназначенная для войны, всё равно была здесь и не покинула осаждаемый город. Сейчас у неё было крайне много дел, которые не хотели заканчиваться. Было чертовски важно организовать полевой госпиталь заранее. До того как появятся первые раненые. И Ирис была там. Ее белый плащ мелькал то на стене, где жрица эмоционально что то рассказывала, и внизу на площади растягивали палатки для складирования медикаментов и для приёма всех, кого покалечило в войне. Штандарт ордена Цельпа мелькал вместе с тасаури. Организовывая, успокаивая, решая и рассказывая жрица намеревалась минимизировать панику и хаос, что неизменно будет среди гражданских.
Кажется, за это невыносимо долгое время лиса успела побывать во всех уголках города.

Среди прочих нашла Fye D. Flourite. Да, он был не узнаваем для многих в своей специальной экипировке. Быстрый, бесшумный, опасный, готовый уничтожать любого кто попадется на пути. Но лисица его всё равно узнала. Может быть по спрятанным хвостам, как прячут их истинно тасаури? Или по повадкам и особенному лисьему взгляду? В любом случае очень скоро леди Эала, со своим белым плащом, хорошо выделяющимся на фоне остальных, буквально подлетела к мужчине и сгребла его плечи одной рукой. Сжала в волнительном объятии, смяв одежду пальцами. И так же быстро отпрянула, как отходит волна с берега. Не нужно было им перекидываться словами, чтобы понять друг друга. Заглянув в глаза и мягко улыбнувшись, жрица покрепче сжимает стяг, отступая. Она нужна в другом месте.
С нами Богиня, брат-тасаури Фай Ди Флоурайт.

Затем настал черед Dragos Dvaller и Alkion, которых белая лиса поймает на пути к своим боевым постам. Совсем без волнения она оказывается рядом, дабы всего на пару долгих мгновений поймать их внимание на себе. Заклинатель и жрец, не знакомые ранее лисице. Но война и впрямь объединяет.
- Господа! - В белом плаще и со стягом Цельпа, Ирис Эала выглядела как посланница своей лисьей Богини, ибо единственный глаз горел всеми цветами поздней осени. Было не так много времени у неё, но для небольшого отряда Вилварин, возглавляемым Драгосом, тасаури донесла мысль. Мысль заключалась в расположенном не далеко от сюда полевом госпитале. Если получил ранение, не перевязывайся ты грязной тряпкой и не пытайся присобачить конечность обратно. Ползи именно туда, где будут мелькать белые плащи. Они станут утаскивать раненых уже сразу после первой волны. Вас там подлечат, заштопают и снова отпустят убиваться.
Обозначив это, Ирис сжала руку Драгоса чуть сильнее, а плечо Алькиона с особенной эмоцией. Приятно встретить союз защитника и целителя. А затем белый хвост тасаури мелькнул дальше.           

С Beatrix Rengar они раньше не встречались. Но какая разница? Под крылом ордена Цельпа они делают одно важное дело. Стоят щитом Эстелла. Драконья дочь была значительно моложе леди Эалы, но производила впечатление куда более грозное и уважительное, чем не высокая Ирис со своими белыми ушами. Беатрис перехватили на стене, столкнувшись случайно или по зароку судьбы, Богини или особого случая. Но одноглазая жрица спела мягко улыбнуться, на сколько хватало душевных сил.       
- Просто хочу сказать вам, что вы не одна. - Как бы странно это не звучало. Тем более, что рука девушки была взята и сжата двумя ладошками тасаури. - Мои чары будут с вами всякий раз, когда они будут нужны. Этот день будет долгим, но мы выстоим.
Меньше пафосных слов. Еще раз осмотрев Беатрис вертикальным зрачком, лиса прошла дальше по стене.

Орден Цельпа в полном составе.
Жрица не стала лезть в ставку командования со своими мыслями. Она не разбирается в тактике, уловках с врагом и не умеет бесшумно перемещаться. А потому Джерико Хемберт и Лён Сребрен были просто поочередно стиснуты в объятиях на уровне пояса. Собственно до куда смогла дотянуться эта белая жрица, всё ещё нежно притискивающая к себе штандарт. Кассия была щедро поцеловала в свою дриадскую щечку. А уловив момент, когда можно было втиснуть своё слово между говорящими и штурмующими логику мужчинами, леди Эала рассказала об установленном полевом лагере не далеко от сюда. А так же о том,если что случится, то о них позаботятся. Пускай не переживают. Хотя Ирис была уверена, что потеряй Хемберт свою руку, он войдет в режим берсерка и станет головы откусывать всем своими этими мощными челюстями. За Льна же можно беспокоится отдельно. Бесстрашный! И хорошо целительница не ведает его плана вылазки.
Ускользнула к Azael и Jhomlin Cleynmac, при чем последнего нужно обязательно поцеловать в выбритую лысину на шальной голове. Ирис была действительно рада им обоим, а потому несколько дольше задержалась рядом. Наверное нужно что то сказать, такое воодушевляющее и крепкое. Но леди Эала могла только однобоко улыбаться, чувствуя как черпает силу рядом с этими ребятами.
- Тим, присмотри пожалуйста за Джомлином. Наверняка же гном полезет в самое пекло. Если будет совсем всё плохо, кричите меня, полезем вместе. - Осторожно коснувшись ладонью локтя демона, жрица все таки утекает дальше по делам.

Дела же и дорога сами направляют её к Faurt Larenn. Тасаури подходит молча, не став объяснять что и зачем, просто чуть приподнимает левую руку рыцаря и ему на пояс вешает флягу. Оная самая обычная и стандартная, но зато плещется в ней то, что явно поможет. Вряд ли будет лисица просто воду раздавать, верно? Закрепив на поясе, позволила мужчине наконец опустить руку, снабдить себя фирменным непонимающим взглядом Ларенна. Пришлось пересекаться взглядами. Не долго, но всё же.
- Не грызи себя, Фаурт. Мы обязательно выстоим. Если тебе удастся отпилить рог у великана. - Ирис сощурилась и приложила ладонь ко лбу, чтобы всмотреться в эту громадину. У него вроде что то такое рогатое было как раз, жрица сейчас без очков просто. - То я себе кинжал-шпильку сделаю. Помни Ларенн, помирать нельзя. Шпилька сама себя не достанет. Лонраку верну. В самое непотребное место. - Поиграла бровями, передавая информацию еще подобным образом и взяв на себя все страхи человеческой души, забрала их у Ларенна вместе с своим обществом. Вильнув хвостом дальше. 

Как можно подступиться к дроу? Haefrith внушал опасение и уважение одновременно. Они не были знакомы, но были связанны сейчас одной судьбой. Лиса мимо не прошла, она остановилась подле и внимательно всмотрелась в ассасина. Люмбер. Загадочный, опасный, чуждый. А всё равно готовый выгрызать свою жизнь в Эстелле. Леди Эала не была многословной рядом с ним, но всё равно отдала полную флягу некоего напитка, что призван подлечить Хаефрита. Пускай не так намного, как священная вода из Запретного Леса, но все же.
И со словами, "Спасибо что вы здесь", белая лиса покидает героя. Обернувшись в метрах десяти от него, словно желая сказать что либо еще. Но вместо этого перехватывает древко штандарта сильнее и возвращается на свою позицию.

За спины бойцов. За широкие плечи. Магией и чудом держать каждого из них в строю.

