Главное меню
Навигация
  • Карта мира
  • gates of fate's map


« Описание мира « Техническое « Социальное « Игровое « Информация по механике « Оформление механики
Панель умений

Gates of FATE: Tears of Gargea

Объявление

Внимание! Дизайн и функционал форума не рассчитан под мобильные устройства.

[Набор] Мастера игры
[Конкурс] Новые просторы
[Обсуждение + Конкурс]: Символы классов


Текущие мероприятия: Храм ветров, Возжигание огня Наурма, Праздник урожая 2018


» Краткая сводка по событиям в игре «» Краткая сводка по событиям в игре « - new В результате нападения вражеской армии, Эстелл сильно пострадал. Штаб-квартира Вилварин уничтожена, Верховные маг и командующий пали в бою, а Сильме с трудом оправляется от предательства одного из своих агентов. Преступность в городе и его окрестностях возросла.
- new Объединенные армии всех пострадавших стран наносят ответный удар! Экспедиция отправлена ко Вратам для того, чтобы поймать и уничтожить Дь'Лонрака, аватара Разоэнру!
- Парящий город Везен был УНИЧТОЖЕН! Силами колдуна, город упал и разбился. Миллионы погибших, тысячи пострадавших! А из-под обломков явилось жуткое чудовище и полчище Теней! Это королевство теперь обречено?
- Долгое время в подземельях Интхуула гномы ведут затяжную войну с пещерными паразитами - кобольдами. Для обеспечения более масштабной атаки на логова тварей уже начались подготовительная и разведывательная миссии.
- Несколько месяцев продолжаются реставрационные работы на императорском кладбище Хрейдмара, которое пострадало во время нападения некромантов и их слуг ратхов. Останки упокоенных мертвецов перезахоронены, а земля повторно освещается по мере восстановления территории. Стражи сообщают, что из гробниц и склепов пропало множество ценных сокровищ.
- На Храм Священного Огня, что расположен в интхуульских горах близ города совершено ужасное нападение. Служители и настоятельница храма Наурма были убиты, а само место осквернено и сожжено дотла. Со свидетельств выживших прихожан, Интхуул обвиняет в нападении люмберов Ваэддиара. Правительницы темных эльфов отрицают причастность своих воинов к нападению, но обстановка между государствами накаляется.
- Один из приближенных везенского короля оказался предателем, служащим мрачно известному Дь’Лонраку. Аристократ оказался ответственным за то, что монстры-тени, терроризирующие королевство, продолжают распространять свою скверну. Крупный отряд армии вместе с наемниками был отправлен к крепости дворянина-предателя, чтобы покарать его и вернуть скрижаль с важной частью пророчества о тенях.
- Исследователям из Башни Нибелунга удалось найти достоверную, пусть и не полную, летопись народя ледяных эльфов, которая рассказывает о корнях колдуна Дь’Лонрака! Появились доказательства того, что главный враг всех народов является воплощением павшего Бога Солнца, аватаром самого Разоэнру. Хрейдмар направил послов в другие города-государства, чтобы поделиться этими сведениями и сплотиться перед угрозой. Или уже слишком поздно?
- К областному центру трезенской земли, городу Эстеллу, приближается больше войско темных сил: ледяные эльфы, разбойники, крысолюды, тролли и даже ледяной великан. Эта армия уничтожает всё на своем пути и готовится к штурму столицы.
- Ходят слухи, что в окрестностях Льесальфахейма поселилось уже несколько некромантов. Из-за их темной активности Древо Жизни медленно погибает. Можно только гадать, откуда они пришли и что они планируют в дальнейшем.
- Мельн Словоплёт пропал! Известного барда давно уже не встречали в тавернах, распевающего свои бессмертные шедевры. Все поклонники его творчества пребывают в глубоком беспокойстве и готовы отправится на поиски.
- Говорят, что появилось новое Пророчество Луны, провозгласившее появление долгожданного императора Хрейдмара. Престол должен занять сын одного из генералов. Но, если верить толкам, у того генерала совсем нет законных наследников…
- Остальное зависит от вас…

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gates of FATE: Tears of Gargea » » Завершённое настоящее » [Q] "Рандеву с катастрофой"


[Q] "Рандеву с катастрофой"

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

https://i.imgur.com/NHlCP06.png

Рандеву с катастрофой

Действующие лица и поочерёдность постов*:Crows Alder
Saelan Firlithavia
Ferune Lutelu
Leila de la Mare
Tristan Moreau
Annabeth Caitlin Hall
▬ GM.


* В первом сообщении не забудьте указать внешний вид и снаряжение персонажа.
** Временные рамки: 20 Сапфира, год Пепельной Хвои.
*** Максимальное время отписи 5 дней. После этого очередь пропускается.

Шестерым, на первый взгляд, никак не связанным между собой обитателям Тум-феннас-Доре пришло загадочное письмо от анонимного отправителя. Неизвестный четко дал понять в своем послании, что никому и ни при каких условиях им нельзя рассказывать об этом. И они выполнили это условие. Отправитель использовал общие, но убедительные фразы, чтобы подчеркнуть важность сообщения и попросить получателей встретиться с ним лично двадцатого дня Сапфира в заранее обусловленном месте. И он точно знал, кому пишет.
Одна из них – уважаемая исследовательница и «укротительница» духов из организации Создателей.
Другая – талантливая заклинательница из Вилварин, потерявшая родителей.
Третий – странствующий маг, помогающий в беде тем, кто нуждается.
Ещё одна девушка – наемная убийца, идущая путем мщения за то, что потеряла.
Следующий – посыльный и, по совместительству, жрец Агидиуса с чистым и открытым сердцем.
Последняя – странствующая гарпия, борющаяся со злом в разных его обличиях.

И всё-таки у них было больше общего друг с другом, чем они сами могли бы предположить. Но сегодня их объединил личный интерес, проявленный таинственным отправителем письма.
В назначенный вечер им предстояло встретиться на берегу бухты чуть-чуть юго-восточнее Фаэдера. Там их ждали скалы, которые защитят от любопытных взоров, заросли папоротника и маленький песчаный берег, омываемый синим морем. Этим местом, наверное, пользовались обычно контрабандисты для незаметной переправы товаров, или влюбленные для тайных свиданий. Сегодня этому месту предстояло увидеть свидание иного рода…

ИГРА НАЧАЛАСЬ.
УДАЧИ!

+3

2

~ Несколькими днями ранее ~

В один из самых обычных дней на пороге кабинета корпуса "Никс" оказался курьер Почтовой гильдии с письмом в руках. Юноша, зверолюд-кролик смущенно поулыбался в ожидании чаевых за сверхсрочную доставку, после чего оставил получателя наедине с письмом. Ни обратного адреса, ни подписи на конверте, ни восковой печати – письмо не имело никаких опознавательных знаков. Только в уголке конверта значилось имя "Мицуруги Аоминайкири". Внутри, как и следовало ожидать, загадочное письмо.

Загадочное письмо

Здравствуй!
Самое главное! Не вздумай никому и нигде даже намеком обмолвиться о том, что тебе в руки попало данное сообщение, иначе встреча никогда не состоится. Если ты считаешь, что это ловушка или мое приглашение тебе не интересно, просто сожги это письмо. Надеюсь на то, что ты умеешь хранить тайны.
Вероятнее всего, ты не помнишь меня или не знаешь. Но твоя судьба неотрывно связана с моей даже если ты об этом не догадываешься. В каком-то роде. Перед тем, как меня постигнет кара, я хочу рассказать о том, что может быть важным для тебя. Это касается ледяных эльфов, моего хозяина, и тех, кто дорог тебе. Доверять бумаге нельзя. Давай встретимся двадцатого дня Сапфира на закате в бухте к юго-востоку от Фаэдера. Предупрежу, что кроме тебя там будут и другие, кому я отправил такое же письмо.
До встречи.

Неожиданный визит курьера Почтовой гильдии был воспринят Аонэ с толикой радости, ведь это был прекрасный повод отвлечься от очередного бумажного завала, которым, как казалось, коллеги пытались привязать ее к корпусу "Никс" организации Создателей. Загадочный конверт с первого взгляда заинтриговал заклинательницу духов - отсутствие каких-либо признаков отправителя, при помощи которых можно было хотя бы догадаться о том, кем же тот являлся. Щедро отблагодарив юношу, Аоминайкири поспешила вскрыть конверт. Серо-зеленые глаза быстро забегали по строчкам.
- Двадцатый день Сапфира... - повторила Аонэ, перечитывая письмо снова и снова. На лице девушки постепенно появлялась довольная улыбка. "Уже не могу дождаться!"

~ Назначенное время и место ~

Аоминайкири любила любоваться природой, хоть романтиком ее сложно было назвать в полной мере. Обычно с куда большим удовольствием девушка погружалась в книги, исследования и землю, где могли обнаружиться очередные кости. Пожалуй, последнее занимало ее мысли куда больше прочего. По крайней мере, так было до того момента, пока у нее не появился Кинай, благородный дух воина, что по каким-то неизвестным причинам не исчез, как тому и полагается. С того самого дня, как он стал находиться рядом, жизнь заклинательницы духов стала интересней. У них не слишком получалось ладить друг с другом, но выхода не оставалось, ведь обоим этот союз давал некоторые выгоды.
Когда таинственное послание оказалось в руках Аонэ, призрак не смог скрыть своего любопытства тоже. Вот только реакцией на послание у него был категорический отказ и бесконечные тирады на тему "это же настоящая ловушка". Но с Аонэ было все иначе. Даже зная, что впереди ее ожидает опасность, ради чего-то неизвестного она непременно туда пойдет. Загадки были ее страстью, так что аноним в самом деле, похоже, был с ней знаком, раз сумел сыграть на слабости.

Соленый ветер доносил жалобные крики чаек. В этом укромном месте, защищенном скалами, действительно могли устроить засаду. И далеко не факт, что получилось бы уйти невредимыми, особенно повстречай они магов. Но заклинательницу духов вело ее неуемное любопытство, то самое качество, что и сближало ее с другими учеными-исследователями. Поправив воротник теплой мантии бурого цвета, Аонэ покрепче перехватила ножны своего изогнутого клинка, с которым редко расставалась. На внутренней стороне отворота мантии был прикреплен серебристого цвета значок, означающий принадлежность к корпусу "Никс" организации Создателей. В небольшом рюкзаке, как обычно, были уложены письменные принадлежности, мешочек с монетами, кисти, чернила, несколько стопок бумаги, кусочек мела и обработанный уголь для художественных набросков. В конце концов, никто не помешает ей вернуться и прихватить нечто, что может пригодиться в возможном пути. А то и приобрести по дороге. В одном из карманов лежало то самое загадочное письмо.
Девушка шла вдоль берега к месту встречи, а на лице ее сияла довольная улыбка, чего совсем не скажешь о спутнике заклинательницы. [float=left]http://s5.uploads.ru/Aaqp2.png[/float] С самого утра Кинай был хмур и молчалив, точно надвигающаяся грозовая туча. И, признаться, это молчание больше всего задевало Аонэ. Шумный дух редко становился настолько серьезным. Мрачной тенью след в след он шел за заклинательницей. В конце концов, девушке это надоело и она первой нарушила молчание.
- Кинай, ты сам на себя не похож, - забавно, но она редко называла его по имени. Да, она сама назвала его так, но отчего-то называть духа придуманным именем ей не нравилось. Увы, узнать настоящее пока не представлялось возможным, ведь он каким-то образом по неизвестной причине утратил память о своей смертной жизни. Было видно, что и призраку воина очень непривычно слышать свое имя, пусть даже придуманное. Пара секунд легкого замешательства, и вот он снова хмуро отводит взгляд в сторону.
- Ты идешь в ловушку. Я не понимаю такой беспечности, - неожиданно честно признался он. Аонэ даже остановилась, чтобы обернуться и взглянуть на призрака. "Это... Что это с ним? Неужели вдруг стало не все равно?" Долго оставаться удивленной было попросту непозволительно, так что она стряхнула с себя невидимые пылинки и улыбнулась в ответ.
- Так, значит, ты волнуешься? [float=right]http://sh.uploads.ru/7XY0m.png[/float] - Аонэ, сама того не зная, попала в яблочко. Хмурость призрака улетучилась, сменившись такой же растерянностью, что охватывала ее несколькими мгновениями ранее.
- Ну, не то, чтобы... - неловкий ответ на неудобный вопрос.
- Не о чем беспокоиться. Мы ведь уже на месте. Как видишь, мне на голову не свалился камень, да и под ногами не образовалась дыра. Не припоминаю у себя врагов. Да и зачем кому-то пытаться заманить в ловушку всего лишь заклинателя духов? Далеко не все занимаются таким ремеслом даже из тех, кто духов видит. Мы - маленькое сообщество, почти как клуб по интересам. - Аонэ окинула взглядом бухту, надеясь встретить здесь других приглашенных таинственным писателем. Но она, похоже, оказалась первой. "Хорошо это или нет, во всяком случае, будем готовы принимать гостей" - К тому же, я ведь не одна.
- Зачем надеяться на того, кто даже не в состоянии навредить кому-то? - удрученное состояние призрака слегка напрягало, но было видно, насколько Кинаю важно знать ответ. "Если подумать, мы редко говорим настолько открыто. Я понятия не имею, что может испытывать и чувствовать дух в его положении. Считает ли он себя застрявшим между мирами? Волнуется ли, что не сможет продолжить путь, как задумано во вселенной?"
- А разве защита может быть непременно агрессивной? Знаешь, размахивать железкой - особого таланта не требуется. Ты ведь по-прежнему остаешься умелым воином. И даже если у тебя нет клинка, способного распороть чью-то плоть, у тебя остались твои навыки, опыт и знания, которыми я никогда не смогу обладать по множеству причин. Они смогут мне помочь куда больше меча.
Наконец, заклинательница духов увидела на устах призрака легкую улыбку. "Так-то лучше. Мне нужны твое чутье и острый взгляд, Кинай."
- Пусть будет так. Что там в письме говорилось? Должны быть и другие? - смена темы была лучшим решением. Аонэ кивнула, продолжая вглядываться вдаль и твердой рукой уверенно сжимать клинок. Она могла много ободряющих речей произносить, но ее спутник был во многом прав, так что по части физической защиты она могла рассчитывать лишь на себя.

__________________________________________________________
ООС: Дорогой мастер! Можно ли как-то подробней упомянуть погоду в первом общем посте? Месяц Сапфира - февраль. А у нас тут папоротники вместо снега... В Фаэдере всегда тепло? Я извиняюсь, но поскольку новичок, еще много чего не знаю)

Отредактировано Crows Alder (2018-04-12 09:30:08)

+5

3

Внешний вид и снаряжение

Внешний вид: черные облегающие штаны с кожаным темным поясом, светлого цвета кофта с длинными рукавами, недлинный плащ с капюшоном, светло-коричневые сапоги до колен со шнурками.
Снаряжение персонажа: сумка с гримуаром.

Неизвестно сколько дней назад….

Это был обычный день заклинательницы из Вилварин, обычная рутина, не предвещающая никакой беды. Внимательно следила в своем родном городе Эстелле, чтобы никто не колдовал. Но знаете, Саелан не понимала прикола тому, что в городе была запрещена магия, и чтобы колдовать, то необходимо было заполучить лицензию. «Иногда действия других могут быть непонятны нам, но мы всё равно делаем то, что будет удобно нам», - размышляя над этим зеленовласка, не предпринимала никаких действий насчёт этой проблемой, потому что это была не её проблема.
Под вечер cинтрес просматривала книги по алхимии, а также готовила всякие зелья для дальнейшего применения. Хоть у девушки и была лицензия, но ей еще много предстоит узнать, прежде чем она станет настоящим мастером алхимии. Перебирая всякие ингредиенты, готовилась к варке всяких непонятных жидкостей. В бою будет эффективно использовать отраву. Вечера Фирлизавии чаще всего проходили именно так: в окружении книг, трав и приготовлению ядов. Этот день мог пройти также, если бы в её дверь никто не постучал. «Кто это? Вроде бы никого не ждала», - при этой мысли она посмотрела в глазок, а на пороге стоял зверолюд-кролик, курьер почтовой гильдии, потому Лан открыла ему дверь.
Ей было вручено какое-то письмо, почтальону девушка не пожалела чаевых, а дома стала изучать конверт. «Странное письмо», − решила Саэ, изучая конверт, в нем не было ни обратного адреса, ни подписи, ни восковой печати… От кого оно было, оставалось неразгаданной тайной. Прям какая-та мистика. Взявши нож для вскрытия писем, открыла таинственный конверт и начала читать письмо. «Пугать меня решил?», - хмыкнув, продолжила чтение. «Умею хранить тайны? Как знать...» - улыбнувшись, Шитса`рлес это уже начинало забавлять, но вскоре ухмылка исчезла с лица волшебницы, словно её никогда и не было. «Что же это? Судьба? Связана? Кто это? Ледяные эльфы? Что за… » - хозяйка дома начинала наворачивать круги по дому, раздумывая, не была ли это чья-та неудачная шутка. «Если это чей-то розыгрыш, я сама разыщу его и повешу в одном неглиже на центральной площади!» - решила девушка. То, что двадцатого дня Сапфира она поедет на юго-восток от Фаэдера, это было решено.

Двадцатый день Сапфира…

Этот день настал. Чувство было странное, Саелан ожидала чего угодно. Надела она черные облегающие штаны с кожаным темным поясом, светлого цвета кофту с длинными рукавами, а также недлинный плащ с капюшоном. На пороге остановилась, чтобы взять все необходимые приспособления для путешествий, не забыв зашнуровать сапоги.
Так началось её путешествие в Фаэдер. В первый раз, когда она туда отправилась, вернулась и обнаружила мертвых родителей. Для неё город этот волшебный, но таит загадочность, волшебное впечатление, но также страх того, что при возвращении что-то изменится. Путь выдался долгим, но вполне спокойным, не считая свирепого волка и пару разбойников. «Иногда мне кажется, что к этому городу без приключений не дойдешь», - раздумывала Лан, не особо пугаясь всяких животных. Зеленовласка уже вполне опытная заклинательница и может за себя постоять. Да, ей придётся еще учиться и учиться, но оно того стоит.
Когда Фирлизавиа всё-таки добралась до берега бухты, то осматривала местность. Огромные скалы, ей казалось свирепее и страшнее самого Разоэнру, а синее море давало какой-то покой. «Покой и беспокойство», - лишь об этом подумала зеленовласка, осматривая небо, пока ей взору не попалась молодая темноволосая особа. Заклинтаельница пристально одарила её своим янтарным взглядом, но он не отражал враждебность. «Интересно… Она и есть «другие»? Неужели моя судьба как-то связана и с ней? Надеюсь, что нет. Мне нет до них дела. Я хочу лишь узнать, что от меня хотят от этого письма», - раздумывала чертовка.
Само письмо... обстановка была очень странная. «Знаете, а это может быть очень весело», - тревога исчезла так быстро, словно её не было. Фирлизавию поглощала непонятное чувство, что скоро будет еще интереснее и веселее, а этот шанс точно нельзя упускать. «Посмотрим, что за тайны таит то секретное письмо», - Шитса`рлес желала узнать, кто за всем этим стоит и что он хочет добиться, созывая всех?

Отредактировано Saelan Firlithavia (2018-04-21 12:34:45)

+4

4

Шмот

Изображение. На ногах обычные походные сапоги с заправленными внутрь плотными штанами, которые опоясаны широким ремнём. Под шубой утеплённая куртка. Чёрные перчатки на руках. На уровне бедра покоится походная сумка, которая закреплена ремешками и скрыта под верхней одеждой. В руках посох

Тонкая струйка дыма ударилась в потолок, расползаясь по комнате и наполняя её приятным ароматом эллотхэалта. Феруне тяжело вздохнул, не выпуская из руки длинную курительную трубку. Повторил затяжку, чтобы усилить успокаивающий эффект, которым славятся лунные цветы. Слабое потрескивание камина вторило расслабляющему чувству. Этой ночью чародею не уснуть без седативных средств. В свободной руке он держал записку, которую перечитывал раз за разом, сидя за столом, который был уставлен разнообразными колбами, пиалами и книгами. Феруне очень повезло уговорить своего хорошего друга-аптекария позволить ему временно пожить в подсобной комнате его ремесленной лавки, пока сам хозяин смылся за город. Чародей не преминул воспользоваться возможностью использовать некоторые его припасы в личных целях. Как, например, сейчас он во всю дымил трубкой, заправленной порошком эллотхэалта, попутно пытаясь собраться с мыслями и наконец-то лечь спать. Но треклятое письмо не давало ему покоя. Письмо, которое ему всучил буквально несколько дней назад посыльный Почтовой гильдии. От кого и почему – никакой информации. Хотя после прочтения у чародея появились некоторые мысли касательно отправителя, но они не сходились... со многим.
— Поганый антхаутфехн, — тихо выругался Феруне, выпуская очередной залп дыма и наконец-то откладывая в сторону курительную трубку. На сегодня ему достаточно, пора бы и на боковую. На дворе уже давно глубокая ночь.