Отредактировано Iris (2018-04-13 12:50:11)

+4

19

- Буууу! – саркастично протянул Джо, - Командор скучный. И всё еще трезвый. Вооот! – показал пальцем в Джерико, - Вот еще один минус в защитных силах Эстела. Откуда кому-то не наших кровей знать, как правильно командовать осадой… или защитой? Будь бы это гном, вся его рать сейчас бы была на стенах города, нецензурно ругаясь в сторону врага. Поорать и настроится на сражение вот что сейчас всем нужно. Я прав дружище?
Но тот самый друг имел на это свое мнение. Речь начальника вызвала у Тима священный трепет, или он просто поддался влиянию толпы, и сейчас оргазмировал вместе со всеми крича что-то во славу командора. Заметив на себе осудительный взор Джомли, он быстро ретировался, потощав за собой к тасаури недовольного дварфа.
- К Лёну так Лёну. Хм. Не знал, что он музыкант. Надо бы как-то с ним спеться, я неплохо выбиваю ритм, играя на бочке. Помню, как когда-то в одной из битв был у нас в отряде походный барабанщик. Вот это было время. Шагал он в строю вместе с нами подбадривая отряд своими маршами. И никто в него не целился, даже не пытали атаковать. Потому что противникам самим нравилось сражаться под быстренькие мотивы… А в Эстеле держу пари даже нет своего аквилифера. Эх! Деремся как обезьяны на палках, ну честное слово.
БАБАХ!
Разряд энергии врезался в защитный купол и яркой вспышкой разлетелся по всему городу. Враг начал прощупывать их возможности строя планы наступления и заканчивая подготовку. По толпе пробежалась волна удивления, а после… тишина. Всё замерли в ожидании чего-то. Может следующего удара, а может их, тяготило чувство полной бесполезности в этот момент. Сейчас единственное что ты мог это наблюдать, как над головой громадной черной воронкой кружит туча, накапливая заряд. На стене опять появился командор для вселения уверенности в рядах молодых воинов. Вторая речь оказалась гораздо лучше, видать, если пнуть старого вояку, то он и высказываться начинает как надо. Но, опять же это были просто слова, слова, слова… Самое хреновое в этой жизни это ожидание. Тогда у тебя появляется очень много лишнего времени, и ты начинаешь думать. И всякие неприятные мысли лезут в голову. О жизни… и смерти. Чего ты достиг, а чего нет? Стоит ли эта битва того, что бы умирать? Кому вообще надо это сражение? Почем я не сделал это так и не иначе. В общем, кошмар. От подобной мишуры в голове хотелось выть. Или дать кому-то в толпе в глаз. Да просто так. Что бы затеять драку и сбросить эту давящую атмосферу. Выпустить пар и всё-таки ощутить себе гномом, а не букашкой в банке отчаянно скребущегося о ее стенки. Сжав кулаки начал оглядывать в поисках того, кто рожей не вышел, но не доведется ему сегодня подтвердить известную пословицу: Бей своих, пусть чужие боятся. Лён оказалось тоже не любитель томительных предвкушений, поэтому вызвался пойти на тайное задание, взяв с собой двух другов своих. Джо удивленно приподнял брови. Дааа. Кандидат на то что бы получить по шапке сам нашелся. Стелс удел слабых. Да и сразу же наполнилась недавняя ситуация с охотой. Тогда гнома обхитрили при помощи дудки, что не давало ему покоя по сей день. Драные эльфы с их манерой вести бой! Со следующим ушастым противником он не будет вести диалоги. В начале бей топором, потом задавай вопросы. Но всё же… Отказываться от поставленной задачи тоже не подобает героям. И хотя затея ему очень не нравилась, Джомлин согласился. Решив для себя, что будет действовать по-умному. Если что-то кажется, ему верным решением, то этого точно не надо делать.
В толпе появилась Ирис.
- Рад тебя видеть в боевом настрое Ириска. А какой у тебя доспех, прям грозный воин получился. – легонько потаскал за щечку. – Ты так говоришь, словно я там умирать собрался. И не надейся. Хех! Лично вытащу этих двоих за собой. Но и ты будь осторожна, не хочу, что бы в итоге мы лежали на соседних койках. Эти места уже заняты Мордашкой и Хвостиком. Ха-ха!
Светясь от гордости за след помады на голове провел девушку взглядом и пнул Тима.
- Хм. Взяла тебя за локоть? Ого! Помойму ты ей нравишься. После боя пригласи ее на свидание. Пусть это будет нашим обещаниям. Мол, если я вернусь живым то… Ну а я… Пройдусь голым по улицам Эстела – трезвым. Или это не так работает, и надо говорить вещи, к которым хотелось бы возвратится? Ну, я не знаю насколько вид голого гнома мотивирует, а вот для меня увидеть вас гуляющих под ручку очень даже цель что бы вернутся живым. Ну а вы сер Хвостик, что вы сделаете после боя?

+5

20

- ЗА ЭСТЕЛ! ЗА ЦЕЛЬПА! Кричала толпа, хлопая и восторгаясь речью своего генерала. Кровь их кипела, а в глазах у многих стоящих появилось пламя решимости защитить стены родного города собственным телом. И вроде бы это хорошо, речь сработала, всё славно и замечательно, но вот только не для Азаэль, что никак не мог пробраться сквозь ряды рыцарей бога войны. – Простите, позвольте пройти. Говорил он, пытаясь убедить группу вояк пропустить его и дворфа через узкие щели в их ровном строю. – Какая славная речь, а?! Вот это я понимаю генерал! Будто не услышав просьбу, произнёс вояка, что чересчур сильно проникся речью и уже некоторое время восславлял величие их главнокомандующего каждому пытающемуся пройти мимо существу. - Да-да мой друг, речь была просто замечательна, но можешь дать нам пройти? Просто сделай шаг слегка правее и… Не успел он договорить, как по его правой кисти руки пробежал электрический импульс. Он заставил запнуться, да забив на вояку посмотреть на место раздражения. Увиденное исказило его лицо толикой удивления с привкусом непонимания. Маленькие синие светлячки мелькали тут и там, превращаясь в электрические дуги, прыгая с пальца на палец, окутывая и искрясь на всей внутренней стороне ладони. Младшие духи стихий? Какого тартара на моей руке они решили начать свои игрища? Где это видано, что бы без разрешения чародея эти тупицы могли свободно на его руку устроить себе игровую площадку? Что тут вообще творится? Подумал он и лёгким движением, аки стряхивая грязь, рассеял эти маленькие шарообразные воплощения элемента молнии. После чего сконцентрировав в своих глазах ману, беззвучно создал заклинание, позволяющие видеть потоки энергии и в частности бестелесные, энергетические сущности. Осмотревшись вокруг новым взором, на его лице появилось понимание. Какая концентрация… духи просто как одержимые тянуться на эти магические тучи... а они всё увеличивают и увеличивают концентрацию элемента в одном месте. Неудивительно, что эти тупицы пристали ко мне, наверное почувствовали сродст… стоп, сейчас шарахнет, да? И в подтверждение его сумбурным мыслям, словно копьё бога грома в барьер с характерным звуком ударила молния, а после ещё одна и ещё. Первый удар заставил всех, невзирая на возраст, пол, титул и звание притихнуть в молчании. Каждый мог лишь взирать на яркие разряды, что в странном ритме сыпались на барьер с небес. Повисшая тишина длилась не долго, через пару мгновений жрецы и жрицы принялись взывать к своим богам в мольбе, что бы тот помог всем защитникам Эестелла в грядущей битве и уберёг от гибели, наверное, решив, что данная атака стала знаком к началу действа. Маги же Вилварина возведшие барьер смотрели на атаку как на представление, с некой усмешкой на лице, будучи полностью уверенными в прочности и непоколебимости своего творения. Тем временем Цельпиты и просто вояки потихоньку начали стекаться к своим ротам, отрядам и подразделениям. Беловолосый не стал исключением и через некоторое время молчания и созерцания электрических вспышек, продолжил путь в направление Лена, но уже не дабы поздороваться, а из-за того что им было по пути.

...
Стоя около тактической карты и в пол уха слушая приказы командира, Азаэль воображал как натравливает на мага создавшего эти тучи Джомли. Давай Джо, разрежь своими топорами этого ирода, что сорвал мой план! Это я должен был херачет молниями с небес! Я! Давай, фас! Представлял он себе как тыча пальцем, гном рыча набросился на этого неизвестного мага и кусаясь молотить его своими верными топорами. - Как же я хочу шарахнуть по этому ироду молнией Джо, ты просто не представляешь. Нет, серьёзно, я хотел создать похожее заклинание и стоя на стенах злорадствуя извергать на этих чёртовых эльфов всю свою магическую мощь! Но… эти тучи, они... всё портят! Всё! Тартар их! Портят! Произнёс Азаэль чуть шёпотом гному, к концу речи сплюнув себе под ноги от недовольства. Тем временем Лен высказал о желании поучаствовать в вылазке по уничтожению баллист. О? Вылазка? Ну, что же... Всё равно теперь не видать мне молнией с небес… Подумал он и тот час же молвил твёрдым тоном. – Я с вашего позволения сер Тейлз, присоединюсь к этой вылазке.

...
Через пару минут, когда всё было утверждено, а их отряд собран и уже готовился отправиться в путь, к ним подошла Ирис, начав поочередно прощаться со всеми с кем только могла. От обнимашек, ободряющих слов до поцелуев в щёчку, она по-хорошему жадно пыталась проститься со всеми с кем только могла. - Ох, не волнуйтесь госпожа Ириска, со мной этот бородач не умрёт, вот вам честное Цельпское. Ответил он с улыбкой, попутно провожая взглядом удаляющийся силуэт этой лисы. - Хм. Взяла тебя за локоть? Ого! Помойму ты ей нравишься. Беловолосый косо посмотрел на пнувшего его дворфа. - Я? Скорее ты мой друг, скорее ты. Но Джо его не услышал, продолжая излагать свои мысли и планы после этой битвы. - Ты? Голышом? Боже, не порть психику Эстеловским детям, даже не смей ходить по улицам голышом! Но идея хорошая… ммм… я пожалуй пойду в бордель. Или напьюсь. Или напьюсь в борделе. Произнёс он в ответ, после чего хлопнул приятеля по плечу, аки "Ну, пошли" и повёл их к Лену. – Выдвигаемся?

Отредактировано Azael (2018-04-19 18:36:44)

+5

21

Мимо прошла леди Эала. Как всегда сказала что-то жизнеутверждающее, чтобы поддержать каждого, кого могла, даже если то незнакомец. Рыцарь улыбнулся целительнице и кивнул, после чего скрыл лицо, опустив забрало шлема. Последняя слеза скатилась по щеке. Последний момент слабости.
Началось. Когда на горизонте показался великан, сам Фаурт его не видел, так как стоял внизу, на площади среди других воинов. Но он точно знал, что громадина уже появилась по первым окрикам и земной дрожи. Невероятной мощи и злобы рев, подтвердил его догадку. Парень зажмурился и стиснул зубы. Начал настраиваться. Они идут. Враги идут. Бой грядет. И от этого не убежать и не спрятаться. Рыцарь Ордена Цельпа испытал странную смесь страха и почти плотского возбуждения от осознания того, какая опасность им всем грозит, и какая возможность перед ними открывается. Те, кто пройдут сегодня через ад – войдут в песни и легенды. Жуткая, но славная сеча ждет их.
Келед Шата, или по-гномьи – Небесный Алмаз, вибрировал в ножнах, а руны его начали наполняться магией. Ларенн почувствовал это. Волшебный меч словно бы тоже волновался и прибывал в нетерпении. Цельпит не знал и не мог знать, но его оружие, способное создавать черный лед, было давным-давно создано гномьими кузнецами из костей одного из ледяных титанов. Воин вообще ничего не знал о своем оружии, которое получил т монахов Храма Азереса за оказанную помощь. Уже почти год прошел, а он так и не научился контролировать силу этого строптивого меча. А теперь Келед Шата  чувствовал приближение «родственника», и чем ближе подходил великан к городу, тем сильнее дрожал клинок. Фаурт взялся за рукоять. Крепко и уверенно. Успокаивая строптивый меч. Даже, если это их последний бой, они должны провести его, как союзники.
Оставалось молиться, что магический щит выдержит все атаки, а силы врагов действительно просто разобьются об стены. У них ведь нет шансов? Цельп и Миролика ведь на стороне защитников города? Между тем до солдат дошел приказ главнокомандующего. Два отряда цельпитов отправлялись на фланг врага, чтобы вывести из строя магические баллисты. Это чистой воды самоубийство. К счастью или нет, но отряд Ларенна не вошел в состав этой вылазки. Фаурт не смог сдержать вздох облегчения. Вместо этого вместе с рядом других рыцарей, направился, согласно предписанию, к главным воротам, чтобы в числе первых встретить врагов, если они прорвутся. А они ведь не прорвутся. Им не позволят. Правда ведь?

+4

22

По стене пробежала жрица ордена и одарила всех словами поддержки. –Берегите себя. Беатрис кивнула в знак благодарности и проводила тасаури взглядом. Она не знала, у кого работа будет тяжелее – сегодня в тех палатках неизбежно будет много смертей. Кто знает, может и самой Трис тоже.
В один момент вокруг стало настолько тихо, будто окружающие звуки кто-то намеренно выключил. Или Беатрис настолько отстранилась от окружающего мира, всматриваясь вдаль, что не замечала совершенно ничего. Она смотрела в сторону небольшого клочка леса, что хорошо был виден с высоких стен Эстелла, и в один момент заметила, как там что-то зашевелилось.
Тогда на сцену вышел он – невероятно огромный, с кожей, будто лед, и изогнутыми вперед длинными рогами. Ледяной гигант – существо, коих Беатрис в жизни никогда не видела и лучше бы не видела вовсе. Он шел вперед, заставляя землю содрогаться от каждого своего шага, пока не остановился на холме. Его и так широкая грудная клетка увеличилась вдвое, наполняясь воздухом, а затем он изверг мощнейший поток звука, волна от которого, казалось, ударила ей прямо в лицо. От рева пришлось заткнуть уши и зажмурить глаза. Гигант демонстрировал свою силу, хотел вызвать ужас, и у него этого хорошо получилось – судя по суете на стене по обе стороны от Беатрис и напуганному бормотанию. Внизу тоже поднялась шумиха. Собаки лаяли, лошади напугано ржали, люди внизу тоже всполошились.
Ранее лишенное каких-либо эмоциональное лицо Беатрис расплылось в широкой улыбке. Откуда-то сверху со стены раздался её короткий смешок. Но он был скорее нервный. «Непреступные стены Эстелла» теперь уже не казались такими неприступными, не так ли? Теперь уже нет чувства защищенности внутри этих стен? Вражеская сторона своим ледяным гигантом просто растоптала их мнимое преимущество в виде подобной преграды. Он, казалось, способен снести ворота города меньше чем за час.
Когда он запустил в сторону города вырванное с корнями дерево, это было ещё одним актом агрессии.  Её сердце сжалось, когда дерево рухнуло на дом, из которого они не так давно вывели жителей. И каково было её облегчение, когда она это осознала – но, черт возьми, так будет не со всеми. Беатрис стиснула зубы и сжала руку в кулак, когда он потянулся к ещё одному дереву, думая о том, что следующий снаряд уже будет не просто для запугивания, а достигнет цели. Однако, он резко остановился. Беатрис отлично это заметила и прищурилась, наблюдая внимательнее. Великан выпрямился и замер.
Оттуда же, откуда пришел великан, показалось и остальное войско. Оно большой волной заполняло территорию недалеко от города, будто кислота, сжигающая все на своем пути. Ряды их пестрили ледяными эльфами, ратхами и троллями – кого только там ни было, но шли они ровным строем. Однако, она не видела никого, кто держал бы над ними командование. Великан – вряд ли, вполне возможно, что он ужасно глуп. Ледяные эльфы вели за собой войско, однако никто из них не выделялся из толпы. Самого виновника торжества, конечно, тоже не было. Беатрис вскоре надоело любоваться за их демонстрицией силы, поэтому она быстрым шагом прошлась вдоль стены и убедилась, что все защитные сооружения готовы, бочки с камнями, масло и расплавленный свинец на местах, лучики на позиции и всем хватает стрел.
Разряд молнии пришелся по барьеру в тот момент, когда она спускалась со стены. Беатрис вцепилась руками в лестницу и подняла глаза наверх, казалось, небо сейчас свалится – однако барьер оказался цел. Вроде как. Девушка поспешила спрыгнуть вниз и побежала к воротам. Пока она пробиралась, слышала по сторонам, что нескольким отрядам приказано было разобраться с осадными орудиями за стенами города. Пробравшись наконец к воротам, она увидела сослуживцев – Тима, Джомлина и Лена. Вокруг все суетились, но ей удалось к ним прорваться, махая рукой ещё издалека. 
-Эй, вы трое! Так это вы идете за стену? Настрой у неё был отвратительный, так и хотелось сказать что-то не совсем воодушевляющее, однако нужно было найти подходящие слова. Она, возможно, видит их последний раз. Как и каждого здесь. – Позаботьтесь друг о друге, ладно? С меня бочка эля каждому, кто вернется живым. И, выдавив мягкую, но грустную улыбку, Беатрис упорхнула в толпу.
Там, среди прочих, она увидела Фаурта. С лицом сосредоточенным и отчужденным он держался на рукоять меча.
-Фаурт.. Достаточно тихо, чтобы услышал только он. Громких звуков вокруг и так слишком много. –Ты его видел? Беатрис подняла голову вверх и смотрела на стену и ворота города. Было ясно, что она говорит о том ледяном гиганте. Короткая пауза.
–Нельзя позволить ему разрушить ворота. Однако, чтобы обеспечить сохранность ворот, необходимо было убить его до того, как он их преодолеет. Соответственно, убить его нужно будет снаружи. Но её отряд не вошел в число тех, что отправили на вылазку, да и цель у них была другая. Она же хотела убить великана. И готова была поставить на кон свою жизнь, так как предполагала, что знает его слабое место.
–Как думаешь.. Беатрис на момент задумалась. -Они додумались обуть своего незамерзающего друга? Что если я перережу ему пяточное сухожилие? И пусть попробует доползти до Эстелла.. Легкая ухмылка, будто она пошутила. Но она не шутила.