***

На следующее утро мужчина проснулся бодрым и отдохнувшим. Лунные цветы сделали своё дело и никаким колоколом нельзя было потревожить крепкий сон Феруне. В записке говорилось о бухте к юго-востоку от Фаэдера. Чародею было знакомо это место – после успешной сдачи первых экзаменов в Академии он проснулся на этой бухте без штанов. Даже немного жаль возвращаться туда будучи трезвым.
Дождавшись вечера, Феруне выдвинулся в путь. Перед выходом он решил отдать дань воспоминаниям и немного выпил. Однако дело обещало быть серьёзным, а потому вместо спиртного чародей влил в себя отвар из парящей леи, дабы зарядиться тонусом и энергией в столь поздний час. Если записку написал тот, кого он подозревал (а в этом он был практически уверен), то силы ему точно понадобятся. Скорее всего, вся эта авантюра являла собой самую настоящую ловушку, а упоминание других получателей письма – обыкновенная ложь, но убедиться в этом нужно лично.
Дорога до бухты была скучна и бедна на события, а единственной усладой для глаз среди зимнего пейзажа было закатное зарево уходящего за горизонт солнца. Небо не было затянуто бесконечным полотном из туч, а это хороший знак – под ясным небом Феруне чувствовал себя гораздо лучше. Сойдя с тропы, чародей двинулся к морю, продолжая идти вдоль береговой линии, и уже через несколько минут заметил вдали две фигуры. Подойдя ещё ближе, чародей распознал в присутствующих женщин. Хенкульдирфа среди них не было. С одной стороны хорошо, с другой – вопросов только что стало больше. Забросив на плечо посох, чародей вошёл в поле зрения незнакомок и приветственно махнул.
— Доброго вечера, дамы, — мужчина запустил руку во внутренний карман шубы и выудил оттуда сложенное вдвое таинственное письмо. — Вы по письму? — спросил Феруне, демонстрируя зажатый в двух пальцах клочок бумаги. Вполне возможно, что кто-то из них и был организатором этой встречи. В таком случае, у Дь'Лонрака неплохой вкус. Лучше две миловидные особы, нежели фанатичный белобрысый эльф-нытик.
"А дамочки явно не простые – их магический фон можно кухонным ножом резать", — мысленно отметил Феруне, переводя взгляд с темноволосой девушки в мантии на вторую особу с необычным зелёным оттенком волос. В каждой из них мужчина ощущал знакомый ему магический амбре, особенно в той, что стояла чуть поодаль с клинком в ножнах. Ему на мгновение показалось, что даже сам воздух вокруг женщины с тёмными волосами идёт волнами, но быстро выбросил лишнее из головы, спихнув всё на игру света и тени. Сегодняшний закат был действительно красив.

+5

5

Внешний вид
1

http://sa.uploads.ru/t/JWRSu.png

2

https://img1.etsystatic.com/061/0/7834667/il_570xN.801511345_jifj.jpg

Эстелл, Нижний город. Таверна неофициально именуемая "Приют грешника". Именно в этом заведении Лейла значилась в числе постоянных клиентов и даже более того - она снимала одну из комнат, что находились на втором этаже этой забегаловки. Сейчас девушка как раз отсыпалась в своей маленькой, тесной комнатушке, но её отдых прервал стук в дверь. Нехотя открыв глаза, девушка не спешила вставать с кровати. Она не вполне осознавала, что именно разбудило её. Повторный стук окончательно вернул преступницу к реальности. Вскочив с постели, Лейла быстро оделась и подошла к двери. Открыв её, син`трес увидела курьера Почтовой гильдии. "Письмо? Мне?" - удивление отчётливо читалось на её лице. С ней, конечно, нередко связываются посредством писем, но передают их не через эту организацию, а личными людишками на побегушках, кои отличались особо бедным видом. "Отправлено анонимно" - заключила она, не заметив на конверте ни имени, ни адреса отправителя. Получив свои чаевые, курьер ушёл прочь, а Лейла закрыв дверь уселась на край кровати и принялась изучать полученное письмо.
Тех, кто дорог мне? - де ла Мар не припомнит чтобы кто-то из ныне живущих был ей настолько близок.- И кто же твой хозяин? Кто ты вообще такой? - вопросов у неё появилось немало, но получить ответы можно было лишь придя в назначенное место в назначенный день.
"Всё это очень смахивает на ловушку, но и проигнорировать это сообщение я не могу."

Несколько дней спустя Лейла наконец отправляется в путь. Пора. По дороге она несколько раз перечитывала письмо. Её душу терзало множество сомнений, слишком уж таинственной выходит встреча. Скверное предчувствие не покидало её ни на миг. Впрочем, беззащитной она себя не чувствовала, ведь катана была при ней. Наконец убийца пришла в назначенно место, где уже собралась группа незнакомых ей личностей. Преступница подошла к ним поближе, но завязывать разговор не стала. Лишь молча осматривала всех присутствующих. "Кто же инициатор этой встречи?"

+4

6

Кому, как не курьеру Почтовой гильдии знать, что бывают разные письма? Кто-то белеет от страха, кто-то прыгает от радости, а кто-то просто принимает конверт или хмурится в недоумении. Всё зависит от того, кто написал письмо и чего ждёт получатель.
Тристан, разумеется, писал письма как от себя, так и помогал справиться с пиром и чернилами другим людям. Но вот получать весточки он не привык: сложно вовремя найти того, кто ходит по городам и деревням. Вот почему Тристан был удивлён, увидев своего коллегу: поблагодарив курьера, он осмотрел конверт, но не увидел ничего кроме своего имени, мелко написанного в уголке.
Прочитав письмо, Тристан лишь нахмурился: кто знал его имя? И, мало того, зачем он писал именно ему, жрецу-посыльному? Парень осмотрел конверт, и даже бумагу просветил на окне, однако никаких ответов или подсказок не получил. Что имел в виду автор письма под словами «кто дорог тебе»? В Интхууле, конечно, всегда были свои трудности, но до горного города нелегко добраться проблемам равнины, тем более с другого конца Трезена. Да и зачем кому-то небольшое семейство Моро?
Что бы ни имел в виду автор письма, он сумел сделать главное: заинтриговать, разбередить воображение и заставить двинуться в путь. Благо что из Эстелла в Фаэдер ближе, чем если бы письмо застало Тристана, скажем, в Интхууле.
Однако сейчас Тристан в нужную бухту портового города -  в одиночестве, в обычном закрывающем всё тело сером плаще и с дорожным посохом за плечами. Брать Брунгильду с собой парень не решился: незачем рисковать хорошей лошадью и боевой подругой, пусть отдохнёт в стойле. Главное, чтобы она не сбежала как тогда, на базаре в Валтрейском предместье.
На пляже не было пустынно: четыре фигуры резко контрастировали на фоне волн и закатного неба. Тристану оставалось верить в то, что это не хитрый план по убийству непримечательного жреца (хотя, казалось бы, зачем?) и что им не придётся куда-то плыть. Правда, не стоит. Встреча должна состояться на берегу, пусть на берегу полностью и проходит. В море слишком много неизвестного – и слишком далеко до дна.
- Доброго вечера, уважаемые! – крикнул Тристан, приветственно взмахнув рукой. Он заметил сложенный листок у неизвестного мужчины, явно мага, и понял, что это остальные участники встречи (или убийцы, но это сомнительно).
Подойдя ближе, Тристан улыбнулся, осмотрев присутствующих.
- Меня зовут Тристан Моро, жрец и посыльный. Таинственный незнакомец, организовавший нашу встречу, ещё не появлялся? Хотелось бы знать, что нас ждёт.
И правда, всё это распаляло любопытство. Появится ли организатор, и если «да», то кто это? Тот, кого Тристан знает, или хотя бы о ком слышал? Женщина или мужчина, человек, эльф, демон или иное разумное существо? Так или иначе, ответы будут получены, в полной мере или лишь намёками.
Но только не стоит отправляться на воду. Встреча в бухте словно сама собой подразумевает корабли или другие плавательные средства, но Моро искренне надеялся, что ему не придётся концентрироваться на разговоре и одновременно пытаться не думать, что от тёмной толщи воды его отделяет несколько досок.

+4

7

Фаэдер, Фаэдер... Девушка ждала добрых вестей, когда ей протянули конверт с запиской. Нельзя назвать возможность насолить Лонраку плохой вестью, но это всё равно было не то. У Аннабет были планы. Самые обычные и до смеха простые - на какие всегда не хватает времени и находится дело поважнее, ну вы знаете. И первым делом в голове она начала перебирать имена. Ну, вернее, прозвища, ведь некоторые имена просто невозможно запомнить нормальному человеку. Шэйд пыталась понять, кто же этот таинственный добродетель, который ещё и связан с самим ледяным ублюдком. И внезапно поняла, что если не один очевидный вариант, то последний год её жизни можно смело окрестить погоней за одним эльфом. И каждый воин в храме Хрейдмара, каждый маг на празднике охоты, каждый мужчина из Вашвельма и личности, работающие по делу Йорбурга так или иначе могли написать ей письмо. А значит пора отбросить размышления и повернуть обратно в магический город, из которого она только недавно уехала с головной болью после того волшебного напитка.
Бухту Анна нашла заранее, чтобы не мешкать в нужный день. Молча любовалась своенравным морем и встающим из его вод солнцем. Розовые лучи превращали волну в волшебную гладкую ткань, которая манит к себе взгляд. И успокаивает. Единственное место в городе магов, где девушка чувствовала себя уютно в одиночестве. Кроме того дня, когда всему суждено было свершиться. Боевая экипировка была тщательно проверена, лезвия отточены, а сама ворона - выспавшаяся и довольная. От таверны до нужного места минут 15 ходьбы, но на всякий случай Шэйд вышла чуть заранее. И всё же прибыла не первой. В ранее уединённом месте стояла уже небольшая группка. К её удивлению и легкой улыбке - даже несколько знакомых.
- Тристан? Уже отогрелся после визита Вашвельм? Там пришлось жарковато, хе-хе, если не воспринимать буквально. Меньше месяца разделяло спасательную экспедицию за огненными кристаллами и сегодняшнюю закатную встречу. После приветствия гарпия обернулась к куда более знакомому мужчине. На секунду замялась. А потом обняла Феруне.
- Я рада, что твоё желание всюду влезть ещё тебя не погубило. Снова Он, да? Есть предположения или нечего гадать, когда и так скоро всё прояснится? Раз все стояли расстерянными, то отправитель письма ещё не показался.

+5

8

Прислужник Дь'Лонрака
Хенкульдирф
Ледяной эльф
331 год

http://s8.uploads.ru/TE7yJ.png


Он наблюдал за ними издалека. С береговой линии, своим острым зрением, дополнительно усилив эффект магической призмой, где он сидел в лодке, качающейся на волнах. Он был терпелив, но время шло, а волнение не проходило. Мужчина был напуган тем, что собирался сделать. Напуган тем, что кто-то из числа тех, кому он отправил письмо не придет. Откровенно говоря, у Хенкульдирфа было много поводов для страха. Но ещё у него хватило решимости не отступать. Убедившись, что собрались все шестеро, кого он избрал, он взялся за весла и поплыл к ним.
Через несколько минут они увидели подплывающую невзрачную лодку и мужчину в темном плаще. Всё согласно всем правилам заговора. Выбравшись на берег, ледяной эльф скинул капюшон с головы и сразу поднял руки, показывая, что безоружен. Преимущественно он сделал это для Феруне, Аннабет и, как ни странно, Саэлан.
- Я пришел сюда не для того, чтобы сражаться, - молвил он. – Я пришел просить вас о помощи. Всех вас.

Однако, прежде чем перейти к делу он счел нужным объяснить тем, кто он и почему призвал именно их сюда в этот вечер. Он посмотрел на Мицуруги из Черной Воды.
- Я наслышан о тебе, Ольха, хоть мы и не встречались ранее. Слухи и разговоры о твоем редком даре и способностях усмирять духов доходили до ушей моего господина. И до меня. Твоя сила может помочь ему… *замялся, подбирая слова* избавиться от одержимости. От сущности, что терзает его.

Изящный поворот головы в сторону зеленовласой девы.
- Ты, наверное, не помнишь меня, маг Вилварин, но во время одной из своих миссий ты помешала моим подчиненным исполнить волю нашего господина. Но я позвал тебя не поэтому… Я знаю, кто убил твоих родителей, демоница. Семья археологов из Нижнего Эстелла? – Дирф нахмурился. – Они нашли информацию о том, что искал мой хозяин. Об одном из осколков, но… Они отказали нам. Я могу рассказать больше, если ты согласишься помочь.

Теперь ледяной эльф смотрел на бородатого чародея.
- Ты. Ты уничтожил надежду моего господина изменить мрачную судьбу, что уготована ему и всем нам. То, что я остался жив, доказывает: артефакт работал. Он мог бы изменить всё! Понимаешь. К тому же… Я верю, что ты достаточно силен, чтобы помочь мне. Помочь всем нам, человек. Я не прошу доверять мне, ибо мы не друзья. Но ты сохранил мне жизнь однажды, поэтому я верю, что ты выслушаешь меня.

Он повернулся к ещё одной син’тресске и подарил ей полную скорби улыбку.
- Ты не знаешь меня, дочь семьи Де ла Мар, но я знаю убийцу твоих родных. Так же как и в случае с ней, - он бросил короткий взгляд на Саэлан, - твой родитель знал слишком много о том, чего ему не положено было знать. Ему предложили служить моему господину, он отказался. Но вот его подопечные оказались более сговорчивы. Более того, я сам…  посоветовал им убийцу. Но придержи свой меч и свою месть, - маг предостерегающе поднял ладонь. – Если ты согласишься принять мой… заказ, я расскажу тебе всё, что знаю об этом ассассине.

Настал черед обратиться к светловолосому молодому мужчине.
- Ты наверняка не помнишь меня, ведь мы встретились лишь однажды, когда ты был ещё совсем юн. Это, думаю, был твой первый заказ в качестве почтальона? Тогда ты нашел на дороге близ Интхуула раненого, истекающего кровью эльфа, а позже и нескольких воинов, которые искали его. Помнишь, как ты перетащил его в укрытие, а тем людям сказал, что никого не видел? Потом ты вылечил его и даже прочитал какую-то отповедь. То был я. Тогда-то я и начал прозревать, жрец. Начал понимать, что не все люди, зверяне и прочие так плохи, как учила мой народ история и хозяин.

Наконец, он посмотрел на черную гарпию.
- Ты та, кто провозгласил себя врагом моего господина. Ты та, кто интересует его, и та, кто ненавидит его. Он заслуживает твоей ненависти ровно столько, сколько заслуживает любви своих приближенных. Я не знаю, что в тебе такого особенного, но верю, что ты сможешь спасти Его от самого себя. Проявленное тобой милосердие ко мне только подтверждает это.

Тот, кто собрал их вместе, положил руку на грудь и, немного поклонившись, назвался. На его глазах блеснули слезы.
- Я Хенкульдирф, слуга лорда Дь’Лонрака, последнего принца ледяных эльфов, великого мстителя, что терроризирует Тум-феннас-Доре из тени уже много лет. И я склоняюсь перед вами в просьбе. Остановите моего повелителя. Не дайте ему исполнить задуманное и погубить самого себя. Я прошу вас спасти того, кто в ваших глазах только зверь и злодей.

+5

9

- Сюда идут, - коротко оповестил девушку ее спутник, пока та с прикрытыми глазами наслаждалась игрой прибрежного ветра, путавшегося в ее волосах, точно шаловливый котенок в корзине с пряжей. "Да, ведь время уже пришло". В Аоминайкири было мало что эльфийского. Преимущественно в девушке было задействовано рациональное сознание, подкрепленное неуемной тягой к знаниям. Лишь изредка в ней просыпалась тяга предков к природе, и она могла по несколько часов оставаться в неподвижном задумчивом состоянии, наблюдая за окружающим миром. От людей же она заполучила неиссякаемый дух авантюризма, благодаря которому смело шагала навстречу опасности, даже когда на пути встречались знаки с большими красными буквами "это ловушка".
Когда песок, отточенный морскими волнами, легко зашуршал под чужими ногами, Аонэ повернула голову в сторон первого из "приглашенных", кто должен был тоже прийти на место встречи. Им оказалась девица редкой красоты, представительница расы син'тресс. Такую сложно забыть, ведь очи дракона и волосы цвета весенней листвы можно далеко не каждый день встретить. Даже Кинай, увидав ее вблизи, присвистнул. И по первой же реакции Аонэ поняла, что духа прибывшая девушка не видит.
- Миледи, - заклинательница духов мягко улыбнулась, приветственно склонив голову. Ощупывать чужую ауру Аонэ не торопилась, поскольку считала такое неприличным в данных, загадочных обстоятельствах, где неосторожный жест может быть неправильно расценен, что понесет за собой плачевные последствия. Тем не менее, с учетом отсутствия очевидного оружия, можно было смело выдвигать догадки, что девушка-син'тресс наделена магическим даром и явно не боится его использовать. "Это читается во взгляде. Смелый, уверенный, даже вызывающий".
- Эта что, из демониц? - поинтересовался воин. Аонэ один раз медленно моргнула, подтверждая догадку Киная. За то время, что они провели в тесном сотрудничестве, оба научились понимать друг друга без слов. "Раньше времени раскрывать свои таланты будет слишком грубо, даже неприлично. В конце концов, мы до сих пор не знаем, для какой цели нас здесь собирают."

Чуть погодя на сцене появился еще один актер. На сей раз - мужчина. Из его внешнего вида можно было сразу сделать вывод о роде деятельности. Обычно простой люд зовет таких "боевыми магами". Если встретить подобного человека где-нибудь на простых улицах Фаэдера, то можно изрядно понервничать. Подавляющая аура мощной магической силы чувствовалась даже на расстоянии, так что необходимости проверять, на что способен такой "бродяга", вовсе не было. Призрак же отреагировал на появление кислой миной - он явно недолюбливал магов. Аонэ, впрочем, всегда нравилась искренность этой души. Не скрывая своего присутствия, чародей направился прямиком к девушкам, приветливо махнув рукой. Такой не горделивый жест вполне говорил о простоте человека, его прямолинейности и уверенности в собственной силе - он не боялся привлекать внимание. Поздоровавшись, он также по-простому спросил о цели пребывания девушек здесь. Аоминайкири, продолжая держать неизменно мягкую улыбку на лице, достала из кармана теплой мантии сложенный вчетверо лист бумаги, где было начертано таинственное послание. "Думаю, не стоит убирать далеко это письмо. Своего рода пароль для тех, кто еще придет."
[float=left]http://sd.uploads.ru/A9O7e.png[/float]
- Вечер пока в самом деле добрый. Именно так, все дело в этом письме. Любопытно, одинаков ли для всех приглашенных текст... Хм, но, полагаю, еще не все прибыли, чтобы можно было поделиться такими выводами в полной мере. - она говорила легко и без стеснения, будто в следующий миг запросто согласилась бы приютить этих людей в своем доме, будто хлебосольная хозяйка.
- Ты всегда слишком вежлива с незнакомцами... - проворчал Кинай, вглядываясь куда-то вдаль. В обычной ситуации заклинательница духов отвечала на такое лишь фразой "доброта спасет мир", что раздражало призрака еще больше. Но сейчас Аонэ не отреагировала, будучи полностью поглощенной изучением деталей неизвестных ей личностей.

Новый силуэт мелькнул на горизонте. Хрупкая фигурка, невысокий рост, длинные волосы и глаза цвета алого заката. Даже в молчаливом образе этой девушки, что бесшумно ступала по следам прибывших, было что-то горькое, отягощающее само ее существование. Молчаливой же она и осталась, не намереваясь представляться. Впрочем, как и те, кто был уже на месте. В этом, определенно, был свой смысл. Ведь расшаркиваться перед каждым, пока все не собрались, довольно неразумно.
Следующим оказался приятной наружности молодой человек, также смело шагающий в сторону собравшихся. Его лучезарная улыбка прямо ослепляла, настолько он выделялся душевным настроем среди остальных. Не говоря уж о том, что пока он был первым, кто представился. Аонэ даже на миг почувствовала себя неловко. "Надо же, где были все это время и мои манеры..."
- Увы, - она отрицательно качнула головой. "Подождем еще немного. Посмотрим, чего от нас хотят, а дальше уже и решим, каким образом представляться."