+4

23

Рядом прошла Ирис и люмбер невольно задержал на ней взгляд. Этого вполне хватило, дабы признать в девушке жрицу. Приняв напиток, Хаефрит кивнул, после чего стал смотреть ей в след. Его сердце сжалось, возможно, он не хотел этой войны? Мирное небо над головой всегда лучше, нежели раскаты грома. Лиса обернулась, а люмбер все так же смотрел ей в спину не в силах пошевелиться. Возможно, её жест затронул самые глубокие уголки его души. Но она ушла, оставляя его одного. Приподняв голову, тёмный эльф усмехнулся краем губ и посильнее сжал рукоять клинка, отправившись по своим делам, подальше от городской стены. Он слышал, что защитники хотят отправить отряд за стену, по мнению люмбера, это было опрометчиво.
Хаефриту вообще было все равно кто там идёт, в каком количестве - он был занят своими делами, он приваривал ремешки к клиновидному щиту, на котором был герб Ваэддиара. Этот щит он выкупил у своего давнего знакомого, и забыл о нем на некоторое время. Как он попал к тому в руки? Все просто, люмбер послал какого-то бродягу, тот согласился за несколько серебряных.
- Уточки шлепают, уточки бегут! - Хаерфит отодвинул небольшую палочку, конец которой светился магическим огнем и дернул за ремень, вроде сидит плотно, осталось доделать ещё один ремешок и Хаефрит будет готов к бою с ледяными эльфами. Одев щит за спину, словно какую-то сумку, люмбер побил по поясному мешку, который был набит всякой всячиной. Интересно, сколько сегодня погибнет? Выживет-ли он сам?

+4

24

Фай всматривался в горизонт, где быстро появлялись силы атакующих, среди прочих сложно было не заметить приближающуюся к городу гору, Вот он какой ледяной великан, древнее и могущественное орудие войны, как жаль, что оно направлено против города.  - Что же ты такое?! И где твои слабости? - Фай закусил губу, под маской не было видно напряжения появившегося на его лице, однако рука, что легла на рукоять кинжала и крепко сжала сжатые пальцы могли рассказать о много тому, кто умел наблюдать.
По стене прошествовала госпожа Эала, которая без лишних слов подошла к юноша и обняла его. Им не нужно было говорить лишних слов, чтобы понять друг друга. В голове всплывают слова, что сказала девушка в первые дни их знакомства, лис весело улыбается, а вместе с отпрянувшей девушкой уходит и часть напряжения, что витало перед боем. Юноша провожает лисицу взглядом и переводит взгляд туда, где собираются противники. - Знаешь госпожу Эалу? - рядом стоит рослый, широкоплечий мужчина в рыцарской броне ордена Цельпа с доброй улыбкой, на лице которого читается вопрос, Фай кивает и отвечает на его вопрос: - да, она... - лис снова бросает взгляд туда, где недавно мелькал белый плащ, а затем добавляет - сестра...
Магический удар противника бессильно разбился о защиту, что поставили маги города, но сможет ли так продолжаться вечно? Этот удар был похож на упреждающий, теперь противники знают, что город защищен от подобных атак, а потому будут готовиться к тому, что им придется продавливать защиту. Штурм должен был быть в любом случае, а потому ничего удивительного. Рядом появился мужчина, закутанный в черные балахоны, который передав юноше записку скрылся так же быстро, как и появился. Распоряжение от организации, не покидать город и быть готовым к дальнейшим приказам, возможно именно Сильме придется справляться с очагами прорыва в городе или диверсионными отрядами. Фай отправил клочок бумаги в жаровню, внутренне соглашаясь с правотой лидеров организации. Кому как не шпионам и разведчикам ловить шпионов и разведчиков. Место рыцаря на поле боя, их специально для этого готовят, в этом они лучшие, задача же таких как Фай, предотвратить подлый удар в спину или нанести  его.
Юноша обернулся, дабы ещё раз осмотреть происходящее за спиной и найти глазами быстрый путь вниз, туда, куда его может отправить следующий приказ. В том, что он будет лис не сомневался, а пока его место на стене лицом к лицу с врагом.

+1

25

Верховный маг Эстелла
Фабиан Герт
Человек
121 год

http://s5.uploads.ru/LCroR.jpg


Когда вражеский командующий атаковала щит, поднятый над столицей, Фабиан испытал удивление. А он не привык удивляться чему-либо. Не ожидав такого напора, он даже поднял обе руки вверх, как бы поддерживая купол и не давая даже трещинке появиться под натиском молний. Когда атака прекратилась, маг опустил руки и задумчиво потер подбородок. Надо же! Какая мощная чародейка скрывалась от него всё это время! И всё-таки, даже если её сила не уступает его собственной, на стороне Герта оставались опыт и мастерство. А ещё несколько сотен верных подчиненных магов. В том, что он сможет удержать защиту над городом, правитель не сомневался. Но вот продержаться ли остальные маги, которые помогают ему подпитывать барьер? Может понадобиться больше сил, чем рассчитывали.
Фабиан немного пожалел о том, что отослал из города свою козырную карту – своего карманного монстра, одного из истинных демонов. Ужасный Фонарщик со своей армией призраков мог бы значительно повлиять на ход битвы, но советники Верховного мага настояли на том, что Роммат неуравновешен и непредсказуем. Демон запросто мог предать Вилварин просто смеха ради, и стать настоящей угрозой уже для Эстелла. Согласившись, Герт не стал рисковать и предпочел отправить опасное существо на задание подальше от города и соблазна поучаствовать в битве. Но из-за этого некому было охранять тюрьму для колдунов, расположенную в подземелье под штаб-квартирой. Пришлось выделить небольшой отряд вилваринцев приглядывать за темницей. Но теперь такая расстановка кадров казалась неоправданной тратой ресурсов.
Отдав через магические сферы несколько приказов отрядам поддержки барьера, Фабиан начал сплетать ответное заклинание, чтобы нанести удар по вражеским силам. На это ушло некоторое время и определенная часть сил, но черная туча, пригнанная врагами, озарилась огнем. Разверзнув облака, огненный метеор полетел вниз.

----------

Ледяной великан
Исгундир
Великан
Возраст неизвестен

http://sh.uploads.ru/5eaUw.jpg


Силы Дь’Лонрака подошли почти к самым стенам города, но не могли преодолеть невидимую стену барьера. Но их возглавлял великан. С ревом Исгундир ударил кулаком в магический щит. Размахнулся и ударил снова, прямо напротив главных ворот. И нанес следующий удар, уже двумя руками, вкладывая в них всю свою дурную силу. Великан был лишь немногим ниже стены и поднял голову, чтобы встретиться взглядами с гнусным маленьким старикашкой, который командовал обороной этого места. Исгундира предупреждали об этой опасной блохе, но наследник ледяных титанов не мог представить себе, что такая чахлая кроха может быть ему достойным врагом.
Своим телом гигант частично защищал своих союзников, закрывая эльфов, наемников и прочих от стрел и противоосадных залпов. Все эти мелочи никак не могли повредить его плоть из обледенелого камня. Он продолжал ломиться, желая пробить волшебную преграду и уничтожить ворота. Но вот небесный камень, объятый пламенем слетел с небес и попал Исгундиру прямо в голову. Взрыв заставил великана зареветь и закрыть морду ладонями. Он отступил на несколько шагов, едва не упав и раздавив ногами всего лишь пару отрядов ратхов.

Армия Дь’Лонрака
Общая боевая обстановка
Поле боя

http://sf.uploads.ru/t/Y8xuk.jpg


Воинство «Черного солнца», безоговорочно верующее в своего хозяина, реинкарнацию Бога Солнца, выстроилось на позициях близ имперской столицы. Пустив вперед великана и ратхов, в качестве пушечного мяса, принимающего на себя первые стрелы защитников, ледяные эльфы начали плести свои заклинания, обрушивая на стену барьера целый град их различных дальнобойных атак. Лучники из числа наемников решили пока не тратить боеприпасы впустую и просто выжидали.
Те отряды, которым было приказано отправиться на уничтожение лесов и деревень столкнулись с засадой: ассассинами Сильме и сопротивлением ополченцев, вступив в жестокие и локальные бои. Магические баллисты рассредоточились и растянулись вдоль фронта, в тылу и, зарядившись, начали стрелять мощными энергетическими сгустками. Первые залпы врезались в барьер сразу после того, как упавший метеор отогнал Исгундира.
---------
Тем временем Лен, Азаэль и Джомлин в сопровождении ещё двадцати других рыцарей Цельпа покинули город через боковые ворота. Они быстро и незаметно обошли вражескую армию с левого фланга и сумели подобраться к двум крайним баллистам. Однако те охранялись целой оравой бандитов и боевых магов. Теперь отважным цельпитам выпала честь в числе первых вступить в бой!

Оракул Дь'Лонрака
Норс
Полуэльф
42 года

https://fennas.ru/img/gof_npc/nors.jpg


Эстелл начал предпринимать ответные действия. Норс снова «пробежалась» по полю боя своим видением и проанализировала ситуацию. Скорее всего, отряды в лесу будут перебиты убийцами, которые далее выдвинутся к ней. Вопрос в том, продержится ли левый фланг? Но главной проблемой оставался щит. Пока город защищает эта скорлупа, генерального сражения им не видать, а следовательно не получится добраться до осколка. К счастью, Хозяин предусмотрел и это. Пришло время использовать скрытый резерв. Рановато, но выбора не осталось.
Оракул приложила ладонь ко лбу и прочитала заклинание. Её сознание отправилось на поиски двух ключевых агентов, уже долго время скрывавшихся в стане противника. Эти две «капли яда», вовремя растворившиеся в бокале с питьем, станут смертельной отравой для всего Эстелла.

Она нашла двух шпионов, и в их мыслях прозвучал громкий и четкий пиказ, отданный женским голосом:
«Начинайте действовать!»

+3

26

Джерико стоял над картой и пытался напрячь все свои извилины. Пожалуй, такого ответственного боя у него ещё не было. За все те годы, что он командовал армией, тысячами солдат и магов, он и подозревать не мог, что кто-то действительно позарится на стены непреступного города. Что говорить о том, что противник действительно тщательно подготовился. Огромная махина разрывала щит, а в помощь ей была целая орава нечестивых тварей, которым место в вечном адском пламене
Старик никак не отреагировал на навалившейся груз на его плечи. Золотое правило хорошего воеводы - это воспринимать тактику отдельно от личностей, как бы ужасно это не звучало. Если ты начнёшь думать, что за каждой фишкой - сотни людей, которых дома ждут любящие сердца... ты никогда не сможешь продвинуть эту фишку вперёд. Вероятнее всего, главным убийцей сегодня будет именно он, Джерико Хемберт. И именно ему с этим бременем жить. Благо, не так много ему осталось - годы уже бывалые.
Обмозговав совет своей жены, он уверенно закивал и отдал приказ советнику установить по небольшому отряду резервных воинов в данные места. Каждому отряду выделить систему оповещения: магическую или банальный сигнальный факел - неважно. Отряд Лёна также получил одобрение. Хемберт положил руку на плечо уверенного в себе рыцаря:
-Ты ж понимаешь, что тебе придётся окунуться в кошмар и провести светоч сквозь него? - Джерико пронзительно посмотрел в глаза лису. Это крайне ответственная миссия, на которую не стоит отправлять обычного "вора куриц". Увидев ответный огонь уверенности в глазах Цельпита, главнокомандующий довольно оскалился и хлопнул ещё разок по плечу, - Ах, славные песни о вас сложат, братцы! Похлядите ещё!
Выпроводив отряд из палатки, Джерико уладил ещё несколько организационных вопросов по установке боевых отрядов в зоны мирного населения (мало ли черти с небес и из-под земли полезут), после чего обернулся к своей жене. Он длительно посмотрел на неё, после чего полушепотом произнёс:
-Ты же понимаешь, что мне тут не место, Кас... Моё место там, где сердце этого ледяного гада. - с бравым тоном произнёс он. - Дальше всё перекладываю на советников. Основные 10 планов действий им известны.
Он по-старчески улыбнулся и с тоской прижал к себе жену. Если бы ему за каждое такое прощание давали часть земли, он бы уже стал правителем... а, постойте-ка...


Уверенным шагом Джерико вышел из палатки и направился на баррикадную стену. В руке у него был маленький шар-коммуникатор с Фабианом Гертом. Тычась носом и не понимая, слышит ли его собеседник, Джери орал Фабиану уже сделать что-нибудь с этим недотепой-переростком, а потом высылать уже своих валькирий на грифонах. В ответ тот что-то кричал про безумный план и что он против... но кто когда-либо слушал этого всезнайку? Взойдя на баррикадную стену над воротами, Джери воззрился на ледяного монстра. "О Цельп... хорошо что он единственный в своём роде. Мир бы не вынес двух таких страшил" - подумалось бывалому приключенцу.
Тучи разразилось огнём и с неба слетел магматический сгусток. Подарочек от верховного мага. Рассмеявшись Хемберт взглянул в небо. На фоне переливающегося ало-красного неба взлетели с криками наездники на грифонах. Великолепные и неподражаемые. Символы надежды и веры, они пронеслись над всем городам, задавая боевой дух каждому.
-Эй, Цельп... - тихим басом заговорил старик, - Звиняй, коль иногда я слишком вспыльчив. В мой век то всё иначе было, а?.. Да придай мне сил в последний раз, таки шоб братцы нашим духом наполнились. Шоб матери и дочери за них слёзы то от счастья лили, а бравые писари легенды слагали... Чтож. Пора мне в очередной раз показать, как Цельп бьёт в морды, а?
Старик тихо засмеялся и закрыл глаз. Затишье, перед тем как вскипеть и кинуться в это пекло. В действительности ли Джерико обладал даром божества или он просто в это сильно верил - не известно, но факт в том, что чем больше рож желает ему навредить, тем сильнее он бьёт и тем жестче он держит удар. А сейчас на него смотрит целый мир. И каждый желает смерти! Так выживет же сильнейший!
Вытянув руку вверх, Хемберт ухватился за лапу грифона и взмыл в небо. Его белый доспех светился в лучах красного неба, озаряя всех воинов своим символом бесстрашного героизма. Кто-то один раз сказал старику "быть героем - значит быть мертвым"... у него на этот счёт своё мнение "быть героем - это бить морды тварям, защищая любовь, братство да отроков жизни и мысли".
Свободной рукой Хемберт достал из ножен свой двуручный меч и крепко сжал в правой. Сейчас под ним тысячи тварей застыли в ожидании нечта. Пусть получат. Старик разжимает лапу грифона и с боевым криком обрушивается на голову ледяного великана. Да простит Кассия его за это.