Аонэ была готова ко многим неожиданностям, но никак не могла даже предположить, что к группе присоединится самая настоящая гарпия. Заклинательница с любопытством хлопала глазами, пока пернатая радушно приветствовала своих знакомых. Помнится, Аонэ последний раз встречала представительницу этого народа в далеком детстве, и то ей чуть не досталось от сурового учителя, что запрещал отвлекаться на "всякую ерунду". Заметив столь плохо скрываемый интерес, Кинай кашлянул, надеясь, что это поможет Аонэ взять себя в руки. В самом деле - помогло. Она тот час же переключила внимание на запутавшиеся пряди, поправила рукав мантии и украдкой взглянула на призрака с благодарностью. Не время, ох как не время сейчас думать о том, насколько мягким может быть оперение у гарпии, какие когти и как у нее получается летать.

Вскоре беззаботная болтовня сменилась напряженным ожиданием. Ни от кого не укрылось появление лодки, что направлялась к берегу бухты. Самым неприятным была фигура, что сидела в этой лодке. Темные силуэты в принципе не внушают доверия, особенно на подобных встречах. И можно было бы готовиться к атаке, если бы вся эта ситуация не походила больше на какую-то нелепую игру или даже розыгрыш. Оставалось ждать. Ждать, пока неизвестный представится. Похоже, именно он и был тем, кто собрал из тут.
Стоило незнакомцу скинуть капюшон, как перед группой предстал самый настоящий эльф. Да ни какой-нибудь, а ледяной.
- Вот те раз... Аонэ, держи себя в руках. Не время позориться, - призрак выглядел совсем уж хмуро. Но он-то знал, насколько неравнодушна была заклинательница духов ко всему необычному и редкому. Даже если это были представители других видов и рас. 
Ледяной эльф в миролюбивом жесте поспешил объясниться.
– Я пришел просить вас о помощи. Всех вас.
Вот теперь стало по-настоящему интересно. Аонэ уже сгорала от любопытства, но пока ей удавалось сдерживать эмоции. Склонив голову на бок и изящно изогнув бровь в немом вопросе, она даже и представить не могла, что именно к ней обратятся первой. Да еще и по тому редкому имени, что не часто слышит этот мир. Более того! Он сразу всем раскрыл ее маленький секретик. Но какова цена... Кинай, украдкой наблюдая за полуэльфийкой, уже знал, чем обернется этот пылающий взгляд, сменяющийся холодной задумчивостью. Она взвешивала данные, точно спелые плоды на невидимых весах, намереваясь уже принять решение.
От ее ушей не ускользнули маленькие детали об участниках встречи, которые назвал ледяной эльф. Магиана Вилварин, та самая син'тресс с волосами цвета весенней листвы. "Боевой маг" оказался замешан в истории с каким-то очень любопытным артефактом. Затем, дочь семьи Де ла Мар, мстительница за гибель своих родителей. Жрец и посыльный Тристан Моро оказался с его слов в самом деле кем-то большим, чем простым болтуном. И черная гарпия. О, эта темная фигура на странной эфемерной шахматной доске была самой большой загадкой для Аонэ. "Та, кто интересует и ненавидит повелителя этого эльфа - как интересно. Выбирать врага ради спасения господина. А он оригинален".
Наконец, ледяной эльф назвал свое имя и причину, ради чего он всех собрал.
[float=right]http://sg.uploads.ru/frxj2.png[/float]
- Что? Он в своем уме? - Кинай во многом озвучивал вслух мысли, что крутились в голове заклинательницы духов. Такая неожиданная просьба звучала как настоящий бред. Да что там говорить! Сама ситуация выглядела абсурдно. Разношерстная компания собирается, будто заговорщики, в укромном местечке, чтобы повстречать ледяного эльфа, умоляющего спасти его господина, терроризирующего целый мир. Призрак воина вновь обратил свой взор на Аонэ и тут же изменился в лице. - Эй... Ты... Ты что, уже все решила?!

Аоминайкири приблизилась к автору таинственного письма. Глядя тому в глаза, она все еще улыбалась той теплой и мягкой улыбкой.
- Для меня большая честь познакомиться с представителем такого древнего рода. - неторопливо, но весьма изящно девушка склонилась перед Хенкульдирфом. - Не вижу причин отказывать в помощи страдающей душе, даже если это настоящее чудовище.
Что и говорить, Кинай был несколько озадачен ее словами, а потому не успел остановить, попросту опешив от такой откровенности. Однако, прежде чем расспрашивать ледяного эльфа о подробностях дела и представляться собравшимся, следовало выяснить, все ли готовы подписаться на сомнительное мероприятие. Особенно не давала покоя мыслям заклинательницы духов черная гарпия.

Отредактировано Crows Alder (2018-04-20 09:15:17)

+5

10

Первую деву, которой довелось повстречать Саэлан, то была незнакомка с чернично-черными волосами, которые казались темнее самой ночи. Глаза были интересного цвет, словно в них переливалось как цвет весенней листвы, так и оттенок болота. В ту секунду демонесе показалось, что в ней уживаются две личности, или она владеет тем, что другим существа сего мира было даже сложно вообразить. Было в ней что-то такое грациозное и женственное, что ее разум подумал, - «она не тень, но она и не свет. Она больше похоже на черного лебедя, грациозного и таинственного».
- Приветствую, - хмыкнув, сказала это с какой-то издевкой, почему-то ей стало весело от слова «миледи», потому что Лан никогда не относила себя к этой категории девиц. Она могла быть разной от женственной заклинательницы до разгневанной демонесы, но миледи это явно не про неё. «Миледи. Что за бред?» - смогла сдержать в себе смех, чтобы не рассмеяться в голос, а то скажут, что за психованная тут ошивается.
Вскоре к девицам подошел мужчина, которому она дала лет так тридцать, но чувствовала, что он выглядит явно младше. Непонятное чувство сдавливало ее, переплелось как уважение, недоверие и некое спокойствие. «Что за странный человек? И человек ли? » - подумала зеленовласка, решивши, что это лишь ее воображение и ничего удивительного в нем нет. Нет, Шитса`рлес не пытала лютую ненависть к людям, но решалась всё-таки не слишком сближаться с ними, зная, что они самая непредсказуемая раса. От них можно ожидать все: от доброты до предательства. И это иногда пугает…
Следующая дева показалось ей очень даже интересной. Алые глаза ей казались краше самой крови, а темные волосы были настолько тонки, словно паутина паука, нежная кожа лишь дополняла эту картину. В этом темноволосом бойце, который держал в своих руках катану, было что-то, сродненное со тьмой. Но ни рогов, ни хвоста, ни сверкающих глаз при ней не было. «Очень интересно. Неужели только клыки, если мои догадки верны?» - всех демонов, которыз Фирлизавии довелось встретить всегда обладали клыками, или рогами, или янтарными (от темного до ослепительного соленного цвета) глазами… Но только клыки. Такого зеленовалосая демонеса еще не встречала, хоть прожила немало.
Следующий, кто появился в ее поле зрение, был светловолосый юноша с голубыми глазами, такие обычно самые добрые, самые правильные, самые благородные, и самые светлые существа. «Неужели они еще существуют?» - задалось вопросом, после чего он представился, рассказав, кто он такой. «Еще скажи, откуда прибыл и ключи от дома оставь. Первый день что ли живешь?» - свои мысли заклинательница оставила при себе, хоть ее лицо отражало спокойствие, но в глазах было некое недоброжелательность, а может быть даже насмешка к этому юноше.
Три человека, как отметила про себя, были уже знакомый. Первый и последний представители мужского пола, которые пришли сюда. «Как символично однако», - пронеслась мысль у Шитса`рлес, когда гарпия начала их обнимать. Что это была за девица? Гарпия и гарпия. Ну, такая с крыльями, ничего особенного.
Вскоре появился отправитель письма, показавши, что он явился без оружие и рассказал, что все они связаны с его хозяином, последним принцем ледяных эльфов. Хенкульдирф сказал, что знает убийцу ее родителей, это повергло ее в некий шок, потому ее голова немного опустилась, закрывая тем самым глаза. Фирлизавия переваривала всю информацию. «Значит тот человек, который я подозревала невиновный. Я убила невиновного?» - вздохнув тяжело и сжавши кулаки, крепко-накрепко дала свой ответ.
- Хорошо, я согласна тебе помочь. Но если решишь меня надурить, ros qerokar, - пригрозив cин`трес, у которой глаза пылали ненавистью, казалось, не к одним убийцам её родителям, а ко всему населению Тум-феннас-Доре. «Никто не уйдет безнаказанным. Кровь за кровь. Зуб за зуб», - такова была ее цель, она обещала же своему Богу....

+3

11

Любопытно, одинаков ли для всех приглашенных текст...
— О, осмелюсь предположить, что да, — ответил Феруне на интересное замечание темноволосой незнакомки. — Формулировки достаточно расплывчаты, чтобы они могли заинтересовать любого.
Мужчина убрал сложенное письмо обратно во внутренний карман одежды, поправил меховой ворот и сделал несколько шагов в сторону крупного валуна на берегу моря. Усевшись на камень, Феруне направил взгляд в сторону морского горизонта и на краткое мгновение прикрыл глаза, подставляя лицо под холодные касания лёгкого бриза. Будь он здесь один, то просидел бы так целый час. Но не сегодня. Сегодня его вновь ждёт работа. С горьким вздохом чародей отвернул голову от янтарно-алого неба и мрачно-синих теней облаков, чтобы взглянуть на ещё одного вечернего "гостя" – юная девушка, на первый взгляд ничем не примечательная. Разве что клинок, играющий на контрасте с отнюдь не боевым одеянием, притягивал внимание.
Не примечательная, да? А разве мы не все здесь такие? — мысленно подстегнул самого себя чародей, слабо ухмыльнувшись.
— Прошу к шалашу! — приветственно махнул Феруне новоприбывшей, которая продемонстрировала достойную чуткость и не спешила первой идти на контакт с незнакомцами. Похвальная осторожность, присущая тем, кто уже успел хапнуть горя с горкой. Однажды хапнет и Феруне.
— Присоединяйтесь к нашему скромному клубу ожидающих.
На этом кратком приветствии чародей решил более не донимать незнакомку. Спугнёт ещё. Или, наоборот, спровоцирует. Она явно была не из простаков, несмотря на то, что магических гармоник в ней чародей ощущал крайне мало. Вероятно, имевшиеся гармоники и вовсе ей не принадлежали – в Фаэдере магия прёт изо всех щелей, так что неудивительно, что от каждого второго остаётся знакомый любому чародею "шлейф". Чего нельзя было сказать о тех двух особах, которых Феруне уже повстречал на берегу. Их "ореолы" он ощущал как нельзя по-настоящему – резкая, почти что "взрывная" аура, исходящая от девушки с зелёными волосами, и размеренный, но от того не менее опасный, словно утягивающий на дно водоворот, магический фон незнакомки в мантии.
Закат, тем временем, входил в финальную стадию своего великолепия. Большая часть солнечного диска уже "утонула" в тихих водах фаэдерского залива, а в полку прибрежных ждунов прибыло – в этот раз "новичком" оказался светловолосый юноша в простых походных одеждах и с посохом за спиной. Приветственный возглас молодого человека застал Феруне как раз в тот момент, когда чародей вновь решил перечитать загадочное письмо и поискать в нём какой-нибудь шифр. Отвлёкшись от чтения, он поспешил убрать письмо обратно и пообещал себе более сегодня к нему не прикасаться. Затем поднялся с насиженного места и подошёл к Тристану Моро, жрецу и посыльному.
— Феруне Лютелу, — достаточно громко, чтобы услышать могли все присутствующие, представился чародей, протягивая руку и приветливо улыбаясь. — Таинственных незнакомцев здесь уже, как минимум, пятеро, но самого таинственного до сих пор нет. Того глядишь, и костёр разводить придётся, чтобы не околеть ночью в ожидании.
Не успел он как следует разговориться, как увидел за плечом Тристана знакомую фигуру. К ним на берег приближалась девушка-гарпия, в которой Феруне быстро признал Шейд.
— Рад видеть тебя в добром здравии, — тепло поприветствовал чародей свою знакомую, выпуская её из объятий. — Предположение лишь одно, но подкреплённое лишь моими собственными домыслами. Очень надеюсь ошибаться.
Итак, их собралось шестеро. Феруне мог понять присутствие Шейд, ведь они, как никак, не один раз вставляли палки в колёса ледяным эльфам (впрочем, не всегда удачно), но что касается остальных... оставалось лишь ждать появления "главного".
Ждать, впрочем, пришлось недолго. Вскоре на тихой глади воды показался силуэт, небольшая лодчонка с тёмной фигурой, усердно работающей вёслами, приближаясь к берегу, где собрались шесть интересных личностей. Феруне поймал себя на том, что перебрасывает посох из одной руки в другую. Нервничает? Ещё как. С каждой терцией секунды он всё сильнее верил в то, что его подозрения окажутся верными. И в момент, когда незнакомец скидывал с головы капюшон, уверенность Феруне в собственной правоте была настолько велика, что он и бровью не повёл, увидев перед собой Хенкульдирфа. Но имя молнии он всё же вспомнил. На всякий случай.
В любой другой ситуации Рудра уже встал бы на изготовку и подготовил для эльфа какое-нибудь электрическое копьё, но сейчас всё говорило о том, что Хенкульдирф действительно не намеревался нападать. Один против шестерых? Да он даже против четверых (формально – трёх, если вспомнить о странном поведении Себастьяна во время поисков Слепого Пятна) не смог ничего сделать. Вариант с засадой тоже был крайне маловероятен – неудачный выбор места. Нужно быть абсолютным безумцем, чтобы решиться напасть на нескольких магов в Фаэдере.
Похоже, его действительно придётся слушать. И лучше бы в этот раз ему не распинаться на хвальбы своему мастеру.

Свою речь Хенкульдирф начал весьма интересным образом. Он обращался к каждому из присутствующих по отдельности, выделяя какие-то их особенности и аккуратно подводя ко взаимному сотрудничеству. Как и ожидалось, сегодня на берегу собрались люди с непростыми судьбами. Кроме Феруне, пожалуй. Он вообще ещё тот везунчик.
Ты... — начал было Хенкульдирф, обращаясь теперь уже к чародею.
— Я, — непринуждённо вставил Феруне, не сводя с эльфа своих изредка искрящихся слабыми электрическими зарядами глаз. Не намереваясь перебивать речь, мужчина благосклонно позволил Хенкульдирфу закончить свою тираду. Похоже, он пригласил Феруне лишь для того, чтобы упрекнуть того в уничтожении Слепого Пятна. Что же, возможно, он это заслужил. Артефакт действительно был как минимум... интересный. Но слишком опасный, даже в руках Прорицателей. Уничтожение было единственным правильным выбором.
С каждым словом ледяного эльфа чародей хмурил брови всё сильнее. Он боролся с нарастающим желанием перебить Хенкульдирфа и объяснить, что тот выжил не благодаря чудесной силе артефакта, а как раз тому самому милосердию, которое к нему тогда проявили. Феруне прикрыл глаза и потёр переносицу – нет уж, пускай эльф сперва закончит и наконец-то скажет, зачем собрал всех в одном месте. Поспорить они всегда успеют.
— Мы и так намереваемся это сделать, — сурово резюмировал Феруне, когда с уст Хенкульдирфа сорвалась просьба остановить его господина. — Вот только некоторые, — чародей сделал несколько шагов по направлению к эльфу, — делают в̢сё͝ в͢озмо͘ж͞н͞ое̢,̸ ч̴́т̶об͢ы̶͘ ͏н͏͡а͘҉м͝ ̨͞п̶͢͞о͝м͘҉͠е̧́͘ш̛а̡͞т̀ь́͘.͏
Рудра резко остановился, когда понял, что начал постепенно терять контроль над собой и ускорять шаг. Имя молнии было чем-то схоже с именем огня – оно тоже подпитывало агрессию чародея. Но, в отличие от огня, это можно было взять под контроль. Именно это Феруне сейчас и попытался сделать. Успокоиться. Отпустить имя молнии. Вернуть себе человеческий голос.
— Г̸ос̀п͟ожа Оль̸ха,̴, — обратился к девушке в мантии, чьё имя узнал от всё того же неуёмного эльфа. — Пр҉ошу В̢ас, не теряйте бдительности рядом с ним, — чародей указал на Хенкульдирфа, к которому приблизилась заклинательница духов. Несмотря на то, что нападать на них, судя по всему, не собирались, в одном эльф всё-таки был прав – они не друзья и доверять друг другу не могут.
Тяжело вздохнув и направив на "таинственного незнакомца" пристальный взгляд, Феруне наконец задал тот вопрос, который, как ему казалось, эльф так хотел услышать:
— Чего ты хочешь?

Отредактировано Ferune Lutelu (2018-04-21 01:03:41)

+5

12

Лейла сохраняла молчание даже после того, как к ней обратились напрямую. Пока оставалась тайной причина этой встречи, демонесса относилась ко всем присутствующим с недоверием. Особенно, когда поняла, что некоторые из них друг друга знают лично. Девушка отошла от остальной группы и, усевшись поближе к морю, смотрела куда-то вдаль. Вид был красивый, он успокаивал, но также, по мнению убийцы, эта красота усыпляла бдительность. Беспокойная де ла Мар вечно озиралась по сторонам, словно ожидала засады. Но её не было, был лишь таинственный незнакомец, подплывающий на лодке к, собравшимся по приглашению, путникам. Лейла поднялась на ноги, внимательно следя за действиями мужчины. Всем своим видом он показывал, что не собирается нападать, даже подкрепил это словами. А затем поочерёдно начал обращаться к каждому из присутствующих - персонально. Из его слов, син`трес узнала об Ольхе - усмиряющей духов. О маге из организации Вилварин, с которой, как оказалось, у Лейлы было кое-что общее - смерть родителей. "Случайность? Или между смертью наших родных есть какая-то связь?" - вскользь порассуждала красноглазая. Про чародея полезной информации де ла Мар для себя выявить не сумела. Ну а теперь был её черёд. Улыбка, полная скорби, показалась темноволосой убийце несколько лицемерной. Она ко всему относилась скептически, особенно к сочувствию окружающих. Однако слова незнакомца воспринять столь же скептически Лейла не могла. Она опустила голову вниз.
- Родитель. Вы... убили... всю семью... - от подступающего гнева девушка с трудом связывала слова в предложение. - Информация, которую вы хотели сохранить в тайне, знал кто-то один? Если так, то зачем было убивать всех?! - гневно прокричала Лейла, посмотрев эльфу в глаза.
Определённо этот мужчина был её врагом, но как бы не хотелось это признавать - рычаг воздействия у него был. Сколько де ла Мар не пыталась отыскать убийцу, что взялся выполнить заказ на устранение её семьи - попытки всегда оканчивались провалом. Но сейчас была реальная возможность подобраться к ассасину, конечно если мужчина не соврёт...
- Я принимаю твой заказ, но лишь из-за информации, что ты можешь мне предоставить. А когда мы закончим, я буду считать тебя врагом.