+5

27

Оказавшись у карты, Кассия не заметила, в какой момент Ирис пропала из поля видимости. Впрочем, вскоре она вновь его посетила и, обняв по очереди присутствующих и одарив дриаду чмоком, снова куда-то испарилась. Можно было подумать, что лисица прощается со всеми и намеревается пойти лично разобраться с великаном заместо Джерико. Тот согласился с мыслями супруги и отдал ряд новых распоряжений. Заваливать проходы было проще и, пожалуй, надежнее всего. Но вызывало ряд неудобств в последствии. В случае победы их придется разгребать. В случае поражения же единственный вход в город окажется и единственным выходом из него для отступления. О последнем варианте думать было неприятно, но и о нем думать было необходимо.
В разговор вмешался Лен, доблестно вызвавшийся возглавить направленный главнокомандующим отряд. Дело рискованное, но крайне важное. Казалось бы, мало кто на такое согласился бы, а если и согласился бы, то лишь по приказу. Однако лис говорил с такой уверенностью, что совершенно не оставлял сомнений в своем неизбежном успехе.
- Берегите себя, - сказала Кассия и, чуть прикрыв глаза, сделала несколько причудливых движений рукой, тем самым по-своему благословляя смелых цельпитов и при помощи магии повышая их выносливость, скорость и силу.
Дриада еще некоторое время смотрела им в след, погружаясь уже в свои мысли. Ее мозг лихорадочно рассматривал все возможные варианты развития. Самым пугающим было то, что все они сейчас казались совершенно равновероятностными. И было решительно непонятно, как повоздействовать на чаши весов и склонить их на свою сторону. Пожалуй, больше женщина переживала не за город. Не за его дома, не за неприступные стены. Все это можно выстроить заново, и необязательно здесь же. Место жительство глобально за свою жизнь ей уже приходилось менять. Разумеется, она привыкла к новому быту, но он никогда не смог бы стать для нее по-настоящему родным. Она беспокоилась об обитателях города. О людях, простых жителях Эстелла, о своей семье, друзьях, знакомых. В конце концов, именно это все формирует в большом смысле слово "дом". Сохранив город, но начав делить его с Лонраком, дома себя жители больше чувствовать не будут.
Кассия поймала на себе взгляд Джерико. Он для чего-то начал оправдываться перед ней и будто бы просить разрешения принять участие в битве. Ей стало странно от того, что, как ей казалось, он уже сказал ей об этом до этого. Однако четкого момента она вспомнить не могла. Наверное, она слишком хорошо его знала и прекрасно почувствовала это его желание и без слов.
Будь дриада моложе и эгоистичнее, она бы вцепилась в Хемберта. Процедила бы сквозь зубы, что его место рядом с ней. Закрыла бы ему путь собой. Возможно, оглушила бы по голове чем-нибудь потяжелее! Как ни странно, ничего этого не произошло. Как не происходит уже который год. Кассия оплела супруга руками и уткнулась носом в его плечо.
- Возвращайся вместе с ним, - она отстранилась и улыбнулась. А что, в трофейном зале Ордена наверняка найдется подходящее место для великаньего сердца.
Дриада проводила мужа взглядом, бросила взгляд на тактическую карту, еще раз оглядывая все нынешнее положение, и вышла на стену. Великан был уже пугающе близко. Только теперь можно было по-настоящему оценить его размер. Выпускаемые в него снаряды он будто бы и не чувствовал. Лишь колошматил прозрачный магический барьер. Но должно же у него быть какое-то слабое место? Что насчет огня?
Стоило ей об этом подумать, как сверху на громадину свалился метеорит. С ног он его не сшиб, но, так сказать, шишка останется.
Джерико подошел к краю стены и, по своему обыкновению, попросил помощи у Цельпа. Для подстраховки даровать силу мужу решила и дриада, шепотом наложив на него схожее заклинание, что и на отряд Льна. Только несколько мощнее. Когда дриада открыла глаза, Хемберта на прежнем месте уже не было: взявшись за грифона, как за воздушный шарик, он летел навстречу приключениям. Вот, его рука будто бы выскальзывает, и с тихим выдохом Кассия закрывает рот рукой, но быстро понимает, что сделано это было намеренно.
Что ж, нельзя вечно любоваться главнокомандующим. Во-первых, это волнительно. Во-вторых, скорее всего, он справится, а от волнения толку никому никакого не будет. И, главное, вместо этого можно сделать что-то более полезное. На сколько хватало дистанции, дриада постаралась поднять из-под земли колючие кустарники по ту сторону защитного купола. Часть могла запутать в себе близстоящие войска и помешать их продвижению. А, может, великан случайно на него наступит, посадит себе занозу и, как было в некоторых историях, встанет на сторону того, кто ему ее вынет.
Теперь же женщина по возможности осматривала окружающих воинов, чтобы в случае чего, помочь на расстоянии исцелением.

+4

28

Сэр Сребрен не чувствовал себя так будто он исполнял какой-то долг, или вообще делает нечто выходящее из ряда вон, однако чужой мандраж и чужие эмоции передавались ему помимо его всякой воли, помимо его всяческого осознанного усилия мысли. Хотел он, не хотел, но заражался этим огнем в глазах Джерико, и его собственные мерцали отраженным светом. Уверенность он излучал. Усмехался, презревая всяческий страх и сомнения. Поскреб прильнувшую к нему прощающуюся тасаури за ухом, поймал руку коммандора и пожал её с удвоенной волшебством дриады силой, и надевая свой шлем, застегивая его под подбородком, отвечал Джомлину и ставшему его закадычным другом Тиму, так:
- Не знаю, братец Хохолок, - сказал он пространным, каким-то спокойным голосом, как будто был в своих мыслях где-то далеко-далеко от этого места, - Женюсь, наверное.
Как хорошо что он пережил пенсионный возраст уже где-то лет на восемьдесят, и гибель "за пару дней до пенсии" ему уже давно не грозит.