+3

13

Догадки Тристан подтвердились – таинственный автор писем пришёл с моря. Моро с интересом разглядывал его: высокий светловолосый эльф в тёмном плаще, из-за чего его кожа казалось бледной как у мертвеца. Но что надо светлому эльфу от него, Тристана? И от всех этих людей, собранных на берегу? Знакомых среди эльфов у жреца было мало, и никто не выглядел также… хм, аристократично? Тристан бы не удивился, узнав, что эльф перед ним – наследник знатного рода.
Но всё… Что же здесь происходит? Тристан переступил с ноги на ногу и оглядел собравшихся. Не похоже, что сейчас будет драка и убийство, хотя некоторые выглядят странно напряжёнными. Похоже, не для всех личность эльфа была загадкой – и тем запутанней становилась ситуация.
Эльф заговорил, и чем дольше длилась его речь, тем выше поднимались брови Тристана. Похоже, незнакомец не просто собирал на них информацию – с каждым из присутствующих здесь была связана с ним история, иногда косвенная, а иногда и прямая. Казалось, что эльфа окружали лишь несчастья и смерть: он упоминал мрак и убийства, ненависть и боль. Казалось, лишь темноволосую заклинательницу (Ольху?) миновала эта участь.
И его. Тристана.
Он и в самом деле смутно помнил то, что сказал эльф: по человеческим меркам произошедшее случилось давно, а Тристану действительно было мало лет, хорошо если исполнилось десять или двенадцать. Он помнил лишь свой ступор и то, что алая кровь казалась слишком яркой на снегу Интхуула. Ему казались интересными заострённые уши – тогда Моро ещё смутно знал о истории своей семьи с эльфами – и одновременно Тристан боялся, что человек перед ним умрёт навсегда. Он и сам не знал, почему решил помочь и соврать преследователям – или уже забыл.
Эльф исчез уже на следующий же день, чтобы появиться вновь спустя почти два десятка лет. Тристан не мог оторвать взгляда от его лица – неужели и в тот день оно было таким же? Ему казалось, что эльф был старше, практически возраста отца.
Это было неловко: всегда так, когда ты встречаешь существо, которое практически не изменится даже после того, как ты состаришься и умрёшь. В масштабах их жизни люди всё равно что однодневные бабочки, умирающие на закате.
Но эти мысли были вырваны представлением эльфа. Тристан выпрямился и глубоко вдохнул, поражённо смотря на Хенкульдирфа. Не светлого – ледяного эльфа.
Конечно Тристан знал о ситуации в мире, он же не в лесу в пещере жил. Говорили о ледяных эльфах, тенях и проклятиях. Ходило множество слухов и предостережений, одни мрачнее других, и было сложно понять, в чём есть хоть капля правды. Но нельзя было не заметить, что мир в последние годы стал словно темнее. Так значит… Это – ледяной эльф? Один из тех, о ком шепчутся при свечах? Он не казался угрожающим. Скорее… печальным.
Но, судя по реакции, не все считали также. Тристан посмотрел на чародея, в голосе которого был слышан гнев и что-то ещё, не человеческое; тревожно взглянул на Аннабет, которую назвали врагом; и на девушку с катаной. Практически никто не скрывал своего подозрения.
- Эм, – Тристан поднял руку, привлекая внимание. – Моя религия учит, что у каждого должен быть выбор. И если уважаемый… Хенкульдирф считает, что можно показать его… м, господину иной выбор, кроме разрушения, то я всегда буду рад помочь.
Тристан опустил руку, поправляя плащ, и с улыбкой посмотрел на эльфа. Ски’ин провозглашает выбор, но всё же советует придерживаться пути отказа от насилия. Если возможно уменьшить количество боли в мире, Тристан всегда будет рад взяться за работу.
- Но присоединюсь к вопросу господина чародея. Есть ли у вас план? И что же в итоге сподвигло вас разослать приглашения?

+3

14

Но очевидный вариант оправдался и Аннабет даже спокойно выдохнула, радуясь, что сегодня ей достался нытик, а не маньяк-убийца, разославший письма случайным людям. Хунделькундель вёл себя практически примерно, демонстрируя пустые ладони и двигаясь медленно. Он не хотел драться, хотя в прошлый раз он начал разговор с той же фразы, кажется. Но просьба о помощи ещё больше активизировала её интерес. Неужто Дь'Лонрак действительно оказался тем тираном, от которого пришлось бежать и устраивать тайную встречу, чтобы спасти свою шкуру? Гарпия даже подготовила свой профессиональный взгляд в стиле "я же говорила", но эльф не спешил разложить карты на стол. Он хотел, мать его фантазёрка, объясниться. И хотя каждое его слово несло в себе интересную историю и тайны жизни присутствующих здесь незнакомцев, Аннабет не представляла, зачем ему понадобилось тратить на это столько времени, если мог просто указать это в письмо. Девушки, потерявшие семьи, были бы гораздо более заинтересованы прийти. Но больше всех порадовал Феруне. Чародей прекрасно знал, что за напасть скрывается за сладкими эльфийскими речами. И, честно, Аннабет не стала бы его останавливать, если бы Лутелу решил испепелить древнего к чертям. Но мужчина взял себя в руки и вернулся на место.
Ворону Дирф оставил напоследок. Красные глаза встретили со светлыми эльфа, руки скрещены на груди. Её семья и друзья были живы, ей не нужны грязные секреты вельмож, статус или деньги. Вся её жизнь была витиеватой, но в целом позитивной дорогой, так что же могло мотивировать её действовать на стороне прислужника ледяного эльфа? И ответ не заставил себя ждать. Очередная запутанная фраза с горой пафоса и ничем конкретным. Просто констатация всем известных фактов: чёрная гарпия объявила войну объявившемуся ледяному "принцу".
- Раз уж он заслуживает моей ненависти, то почему я должна помочь? "Спасти его от самого себя"... Я такое в романах читала. Ну знаешь, про красавицу и чудовище. Он делает ужасные вещи, но на самом деле этого не хочет, а она видит в нём истинную душу. И вслед приторной речь Хенкель сверкнул слезами. Гарпия коснулась рукой лица и прошептала "о боги, дайте терпения". Этот парень стал бы идеальной девушкой: вовремя уйти от темы, в нужный момент расплакаться, надавить на жалость, распространить слухи, создать из ничего красивую картинку. Но последующие слова заинтересовали Холл в разы больше.
- О. Остановить? Наконец-то наши мысли сходятся, Хенку... Хен, в общем. Не знаю, что ты имеешь в виду под словом "спасать", под ним я подписываться не буду, но вот это вот всё про "терроризирует и остановиться" - просто песня. Я берусь за дело.

+2

15

Прислужник Дь'Лонрака
Хенкульдирф
Ледяной эльф
331 год

http://s8.uploads.ru/TE7yJ.png


- Я рад, что мы поняли друг друга, - кивнул эльф, когда все присутствующие согласились с ним сотрудничать.
Он глубоко вздохнул, чтобы успокоиться  и подобрать дальнейшие слова. Хенкульдирф до сих пор сомневался в правильности своих поступков и решений. Стоит ли раскрывать все карты и планы своего господина? И как объяснить этим короткоухим то, чего он сам до конца не понимает? Выбора не было, ведь иначе какой смысл был собирать их всех здесь?
- Мой господин, лорд Дь’Лонрак, он… Вы ведь даже не знаете, что он такое? Я… Думаю, рано или поздно вы поймете. Это можно сказать, но понять его сущность можно только прикоснувшись к ней. Если я назову его Богом, вы не поверите.
Подходя ближе, но всё ещё держа руки у всех на виду, ледяной эльф грустно усмехнулся.
- Его сила является и его проклятием. День ото дня он становится все сильнее. И все больше меняется. Отдаляется от нас. Вначале он просто хотел завоевать для нашего народа место на поверхности, отомстить старым врагам и построить свое королевство, возродить нашу цивилизацию… Но потом он словно стал одержим разрушением. Его самого это пугает, но он не может остановиться. Его цель – собрать все осколки могущественного артефакта и уничтожить этот мир. Обратить его в холодную, безжизненную льдину.
Хенк покачал головой. Он не знал как ему передать свои чувства, те скорбь и страх, что он испытывал по отношению к своему хозяину.
- Эти осколки… Даже мы не знаем, что они такое. Но Дь’Лонрак… Он потратил всю жизнь, чтобы найти их. Каждый раз, когда один из них попадает к нему в руки, мой принц меняется. В нем пробуждается Тот, Другой. Но это не другая личность, нет. Они едины и почти неотличимы. Но господин всегда заботился о нас, как о своих детях и братьях, а теперь… мы для него только слуги и расходный материал.
Эльф подошел ещё ближе. Он набирался смелости, чтобы предложить свой план.
- Вот что я предлагаю. После убийства хрейдмарского правителя, нам пришлось покинуть большинство убежищ, которые подготовил Дь’Лонрак. Нам пришлось бежать и скрываться ещё усерднее. Но он возвел новую базу, спрятанную крепость. Я могу доставить вас туда. Прежде всего, вам нужно избавиться от осколков, пока я… отвле… займ… Кхх-хкх…
Хенкульдирф неожиданно перестал говорить. На его красивом светлом лице появилось выражение изумление. А по губам полилась алая кровь. Не сразу, но приглашенные им «избранные» заметили, что как будто луч закатного солнца, тоненький словно нить, пронзает его шею и тянется к скалам с той же стороны, откуда они пришли. Прежде чем упасть с пробитым насквозь горлом, ледяной эльф протянул в ту сторону руку.

Предводитель восстания
Дь'Лонрак
Ледяной эльф
1722 года

https://fennas.ru/img/gof_npc/d_lonrak.jpg


Золотисто огненная нить, пробившая артерию когда-то верного слуги тянулась к указательному пальцу другого ледяного эльфа. Он стоял вдалеке, среди скал и кустов, на тропинке, ведущей к пляжу. Вечно молодое волевое лицо, широкие скулы, прямой нос, аккуратные брови. Облачен был в приталенный кожаный плащ из синей чешуи василиска, под ним жилет, простые брюки и хорошие сапоги. Ни дать, ни взять – везенский франт. Свои светло-серебряные волосы эльф собрал в длинный хвост на затылке. На первый взгляд он ничем не выделялся из толпы, в лицо его знали из присутствующих только единицы. Сам Дь’Лонрак шел к ним.
И только призрак Кинай, что следовал за Ольхой, видел не бледнокожего и голубоглазого эльфа, а самое настоящее огненное колесо, надвигающееся на них. Шар из пламени и света, подобный солнцу, в эпицентре которого находилась чья-то тень – черная фигура. Это ужасающее ечто ни шло нив какое сравнение с другими мыслимыми угрозами.
Феруне и Саэлан могли только гадать, почему не смогли почувствовать приближение столь могучего мага? Ведь его гармоники должны выдавать Лонрака с головой. И только страшная догадка была ответом: аура врага настолько мощна и велика, что они даже не заметили, как всё время находились прямо внутри неё, спутав с магическим фоном целого города.
Остальные же, - Лейла, Тристан и Аннабет, - ощутили естественный, на уровне инстинктов, страх.
Дь’Лонрак приближался, но, казалось, решил игнорировать посторонних. Его холодный взгляд, полный обиды и разочарования, был устремлен на тело умирающего слуги.
- Ты подвел меня, Дирф, - издалека начал он. – Неужели ты думал, что скроешься от взора Норс? От моего взора? Но, знаешь, я ведь не хотел верить в твое предательство, пока не увижу его сам.
Колдун сжал кулаки. Его самый преданный соратник отвернулся от него. Ради чего? Ради других видов? Ради этих смертных? Слепых, ничего не знающих потомках предателей. Или ради него? Ради того, чтобы «спасти» того, кто уже не мог и не хотел быть спасен. Какая глупая и пустая смерть. Большего всего Лонрака злило, что его последователь умер за что-то столь бессмысленное.
- Но спасибо тебе за то, что собрал здесь для меня этих людей.

Приспешники Дь’Лонрака
Мятежники
Ледяные эльфы

http://sf.uploads.ru/t/Y8xuk.jpg


Следом за своим господином со стороны тропы появилось ещё шестеро боевых магов в синих мантиях. Они готовы были последовать за Дь’Лонраком и вступить в бой.

Предводитель восстания
Дь'Лонрак
Ледяной эльф
1722 года

https://fennas.ru/img/gof_npc/d_lonrak.jpg


Поднял ладонь, жестом останавливая своих слуг и давая понять, что ему не нужна помощь. Он подошел к собравшимся уже достаточно близко, чтобы начать бой. И достаточно близко, чтобы суметь заглянуть в глаза Хенкульдирфу.
- Так это вас выбрал этот изменник, чтобы остановить меня? – сдержанно спросил Дь’Лонрак, будто речь шла о чем-то будничном. – Ну, что ж! Вот он я. Давайте, попробуйте победить меня. Шанса лучше вам уже не представится.
Он усмехнулся и пожал плечами, как бы подчеркивая бесполезность любых их попыток.
- Вы можете нападать по одному, или все вместе, - предложил ледяной эльф. – Если уж вас выбрал Дирф, то, наверное, вы действительно особенные. Может у вас и есть шанс.
Злодей вдруг изменился в лице. Стал серьезен. В бухте резко похолодало.
- Но знайте, когда я закончу с демонстрацией силы, у вас будет только два варианта. Погибнуть или присягнуть мне.

+4

16

- Госпожа Ольха, - Безрассудное поведение в присутствии потенциального врага, как оказалось, обеспокоило не только призрака, всюду следующего за заклинательницей, но и боевого мага. Девушка отвела взгляд, чтобы увидеть в этот момент лицо мужчины. "Предельная вежливость как признак волнения... Своим взглядом он уже готов убить этого эльфа. Должно быть, милый ушастик не соврал."
- Просто Аонэ, - улыбнувшись, по-новому представилась она. Если им предстояло работать друг с другом, тогда создать иллюзию доверия хотя бы между собой важно. Да, доверять эльфу глупо, даже несмотря на то, что у него постоянно такой грустный вид. Признаться, глядя на него, полуэльфийке в самом деле становилось его жаль. Расовые предрассудки для нее не играли роли. Наконец, когда мимолетное знакомство оказалось завершенным, ледяной эльф попытался посвятить собравшихся в детали ситуации.
Пусть Аонэ и слушала его, мысль ее "спотыкалась" об одну, странную на первый взгляд, деталь. "Это странно. Из всех собравшихся только я, заклинательница духов, не пересекалась с этим эльфом ни разу. Но..." В своих раздумьях изучающий взгляд она остановила на Тристане. "Есть еще жрец. В отличие от остальных он даже не пытался воевать с этими существами. Напротив, ему даже благодарны, а потому рассчитывают на его милосердие вновь. Что-то... Не могу понять. Может, просто кажется? Какая тут может быть связь? Эльфы живут сотнями лет, неужто за этот срок не нашлось еще кого-нибудь? Маловато для полноценного отряда, способного сразить сильного мага."
- Если я назову его Богом, вы не поверите. - слова Хенкульдирфа вынудили Аонэ сконцентрировать все свое внимание на разговоре. - Почти что Бог... Звучит не слишком обнадеживающе, - невесело хмыкнул Кинай. Настроение призрака портилось с каждым новым предложением, озвученным вслух таинственным организатором встречи.
- Не могу с тобой не согласиться, - тихо согласилась девушка с ним. По мере повествования Аонэ уже пыталась выстроить свою теорию о том, что же могло произойти с лордом ледяных эльфов. Она выглядела задумчиво и уже вглядывалась куда-то вдаль, продолжая бормотать себе под нос догадки. - Возможно, подселенец использует артефакт как катализатор собственной силы. Но тогда... что же это за существо, чья сила заключена... Нет, скорей, запечатана? Должно быть, их первый контакт установился в тот миг, когда обнаружили первый осколок...
На словах, побуждающих собравшихся перейти к активным действиям, Аонэ снова вернулась в привычную реальность, обратив свое внимание на Хенкульдирфа. Затем лишь, чтобы в следующий миг запечатлеть в своей памяти его смерть.

[float=left]http://sd.uploads.ru/Tm4lv.png[/float]Исказившееся в изумлении безукоризненно красивое эльфийское лицо взирало куда-то вдаль. Первые несколько мгновений могло показаться, будто он вдруг чем-то подавился и закашлялся, но кровь, проступившая на точеной линии губ ледяного эльфа, выносила вердикт совершенно точно. В тот момент, когда заклинательница духов осознала, что именно произошло, она заметила "орудие" убийства: тонкий, словно нить, магический луч пронзал плоть Хенкульдирфа насквозь. Неосознанно Аонэ обернулась, прослеживая по линии луча источник - мага-убийцу, что явился на эту встречу незваным. Полукровка допускала возможность нападения на группу собравшихся, но как-то упустила из виду тот факт, что охотиться могут лишь за этим эльфом. Или?

Незваные гости не прятались, явив себя миру во всей красе. Стоит признаться, от такого обилия ледяных эльфов и складывающейся ситуации Аонэ поначалу медлила. В голове плохо укладывалось, что же это за ловушка такая странная и все-таки для какой же настоящей цели их всех здесь собрали, не связанных ничем друг с другом. Наконец, совладав со своими смешанными чувствами первых впечатлений, Аонэ позволила себе на миг оглянуться. Шестеро боевых магов из числа ледяных эльфов готовы были немедленно приступить к ликвидации целей. Но тот величественный эльф... "Поверить не могу! Неужели это за ним нам предстояло отправляться? Черт... Возьми себя в руки немедленно!" Заклинательница нахмурилась, стиснув кулаки.
- Кинай, - девушка шагнула, чтобы поравняться с призраком, но ее ожидало очередное потрясение. Никогда прежде за все года совместного сотрудничества Аонэ не приходилось видеть призрака воина в настолько ошеломленном, даже напуганном состоянии. Казалось, хоть он и мертв давным-давно, но от страха даже не в состоянии пошевелиться. Одного взгляда на него Аонэ хватило, чтобы занервничать по-настоящему. Пусть души, оставаясь в этом мире, могут совсем немного, но присутствие Киная всегда вселяло в заклинательницу уверенность. И вот, теперь... - Эй, Кинай? Что случилось?
Но дух даже не реагировал на нее, не в силах отвести взгляд от неминуемо приближающейся фигуры лорда ледяных эльфов. А в том, что это был именно он, теперь уже не приходилось сомневаться. "Проклятье! В жизни не поверю, что он потерял оцепенел всего лишь от количества ледяных эльфов на несколько сотен метров в округе!" Понимания, что так Аонэ ничего не сможет добиться и только тратит драгоценные секунды, заклинательница сконцентрировала немного духовной энергии в правой ладони и ухватила призрака за плечо. Благодаря таким нехитрым манипуляциям работающие с духовной материей могли напрямую взаимодействовать с незримым для большинства миром.
- Раздражает. Что видишь ты, я сама увижу твоими глазами. Aminu fos runo. - несложное в своем плетении духовное заклинание мгновенно приоткрыло завесу тайны для девушки. Она и сама не заметила, как на несколько мгновений забыла даже, как дышать. Чудовищное, ужасающее своей мощью существо надвигалось на них. Подселенец? В таком соотношении можно было бы поспорить, кто из них к кому подселился. В леденящем страхе Аонэ все сильней сжимала ладонью плечо призрака, пока тот не зашипел от боли, коснувшись ее сам, дабы сбросить мертвую хватку заклинательницы. В тот миг, когда их взгляды встретились, оба смогли придти в себя. Дальнейшее было понятно без слов: нужно действовать, если хочется остаться в живых!

- Потерпи еще немного, достаточно будет пары секунд, но они тоже должны это увидеть.
Призрак молча кивнул. Аонэ выпустила из рук свое оружие и то почти бесшумно опустилось на песок. Со стороны могло показаться, будто она ошеломлена настолько, что едва ли способна стоять на ногах. Но это было не так. Страх - естественная реакция живого существа, инстинкт, позволяющий выжить. Горячая кровь, разливающаяся по жилам заклинательницы, уже позволяла ей думать и принимать меры ради банального спасения. Левой рукой она чертила в воздухе знак, а как закончила, на миг бледно-голубыми линиями на земле мелькнул магический круг, растворившийся в закатном солнце.
- Сокрытое да откроется невидящему взору. Aminu res Duo. - измененная формула заклятия давала возможность всем, стоящим в духовном круге, увидеть тоже самое, что видел призрак воина. Только так, и никак иначе. "Если оценивать этого противника как просто сильного мага, здесь всех ждет только смерть!" Покуда лорд ледяных эльфов был поглощен предательством своего соратника и верного слуги, у них было еще немного времени. Совсем чуть-чуть... Но этого, как считала Аонэ, должно было хватить для того, чтобы собраны волей случая приготовились. Как только Лонрак вышел на свою позицию, девушка опустила ладони, отменяя действие наложенных заклятий.
"У нас нет шансов... Все, что мы сейчас можем - выстроить защиту, отвлечь его, чтобы нас не смели в одно мгновение. Нужна информация. И как можно больше. И дать ее нам может... он." Кратким взглядом Аонэ окинула остывающее тело эльфа, заварившего всю эту кашу. Быть может, помыслы ее были жестоки. Но присоединяться раньше времени к покинувшим материальный мир ей не слишком хотелось. Не сегодня, не здесь и уж точно не сейчас. "Все они выглядят опытными бойцами и магами. Некоторые уже встречались с ним. Значит, шанс все же есть."
Заклинательница решительно дернула за рукав Феруне, поскольку тот оказался ближе прочих к телу убитого Дирна.
- Дайте мне время, - времени на разъяснения совсем не было. Оставалось лишь положиться на других, угодивших в эту же ловушку и на их благоразумие. "Не вступать в бой, попытаться его уболтать, обмануть, да что угодно! Нужно отступать. И как можно скорее, пока этот парень еще не разозлился. О шестерке магов тоже забывать не стоит."
- Кинай, ты по-прежнему мои глаза, - добавила она, уже склоняясь над погибшим. Призрак возражений не имел. Когда доходило до настоящего дела, он, как и подобает настоящим воинам, был крайне скуп на слова. Приказы своей госпожи не подвергались сомнению.