Они прошли нужное расстояние и вышли на позицию удивительно быстро.
Как-то по немому согласию остальных оказавшийся главным в их группе из без малого двух дюжин рыцарей, Лён разбил отряд на группы, указав каждому первому и второму держаться Джомлина и Тима, и слушаться их соответственно. Таким образом по семеро людей должно было координироваться приказами двух сослуживцев Льна, а сам он, кроме слежения за действиями этих двух сослуживцев, вел за собой непосредственно шестерых. Без особого плана. Как и остальные, он рассчитывал сообразить что-то уже на месте.
Им нужны были волшебники, и уповать по видимому приходилось лишь на Тима, и на его способности в управлении магией. До той поры, обходились без всякого волшебства: откуда-то раскопав на всю группу маскировочные плащи и наказав держать клинки и арбалеты под тканью, лис без всяких задержек и заминок, окольными путями, протащил всех через кусты и через ограды, через грязь и через задние дворы многочисленных домов, к холму, из-за которого через череду оврагов открывался вид сразу на несколько баллист, и на построения вражеских солдат вокруг них.
Шли гуськом, пользуясь тенями и тем, что с приходом грозовых туч, мир будто бы заволокло мраком. Каждую минуту Лён ждал что с неба пойдет дождь, либо в последствие присутствии избыточной магии и резонанса, начнет сыпаться снег. И то и то было бы на руку их маленькому, отважному и безрассудному воинству рыцарей.  Дало бы больше возможностей подступить незаметно, и возможно сбежать, когда дела начнут идти не по плану.
Ведь дела всегда шли не по плану.
В пути, Лён дал несколько указаний цельпитам, которые возможно не слишком соответствали высокоморальному облику рыцаря:
- Мы можем изменить исход этой битвы, и любые методы, которые будут нам на руку, послужат спасению этих земель. Мне нужна вся ваша воля, вся ваша выдержка, и вся ваша сила. Мне, и Эстеллу, - обращался он к ним, - Я знаю, что многие из вас бывалые ветераны сражений, но эту битву не победить одним броском в пекло. Вначале, наш противник должен быть измотан и ослаблен нами. Уже после, мы сможем его прикончить, работая сообща с остальной частью армии.
- Тим, видишь те брошенные харчевни, склады и сторожки? Я хочу чтобы ты и твои люди осматривали их по нашему пути, собирали всё горючее, всё что может гореть - нам нужен керосин и мазут, промасленные тряпицы и факела.
- Джомлин, вы займетесь сбором инвентаря. Нам нужны запасные стрелы, лопаты, капканы. Оружие. Если ты найдешь укрывающихся местных, пускай они присоединяются к нашему отряду. Отбирай тех что покрепче, но не брезгуй кем угодно если найдешь, ведь они все равно погибнут, оставаясь здесь.
Так сказал он, а сам занялся тем, что назвал вскользь мудреным словом: рекогносцировкой. Они шли абсолютно без всякой разведки, и кому-то пришлось заняться ею уже на поле, даже если этим кем-то был сам Лён. Руководя шестью другими рыцарями, он пробирался по пресловутому холму и вглядывался в расположение вражеских сил, пользуясь небольшой складной подзорной трубой. Надеясь что сможет увидеть некий вражеский план или западню прежде, чем осаждающие Эстелл приведут его в действие.
Он чувствовал себя паршивее с каждой минутой, и причиной тому было отнюдь не то что воодушевляющее волшебство Кассии сходило на нет. Причиной тому была эмпатия. Те мысли, которые воин должен отринуть от себя, и про которые он обязан забыть. Дело было в том, что он знал каждого из рыцарей, которые были среди этих двадцати, и знал он их не хуже чем Джомлина и Тима. Он знал и Грейсона и Грейхалада, он знал и Артемия Райт и Риксена, он знал Мордекайена, он знал Лоуренса, Хайгрида, вечно веселого Оррена Голдфута. Сэйфер, Ллевелин, Бхерем Кобольдова Смерть, Тадеус...
Какой-то частью ему было неприятно знать, что наверняка все они погибнут, и эту часть в себе Лён укорял. И эта же часть, заставила его не сбежать прежде, когда он ещё мог ускользнуть от всего этого. "Иди до конца", шептало в нём что-то. И как было бы приятно не испытывать сомнений на самом деле, но у него просто нет выхода, и ради победы, придется кем-то разменивать. Ради победы. Ради порядка.
- Инари, я знаю. Ты слышишь. Проведи меня через эту битву. Дай мне знак, - сказал он себе под нос, возвращаясь на рандеву с остальными, чтобы уже наконец выступить против этих баллист, сформировав и подготовив план - или подобие плана.
И где-то там, невдалеке, вскинув свою подзорную трубу, он увидел как взлетают над городской стеной, наездники на грифонах.

- Держите уши востро, ваши глаза должны быть на затылке, - сказал он остальным, когда они встретились с остальной частью отряда, - Готовьте ловушки. Потеряв друг друга в сече, начинайте отступать в этом направлении. Не разделяйтесь! Наш тыл должен быть чист! Мы обходим шеренгу баллист, ждем, пока армия врага вступает в бой с остальными наземными силами, и только тогда начинаем их поджигать и разламывать. Молитесь Цельпу, за наш успех, в ратном деле докажите ему свою доблесть, и он не оставит нас! И коль прибудет нам смерть, бог осыпет нас почестями!
Здесь, в конце этой фразы, по закону жанра в висок Льна должна была прилететь вражеская вороная стрела, но сегодня лис смеялся над судьбой: как уже говорилось, он носил шлем. Махнув рукой, приказывая всем следовать за собой, сэр Сребрен повел по намеченному с холма пути в обход вражеских сил. Дальше, глубже, на очную ставку с судьбой.

Отредактировано Len Srebren (2018-05-14 23:06:53)

+4

29

Тасаури было не спокойно.
О, нет, это не из-за огромного ледяного великана, который был практически со стену города. И не из-за магических катапульт, и огромной армии ратхов, которых лиса ещё не видела в своей жизни и рассказы о них, естественно не понравились. И, конечно, волновалась жрица не из-за собственной возможной гибели в лапах чудовищ.
Было что-то такое, не спокойное, томительное. Словно интуиция билась в истерике, а разум не находил тому доказательств. Должен же быть какой-то финт от противников, тайный и весьма коварный ход, которым бы обязательно воспользовалась лиса, будь на их месте. И именно это, не возможность предугадать и повлиять, как раз рождала ужасные картины.
Ирис была практически уверена, что нужно поставить дополнительную охрану подле господина Фабиана. Два кордона стражи и рыцарей. А лучше три, дабы исключить риск верных ледяного эльфа. Но где ж взять столько? Так же лисьи хвосты были уверены в наличии некромантов на территории Эстела и, да, снова по три кордона на кладбища. Что ещё может придумать черная исковерканная душа, победы ради? В общем не спокойно было на душе у лисоньки, пускай и выглядела сейчас леди Эала образцом спокойствия и подражания.
Где подвох?
Пожалуй, узнаем об этому уже только после того, как оный материализуется и явит себя. Щит долго не выдержит и, наверное, каждый это понимал. Данное заклинание отсрочивало неминуемое и давало время защитникам. Тасаури использовала его для подготовки уже нескольких точек помощи, которые наверняка вскоре будут забиты раненными. Ирис налаживала механизмы, считала количество подконтрольных врачей и с гордостью принимала добровольцев. Любые руки будут нужны. А потому мелькала женщина в своём белом плаще где только можно и нельзя. Стягивала под знамена укрывшихся и придавала сил смелым.
А после, когда зрачок выцепил фигуру главнокомандующего в полёте, Ирис нахмурилась. Джерико против великана, которому наверняка не одна сотня лет. Или тысяча всё же? Лиса осмотрелась и каблучки её грозно зацокали к таким же белым плащам, как и у неё. Знак будет войскам, кто именно перед ними, ибо удобней так было отыскать плащ белый, чем орать в гуще боя. Переманив на свою сторону жрецов, кратко описав задуманное и сыскав в этом поддержку, жрица указала пальцем на великана. Тот как раз только-только отходил от удара скалой и прибывал в шоке от действий господина Джерико. Определенно, лиса тоже была бы в шоке, когда на неё спрыгнула бы боевая одноглазая мышь с иголкой.
Но в мыслях любоваться действием не было, в мыслях подпортить жизнь этому ледяному существу. Единый порыв десятков жрецов, что руки складывают в молитве, направляя мысли свои, да умения в сторону Исгундира. Не исцелить и не сил предать, но вырвать оные из тела создания. Камень раскрошить, сделав его мягким, как песок. Дабы до сердца наверняка черного, воитель Цельпа смог добраться, сквозь всю ледяную мощь. Никогда до этого жрица еще использовала жреческий дар в подобном ключе на столь огромное существо, но и ранее с ней не было подобного количества жрецов со смело бьющимся сердцем.
.. но хватит ли умений? Но ответят ли боги?