Море прекрасно подходило этому существу. Заклинательница бережно провела ладонью, закрывая Дирну очи, скрывая изумленный взгляд, так и застывший на красивом лице. Он умер ради своего господина. Такую преданность и любовь редко встретишь. Аонэ убрала пряди со лба ледяного эльфа, и в следующее мгновение щелкнул замок ножен, где покоился ее клинок. Всего одно резкое движение, уже привычная боль в большом пальце, еще один щелчок, возвращающий клинок в изначальное состояние. Аонэ коснулась раненым пальцем лба эльфа. "Как жаль, что прикоснуться к прекрасному зачастую мне дано лишь таким образом" Мимолетная улыбка исчезла. [float=right]http://s4.uploads.ru/A2BEM.png[/float]Отточенные движения собственной кровью, сочащейся из свежей ранки, чертили особые знаки. Аоминайкири намеревалась призвать душу погибшего Дирна, покуда та не распалась на пыль. По многим исследованиям ученые корпуса "НИКС" сумели установить, что до полного распада сущности души на пыль существует срок до 7 дней. Правда, почему именно этот срок и отчего бывает и раньше, сказать наверняка никто не решался. Тем не менее, призвать душу только что погибшего существа не должно было составить труда. Ритуалы заклинателей духов отличались от некромантских, для вызова духа требовалась связь, но совсем необязательно, чтобы одним из "якорей" для души в мире живых было его собственное тело. Аонэ призывала душу ледяного эльфа, так как в минуту опасности шибко рассуждать не приходилось. И все же, она была уверена - если Дирфа сейчас воскресить, его с такой же легкостью сразу же убьют, чтобы тот не болтал лишнего.
- Ты уж прости, но уходить со встречи, на которую сам всех позвал, невежливо, - хмыкнула Аонэ, завершая приготовления. Звонкий хлопок ладошей, и знаки на лице ледяного эльфа засияли голубым светом духовной энергии. Ловкими движениями пальцев заклинательница создавала духовные печати, сопровождая действо словами заклятия:
- Hashiridashita hajimari kono omoi, десятый дворец бога закрыт для тебя, время еще не пришло. - Сам воздух вокруг заклинательницы наполнился тягучей энергией, отчего казалось, даже становилось сложнее дышать. - Hora kokou no hoshi ga michibiite, даже сквозь вечность ты слышишь мой зов, Хенкульдирф. - каждый заклинатель твердо знает, имя существа это лучший способ его призвать. - Моя кровь - твоя цепь. Слово силы - закон. Явись по велению древнего зова: Shimitsuiteru ienai kizu wo. Исполнять!

Отредактировано Crows Alder (2018-05-24 10:02:49)

+4

17

Сложив руки на груди, Феруне внемлил словам ледяного эльфа, который однажды уже пытался отдать собственную жизнь за своего господина. И, надо сказать, Хенкульдирфу действительно было что рассказать. Проигнорировав замечания, упрёки и вопросы большинства присутствующих, ледяной эльф принялся вещать о, — кто бы мог подумать, — Дь'Лонраке, и о том, что же он такое на самом деле. Если резюмировать кратко – ясности не прибавилось. Насколько понял чародей, Лонрак стремится собрать некие осколки могущественного артефакта, чтобы принести в мир вечную зиму. Ну так можно просто уничтожить артефакт? Кое-какой опыт в этом у Феруне уже имеется.
Далее пошёл рассказ о том, что предводитель ледяных эльфов действует не в одиночку, а дуэтом с неким могущественным существом, с которым они слились настолько, что воспринимают себя как единое целое. После увиденного во время празднества Большой Охоты чародей предполагал нечто подобное, но всё равно неприятно нахмурил брови, услышав подтверждение своих догадок. Дь'Лонрак силён. Феруне тоже. Но Феруне был один, а "Дь'Лонраков" – двое. Стоило это учесть перед их следующей встречей. Может, стоило найти кого-нибудь, кто мог бы контактировать с теми, кто по ту сторону, чтобы подробнее узнать о существе, поселившимся внутри Дь'Лонрака?

Осколки и Другой. Всего две крупицы информации, которые Феруне узнал из слов Хенкульдирфа. Третья обещала быть наиболее полезной, ведь узнай они о местоположении крепости ледяных эльфов, у них появилась бы возможность оцепить их территории и нанести сокрушающие удары с помощью объединённых армий всех крупных государств. Или проникнуть к ним в качестве шпиона, чтобы разузнать ещё больше информации. Столько вариантов и возможностей!
Столько вариантов и возможностей, которым не суждено сбыться.
Слабый лучик надежды продвинуться с мёртвой точки в их "борьбе" с ледяными эльфами угасал столь же быстро, сколь внезапно оборвавшаяся жизнь Хенкульдирфа. Тонкая нить, обжигающая одним своим видом все магически рецепторы Феруне, медленно растаяла в воздухе, оставляя после себя ошеломлённую тишину, ощущение тревоги и алые струйки крови на пробитой шее Хенкульдирфа. Ещё до того, как тело эльфа опустилось на песок, Феруне оглянулся назад, туда, где, по его мнению, должен был находиться убийца, если он ещё не успел скрыться.
Но он не скрылся.
Ему это было не нужно.
Напротив, он стремился показать себя, внушить трепет одни лишь своим видом и присутствием.
Стоило признать, в какой-то степени у него это получилось.
С высокой тропы к собравшимся на берегу "счастливчикам" спускался сам Дь'Лонрак в своём самом роскошном наряде.
Рудра принял свою стандартную боевую стойку, удерживая посох за спиной одной рукой, а вторую выставив перед собой, раскрыв ладонь. Его сердце и разум в очередной раз познали уверенность и твёрдость имени камня. И лишь после того, как имя "плоти земли" прозвучало в мыслях Рудры, только тогда он позволил просочиться в мозг второй мысли, которая нещадно рвалась наружу при виде Дь'Лонрака: "Педант".
Как же так вышло, что он не заметил его присутствия? Не ощутил его магического следа в атмосфере? Пугающая правда напрашивалась сама собой, а быстрый взгляд в сторону угасающего закатного солнца дал окончательный ответ: то колебание воздуха, которое обычно бывает во время жары, было явлением отнюдь не климатическим, и теперь любому магическому глазу было отчётливо видно, как неестественно изгибалась линия горизонта.
Однако нападать ледяной "принц" не планировал. Он словно игнорировал всех присутствующих, бубня что-то про предательство Хенкульдирфа и подходя ближе спокойной и уверенной походкой. С разных сторон к Дь'Лонраку начали из ниоткуда стягиваться его прихвостни в количестве шести штук. Все как один в синих мантиях, с недобрыми намерениями и промытыми мозгами. Но не успел Лонрак приблизиться к ним достаточно близко, как позади чародея послышался голос Аонэ. Он на секунду оторвал взгляд от незваных гостей, чтобы увидеть, как девушка бросила на песок свой клинок. "Неужели настолько шокирована?" — хотел было уже подумать чародей, но необычные пассы женских рук заставили его изменить своё мнение. Тут же ощутил волну магической энергии, исходящей от заклинательницы, сразу после которой его взору предстала не менее пугающая картина. За спиной Дь'Лонрака словно бы парила таинственная тёмная фигура, вписанная в огненное зарево, слепящее подобно солнцу. Рудра недовольно прохрипел и прищурил взгляд от яркого света, пускай и искусственного. Зрелище было, конечно, впечатляющим, но после рассказа Хенкульдирфа эффект неожиданности "сглаживался" и уже не вселял того ужаса, на который, возможно, рассчитывал предводитель ледяных эльфов.
Кстати говоря о Хенкульдирфе. Пока все приходили в себя после увиденного, леди Аонэ одёрнула Феруне за рукав и кратко попросила выиграть ей немного времени. Секундная озадаченность быстро сменилась осознанием того, что именно собиралась сделать заклинательница. Очевидно, что она, как и Дь'Лонрак, тоже имела кое-какие козыри в рукаве. И если эти козыри могут помочь спасти жизнь Хенкульдирфа (если ещё не слишком поздно) или хотя бы призвать его душу, чтобы он смог рассказать всё, что хотел, то это стоит риска. Рудра мельком взглянул в сторону Тристана. Если жрец Агидиуса обладал какими-либо способностями, пускай даже самыми скромными (например, такими пустяковыми, как возвращение к жизни), то он вполне мог помочь заклинательнице в её... деле... каким бы оно ни было.
Но раз уж ей нужно время...
Чародей вышел чуть вперёд, не решаясь приближаться к предводителю ледяных эльфов слишком близко. Имя камня помогало сохранять рассудок холодным, а взор ясным, чтобы не пропустить очередной атаки со стороны самого Дь'Лонрака или шестёрки его магов, стоящих чуть позади. Воткнув посох в песок, Рудра одарил ледяного "принца" равнодушным взглядом, пропуская мимо ушей его самоуверенные речи.
— Ну, хоть воочию на тебя погляжу, — нарочито медленно и безэмоционально произнёс Рудра. Не потому что ему хотелось подразнить Лонрака или продемонстрировать какое-то своё превосходство. Всему виной имя камня, особенностью которого было снижение эмоционального уровня мага до минимального. Земля должна оставаться спокойной, непоколебимой и твёрдой. Как и разум именователя, решившего использовать имя этой стихии. — А то в первую нашу встречу даже поздороваться не успели, — меланхоличная улыбка на мгновение тронула губы чародея, но вскоре его мина вновь вернула прежнюю ничего не выражающую маску. — Смотрю, даже друзей привёл, — Рудра быстро сверкнул взглядом по шести плохо различимым лицам. — Лестно. Так будет честнее.
Откровенно язвить Дь'Лонраку он не собирался. Это было бы глупо. По-детски. Но чего Рудра не пытался скрывать, так это своей уверенности в том, что он не собирается ставить себя ниже эльфа только из-за того, что у того в грудной клетке поселился какой-то чернокожий чёрт.
— Думаешь, — Рудра слегка шаркнул ногой, — сумеешь собрать все эти так называемые осколки?
Песок. Одна из первооснов почвы. Те же камни, но в десятки раз меньше. Такие крошечные, но такие смертоносные. Рудра мысленно нарисовал круг под каждым из шестерых магов в синих мантиях – стоит им совершить какое-нибудь подозрительное движение, и песок под ногами моментально их "проглотит" и выплюнет где-нибудь под водой. Они не успеют даже понять, что произошло – именование не направляло магические гармоники, которые можно уловить. Именование "просит" стихию сделать то, что хочет именователь, и стихия делает это самостоятельно. Всё использование гармоник ограничивается именно воспроизведением имени в голове, а дальше действует сила природы.
Ощутив заметное похолодание в воздухе, Рудра снова улыбнулся. В этот раз улыбка задержалась на его лице чуть дольше.
— Н̀е͟т, — мужчина выпустил изо рта небольшое облачко пара. — Не̶ ̸д҉в̨а.͘
Рудра ощущал песок под ногами настолько явно, словно он был босым. Он был готов в любой момент отправить под песок всех шестерых магов за раз, самого Дь'Лонрака или даже себя, чтобы избежать внезапной атаки. Но он надеялся на продолжение диалога. Ради времени и, быть может, ради какой-нибудь информации. Коль Лонрак настолько уверен в своём могуществе, то ему должно быть приятно в очередной раз на словах доказать своё превосходство над остальными. Да и другие, скорее всего, тоже захотят задать эльфу парочку вопросов. Неужто он не уважит?

+4

18

Вопросы Лейлы так и остались без ответов. То ли Хенкульдирф намеренно проигнорировал их, желая поскорее перейти к делу, то ли её слова действительно прошли мимо эльфа. Ярость потихоньку накапливалась, ведь де ла Мар пришла сюда за ответами, которые ей, увы, не предоставили в полной мере. В какой-то момент её терпение просто лопнуло.
Эй! Я задала воп... — от неожиданности девушка умолкла. Дирф замолчал, но явно не от её выпада.
"Кровь? Что произошло? Кто..." Красноглазая оглядела всех присутствующих, подозревая в убийстве. Но позже её взгляд уловил нить, настолько тонкую, что взор едва цеплялся за неё. Именно эта нить оборвала жизнь молодого эльфа. Вслед за остальными, взглянуть на убийцу инициатора встречи, оглянулась и красноглазая син`трес. "Маг. Судя по одеянию не бедствует." — и это всё, что она знала об убийце. Лейле неведома его истинная сила, она даже понятия не имела кто прямо сейчас идёт в их сторону. И всё же Де ла Мар ощущала некую тревогу, битва против мага, да ещё и, когда тот осведомлён о твоём присутствии, задача не из простых. Он ведь попросту может убить Лейлу тем же способом, которым мгновение назад убил Хенкульдирфа — на расстоянии.
Ты подвел меня, Дирф.
"Так это и есть тот самый лорд Дь’Лонрак?!" — тревога нарастала, казалось, что Лейле не хватает воздуха, сколько его не вдыхай. Но на этом потрясения не закончились — в этот момент Аонэ как раз закончила своё заклинание и де ла Мар, как и остальные, увидела... "Его истинное обличие? Или..."
Что... это? — слова уже никак не хотели выстраиваться в предложение. Дыхание перехватывало, сердце бешено колотилось, а ноги и вовсе подкосились, отчего девушка рухнула на колени. Обе руки крепко сжимали меч, который до сих пор покоился в ножнах. Глаза закрыты.
Думай. — прошептала она.
"Моя сила и рядом не стоит с Его силой. С силой любого из присутствующих. Мой удел — убийство, бесчестное и неожиданное." — Лейла старалась дышать глубже, возвращая организм в состояние покоя. Дыхание потихоньку возвращалось к привычному ритму, как и сердцебиение— признаки лёгкого страха ещё ощущались, но голове вернулось трезвое мышление. Её красные, как кровь, глаза вновь открылись. "Он и ещё шестеро, надеюсь, сейчас я выгляжу достаточно жалко для того, чтобы не казаться опасной." — для большей убедительности она опустила взгляд, словно страшится даже просто взглянуть на врага. Де ла Мар очень надеялась избежать боя, но, если его не миновать, то девушке нужно делать то, что она лучше всего умеет — оставаться в тени, выжидая идеального момента.

+4

19

Иногда кажется, что всё вокруг – это сон. Сумбурные изображения разума, не имеющие смысла, логики и стройной хронологии. Можно посмотреть на происходящее своими глазами, можно – из чужого тела, а ты словно бесплотный дух витаешь и смотришь на происходящий абсурд из образов прошлых и нынешних дней, словно зритель, не понимающий, как повлиять на происходящее.
Иногда хотелось бы, чтобы жизнь была лишь сном. Это значит, что можно проснуться – и всё произошедшее было нереально. Никогда не случалось.
Увы, это не так.
Тристан успел лишь протянуть руку, изумлённо смотря на умирающего ледяного эльфа – нет, на того, кто преступил через свою гордость и законы, чтобы просить помощи для того, кого любил. Верность слуги своему господину, верность друга другу – и это его финал?
Хенкульдирф упал, и лишь на фоне песка и грязи Тристан заметил тонкую прямую нить, уходящую куда-то вбок из горла несчастного. Нить исчезла – и Моро, обернувшись вслед за незнакомцами вокруг себя, увидел новое действующее лицо. Спокойный светлый эльф, одетый как щёголь – вроде ничего особенного, но почему-то у Тристана пошли мурашки. Незнакомец внушал страх – он был неудобным, неуютным, бредящим душу. Хотелось просто отвернуться, чтобы прекратить смотреть и подвергать себя таким страданиям.
- Ты подвел меня, Дирф, - и от этих простых слов словно волосы вставали дыбом. Не светлый эльф – Тристан был вновь обманут внешностью, как и в случае с Хенкульдирфом.
Сам Дь’Лонрак. Наверное, полагается быть польщённым? Не каждый увидит вот так того, кого половина пира считает главным своим врагом. Жрец отступил на шаг назад – он ощущал лишь ужас.
Заклинательница произнесла какие-то слова – и Тристан отшатнулся. Словно краски мира внезапно выцвели, а на месте ледяного эльфа выросло огненное колесо. Шар вечного огня – и хоть это было лишь воображение, но Тристан словно наяву слышал ревущее пламя, притягивающее и пожирающее.
Это было ужасно. Это не было живое существо. Монстр льда и огня – или же бог.
Внезапно всё, что говорил несчастный Хенкульдирф, обрело новый смысл.
Зрение Тристана вновь вернулось в норму. Жрец потряс головой и сделал ещё один небольшой шаг назад. Его тело словно стремилось выйти из-под гнёта ауры существа впереди, убежать, прекратить ощущать это давление. Но ведь это было невозможно. Даже не появись маги, наёмники, или кто это был за спиной властителя эльфов – Моро осознавал, что если Дь’Лонрак просто пожелает, то никто не выберется с этого пляжа живым.
Девушки упали на колени – честно говоря, Тристан их понимал. Боевой маг принял стойку – казалось, что он вообще не ощущает этого жуткого психического давления. Он даже завёл разговор! Жрец уставился на Феруне, словно у него вторая голова выросла. Серьёзно, если они смогут выжить, этому чародею нужно купить выпить. Сложно даже представить, какой моральной выдержкой надо обладать.
Но тут Тристана привлекло иное. Скосив глаза, он увидел, как заклинательница – всё же Ольха, её так назвали, - склонилась под телом Хенкульдирфа. Она рисовала кровью неизвестные Моро знаки – и лишь услышав её голос, жрец с ужасом понял, что происходит.
- Нет! – простонал он, одновременно и высоко, и стараясь говорить шёпотом, не привлекая внимания. У него не получилось. – Зачем ты это с ним делаешь?
Иногда, если смерть была «чистой», а тело ещё полно сил, можно вернуть умершего. Призвать душу, показать, что её есть шанс. Жрецы излечивают тела, силой своей магии и веры заставляя остывающее тело вновь запускать сердце, исцелить внутренние повреждения. Лишь тогда, ещё сохраняя тело-сосуд под контролем своей энергии, жрец приглашает душу обратно. Он взывает к ней, показывая дорогу назад – и умерший вновь возвращается к жизни. Монахи сказали Тристану, что это потому, что любое живое существо отрицает смерть. Оно стремится жить – и если виден путь домой, душа обязательно вернётся. Ослабший человек будет восстанавливаться физически и морально, а жрец будет ждать, ожидая, когда его руки вновь наполнятся силой.
Это сложный, трудоёмкий и опасный процесс. Иногда душа не возвращается – и нужно найти в себе силы «убить» тело вновь. Потому что душа без тела может существовать. Но тело без души – это зомби, монстр, рождённый, чтобы убивать, и страдающий от внутренней пустоты.
Это Тристан называл воскрешением. По всем канонам жрецов – и поэтому ему мутило от того, что делала Ольха.
Она даже не излечила раны. Она привязывает душу к трупу, берёт над ним контроль, превращает в свою марионетку, чтобы… Чтобы что? Хозяин не убьёт слугу дважды? Почему? Зачем именно сейчас?
- Остановись, не делай с ним этого! – с болью произнёс Тристан, сдерживая рвущееся желание вмешаться, разорвать процесс насилия под Хенкульдирфом. Магия и вера отличаются. Страшно представить последствия наложенных друг на друга заклятий и разорванного волшебства. Если Тристан вмешается – последствия непредсказуемы. Но и оставить просто так… Несчастный не заслужил того, чтобы умереть вот так. И он не заслужил того, чтобы насильно вернуться в мир, лёжа под ногами своего убийцы.
Моро обернулся на Дь’Лонрака. Какими глупыми казались ему слова о ски’ине раньше! Существо перед ним – воплощение тёмной пыли. Словно грибок, он поражает мир, опутывает его корнями и выбрасывает споры зла. Он мог бы убить их меньше, чем за минуту.
И одновременно… Одновременно Тристан слышал слова своего Учителя. О том, что смерть жёсткого человека не исцеляет мир. Он уже поражён жестокостью. Дь’Лонрак несёт зло – и его смерть будет злом ещё большим. С этой энергией, ужасом и силой – тёмная пыль в случае его смерти словно туманом накроет весь мир.
Нет счастливого для всех финала. Моро вновь посмотрел на Ольху, на Феруне, на всех остальных, застывших на пляже.
А что ему оставалось делать?
Лишь пыль под ногами божества.

+4

20

Гарпия пыталась понять. Честно откинув предрассудки по поводу магии, скептическое отношение к говорящему эльфу и даже игнорируя раздражающее "господин", ворона была готова выслушать и принять слова Хенка. Неизвестная ей история ледяных эльфов лишь смутно приняла очертания в кромешной темноте. Как же она всё таки мало знала о своём враге! В обычной библиотеке не встретишь упоминаний о древних забытых расах. К тому же историю пишут победители, и в ней нет места дискриминации и унижениям. Видели ли вы когда-то летопись, в которой правитель упоминался бы с плохой стороны? Многочисленные пыльные страницы, которые вот-вот рассыпятся в песок времени, рассказывали о грозных, справедливых, воинственных, милостивых и щедрых. Ледяные эльфы исчезли со страниц истории, будто их и не было, чтобы не запятнать честь тех, кто их отправил в изгнание. И в той темноте, одиночестве и страхе родился голубоглазое воплощение мести.
Так зачем ему осколки? Про них девушка слышала и раньше, и даже видела один, когда произошло нападение на Церру, но так и не поняла истинного предназначения артефактов. Дирф не дал нужных знаний, но при этом пообещал доставить их на базу. Ага, оказаться среди толпы изгнанной расы, жаждущей отомстить всему миру - "лучший" курорт, о котором Шэйд могла бы мечтать. Чего не сделаешь ради спасения мира. Ведь так думают герои? Делают что должны, жертвуя своей жизнью. Но геройским планам не суждено было сбыться. Эльф запнулся на полуслове и упал мёртвым.
Ворона бросилась к нему, пальцами касаясь точного разреза. Магия. Даже в мыслях слово было произнесено с некоторым отвращением и злостью. А мужчина, применивший её, вызывал не менее бурные эмоции. Облик богатого мальчика разрушался от чрезмерно ровной спины и уверенного взгляда. Он был опасен, это правда. Он мог заставить поклоняться ему одним взглядом. Иначе он не стал бы лидером и принцем. Но злость на него была гораздо сильнее природного страха. Такое же чувство ощущает мать олененка, когда бросается на волка. У неё не было бы шансов в любой другой ситуации, но особые события смешивали карты. Из-за него погибли люди. Из-за него она не единожды копалась в чужих кишках, спасая жизни. Из-за него по ночам она до сих пор чувствует запах мёртвых тел в Йорбурге. Кошмары продолжат преследовать, пока мир не освободится от его ледяного высочества.
Слуги остановились по движению руки Лонрака. Как мило, личная свита, а где же белые кони с ледяной каретой? Эльф хотел драки. Демонстрации сил. Что ж, кажется, тут каждый хранит в себе немало тайн и особенностей, но и каждый обладал мудростью, чтобы не кинуться прямиком в объятия смерти. Заклинательница показала его истинный образ. Свет отразился в глазах Анны и померк, когда магия рассеялась. Любопытно. Она мельком взглянула на Феруне - понимает ли тот, что значит этот образ? Но мужчина начал разговор с эльфом, а остальные занялись телом Дирфа, так что вороне пришлось подождать своей очереди. Она не спешила. Встреча с врагом лицом к лицу даже приносила некоторое удовольствие.
- Он любил тебя больше, чем ты заслуживал, Лонрак - такие страдания, муки совести и страх за собственную жизнь, вопреки которому он всё ещё пытался спасти тебя. Я уж было подумала, что между вами что-то есть. Жаль парня. Должна добавить, что ты изменился с прошлого раза. Весь аж светишься. Но отстранился от всех, забыл о стае. Знаешь, волки не долго идут за вожаком, которого интересует только он сам. Один уже отбился. Кстати, кажется, в прошлый раз ты обещал убить меня при следующей встрече? Неужели теперь у тебя новые планы, в которых есть место мне? Ты заготовил что-то особенное? Аналогия с зверьми имела двойное дно. Бет хотелось напомнить об их первой встрече, при которой он даже спас её жизнь. И предостеречь, что Дирф может быть не последним, кого волновало изменение вождя. Как говорилось, история не любит жестоких и эгоистичных правителей.

+4

21

Предводитель восстания
Дь'Лонрак
Ледяной эльф
1722 года

https://fennas.ru/img/gof_npc/d_lonrak.jpg


Дь’Лонрак надменно поднял голову и бросил на своих врагов взгляд с оттенком разочарования. Он искренне рассчитывал, что этот сброд проявит свою, так называемую отвагу и те качества, за которые Дирф выбрал их. Но никто не посмел принять его приглашение и напасть. Они ограничились простым тявканьем. Только чародей, - кажется, Феруне его звали? – сделал что-то стоящее и встал на пути эльфа, приняв боевую стойку. Даже бросал что-то вроде вызова. Это было почти интригующе, и предводитель восстания решил не провоцировать мужчину дальше. Конечно, он был куда сильнее мага, ибо мощь его неизмерима, но всё-таки Лонрак не неуязвим. Пока что. И от выпущенной с такого расстояния молнии он, скорее всего, не сможет увернуться. Кроме того, кто знает, какие козыри ещё мог припрятать татуированный волшебник?
- Почти все, как ты выразился, осколки уже у меня в руках. Не хватает только одного, и скоро он станет моим. Скоро эти драгоценные части станут моими, и тогда настанет долгожданный конец эпохи недостойных.
Пока ледяной эльф прикидывал, сколько времени и сил у него займет незаметно возвести вокруг себя защиту от магии, к нему уже обратилась Аннабет. Ох, уж эта несносная гарпия! Кто бы сомневался, что и она будет здесь?
- Я сейчас не в настроении мериться с тобой в остроумии, Кейтлин, - кисло улыбнулся Дь’Лонрак. У него было некоторое время, чтобы навести справки об этом крылатом бедствии. – Не говори о том, чего не ведаешь. Хенкульдирф был мне как сын, пока не встретил вас. Как всего одна встреча могла толкнуть его на это предательство?
Он пожал плечами.
- Да, я приготовил для тебя… для всех вас кое-что особенное. Как насчет стать частью жертвоприношения, когда придет время? А пока никто так и не хочет воспользоваться шансом и атаковать меня? Ни кто из вас? – он осмотрел их, разводя руками. – Интересно, это мудрость или трусость? Впрочем, ожидаемо. Ну, хотя вы все равно пригодитесь в свое время.
Отвернувшись, словно потеряв интерес ко всей этой избранной компании, Дь’Лонрак собрался уходить, когда его внимание привлекло восклицание жреца-блондина. Только сейчас эльф заметил, что одна из женщин что-то делает с телом Хенкульдирфа. Накопленные за тысячу лет знания о магии помогли ему определить, что именно. Неужели она собирается призвать дух только что умершего? Что за святотатство! Его тело даже ещё не остыло! Зачем это ей?! Глаза Лонрака расширились, и он потерял самого себя от охвативших его чувств. Он не мог позволить этим букашкам осквернить смерть Дирфа, пусть тот и оказался предателем.
- Отойди от него, - пролепетал он, едва шевеля губами. Добавил громче. – Прекрати это, колдунья.
Но, похоже, его не расслышали.
- Я СКАЗАЛ: ПРЕКРАТИ СВОЕ КОЛДОВСТВО!
Дь’Лонрак надвинулся на них, хватаясь за меч на поясе.

+4

22

Как Феруне и ожидал, Дь'Лонрак не отказал тому в чести ответить на его вопрос.
Почти все, как ты выразился, осколки уже у меня в руках. Не хватает только одного, и скоро он станет моим. Скоро эти драгоценные части станут моими, и тогда настанет долгожданный конец эпохи недостойных.
В психологии Феруне был простаком, но даже он обратил внимание на количество произнесённых предводителем ледяных эльфов личных местоимений. "У меня в руках", "станет моим", "мои". Это его, почему-то, даже позабавило.
А ещё эта "эпоха недостойных". Да с высоты твоего эго можно всю Долину разглядеть.
Но эльфу стоило отдать должное. Весь этот напыщенный вид и та зловещая аура, которая сопровождает все слухи, связанные с его именем, никого не оставляли равнодушным. Даже сейчас можно было ощутить то волнение и страх, которые испытывали собравшиеся здесь по воле Хенкульдирфа личности. Чародей хорошо их понимал, ведь где-то глубоко внутри страх грыз и его. Держать себя в руках и не поддаваться панике ему помогало только имя камня, непробиваемым и глухим навесом отделявшее его эмоции от рассудка.
Внезапно к "разговору" Феруне и Дь'Лонрака присоединилась Шейд. Она выделила вполне справедливые моменты, касательно предательства Хенкульдирфа, которое может послужить первой искрой раскола в обществе ледяных эльфов. Интересный и очень правильный взгляд на ситуацию. Если они смогли своими действиями посеять зерно сомнений в одной эльфийской голове, то вполне могут повторить это. Кто знает, скольких ещё они смогут переманить на свою сторону. Если выберутся отсюда живыми, конечно.
Пока гарпия обменивалась любезностями со своим старым знакомым, чародей молча переводил взгляд с одного на другую. Задержался на гарпии. Дь'Лонрак назвал её "Кейтлин". Феруне и ранее знал, что девушка пользовалась псевдонимом, поскольку он никак не мог её вспомнить. Можно сказать, что это побочный эффект магии именования – не зная настоящего имени человека, ты будешь постоянно забывать о самом факте его существования, пока кто-то другой не напомнит тебе о нём или до момента вашей следующей встречи.
Кейтлин, значит. Ну что же, скоро узнаем, настоящее ли это имя или очередной псевдоним.
Несмотря на то, что имя было названо не самой гарпией, а Дь'Лонраком (это тоже имело большое значение), Феруне надеялся, что теперь он хотя бы сможет вспомнить основные черты внешности Шейд. Совсем не хочется прослыть невежей, но такова его доля как именователя.
Тем временем, открытого конфликта по-прежнему удавалось избежать. Бросив ещё несколько вычурных фраз, Лонрак развернулся и неспешно направился прочь. Его шестеро прихвостней собирались было последовать за своим господином, но эльф почему-то остановился и оглянулся на Тристана. Чародей последовал его примеру и тоже взглянул на жреца, который казался наиболее взволнованным и обеспокоенным из всех. Вот только, исходя из его слов, беспокоило его не присутствие могущественного колдуна, а то, чем в настоящий момент занималась заклинательница Аонэ с Хенкульдирфом. Всех тонкостей Феруне не знал, но ему было ясно, что её ритуал как-то связан с извлечением информации из покойного. Вытащит ли она его волю, душу или эхо сознания – для чародея значения не имело. Отпевать погибшего он сейчас тоже не собирался – как бы им самим концы не отбросить. А вот жрец Моро его взглядов, очевидно, не разделял. Эх, священники. Рудра взглянул на него. Затем на Лонрака. Тот сделал то же самое, только смотрел не на очаровательного бородатого чародея перед собой, а на заклинательницу. Затем в ход пошли предупреждения, грозный крик и тянущаяся к мечу рука.
Песок под ногами Рудры задрожал и вздыбился словно маленькой морской волной, направляясь в сторону Дь'Лонрака и его шестёрок. Проходя под эльфийскими сапогами главаря, песок "схватил" их за подошвы и оттащил предводителя ледяных эльфов на несколько метров назад. В памяти Феруне по-прежнему были свежи воспоминания о боевых навыках этого типа. В тот день, на празднике Дня большой охоты, Дь'Лонрак отчётливо дал понять, что звание предводителя восстания ледяных эльфов он носит отнюдь не за красивые глаза. Рудра чувствовал себя спокойнее, когда этот монстр находился от него как можно дальше. Хотя прямо сейчас безопасно будет разве что на другом континенте. И то не факт.
Песочная волна миновала и шестерых ледяных магов. Но, в отличие от их господина, каждый из них остался на месте. Никакого эффекта не последовало.
— Госпожа Аонэ, — обратился к заклинательнице, быстро приблизившись к ней. — Если Вам нужно тело Хенкульдирфа – забирайте его и бегите. Мы его задержим.
Надеюсь, потом ты поймёшь меня, Тристан. Слишком многое стоит на кону.
Рудра бросил свой посох на песок перед собой и выставил вперёд руки, держа их крест на крест на уровне груди.
— Э̶̴́͘н̵̴̨͘ ̨́̕г̀̀̕а͏͜͠͝р͝д͘͟͠͝е́͟.҉̀͡͠
Теперь песок под сапогами всех присутствующих ледяных эльфов на короткое мгновение стал рыхлым, из-за чего под весом собственных тел ноги магов увязли в нём примерно по щиколотку. В этот же миг Рудра начал сжимать пальцы в кулаки, увеличивая при этом плотность песка, который капканом сковал конечности недоброжелателей. Но ему было недостаточно просто временно их обездвижить. Движения пальцев замедлились, но не остановились. Рудра почти физически чувствовал перемещение песочных гранул, сдавливающих лодыжки колдунов непрестанно растущим давлением.
В͡ы̛͝р͢о͜д̶̸ки,҉̛͞ ͢о͏́͞см͘͢е̵̢л̨͝и̷͡вш͞и̵ѐс̴я͏̴ ͠вы̢̛л̧̛е͢з̶͞т͢и͞ ͠и̷̷͜з с̛̕в̷̡̧ое͞͝й ̷̡͜к̵͜͏о̴н̧͢͞у̢͜ры͏̢ ͜и̨͘ ̶ст̢͡͝у̷̨п͜и̵т͘͠ь͟͡ ͢͞н̡а̡ ͢м̷̕ою ̕з̵емл̴͘ю̧̀.͘ ̵Л̢и̷ши͘͜҉т̶̛е̴̢́сь ҉͢ж̨̛̛е ͘с͢҉в̢͏о͞͏̶и̴͡х̡͠ н҉о̢ѓ̢͟ ͟з͢а͢͝ ̵̷̸т̷̛͠а̀͘͡к͜͝у̨ю̶̛ ͡͡д̵е́р̷́з̡͜о́͏с̸̀͝ть́͘.͢͢
Собрав всю решимость имени камня и сделав глубокий вдох, Рудра одним резким движением сжал кулаки, сдавливая песком хрупкие эльфийские лодыжки, переламывая их кости. Но этого всё ещё было недостаточно. Быстро расправив руки в стороны, чародей сложил пальцы в очередном магическом жесте и совершил ещё один резкий взмах, вновь перекрещивая руки в области груди. Песок, по-прежнему удерживающий эльфов в своём плену, начал быстрое движение по и против часовой стрелке одновременно, заставляя повреждённые ступни ледяных эльфов выкручиваться в неестественные стороны и ещё дальше.
На всё про всё у Рудры ушли какие-то жалкие секунды, но сейчас он был склонен рассчитывать на худшее и считать, что Дь'Лонрак сумел избежать его ловушки. Так что сразу после проделанных манипуляций с несчастными эльфийскими лодыжками, чародей топнул перед собой ногой и ранее брошенный им на землю посох мгновенно "утонул" под песком, скрываясь из виду. В воздух поднялась песчаная пыль, которую Рудра направил вперёд изящным мановением руки, намереваясь серьёзно ухудшить видимость для противника и выиграть для Аонэ ещё немного времени, чтобы сбежать.

Отредактировано Ferune Lutelu (2018-06-09 01:25:05)

+3

23

Лейла ждала. И ей ничего не оставалось кроме, как слушать разговоры. Казалось, беседа велась столь непринуждённо, словно встретились старые знакомые. Из всего сказанного сложно было выделить для себя что-то полезное. Девушка не понимала, о каких осколках идёт речь, а всё остальное и вовсе не казалось достойным внимания. "Они что, собрались заговорить его до смерти?" — она усмехнулась в ответ на свои же мысли, а затем услышала то, что ей смешным уже совсем не казалось. "Жертвоприношение? Да он спятил! И дёрнуло же меня ввязаться во всё это!" Положение дел менялось от отрицательного к положительному и обратно — так часто, что в пору было уже сойти с ума. Чем же так хорош самоконтроль, когда враг превосходит тебя в силе, а соратники — это те, кого ты впервые видишь и кому не можешь доверять? Де ла Мар размышляла над этим вопросом, отчаянно пытаясь найти ответ — причину не совершать безумный поступок. А меж тем разговоры прекратились на удивительно спокойной ноте. Лейла подняла глаза на, собирающегося уходить, эльфа и не верила своей удаче. О это чувство, когда минует то, чего ты так страшишься. В такие моменты многие скептически относятся к удаче, а самое забавное то, что это единственное, на что остаётся надеяться. Тревожный взгляд красных глаз задержался на Дь'Лонраке, но лишь до той поры, пока девушка не услышала тот самый голос, который привлёк внимание лорда ледяных эльфов. "Нет, госпожа удача просто не может обратить на меня свой взор."
Потише! — шептала она, бросив грозный взгляд на жреца.
Вряд ли её слово было услышано. Но даже если и так, какая же теперь разница? Гневный голос свидетельствовал о том, что Лонрак заметил то, что ему не понравилось. Всё случилось так быстро, что де ла Мар уже и не понимала — кто же стал инициатором сражения. Теперь ничто не могло встать на пути её безумия, ведь ей вновь овладел страх — тот, что лишает разум ясности. Лейла вступила в бой сразу после мага, что был на её стороне. Сейчас, по крайней мере. Мигом поднявшись с колен, де ла Мар вынула меч из ножен и совершила рывок в сторону врага. Девушка намеревалась обрушить на него град ударов, в надежде найти брешь в защите. Но то были лишь агрессивные выпады без какой-либо стратегии.

+3

24

Этот тот самый вечер, про который многие годы со страстью желают, чтобы он никогда не случался. То, что начиналось с любопытства, заканчивалось ужасом – и кто знает, как будет окрашен финал для тех, кто стоит на берегу?
Всё происходило слишком быстро. Напряжение, грозовым облаком расстилавшееся по земле, наконец-то ударило громом: Дь’Лонрак потянулся к мечу, а чародей и наёмница, до этого сидящая на песке, начали атаковать. Тристан отшатнулся назад, прикрывая лицо рукой, когда песок под ногами словно ожил и атаковал ледяных эльфов. Стараясь не вдыхать песчинки в воздухе, Тристан поражённо взглянул на чародея. Это – боевая магия? Ох. Моро никогда с ней не сталкивался – у разбойников на дорогах были преимущественно сталь да стрелы, а магия… Магия пугала тем, что, казалось, не было у неё рамок и не было пределов.
- Госпожа Аонэ, если вам нужно тело Хенкульдирфа – забирайте его и бегите. Мы его задержим.
Тристан то ли захрипел, то ли закашлялся, услышав такое предложение. Как же она сбежит с телом взрослого мужчины на руках, да её и в процессе заклятия? Тристан ощущал, как энергия в его теле словно бунтует, испуганная вариантами и мощью рядом с собой.
Он мог бы помочь Аоэне. Видит Великий Агидиус, нет от простого жреца особой пользы в подобном сражении, так лучше пострадать, помогая сбежать остальным.
Но как поступить?
Даже вдвоём они не смогут далеко унести Хенкульдирфа. Его господин уже показал, что легко сможет убить на большом расстоянии, и ему даже особо целиться не придётся. Могла бы помочь Аннабет, но – Тристан бросил беглый взгляд на гарпию, - судя по её пространному монологу, вряд ли она добровольно покинет этот пляж, даже чтобы помочь Аонэ. У неё и Дь’Лонрака есть определённо какая-то история.
Даже если они унесут тело несчастного эльфа – это может лишь разъярить Дь’Лонрака. Его слова, его поведение – пусть он и заклеймил несчастного предателем, пусть и приговорил к смерти своими же руками, но нельзя вот так просто выкинуть годы дружбы. А, учитывая долгожительство эльфов – возможно, и века…
Так много вариантов, но не было ни одного однозначно выигрышного. Они могут умереть. С большой вероятностью они умрут все – и дело не только в Хенкульдирфе.
Тристан дёрнулся – и тут его глаза расширились от осознания. Перед ними был не только пляж, песок, скалы и далёкий Фаэдер. Перед ними был океан.
И была лодка.
Маленькое грубое судёнышко, на котором приплыл неизвестный в капюшоне, просящий помощи у тех, кто легко мог его убить. Несчастный эльф прибыл с воды. И хотя на воде не так просто спрятаться, и пускай нет парусов, только вёсла…
Если чародей так легко обращается с землёй, может ли он сделать то же самое с водой? С ветром?
- В лодку! – Тристан схватил Аонэ за локоть и потянул вверх, толкая в сторону судёнышка. – В лодку же, во имя света!
Подтолкнув Аонэ ещё раз, Моро обернулся и сделал несколько больших шагов в строну сражающихся. Он взмахнул руками, привлекая к себе внимание, и громко крикнул:
- Остановитесь! Хватит! Не надо насилия! Святой Агидиус да видит, что столько всего можно было бы избежать простым разговором! Не надо драться!
О всеблагие души и мир, что сплетаются вокруг в единую жизнь. Тристана сейчас убьют. Даже идиоты не врываются в такую драку, крича остановиться. Не зашибёт один, прибьют другие.
Но может… Может Аонэ сможет спастись. Может, смогут все избежать кровопролития.
Захватит ли она тело покойного, какую бы кощунственную магию не творила?..

+3

25

Но как обычно для высших рас, речь девушки значила не больше, чем назойливый писк. Лонрак буквально отмахнулся от её слов, и, будь Анна чуть более женственной и глупой, она бы обиженно надула губки. Но вместо этого она скрестила руки на груди и замолкла. Нет так нет. Сын-не сын, а знал эльфийский принц парня плохо, чтобы не понять, зачем Хенку это было нужно. Или божественная сущность заменяла собой и все полученные ранее знания? Бет так же кисло улыбнулась в ответ. Они будто стояли на разных берегах и не хотели друг друга понять. Он пренебрегал девушкой из-за её незначительности и слабости, а Анна не могла терпеть его высокопарности и надменности. И она бы отдала все свои деньги, что уйти от разговора раньше него, но за секундное сомнение ей пришлось смотреть на его удаляющуюся спину. С его уходом пропадали и раздражение, и нервозность, гарпия неосознанно коснулась стали клинков. Прохладная поверхность приносила ощущение защиты. Ненадолго.
Господину Эльфу не понравилась магия, которую применяла их "жалкая кучка людишек" на его бывшего соратника. Угрожающий рёв приказал остановить ритуал, меч сверкнул в его руках. Так вот что его способно зацепить. Как всегда магия. Только она ценится, только она что-то значит. Ну конечно, что для него могут значить куски наточенного металла? В магическую борьбу вступил хрейдмарский маг, в ближний бой ринулась Лейла. Ворона замерла в нерешимости, что делать дальше. Меньше всего ей хотелось бросаться на того, кто и за противника её не считал. От того, кого она видела в Хрейдмаре, мало что осталось. Не оправдывая ожиданий жреца, гарпия подскочила к Тристану и начала тянуть в сторону лодки. Подобная речь, казалось, способна только разозлить Лонрака, который по совместительству был воплощением бога солнца. Какому высокомерному ублюдку приятно, что кто-то поклоняется не ему? Ты с ума сошел говорить о мире тому, что хочет уничтожить всех нас? Это война, в ней убивают людей. Помоги девушке затащить тело на борт! Она взглянула на испуганную волшебницу, которая пыталась справиться с каменеющим телом эльфа.
Давай-давай-давай! Бет продолжала повторять какие-то слова, лишь бы заполнить ту панику, которая началась после вспышки злости эльфа. За песчаной бурей его не было видно, но кто знает, на какие фокусы он способен. Поднявшись над водой и вцепившись острыми когтями в борт лодочки, ворона дала ей начальную скорость. Аонэ надо лишь доплыть до людного места, лишь скрыться с глаз чертового ублюдка. Провожая взглядом судно, гарпия запереживала, не вышло ли ошибкой оставить заклинательницу одну?

+2

26

Предводитель восстания
Дь'Лонрак
Ледяной эльф
1722 года

https://fennas.ru/img/gof_npc/d_lonrak.jpg


Феруне позволил себя явно лишнее. Когда Дь’Лонрак схватился за оружие, этот человечишка не только «оттянул» его подальше от себя своей песчаной магией, но и напал на спутников ледяного эльфа. Это выиграло волшебнику немного времени. Дь’Лонрак, успев создать под своими ногами платформу из ледяной корки поверх песка, замешкался и оглянулся на своих закричавших от боли соратников. Ублюдок сломал им ноги, покалечил их! Как же эльф мог это допустить?! А ведь он просил своих «шестерок» не идти с ним за Хенкульдирфом, ведь это могло быть опасно для них, а он бы и сам справился. А они настояли. В глазах лидера восстания начали появляться пламенные искры, а разум наполнился желанием просто всё спалить всю эту бухту и разрушить всё, до чего сможет дотянуться. Но Лонрак сдержался. Его ярость должна быть направлена. В данном случае, направлена на мерзавца, подписавшегося на мучительную смерть.
Выйдя из двух-трехсекундного ступора, эльф начал создавать под ногами больше льда и стремительно заскользил по нему к Феруне. Выхватил из ножен меч, единым движением сметая  перед собой песчаную преграду, и налетел на мага. Человеку могло быть знакомо то чувство, когда видишь несущуюся на тебя опасность и замираешь в испуге, прежде чем принять решение. Сейчас Феруне чувствовал, что на него вот-вот упадет гора – такое подавляющее ощущение производила атака Дь’Лонрака. Эльф вытянул свободную от оружия руку и схватил Лютелу за запястье. И кровь буквально застыла в жилах чародея, распространяя холод и боль по венам, парализуя тело. Окоченевшая рука посинела, а через какое-то время её обладателю грозило заледенеть изнутри.
Но Дь’Лонраку пришлось отступить и отпустить жертву. На него налетела Лейла, девушка с катаной. Она обрушила на него целый шквал ударов и, казалось, заставила отступить на несколько шагов. Однако каждую её атаку эльф отбивал без особых усилий, с какой бы стороны и под каким бы углом та не была направлена. Он был достаточно быстр и внимателен, чтобы не пропустить удар.
- Насекомое, - процедил он сквозь зубы.
Уловив момент, когда его противница открылась во время замаха, эльф контратаковал. Шаг вперед, молниеносное движение наотмашь по диагонали, и Лейла обречена упасть на песок, рассеченная от бедра до плеча. Рана была не достаточно глубока, чтобы убить девушку мгновенно, но кровотечение должно было сделать свое дело.
Его внимание привлекли выкрики молодого жреца. Он призывал остановить кровопролитие, и Дь’Лонрак испытал горечь: когда его предки решили отказаться от кровопролития и молили о милосердии и благоразумии – их уничтожили. Гарпия пыталась оттащить того в сторону лодки, и теперь ледяной эльф испытал досаду: она столько кичилась своими подвигами, но боится столкнуться с ним. Неужто она способна уколоть его только языком, но никак не оружием? Он направился к ним, ускоряя шаг, потом переходя на бег. Дь’Лонрак уже поднял меч, чтобы покончить с ними.

Прислужник Дь'Лонрака
Хенкульдирф
Ледяной эльф
331 год

http://s8.uploads.ru/TE7yJ.png


Золотой образ, окутанный белым и голубоватым сиянием, встал между Дь’Лонраком и Тристаном с Аннабет. За их спинами Ольха закончила свои чары. Этот призрак, очищенный от мирских забот и тревог, оставивший позади свои преступления и грехи, а потому не прозрачный, но освященный, протянул руки предводителю ледяных эльфов и остановил его меч.
- Хозяин, мой милый господин, - умоляюще заговорил дух Хенкульдирфа. – Прошу, остановитесь! Довольно этих страданий. Ведь это не вы… Пожалуйста, одумайтесь. Вернитесь к нам. К своему народу. Таким, каким вы были. Я… готов пожертвовать ради вас и своим телом, и душой, мой принц! Взамен молю, станьте прежним. Отпустите этих людей. Хватит вражды.
Он говорил что-то ещё, но уже перешел на древнеэльфийское наречие, но безусловно продолжал уговаривать своего бывшего владыку победить то зло, которым тот одержим.

+6

27

Ожидаемо.
Атака, какой бы сокрушительной она не была, не могла навредить Дь'Лонраку. Клинки будут недостаточно остры, а чарам не хватит сокрушительной мощи, чтобы оставить хоть какой-нибудь след на этом существе, давно переставшим быть обычным представителем своей расы: вера Дь'Лонрака в глобальную важность собственной миссии была непоколебима, а все вокруг стали его инструментами для её осуществления. Они больше не сражались против обезумевшего эльфа. Теперь их противником была концепция, идея, абстрактная сущность, находящаяся за гранью их понимания. И понять это было тяжелее всего.
Предсказуемо.
В момент появления предводителя ледяных эльфов Феруне пропустил в подкорку головного мозга шальную мысль – сегодня он может умереть. Может больше никогда не ощутить ласки ветра в волосах, мягкого касания травы к босым ногам, не услышит шелест листьев. И ради чего? Ради того, что, якобы, выступал против обезумевшего колдуна-террориста? Но ведь он никогда не подписывался на охоту за Дь'Лонраком, не ставил себе цели "спасти мир от зла" в его лице, не собирался становиться "Героем". Да он даже узнал о нём совершенно случайно! Разве он должен ложиться костьми в мнимой битве против непонятно откуда взявшегося фанатика?

Несколькими неделями ранее.

— Я понимаю, — после продолжительной паузы ответил Феруне. Затем поднялся с кровати и подошёл к окну, упершись руками в раму и всматриваясь куда-то вдаль. — Нам нет никакого резона гоняться за этим остроухим по всему миру и что-либо предпринимать. Я полностью с тобой согласен.
Пальцы рук крепко впились в старенькое дерево гостиничного окна.
— Но у меня из головы не выходит та картина, которую мне показала арка. Эта вечная зима. Отсутствие солнца, — с каждым произнесённым словом голос чародея становился всё... грустнее? — Знаю, что прозвучит глупо, но можно сказать, что предотвратить эту катастрофу... не убить самого Дь'Лонрака, а именно не допустить гибели мира... меня попросила сама природа. Само мироздание.
Феруне повернулся от окна и взглянул на сидящую за столом Элиану. Её лицо не выражало каких-то недоумевающих эмоций, но мужчина всё-таки решил перестраховаться и поспешил оправдаться, при этом активно замахав перед собой руками:
— Нет, в смысле не буквально попросила! Никто ко мне напрямую не обращался! Это, как бы... Я чувствую, что должен защитить природу, которая даёт жизнь... А вечная мерзлота убивает всю природу, то есть умирает сама жизнь, пропадает небо... — затараторил было Феруне, но быстро сдался, когда понял, что сам запутался в своих словах и мыслях. Тяжело вздохнув, он грузно уселся обратно на кровать и запустил пальцы в волосы.
— Я долгое время не могла тебя понять, — наконец послышался певчий голос девушки, от которого чародей чуть вздрогнул и поднял взгляд. — Но сейчас понимаю. И меня это пугает, честно говоря.
Лёгкая полуулыбка скользнула по её лицу. Недоумение чародея быстро сменилось приятным чувством облегчения от того, что подруга не посчитала его слова бреднями сумасшедшего. Всё-таки они уже давно путешествуют вместе.
— Спасибо, — тихо ответил чародей, сжимая собственные ладони. Несколько секунд он сидел молча, всматриваясь в пустоту перед собой, после чего звучал уже более бодро. — Через несколько дней я отправлюсь в Фаэдер, хочу посетить Архивы. Может, найду там что-нибудь интересное. Уверена, что хочешь пока что остаться в Хрейдмаре?...

Настоящее.

Наивно.
Прямо сейчас те слова, сказанные Элиане, казались ему до ужаса глупыми и неуместными. Мир попросил его о помощи? Какая несусветная глупость! Ещё совсем юнец, едва ли не вчерашний студент, а уже считает, что у него какие-то особенные отношения с "миром", который о чём-то его просит! Где же твоя уверенность в собственной исключительности, Феруне Лютелу? Куда она испарилась, когда она так нужна? В этот самый момент, когда волну песка, создающую жалкую иллюзию защищённости, буквально "сдуло" одним точным взмахом эльфийского меча, а непонятная, необъяснимая и пугающая концентрация (не)естественной мощи стремительно несётся на тебя? Твоя магия, твой единственный "щит и меч", оказалась бесполезна перед подавляющей силой противника. Силой непонятно откуда взявшегося фанатика.

Тело сковал страх. Не тот страх, что обычно испытываешь перед, например, разъярённым медведем или бандитом с большой дороги. Этот страх проникал глубже, к самым истокам естества существа по имени Феруне Лютелу. Он даже не успел осознать, что испытывает именно страх, а не какие-то очередные чары, когда холодная хватка уже сковала запястье его левой руки, которую он имел неосторожность выставить чуть вперёд в очередной жалкой попытке создать какое-то заклинание. В голове снова стрелой пронеслась та мысль-паразит. Сегодня я могу умереть.
Леденящее (буквально) кожу чувство начало быстро расползаться по руке и, кажется, кровь в венах действительно превращалась в лёд. Острое чувство боли быстро сменялось онемением, и уже спустя какой-то миг чародей перестал чувствовать свою конечность.
Также быстро и внезапно, как Дь'Лонрак напал и почти превратил Феруне в окоченевший труп, девушка с катаной набросилась на ледяного эльфа откуда-то со стороны. Из-за этого противнику пришлось отпустить чародея и перейти в оборону, дабы не лишиться головы. Феруне сделал несколько неловких шагов назад и упал на песок, как только почувствовал относительную свободу. Трясущейся, но всё ещё здоровой правой рукой оттянул рукав одежды, чтобы осмотреть полученную рану. Увиденное не сулило ничего хорошего – почти вся левая рука приобрела бледно-синий оттенок, а в области запястья были заметны следы инея и ледяных наростов. Рука не слушалась, двигать ей он не мог от слова "вообще". Удавалось лишь согнуть в локте, но с огромными усилиями.
Холоднохолоднохолодно...
Чародей принялся машинально растирать обмороженное предплечье, несмотря на очевидную абсурдность этой затеи. Ему нужны целебные травы, мази, тепло, много тепла, ему нужен...
Ог͟о̀н̧ь̛?̕
Нет!
Рудра с силой прикусил губу, стараясь сконцентрироваться на имени камня, контроль над которым он практически потерял. За короткое время его замешательства шестёрки Лонрака могли выбраться из песчаного плена и напасть на кого-нибудь. Но сейчас он увидел, что из-за поломанных ног они были слишком заняты криками и ругательствами, нежели сотворением атакующих заклинаний. Сбитый с толку, немного контуженный, но по-прежнему дееспособный Феруне ещё раз попытался сковать вражеских магов в песке, но уже без особой жестокости. Лишь усилил контроль песчаного капкана, не более. Им и без того досталось.
Ощущение холода не проходило, а, казалось, лишь усиливалось. Чародею приходилось дышать всё чаще из-за сдавливающего чувства в грудной клетке, и он испуганно подумал, что магия Дь'Лонрака по-прежнему продолжала просачиваться в его тело и обмораживать все внутренности.
Нуж̧е͞н̢ ̛о͞гон̢ь͜.͢..
Нет, я справлюсь. Эр͏͢у͞м͟.̛
Отчаянные попытки "укрепить" связь с именем камня не помогло избавиться от первобытного страха. Дыхание продолжало учащаться, облачка пара продолжали клубами валить изо рта.
За͜б͜у̴дь ͞о с҉т́ра̸хе̴.
Без͡ ̢о͜г̨н̡я ты̕ ͢з̧амёрз̸не̧шь͜ Н̸АСМ͘Е͘Р́Т͟Ь. ͡В͢с̴ё ̡за͜мёр̷з͟н̴ет̛.͟
Эр.̧.̵.̛у̴м.͏
Из-за̛ ͜тв́оей̕ ҉т̴р̕усо̕с̡т́и все̧ по̶гиб̴н̡у̶т. ͘Т͜ы͞ мог ̷б̶ы ̕за͠конч̧ит̕ь в͝с̨ё ́уже͘ ̷очень ̴да̛в҉н̷о.
П́оче́м́у Д̶ь'Ло̴н́р͢а̧к̴ в̶сё ещё ͟жи͝в̧?͘!͢
Эр̕.̧.̵.
П̡О͢҉ЧЕМУ̀ ̢ЭТ̸ОТ̷̴͘ ̵Ч́́͜ЕР̴В̵Ь̴͢ В̀͢҉С҉̴Ё͏ ͢Е҉Щ̡̨͝Ё̵͞ ̴̧Ж̨И̵͡В?̵͡!̀͞͝
Оглушительный хор мыслей, которые выстраивались в извращённый диалог с самим собой, сводил с ума. Это было нечто из ряда вон выходящее, чего Феруне никогда ранее не испытывал. Это нельзя было остановить или заглушить. Словно то были чужие мысли, которые чародею не повезло услышать. Он попытался заглушить их, зажмурив глаза и закрыв ладонью ухо, но становилось лишь хуже. Звуки боя, звон клинка о клинок, а затем резкий выпад предводителя ледяных эльфов, знаменующий окончание боя – какафония из звуков и образов "засоряли" разум Феруне. Было ли это признаком того, что его жизненно важные органы начинали отказывать? Значит, сегодня он всё-таки умрёт?
Н͜͜͠͞Е̴́͘ ̕С҉̧Е̸̵́͢Г̧҉̵͘О͏͟͜Д̡͜͡Н͝͏́͘Я̸̢̢̛͘.͟͠͏
В груди резко зажгло. Так резко, что чародей принялся стягивать с плеч шубу и оттягивать ворот рубахи, боясь внезапного удушья. Внезапное жжение начало распространяться на ключицы, живот и ноги, и постепенно давящий на грудь холод начал отступать. Из-за непонятных метаморфоз в собственном теле Феруне задышал ещё чаще и глубже, зарываясь здоровой рукой в песок, чтобы не упасть в него лицом. Он вновь попытался вспомнить имя камня.
Э̀́р͡.̴.̴.
Запнувшись на середине, на какой-то миг разум чародея стал неподвластен ему. Вместо привычного и известного ему имени камня хор мыслей произнёс нечто новое, доселе ему неизвестное:





Э̨̛̜̞̩̹̤͕͇͇̬͉͕̦͔̓̊ͥͥ̓͐ͪ̃̇̇̂̌̔ͫͩ͐̂̚͟͞ͅР̶̴̜͈̻̯̞͈̫̲̹͍̬͈̏̑̍̿͌ͩ̓͛̿ͩ̂̈͋̆́͟͞Д̆̏ͦ̎͆̊̌́̅̓͑͜͞҉͚̣̥̼̦͚̼̠̪͟Ӧͫͤ͑͏̥̙̘̥̼͔͜ͅͅБͤ̊͆ͣͣ̔͊͛͊̅̂ͥ̌ͩ͒̍̑̍̂͡҉̡͔̗̫͎̞̱̬͖̝͚̻̫̹ͅА̩͔͓͈̼̟̯͋ͬͧ̇̽̋͒̃͑̏̄̏̀͜͞З̝̱̖̯̠͙͚̘̍͐̏̾ͬ̂͛̈́ͣͧͣ͆̋̃ͧ̀́̚А͋̾͊̓́ͪ̅́̊͑͌́̌̋͑̇͏̛̖͕͔̣̖̜̪̼̬̦̦͇̺͜Лͮ̂̀͒ͩ̅ͣͪ͐̎͊ͣ̚͏͇̼̮̩̘И͙͓̪̤̙͖̱̯̩̙̑ͭͯ͑̿͗͆͠͡͡͝Е̶̧̰̰͇͕͖̼̩͓̼̖͙̗͍ͪ̂ͫ̐̎ͦ͊ͪ̋̐ͧ̇̀ͯͨ̆́͢Н̃̾ͫ͆͒ͩͩ̅̌͂̔ͬ͗̚͏҉́҉͈̱̲̣̼̦͓̻̬̬


Любой, кто хотя бы мало-мальски разбирается в магии, мог почти что физически почувствовать, как линии магических гармоник вокруг Феруне резко дёрнулись мощной волной и начали хаотично перекручиваться в диковинных узлах, образуя новые связи. Где-то высоко над головой чародея образовался новый магический канал, проходящий через его тело и уходя глубоко под землю фаэдерского побережья. Вместе с этим Рудра ощутил свободу в лёгких, которые больше не сковывал ледяной плен. На место озноба приходило стремительно растущее тепло, скорее даже жар, концентрированным пламенем разгорающийся в самом сердце. Ярость и страсть имени огня вошло в резонанс с твёрдой решимостью имени камня, уравновешивая друг друга: сила и покой дали рождение новой связи и новому имени.
Рудра поднялся на ноги. Левая рука, пострадавшая от касания предводителя ледяных эльфов, по-прежнему не функционировала, но теперь в ней не ощущалась тяжесть замёрзшей крови, а онемение начало очень медленно уступать противному покалыванию тысячи фантомных игл. Дыхание выровнялось и больше не сопровождалось облачками пара. Выражение лица спокойно и безмятежно. Взгляд твёрд и уверен, под стать самому Дь'Лонраку, который отбросил заботы об остальных присутствующих на пляже и бежал в сторону лодки, на которой уместились Аоэне с телом Хенкульдирфа, и подгоняющие её Тристан и Ше... Кейтлин.
Рудра моргнул и поднял здоровую руку по направлению вдоль побережья, мысленно очерчивая невидимую линию между Дь'Лонраком и набирающей скорость лодчонки. В ту же секунду узкий участок береговой линии разверзся и из под почвы вырвалась высокая стена раскалённой магмы, не позволяя ледяному эльфу приблизиться к воде. Магмовая стена моментально осела, расплёскивая горячие сгустки почвы на песок и воду, не долетая при этом до болтающейся на поднявшихся волнах лодки. Новообразованная расселина достигала в ширину около пяти метров и бог весть знает сколько в длину, и если Лонрак не умел летать и прыгать в длину на безумные расстояния (в чём, к сожалению, нельзя быть уверенным), то теперь добраться до остальных было как минимум проблематично.
— Н͝е̧ ̀трогай ̨и̶х̨, — ровным голосом произнёс Рудра, внимательно следя за каждым движением Дь'Лонрака. Последний мог теперь увидеть, что в голубых глазах чародея появилась пламенно-рыжая окантовка в форме пятиугольников вокруг зрачков, так хорошо заметные в лёгких вечерних сумерках.
Воспользовавшись ситуацией кратковременного замешательства, Рудра быстро очутился возле раненной девушки, имени которой до сих пор не знал. Кажется, Хенкульдирф упомянул фамилию "Де ла Мар"? Пойдёт на сегодняшний вечер.
Быстрого взгляда на рану было достаточно, чтобы понять, что дело дрянь. Длинный рассечённый разрез на удивление не задел критически важных органов, но вся проблема была в масштабе.
— М͡не о̷ч̕е͠нь ̡жаль, ͞леди ̛де́ ла̷ ͡М̛а̡р, — неизменно бесстрастным голосом произнёс чародей, опускаясь перед девушкой на песок. — Н̶о̷ с̨ейчас̛ эт́о͘, — мужчина достал из-за поясной сумочки маленькое красноватое зелье исцеления, — всё,̧ чт͠о я ̧м͠о̸гу д̡ля͘ ̧В͞а̛с ̛сд͏е̕лат͞ь.
Рудра передал пострадавшей пузырёк, надеясь, что настойка из снежных ягод положительно скажется на целительских свойствах зелья. Прямо сейчас девушке была необходима профессиональная помощь лекарей, но при первой помощи все средства должны быть хороши. Даже те, которые смогут выиграть для неё какие-то жалкие полчаса.
Пока чародей занимался раненой, его взгляд то и дело судорожно перескакивал с лодки на Дь'Лонрака и на его корчившихся в агонии приспешников. Способности жреца Тристана Моро сейчас были бы как нельзя кстати, но добраться до него было практически невозможно. Бежать в город вместе с раненой? Пожалуй, в этом положении это был единственный выход, если бы не взбешённый Дь'Лонрак, который точно доберётся до тех, кто остался в лодке, если Феруне не будет ему мешать. Что же делать?
За то время, в течение которого чародей лихорадочно перебирал возможные варианты, на побережье Фаэдера произошло очередное чудо. Яркий свет озарил водную гладь, прямо в том месте, где сейчас находилась лодчонка с заклинательницей, гарпией, жрецом и телом эльфа. Незнакомые для Рудры магические линии
оказались результатом чар Ольхи, которой удалось воплотить душу Хенкульдирфа в этом мире. Прямо сейчас, окружённый ореолом чистейшего света, Хенкульдирф взывал к благоразумию своего бывшего господина. Словно последний луч надежды для пропащей души.
— О͏ста͝вь ̢э̵то̧, Хе̧нк͢ульдир̛ф̛,̀ — громко обратился Рудра к призраку. — Он ̀д̀оброволь͝но вз̛я͢л͢ б̢ре̢мя ͏б̶о̷же̡ст͢в͞енной̢ н̵ѐн͏а҉ви͘с́ти, о͢т͠дел͢ённ͝о҉й͘ о͏т̢о͏ ̡в͟се͞х д͠об͝р͢оде̛теле́й,̵ к̴ото͝ры͜е ̀при҉д̛а͝вали ͡бы̴ ͏е̸й̛ ͟смыс̴л̸.
Поднявшись на ноги, чародей сделал несколько шагов в сторону Дь'Лонрака. Бурлящая в новообразованной расселине магма медленно потянулась к ногам Рудры, словно сопровождая его. Несколько тонких струек поднялись в воздух вокруг него, образуя левитирующие кольца, защищающие от внезапного и нежелательного сближения. Отдельные пузырьки лавы крутились вокруг левой руки чародея в попытках хоть как-нибудь согреть её, убирая нездоровую бледность и синеву, на место которых приходили крупные гематомы и саднящая боль. Сам же чародей более не испытывал чувства трепета перед необъяснимой мощью лидера ледяных эльфов. Сейчас любое чувство страха, тревоги или беспокойства были скрыты в тенях сразу трёх имён: камня, огня и полученной из них магмы. Никакого страха, только покой и сила.
— К ̨с͝о͜ж͏але̸н̷и͘ю,͠ — Рудра остановился и приподнял правую руку, повёрнутую ладонью вниз, — им͘ен͟н͘о т̛аки̴м ͝о̕н͠ и х͞от̛е̢л ста̀ть.
Чародей резко перевернул ладонь с выставленными вверх указательным и средним пальцами, и в этот момент прямо под ногами Дь'Лонрака из песка с огромной скоростью вылетел посох Феруне, который он до этого там спрятал. Буквально облеплённый раскалёнными частицами песка и жидкой лавы, посох мог пронзить тело эльфа навылет, если бы тот не услышал дрожь земли заранее. Ничего, на этот случай у Рудры был огромный резерв с магмой, толстые струи которой направятся ровно в грудь эльфа, стоит ему замешкаться и остановиться дольше, чем на одно мгновение. Если у Дь'Лонрака всё ещё было сердце, то оно будет последним, что сгорит сегодняшним вечером.

Отредактировано Ferune Lutelu (2018-07-07 23:40:03)

+6

28

Лейла боялась почувствовать на себе магию Дь`Лонрака и оттого удары её шли непрерывно один за другим. Просто чтобы не дать эльфу время на сотворение заклинания. Но вместе с тем удары эти оказались бесполезными, поскольку каждый из них парировался одним лёгким движением меча. И это пугало девушку ещё сильнее, ведь меч - это единственное, что она могла противопоставить магии, но если враг столь же хорош и в фехтовании, то у де ла Мар шансов в этом бою не было изначально. Какой же наивной она была, подняв меч против самого предводителя ледяных эльфов! Он силён, как не погляди, а Лейла всего-лишь кинжал во тьме - тот, что вонзается в спину, когда этого не ждут. Вступать в открытый бой при своих навыках и с таким-то врагом было самым идиотским решением, которое она когда-либо принимала. И расплатой за эту глупость стало тяжёлое ранение. А вместе с этим чудесное платье было безнадёжно испорчено хотя, казалось бы, стоило ли беспокоиться из-за такого, когда истекаешь кровью? Может и не стоило, вот только, несколько раньше, чем девушка рухнула на песок, часть платья соскользнуло вниз, обнажая левую сторону женского тела от груди до пояса. Лёжа на песке, красноглазая кое-как нашла в себе силы приподняться чтобы осмотреть рану и хоть как-то прикрыться оставшимся от одежды тряпьём. "Рана... такая огромная!" - ей было тревожно, очень тревожно. Лейла ощущала собственную беспомощность и всё нарастающий страх. Дыхание стало таким неровным, неужели она умрёт вот так, даже не успев совершить свою месть? Появление чародея оказалось неожиданным, учитывая то, что с ним сделал Дь`Лонрак, он всё же пришёл в себя и был готов вновь сразиться. Лейла завидовала такой решимости. Де ла Мар так ничего ему и не ответила, не нашла слов. Лишь крепко вцепилась в пузырёк, жадно испивая зелье, а дальше всё, как в тумане. Мир словно погрузился во мрак. Син`трес погрузилась в сон - в столь мрачный, на какое только было способно её подсознание.
- я сам…  посоветовал им убийцу. - отозвалось эхом в пустоте.
- И после этого ты его не прикончила?!
- Позволила ему умереть не от своей руки!
- Ты проиграла битву тому, кто действительно был виновен в нашей смерти, какой позор!
- И чего ради мы погибли? Разве ты шла по пути ассасина не для того лишь, чтобы найти виновных? Наши смерти напрасны!
- Гори в аду, проклятая тварь!
Пустоту наполняли разъярённые крики. Словно гул тысяч голосов. Семья де ла Мар, которая до сих пор не отомщена, жертвы Лейлы, которые она бы считала напрасными, если бы её изредка не наводили на след виновных, который своими силами она отыскать не в силах. И самые яростные - крики тех, кто по милости демонессы, остался жить без своих любимых. Разумеется эти голоса были лишь жалкой пародией, едва ли девушка могла упомнить их все в точности, но подсознание заставляло думать, что это именно те самые голоса. От них хотелось скрыться, бежать как можно дальше.
- От себя не убежишь, глупая! - раздался злобный, женский хохот.
Хотелось кричать, но из уст не срывалось ни звука, лишь прерывистое дыхание. "Неужели... это конец? Нет! Кто-нибудь, вытащите меня отсюда!Я не готова вот так погибнуть!"

+4

29

Мир на какое-то время замер.
Тристан, едва веря своим глазам, как зачарованный смотрел на золотистый призрак погибшего эльфа. Призраки, духи – встреча с подобным бывала хотя бы по разу, но ещё никогда жрец не видел подобной души, да ещё и отделённой от тела. Все ли они выглядят такими… умиротворёнными и освящёнными? Это было похоже на чистый, концентрированный свет, навевающий воспоминания о солнечных бликах на воде, где рядом маленькая Ивонн смешно морщила нос, пытаясь одновременно не смеяться и неуклюже плести венок мелких из весенних цветов…
Однако магия момента была нарушена, стоило лишь душе заговорить. Тристан вздрогнул, инстинктивно делая шаг назад возвращаясь в настоящее. Не было очарования света, лишь мощная магия, направленная на ледяного эльфа из слухов, что рассказывают в тёмных углах таверн.
Дь’Лонрак намеревался убить их. Он уже замахнулся, когда душа несчастного заступилась за ещё живущих. Тристан сглотнул, и словно его и так быстро колотящееся сердце стало биться громче раза в три. Смерть, что лишь божественным чудом не поразила цель. Моро нервно взглянул на Аннабет, на лодку, что качалась на волнах, всё дальше отплывая от берега…
А потом Тристан со сдавленным криком увидел лежащую в крови девушку и чародея рядом с ней. Как? Когда? Неужели он был настолько поглощён собственным страхом, что не заметил, как убили… убили…
Нет, постойте. Чародей осторожно влил ей что-то в рот, наверняка целебное снадобье. Жрец кинул нервный взгляд на эльфов, что стояли в опасной близости – не было никаких сомнений, что Дь’Лонрак убьёт кинувшегося в сторону человека. Но и стоять просто так, пока рядом умирает невинная душа, Тристан не мог – так как же…
Чародей, воистину он был благословлён самим Агидиусом. Да будут последующее его дни полны света и гармонии! Магия Феруне весьма вовремя отвлекла на себя внимание Дь’Лонрака и Тристан, пробормотав молитву, со всех ног кинулся к лежащей девушке, молясь, чтобы ледяной эльф не бросил какое-нибудь заклятие ему в спину.
Свезло. Столько раз уже можно было погибнуть за последние несколько минут, но Всеблагой Агидиус своей дланью отводит копья смерти. Тристан неуклюже упал, боком проехавшись по песку, рядом с девушкой. Как же её, Де ла Мар?
- Тише, всё будет хорошо, - Моро нервно улыбнулся, дрожащими руками касаясь края раны. Смертельная. О, свет, после такого не выживают! Разрез слишком глубокий, затрагивает всё туловище. Слишком большой.
Она должна умереть прямо сейчас.
Но нет. Кровотечение не такое сильное, как могло бы быть. Конечно, слишком много крови уже было потеряно, но, видимо, зелье чародея замедлило кровопотерю. Хорошо, хорошо…
Тристан без стеснения положил ладонь на оголённую грудь Де ла Мар, концентрируясь на энергии внутри себя. Шум битвы отошёл на дальний план, став негромким шелестом на краю сознания. Ничто не важно, когда лекарю необходимо спасти своего пациента.
Моро то ли всхлипнул, то ли усмехнулся, когда дрожащим голосом сказал:
- Демон, да? Не хотела облегчить мне работу?
Раса девушки была проблемой: не критичной в обычных условиях, но теперь могла стоить жизни. Были ли демоны исчадиями Ада, кузенами злых духов или просто обладали все дурным глазом, Тристану было не важно. То, их плоть и кровь сопротивлялась святой силе – вот где была проблема.
Закусив губу, Моро направил всю свою энергию в чужое тело, ощущая разорванные ткани и мышцы. Кровопотеря была чудовищной, но сначала необходимо закрыть рану, хотя бы поверхностно. Будь условия более подходящие, Тристан бы затребовал помощника, который бы промыл рану и наскоро зашил её, пока жрец поддерживает жизнь своей силой – но чего нет, того нет.
Значит, придётся израсходовать весь свой резерв.
Тристан сконцентрировался, зажмурившись – сейчас физическое зрение лишь мешало. Дрожащие золотые нити мягкой паутиной легли на края раны, проникая в плоть и мягко стягивая её между собой, одновременно становясь плотнее, обретая физическое воплощение. Тристан всхлипнул, и дрожь в руках перешла уже на всё тело. Если бы жрец уже не сидел, он бы рухнул на колени.
Кровь отторгала святую силу, крайне неохотно смешиваясь с золотистой магией, которая бы на время заменила недостаток драгоценной жидкости. Постепенно, секунда за секундой, удавалось скопировать магию крови, умножая её и наполняя тело девушки.
Святой Агидиус, как же тяжело! И больно! Пришлось забрать себе столько боли, и Тристан бы не удивился, увидев на своей груди жёлто-зелёные синяки, по форме напоминающие рану девушки.
Обессиленный, Тристан устало всхлипнул, приоткрывая дрожащие веки, слипшиеся от слёз. Его руки были в крови. Господи, сколько крови. Де ла Мар умрёт, если не получит в ближайшие часы помощи, или если погибнет сам жрец, который сейчас ни что иное, как проводник, отдающий всю свою энергию в чужой, враждебный сосуд. Сейчас же девушка без сознания – или лучше бы ей таковой быть. Страшно даже представить эти муки.
Ощущая лишь пустоту на месте эмоций и бесконечную усталость, Тристан слабо повернул голову к месту сражения. До него всё ещё доносился лишь приглушённый шум, который с каждой секундой возвращался к обычному слуху – или же он так и продолжит нарастать, подавляя и раздавливая уставшего жреца?..

Впрочем, сейчас уже ничто не важно.

+3

30

Она бежит. Бежит от того, что сильнее её. От того, кто представляет опасность. Чтобы погибнуть красиво, в бою за правое дело, надо иметь не абы какую храбрость. Погибать стоит тогда, когда есть хоть один шанс сделать это ненапрасно. Но Дь'Лонрак бы стёр её с лица земли, и это не изменило бы дела. Никто не успел бы подобраться к нему за эти секунды и вырвать его холодное сердце. Анна, увидев давнего знакомого, и не думала, что всё обернётся боем и резнёй. Хенк был прав - от ледяного принца осталась лишь оболочка, которая привыкла сносить любое препятствие на своём пути. Тот мужчина, которого она встретила на празднике Охоты, был грациозно опасным как дикий кот. Этот же напоминал озверевшего слона, и бросаться на его клыки Шэйд хотелось меньше всего. Тогда зверь сам направился к ней.
Бет достала клинки и приготовилась к прыжку. Магия превращения забурлила внутри, новоря поскорее превратить ноги в острые когти, крылья напряжены и готовы к взмахам. Ну давай! Девушка считала шаги, которые стремительно покрывал эльф до неё, чтобы поймать момент. Не слишком поздно, чтобы не попасть под удар. Не слишком рано, чтобы Лонрак не успел перегруппироваться. Десять, девять... Ей надо защитить людей, надо быть сильной для победы. Так почему так хочется улететь прочь?

Перед ней выросла высокая эльфийская фигура. Хенк... Напряжение спало. Шэйд досчитала до нуля и ничего не произошло. Дух закрыл её от Дь'Лонрака, а принц на удивление не стремился во второй раз уничтожать прислужника. Слова младшего эльфа казались жалкой попыткой оживить мертвеца, обратить необратимое. Даже если внутри этого существа осталось что-то от прежнего ледяного принца, оно скоро сгорит в том огне, что они все видели. А после - сгорит и весь мир.
Гарпия только поняла, что и вправду ощущает жар. Изменившийся голос чародея вывел её из транса, в который она погрузилась, смиряясь со своей участью. Феруне обрёл что-то новое, что Анна могла почувствовать только интуитивно. Вибрации в самом его существе будто колебали пространство вокруг. Магия. Бет бессильно отвернулась. Всегда магия, и она не может даже близко соревноваться с ней при помощи металла. Поэтому она вложила кинжалы в ножны и направилась вслед за Тристаном к раненной. Бесшумно опустившись на землю рядом, Анна прикусила губу при виде раны. Отвратительная зияющая красная дыра. Кожа, мясо, кости и кровь... много крови. От запаха в желудке всё перевернулось и захотело обратно. Демон, да? Не хотела облегчить мне работу?
Шэйд наблюдала за стараниями Тристана и не вмешивалась до поры до времени, встревоженно оглядываясь на бой магов. Но когда жрец начал бледнеть от усилий, а на грудь раненной закапали слёзы, ворона рискнула внедриться в связь лекаря. Снова. Снова она бежит с поля боя, чтобы спасти жизнь. Может, её место в воздухе? Может, если бы она попыталась, то когти бы таки достигли цели? Нет, сперва надо закончить начатое. Но без его помощи, она не справится.
- Осталось немного. Ещё немного и потом ты отдохнешь. Бет вытряхнула сумку рядом с телом Лейлы. Вместе с бесполезными склянками трав, на землю упала и игла. Игла без ниток. Ну да, ведь прошлые разы их создавал Феруне, а с тех пор девушка не докупала материалов. [цензура]. Меняем план. Ворона пробежалась когтями по склянкам с жидкостями и мазями и остановилась на одной, с золотистым содержимым. Мёд имеет чудесное свойство склеивать и способен скрыть рану от внешнего воздействия. Тристан сделал большое дело, нужно лишь помочь его лечению удержаться подольше. Жидкость капнула на одежду Лейлы и создала тонкую струйку связи между горлышком и раненной. Вылив всё до последней капли, гарпия, как будто искусный пекарь, создающий глазурь торта, начала равномерно распределять мёд по ране. Одежду Бет окончательно разорвала, чтобы она не мешалась, и потянулась за бинтом. Из-за отсутствия помощника, который бы придержал спину демоницы, простейшая операция заняла бы кучу времени. Анна неуверенно взглянула на Феруне, который по факту самостоятельно противостоял ледяному принцу.

Лекарь или убийца. Иногда так тяжело делать выбор. В одном случае есть вероятность потерять одну жизнь, в другом - упустить шанс на поимку Лонрака. Одна жизнь взамен на возможность добраться до врага, но чем она тогда будет отличаться от него? Или какой смысл в её погоне за ним, если она не воспользуется ситуацией? У Лейлы большие шансы выжить, тем более если она демон. Органы не повреждены, помощь оказана вовремя, кровотечение остановлено и восполнено. Вот-вот её организм начнет извлекать собственные запасы лимфы, которая заменит исчезающую магию Тристана, а разрез будет удерживаться вместе при помощи липкого густого мёда. Свою роль как целителя девушка исполнила сполна, пора вспомнить и о другом.
Лонрак. Это имя Анна способна произнести и с ненавистью, и с уважением, и оскорбительно надменно. Ло-о-онрак. С тех пор как симпатичный молодой парень спас её от смерти, от него не осталось ни малейшего намёка, а раз за разом происходящие ужасные события убили остатки благодарности в вороне. Молодая и вспыльчивая гарпия легко забивала на совесть и глупые правила "не убивай того, кто спас тебе жизнь". Страх не позволял напасть первой и провоцировать дикого зверя, но когда битва уже началась, не могла остаться в стороне. Прыжок, взмах, превращение в чудовище. Интересно, способен ли бог солнца в теле эльфа спокойно смотреть на соотстветствующее ему светило или человеческая оболочка не справится с сиянием? Обычная охота требует скрытности и передвижения в тени, но когда дерешься с равным врагом, лучше всего держаться со стороны солнца, чтобы когда он обратил взор на тебя, лучи выжигали ему зрение. Шэйд сделала маневр в небе, чтобы достичь нужной позиции, прижала перья и полетела камнем вниз на эльфа. Как и прежде в Хрейдмаре. Если только он заметит её и отвлечется от Феруне.

+4


Вы здесь » Gates of FATE: Tears of Gargea » » Завершённое настоящее » [Q] "Рандеву с катастрофой"