+3

30

- Да вы неженка сер Тим! – рассмеялся дварф, - Голые гномы ему не нравятся. А голые гномки? Расхохотавшись, Джо похлопал мага по плечам, проверяя крепость его тела.
- Хм. Не такой уж и рохля. Думаю, осилишь. Есть у меня знакомая барышня… И ты ей очень придешься по вкусу. – задумчиво пригладил бороду, - Даже не знаю кому из вас это рандеву больше понравится. Женщина без ума от всякого магического и мистического. Покажешь ей свои фокусы и всё – она твоя. НО! – поднял указательный палец вверх, - С ней не пить и держать ухо востро! Иначе когда выйдешь из запоя, окажется, что вы уже женаты 5 лёт и у вас дети… Я тебе предупредил!
Отойдя от чародея на два шага, окинул его любопытным взглядом и, почесав нос, развел руками.
- Но вот лично для меня колдовство не искусство. Вот ты мне объясни. Что в твоих фентифлюшках интересного? Неужто тебе приятней видеть как что-то невнятное настигает твоего противника, и делает с ним то, что должен был сделать ты? Как по мне ленивый стиль боя. Магию побеждает только магия? Чепуха! Трижды обматеренный топор справится с любой проблемой. А всё эти защитные купола и мешки с молниями над головами это такое – напускное. Настоящие Герои способны взмахом своего меча уничтожать целые армии, невзирая на любые магические барьеры...
В разговор вмешалась Беатрис, перебив бородача своим бестактным: - Ей вы…
- Не запомнить имя Джо? Ойойой! Кто-то хочет завести себе врага?
Гном уже собирался съязвить что-то обидное, но обещание бочки эля каждому сменило его отношение к девушке кардинально.
- Да благословит тебя богиня Алькиона!
… Так! Теперь надо придумать, как забрать всё бочки себе! Голова думай. Думай!
После краткого молчания разговор продолжил Лён, делая свое признание.
- ЖЕНЮСЬ?! – удивился Джо, радуясь что, НАКОНЕЦ, хоть кто-то дал и ему кличку, - Нетущки! Уж лучше попасть в рабство к эльфам. С ними попроще будет. Сер Лён вы фаталист? Если молотком не попал по пальцам, значит, дадим себе в глаз?! Хе-хе! Хотя, если вы говорите о Той пастушке на холме… Тогда я вас хорошо понимаю. Но не кажется ли вам, что она заслуживает спокойной жизни? Что бы иметь возможность видеть мужа каждый день и не переживать что он может не вернутся. Как говорил мой дядя: - Я не завожу семью, не потому что не хочу, а потому что не могу. В этом мире осталось еще многовато всяких негодяев, и пока они ходят по этой земле моим детям здесь не место.
- ИИИИИ! Скорей всего он всё еще воюет за свои убеждения. Для гнома найти врагов проще, чем почесаться…
Дальнейшие наставления и рассказы о семейной жизни пришлось немного отложить, решимость хвостатого решил проверить Джерико. Крайне… быстро…
- ЧТО?! Пару слов и всё?! А где рог с вином?! Перед опасным заданием распивают вино из рога. Каждый делает по глотку вместе с командующим, это как бы демонстрирует наше равенство в бою. Что он воин, и мы воины, будем сражаться бок обок, невзирая на чины. Ну что тут за традиции, кошмар! Да ладно, вино. Сошел бы даже безалкогольный шнапс. – дергал он за рукав Тима.
Подошла Кассия.
- У меня такое чувство, что на похоронах у нас будет меньше посетителей, чем сейчас. – прошептал он, и добавил более громко:
- Спасибо! С таким количеством удачи мы можем теперь идти в лобовую. Враги всё ровно по нам не попадут.
Увидев па руками, Джомлин насторожился и, пнув, демона в спину спросил:
- Это она чего?
И получил ответ, что это они получают благословение.
- Эх, я б лучше получив напутственную свиную котлету.
Но шляпник стукнул его локотком под бок, желая, что бы тот умолк.
Лён с небывалым энтузиазмом в глазах вышел из палатки, над чем-то усиленно размышляя. Группа цельпитов, которой ему предстояло управлять, расступилась, пропуская тасаури вперед, разрешая возглавить их шествие. Вторым вклинился Джо, который так же питался выгладить умным, хмуря брови. Но со стороны это выгладило так, словно гном пытался рассмотреть свой лоб.
- Ответственность. Какое отвратительное слово. На себя мозгов не хватает, а тут целый отряд. Одно дело, когда погибнешь сам. Другое когда потащишь за собой всех остальных. – улыбнулся и похлопал хвостатого по плечу.
- Угадай, кто за всё тут будет ответственен командир?
Третьим подключился Тим. Представлял, как пуляется молниями во всех подряд, делал Пиу-Пиу руками. Настроение у команды было отменное. Их цепь направилась к куполу. На ощупь он напоминал гладкий, теплый и податливый пузырек, а по ту сторону твердый и вибрирующий, словно кусок стекла. Два мага завидев отряд, указали на особое свечение подобное арке, а само прохождение выгладило как пробивание сквозь толстую пленку. Выдали маскировочную тряпочку. Джо часто видел в таких наемных убийц, и сейчас приняв на себя их облик, ощущал себя замечательно. Это чувство азарта, когда крадешься мимо врага, делая нехитрые обманные движения, бросая камушки, или выпуская в противоположную от тебя сторону птицу, сложно передать словами.
Первый этап задания – проникнуть, был исполнен. Вот они уже во чреве зверя. Второй озвучивал Лён потешно шевеля ушами, словно пытаясь услышать всё и всех.
- А почему Тиму интересней задание? Это что заговор?! Может мне еще за грибами сходить? – возмутился дварф, но быстренько взял себя в руки, - Ну ладно. Не бурчу. Капканы так капканы. Ей. Смертнички за мной.
Вслед за гномом отправились семь смутных теней. Одетых как на подбор в черные облегающие комбинезоны с шарфами вокруг голов. То, что всё его спутницы оказались дамами, было заметно по очертанию тела. Джо понятия не имел кто эти цельпиты, но до безумия был благодарен Лёну за такую подборку группы.
Приятно работать с профессионалами. Мастерам не нужны указание, они четко понимают свою задачу и действуют, сложено как шестеренки в механизме. Подобно дуновению ветерка они перебегали из укрытия в укрытие, прячась в тенях. Двигались легко и изящно. Перепрыгивая, перекатываясь, извиваясь, проверяли местность. После давали отмашку бородачу переходить поближе.
- Вот спасибо. Вот спасибо!
Радовался дварф, покорно следую за ними. Сделав полукруг, они вернулись, обратно рапортуя о разведке.
Враги были везде, но всё еще держали дистанцию, опасаясь защитных орудий города. Желающих присоединится к отряду цельпа, не нашлось. Жители или были уже городе, или сбежали в лес. С одним из таких довелось повстречаться. Пьяный старик с арбалетом и охотничьей собакой отказался партизанить, но подсказал дорогу к пассике...
Притащили несколько палок, садовые принадлежности, большую рыбацкую сеть и много тыковок переделанных в жужжащие снаряды. Вкусные внутренности были убраны, а дыры сверху заткнуты обрывками рубахи Джо. Нашлось так же несколько капканов поставленных в доме. Видимо уходящие понимали, что не смогут спасти свое имущество, и решили напоследок отомстить тем, кто позарится на него. Также вокруг были замечены стога с сеном, если их поджечь получалась неплохая дымовая завеса. Которая могла бы пригодится при отступлении.

Отредактировано Jhomlin Cleynmac (2018-05-20 08:36:33)

+3


Вы здесь » Gates of FATE: Tears of Gargea » » Завершённое настоящее » [Q] "Сражение под Эстеллом"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC