Главное меню
Навигация
  • Карта мира
  • gates of fate's map


« Описание мира « Техническое « Социальное « Игровое « Информация по механике « Оформление механики
Панель умений

Gates of FATE: Tears of Gargea

Объявление

Внимание! Дизайн и функционал форума не рассчитан под мобильные устройства.

[Набор] Мастера игры
[Конкурс] Новые просторы
[Обсуждение + Конкурс]: Символы классов


Текущие мероприятия: Храм ветров, Возжигание огня Наурма, Праздник урожая 2018


» Краткая сводка по событиям в игре «» Краткая сводка по событиям в игре « - new В результате нападения вражеской армии, Эстелл сильно пострадал. Штаб-квартира Вилварин уничтожена, Верховные маг и командующий пали в бою, а Сильме с трудом оправляется от предательства одного из своих агентов. Преступность в городе и его окрестностях возросла.
- new Объединенные армии всех пострадавших стран наносят ответный удар! Экспедиция отправлена ко Вратам для того, чтобы поймать и уничтожить Дь'Лонрака, аватара Разоэнру!
- Парящий город Везен был УНИЧТОЖЕН! Силами колдуна, город упал и разбился. Миллионы погибших, тысячи пострадавших! А из-под обломков явилось жуткое чудовище и полчище Теней! Это королевство теперь обречено?
- Долгое время в подземельях Интхуула гномы ведут затяжную войну с пещерными паразитами - кобольдами. Для обеспечения более масштабной атаки на логова тварей уже начались подготовительная и разведывательная миссии.
- Несколько месяцев продолжаются реставрационные работы на императорском кладбище Хрейдмара, которое пострадало во время нападения некромантов и их слуг ратхов. Останки упокоенных мертвецов перезахоронены, а земля повторно освещается по мере восстановления территории. Стражи сообщают, что из гробниц и склепов пропало множество ценных сокровищ.
- На Храм Священного Огня, что расположен в интхуульских горах близ города совершено ужасное нападение. Служители и настоятельница храма Наурма были убиты, а само место осквернено и сожжено дотла. Со свидетельств выживших прихожан, Интхуул обвиняет в нападении люмберов Ваэддиара. Правительницы темных эльфов отрицают причастность своих воинов к нападению, но обстановка между государствами накаляется.
- Один из приближенных везенского короля оказался предателем, служащим мрачно известному Дь’Лонраку. Аристократ оказался ответственным за то, что монстры-тени, терроризирующие королевство, продолжают распространять свою скверну. Крупный отряд армии вместе с наемниками был отправлен к крепости дворянина-предателя, чтобы покарать его и вернуть скрижаль с важной частью пророчества о тенях.
- Исследователям из Башни Нибелунга удалось найти достоверную, пусть и не полную, летопись народя ледяных эльфов, которая рассказывает о корнях колдуна Дь’Лонрака! Появились доказательства того, что главный враг всех народов является воплощением павшего Бога Солнца, аватаром самого Разоэнру. Хрейдмар направил послов в другие города-государства, чтобы поделиться этими сведениями и сплотиться перед угрозой. Или уже слишком поздно?
- К областному центру трезенской земли, городу Эстеллу, приближается больше войско темных сил: ледяные эльфы, разбойники, крысолюды, тролли и даже ледяной великан. Эта армия уничтожает всё на своем пути и готовится к штурму столицы.
- Ходят слухи, что в окрестностях Льесальфахейма поселилось уже несколько некромантов. Из-за их темной активности Древо Жизни медленно погибает. Можно только гадать, откуда они пришли и что они планируют в дальнейшем.
- Мельн Словоплёт пропал! Известного барда давно уже не встречали в тавернах, распевающего свои бессмертные шедевры. Все поклонники его творчества пребывают в глубоком беспокойстве и готовы отправится на поиски.
- Говорят, что появилось новое Пророчество Луны, провозгласившее появление долгожданного императора Хрейдмара. Престол должен занять сын одного из генералов. Но, если верить толкам, у того генерала совсем нет законных наследников…
- Остальное зависит от вас…

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gates of FATE: Tears of Gargea » » Сны » Последнее испытние ваших нервов


Последнее испытние ваших нервов

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Действующие лица:
Захар Гроб'наш в роли летописца, короля и верховного мага.
Лайлантар Верлан в роли темного мага.
Альбиона в роли богини зла.
Рут Нойманн в роли светлой жрицы.
Кто-то ещё в роли кого-то ещё.
Внешний вид персонажей:
В постах.
Погода в эпизоде и место действия:
Гильдия огненных птиц, открытая уличная сцена.
Облачно. Вечереет.
Краткое описание действий в эпизоде:
Один небезызвестный орк стремиться разыграть на наружной сцене небольшой этюд из пьесы, но его напарник в этом нелегком деле слёг - и тогда, разочарованный во всём, Захар выпрашивает помощи у своих знакомых и просто прохожих. Впрочем, стоит признать - большинство нелюдей на сцену он затащил силком и этого не смущается.
Раз не вышло разыграть одну сцену - значит, будет поставлена вся пьеса целиком - пускай и в виде несерьёзного капустника.

+1

2

Белые одеяния ему шли. Великолепно шли! Жаль, это была простая и легкая, до пола, мантия, из непрозрачной материи - не больше. За ухом было заложено перо, на голове - терновый венок. А эти маски, плащи, короны и жезлы, припасённые на будущие роли! Любо-дорого глядеть! Жаль, пока он не может их надеть. Хотя, наверное... Если на чуть-чуть, буквально на минуту - то можно. Это ведь не будет считаться чем-то плохим. Особенно если это правильно подать. Потому великому актёру ничего не остаётся, кроме как, прячась в комнатушке за сценой, перед зеркалом и быстро менять одеяния - аккуратно снимать венок и вешать на зерко, на него уже укладывая перо, и быстро обряжаться в Святейшего. В первую очередь - маска, белая и золотая, которая скроет его природу. Второй компонент - золотистая накидка на подобии жреческой, которую орк любовно протер в районе горла перед тем, как накинуть поверх белой своей хламиды. Третий элемент - перчатки. Белые и кожанные. Длинной - по локоть. А больше о них и сказать-то нечего. Затем - обувь. Если летописец - босой, то король-жрец просто обязан носить подобающую обувь тканые туфли с высоким верхом. Наконец, можно спокойно взять в руки скипетр со сферой и выйти к публике.
В конце концов, он должен выиграть для актеров время. Любыми способами. Если Лайл будет слишком долго повторять либретто, всё пропало!
- Слушайте меня, мои любимые зрители - выйдя на сцену перед людьми и нелюдьми, расслабленными душой, но напряженными из-за ожидания, поднимая руку с жезлом чуть выше - блик от на один миг вынырнувшего из-под облаков солнца попал на саму маску жреца.
- Наше представление поставлено любителями, и опытный актёр Птиц тут - лишь один. Каждый из вас, при толике желания, может поставить подобное. Дерзайте, дети мои, и помните - всё нужно принести на алтарь. Всё во имя искусства! - хохотнув, "Король-жрец" поклонился публике и плавно покинул сцену, скрывшись за перегородкой слева. Послышался шепоток:
- Все готовы? Нет? А всё равно пора. Радуйтесь, что первый на очереди - мой монолог. 
Кто-то за сценой гремел посохами, масками и прочим реквизитом, возвращая себе свой образ. Ещё миг - и из-под серого полотна, на котором кто-то небрежно густыми чернилами из примулы нарисовал песочные часы, появляется уже фигура зеленолицего в образе Летописца. Он завёл долгий и никому толком не нужный монолог, давая зрителям понять, что за историю они увидят:
- О любви, власти и предательстве. О могущественном темном маге. О тех, кто его любил - и тех, кто ненавидел, - он отходит на самый край сцены и садится в углу, освобождая место. Оставлось надеяться, что остроухий помнит, когда именно его выход. А он - прямо сейчас.

+1

3

Поверить в это было сложно… Лайл, на сцене. Это же, наверное, как корова на льду. Хотя, учитывая его привычку врать и скрывать чувства, должно получиться. Лайл надеялся, что получится. Нет, не так, все просто ОБЯЗАНО получиться. Хотя бы просто потому, что он здесь не один. Вон, Рут светится от тихого счастья, все повторяя свой текст. Интересно, ученица мага просто как всегда рада помочь другу (на этот раз – неугомонному Хару) или действительно хочет выступить на сцене? Не суть важно, главное, счастлива.  А вот кому точно не терпелось на сцену, так это Кольм. Лайл наблюдал, как дриада крутится перед зеркалом, все решая, как поступить с черной юбкой: уложить ткань более цивильно или все же позволить зрителям наблюдать чуть большую часть ее бедра в высоком разрезе юбки? Поглощенный этим зрелищем, Лайл порой забывал про собственный текст, который уже битый час пытался выучить. Нет, не чтобы Лайл такая уж бездарность, просто текста уж больно много: еще бы, как-никак главная роль. Будь воля Захара, он, несомненно, захапал бы наибольшее внимание публики себе, но на тщедушного черного мага Хар походил не больше, чем на цветочную фею. А вот Лайл вполне мог скрыть годы воинских тренировок, оставивших отпечаток на его телосложении, просторным черным балахоном. Да и иллюзии пригодились. Несмотря на то, что янтарная радужка вполне себе вписывалась в образ Рейстлина Маджере, магию здесь  все же пришлось применить: изменить форму зрачков, сделав их похожими на песочные часы. Дальше – больше. Вытворять такое Лайлу в голову еще не приходило: он не особу любил свою расу, но принимал ее, так что темному эльфу и в голову не приходило поменять цвет своей кожи. А сегодня он все же попытался, ведь для дела. Золотой вышел немного темноватым, но вполне приемлемым.  Люмбер посмотрел на свое отражение в зеркале. Чувства были настолько смешанными, что Лайл не решился даже пытаться выделить из общего клубка что-то определенное, а просто отбросил их все, накинул на голову капюшон, взял в руки посох с навершием в виде драконьей лапы, алчно зажавшей хрустальный шар, и смело шагнул на сцену. Слушая звуки скрипки, Лайл клялся себе впредь осторожнее проходить мимо театра, а то у Захара  есть вредная привычка хватать вот таких вот мимопроходящих в охапку и безо всяких объяснений тащить в гримерку, учить текст.
Ну и чем ты недоволен? Тебе же нравится. И компания что надо. Наслаждайся.
И не поспоришь…
-Те глаза, что глядят сквозь плоть…. – кажется, получается. Достаточно естественно, но и эмоций хватает, и интонации нужные.
-Все, что свято, сошло на нет, и глаза….. Не солгут ему, - тут следует проигрыш, по ходу которого Лайл, удачно подбирая моменты, то звучно ударяет посохом в деревянную сцену, скрываясь в иллюзорном тумане, то делает эффектные пассы руками, рассыпая по сцене искры. Ну и, конечно, не забыть угрожающе указать посохом в толпу зрителей на слове «Убей».
Последние звуки скрипки, и Лайл встает недалеко от Захара. Орк произносит свои реплики о «его Темной Госпоже, каждую ночь входящей в его сон»… «Интересно, что там Госпожа решила с юбкой?» - невольно думает Лайл, опускаясь на сцену, сжимаясь в калачик словно спящий, который видит худший ночной кошмар.

+1

4

Таких предложений дриада ещё не получала, но, видит Мать Природа, отказываться она не собиралась! Если уж Лин и выпала возможность побывать в Хексе, то отвергать такую чудную идею, благодаря которой можно ещё и прославиться... Такое она упустить точно не могла.
Забавно было наблюдать, как Захар мельтешит перед глазами и паникует. Рядом мялась Рут, не совсем понимая, что происходит, поэтому Лайл всё взял в свои руки и предложил скинуться по роли на кулачках, что девушки и сделали. Выпавшая Рут Крисания шла ей чрезвычайно, а вот Айлин в роли Такхизис... Было смотреть на это было очень странно, отчего в воздухе повисла пауза. Только, как всегда, весёлая Ирис довольно хохотнула и объявила себя Карамоном. Ребята сделали вывод, что их ждёт фиаско, но послушно разбрелись по углам, наряжаться, краситься и зубрить роли. Благо, дриаде досталось не так уж и много, поэтому она спокойно вычитала текст и перешла к костюму. Облегающий, похожий на змеиную кожу, с вырезом на бедре, сам по себе он казался вульгарным, но едва Кольм примерила его на себя, как поняла, что Тёмная госпожа из неё хоть куда - хоть личико и выглядело детским и миловидным, стоило приторно улыбнуться, чуть приподняв подбородок, и вместо Айлин стояла Такхизис в дьявольском амплуа, который притягивал к себе несчастных своей красотой и кажущейся невинностью, а затем безжалостно пожирал без остатка. Охающая от восторга лисица всё крутилась вокруг дриады, помогая заплести волосы в тугие косы, чтобы тщательно их уложить короной и придать ещё более царственный вид. Даже помогла нанести тёмный макияж, отчего образ стал ещё более противоречивым и ещё более интересным. Правда, саму Альбиону изрядно волновал вырез, и она всё не могла решить, прикрыть или оставить его. Взгляд Лайла чувствовался отчётливо, поэтому Лин крутилась возле зеркала ещё и ещё, то выставляя ножку, то убирая обратно под юбку. Когда, наконец, бедолагу люмбера, чуть не захлебнувшегося слюной, под ручки выволокли на сцену. Айлин, наконец, смогла определиться с юбкой и подозвала к себе Ирис.
- Тащи ножницы, щас магичить буду.
Уже стоя за кулисами в полной боеготовности, дриада завороженно наблюдала за игрой Лайла и едва не пропустила момент своего выхода. Переодетая Крисания-Рут настойчиво толкнула в бок, отчего дриада тихо ойкнула, но тут же выпрямилась, ставь чуть выше, гордо выпятила грудь, приподняла подбородок и плавно вышла из-за кулис, рукой касаясь ткани штор и мягко, завораживающе начала петь:
- Узнаешь этот плоский, пустой равнодушный зрачок? Ты дрожишь, как дитя...
Едва она начала движение к Лайлу-Рейстлину, как юбка, теперь уже с вырезами на оба бедра, разлетелась в стороны, словно она шла по облакам, а не презренной земле, обнажая всё, что можно. Всё, что нельзя, мог бы увидеть люмбер снизу, но он хорош вошёл в роль и изображал из себя казанскую сироту. Поэтому Такхизис спокойно кружила вокруг актёра, иногда водя над ним руками с растопыренными пальцами (нужный эффект создавали накладные когти). Вскоре прозвучали её последние слова:
- Иди ко мне... Будь рядом со мной...
И Лин так же плавно и неспеша скрылась в другой кулисе. На этом её роль была закончена до следующей части, а её ждать ой, как не скоро.

Отредактировано Leen (2018-04-17 21:16:31)

+2

5

Пришла, значит, в качестве зрителя. А тут облом!
Сам факт наличия тасаури в славном городе Хекс - это пол беды. Прекрасный город очаровывал, мужчины были воспитаны и поводов для обморока от непотребств леди насчитала всего четыре. Лисица, вообще, надеялась жестоко поторговаться за сладкий персик и под оный же посмотреть представление. Пришла сильно заранее, ибо было интересно взглянуть на всю подготовку. Как сцены так и самих актеров. Как, внезапно, её хватает самый наизелёйнеший орк и тащит за кулисы! И не стыдится подобного, представляете?
Пощечины не было, но на господина Гроб"наша лиса весьма возмущенно поцокала языком. "Ц-ц-ц". И всё же за кулисами обнаружились не только пыльные декорации но и две штучки хороших знакомых. Потрясающе! Но персиком поделится только с девочками. Пока делился фрукт, тасаури наивнимательнейше слушала, что актеров не хватает, всё тлен, фиаско, и Хекс, у нас проблемы, кивала. И соглашалась. Согласилась быть Карамоном! Потрясающе. Ирис Эала - Карамон. "Рейстлин, я не могу вести армию чародея в бой, у меня лапки"               
А потом было судорожное переодевание. Смотря на рисунок того, как должен выглядеть Карамон и смотря на отражение в зеркале, Ирис пару раз всхохотнула. О, чародеи. О, гримеры. Трепещите, ибо чудо должны вы сотворить. Во первых жрицу нужно сделать выше. Как? Конечно же ботинки на платформе. Огромные, тяжелые, сразу же сделали из леди 160см в 190см леди. Затем идет облачение в доспех. Оный будет особый, дабы придать мускулистость был выполнен с рельефом тела. Грудь тасаури прекрасно спряталась под нагрудник с эпичными мужицкими кубиками, а наплечники сделали ее куда шире обычного дверного проема. Всю пушистость в виде хвостов мы спрячем под тяжелый плащ с позолоченной цепочкой. А вы думали что Карамон типа от непогоды плащ таскает? А вот нифига. Гримеры старались на славу. Спрятать заколочками большие лисьи уши в прическе - идея хорошая, но теперь Эала была практически глуха. И повязка на глазу поменялась на тоже эпичную с металлическими заклепками. Я художник, я так вижу.
- Айлин, как ты считаешь, мне начать пить сразу или всё таки подождать? - Это тасаури крутилась подле дриады. помогая ей делать причёску и коготки. Аж завидно стало, какие коготки!
Перед своим выходом Ирис держала в руках кружку с плещущимся в ней всё же соком. Кружка не тряслась, ибо Эала совсем не волновалась. Она напялила очки на переносицу и читала текст своей роли. Деловито пробегаясь взглядом по написанному, лиса следила за происходящим на сцене. Люмберу удивительно идёт новый цвет кожи, а Айлин в роли Тёмной Госпожи восхитительна. Подумалось, что ради такой можно не только врата открыть.
Выход на сцену.
Карамон был великолепен. Широкоплечий герой-мужчина, который искал успокоение души в кружке. Слегка покачиваясь, этот доблестный герой пересек сцену, неся на своих плечах не только плащ, но и игру света. С которым он ворвался в сон чародея на смену Такхизис.
- Рейст! Простись же, Рейст. Проснись! - Плеча люмбера коснулась огромная перчатка в которой спряталась маленькая женская ручка. Перчатка начала спадать и Лайла пришлось трясти чуть дольше запланированного, пока не нацепила оную снова.
- .. Опять кошмары? Это не спроста. - Еще бы! Когда тебя будит малость подвыпивший мужик ранним утром, тут не такое увидишь.
"Лайл, только не в глаз!"
- Послушай, Рейст. Да брось, ей богу.. - И далее магически измененным голосом вещала тасаури. Голос Карамона получился шикарным и со сцены лился поток ссоры двух братьев близнецов.
После которой вскоре Ирис покидает сцену и отдает ее во власть иным актерам. Уф! Ходить на тридцати сантиметровой платформе в доспехе и не упасть - это личное достижение.

Отредактировано Iris (2018-04-17 21:43:43)

+2

6

Если задуматься о том, почему все сложилось так, как сложилось, то кроме слова «судьба» и «рок» ничего на ум не придет. Просто когда Захар Гроб'Наш загорается очередной гениальной идеей, его не остановит даже весь пантеон богов. Просто если Рут просят о помощи ее друзья, она, не раздумывая, откладывает все дела и спешит к ним.
Поначалу Рут совсем потерялась в новом для нее мире кулис и не знала, куда себя деть, чтобы никому не мешать и чем можно подсобить Хару.  Однако актер был занят организационными вопросами и своими образами, поэтому роль куратора трех новоиспеченных актрис взял на себя Лайл. Выпавшую ей роль светлой жрицы Рут приняла с большой радостью.  Конечно, она боялась вдруг забыть слова на сцене или недотянуть до нужной ноты, но образ Крисании почти не вызывал в Нойман внутренних противоречий, она прекрасно понимала героиню и искренне сопереживала ей. Да и для внешнего сходства девушке не потребовалось прибегать к таким ухищрениям, как Ирис или Лин. Рут только украдкой попросила Лайла, который был гораздо опытнее в магии иллюзий, высветлить ей кожу, да придать волосам холодный смолянистый оттенок. Она не стала занимать надолго зеркало — Лин, желавшей получше продумать свой наряд, оно было нужнее. Быстро закрепив передние пряди на затылке, Рут постаралась поскромнее уложить ткань струящегося белого платья с достаточно открытым верхом — чтобы треугольный медальон было лучше видно. Она немного засмотрелась на свою иллюзорную внешность:  бледная кожа действительно заставляла чувствовать себя ледяной статуей. Рут попробовала чуть нахмурить брови и согнать с губ привычную мягкую полуулыбку — так Крисания выглядела решительнее и бесстрастней. Подтянув в последний раз ткань длинного рукава на оголенные плечи, Рут юркнула прочь. Расправившись с одеянием, Рут забилась в уголок с текстом и принялась тихо напевать под нос свои партии. Это помогало и разогреть связки, и покрепче запомнить текст, а главное — посмотреть, где лучше поставить акцент, а где надо скрыть слабость голоса.  Рут отложила сценарий пьесы, услышав громкий голос Летописца. Напевать что-то свое стало не лучшей идеей, поэтому Рут осмотрелась за кулисами, ища, где бы выплеснуть накатившее волнение в полезную деятельность.
Она ободряюще улыбнулась Лайлу, когда он выходил на сцену (впрочем, последний свой взгляд он подарил Лин, самозабвенно кромсающей длинный черный подол). Аккуратно подтолкнула в сторону сцены темнейшую Такхизис, когда та, не желая отрываться от революционных преобразований своего реквизита, чуть не пропустила свой дебют. Предложила бедной Ирис в неудобной обуви руку, чтобы подняться по лестнице на сцену. Тасаури, похоже, ее не расслышала (так была сосредоточена на партии, или?), но от помощи отказаться не успела. Рут неотрывно наблюдала за ссорой братьев, выбросив из головы все мысли. Хорошо, что Хар вовремя оттеснил ее подальше от тяжелой портьеры, иначе яркий подол жрицы могли заметить зрителя. Хотя вряд ли в Хексе сейчас было что-то ярче спора темного мага Лайлстлина и его брата, леди-рыцаря Ирисмона.
Голоса на сцене затихли, и Рут поспешила уступить дорогу спускающейся Ирис.
– Замечательно сыграла! – волшебница мягко похлопала лисицу по плечу в жестком доспехе и, встряхнув кистями рук, поспешила на сцену. Выйдя в центр под светлую спокойную мелодию, Рут устремила взгляд чуть выше зрительского зала. Это прекрасно вписывалось в композицию и позволяло полностью сосредоточиться на вокале.
–Боже, дай мне повести разговор прямой! – плавно начала она. Грудь переполняло какое-то сильное и светлое чувство, но Рут не забывала, что играет вообще-то «холодную, как сталь» и сдерживала привычную улыбку, продолжая благоговейно смотреть немного вверх, на фасад одного из домов на другой стороне площади.
Распевшись окончательно к концу песни, волшебница без напряжения втягивала последние ноты:
– Не моя, но Твоя! Не моя, но Твоя! – подняв руку навстречу Паладайну, допела она. И тут же замерла, как неживая,  ожидая начала следующей песни.

+3

7

Хотелось приоткрыть глаза, взглянуть на Лин, ободряюще улыбнуться. Но нельзя, нет. Приходилось  сжиматься калачиком на сцене, изображая на лице боль и муку. Получалось даже дрожать. Однако тот факт, что глаза закрыты, позволял Лайлу сфокусироваться на голосе дриады, таком чарующем, зовущем. Удовольствие в любом случае было получено.
Лайл почувствовал дуновение ветра, услышал свист нескольких зрителей: о причинах догадаться было не сложно. Похоже, с юбкой Альбиона все же перестаралась.
Дальше темный эльф сосредоточил внимание на стуке каблуков по сцене: сначала прекрасная Айлин покинула его сон, а после Ирис приблизилась и... пробасила под самым ухом люмбера. Лайл не смог подавить смех, но удачно скрыл свою оплошность кашлем, положенным по сценарию. Ирис поет голосом Карамона, а Лайл прячет лицо у нее на груди, сжимает плащ тонкими пальцами, но постепенно кошмар отступает, Лайл-Рейст приходит в себя, вновь становясь надменным черным магом, пытается выпутаться из объятий "брата". Лайл честно пытался оттолкнуть не так сильно, как это должно было показаться зрителям.
—Оставь меня в покое, Карамон!
Лайл злобно рычит на "брата", Ирис пару раз гневно выкрикивает его сценическое имя.
—Все будет по-другому, когда я стану богом,стану богом...
На сцену выбегает мальчишка, кажется, он даже не работает в театре, но разного рода записочки переносить явно привык.
—Письмо для Рейстлина Маджере!— разносится над сценой звонкий детский голосок, и мальчик, всучив Лайлу пергамент, убегает.
—Крисания из храма Паладайна со мною ищет встречи.... Я ждал, — задумчиво произносит Лайл, вчитываясь в нестройную вязь рун. В "письме", кстати, почему-то был записан рецепт мясного пирога. Лайл небрежно отказывается от предложения Ирис проводить его в Палантас, и они вместе уходят со сцены. Выход Рут. За кулисами темный эльф одобряюще похлопал по плечу своего "братца", после вплотную подошел к Лин. На немой вопрос Лайл обнял дриаду на плечи со спины и прошептал, дурачась:
—Ты же просила прийти к тебе и быть рядом с тобой. Чудесно спела.
Долго наслаждаться обществом его Темной Госпожи Лайлстлину не дали — Рут уже заканчивала песню, так что Хар уже активно жестикулировал темному эльфу.
Лайл мягко вышел к застывшей на сцене Русании. Приблизился почти вплотную.
—Здравствуй, Посвященная... наслышан.... о тебе!
Лайл внимательно выслушал монолог подруги, опираясь на Посох Мага, а после насмешливо указал рукой в ее сторону:
—Ты голос божий, не больше? Нет, жрица, не прибедняйся!
Немного лести, вновь приблизиться к Рут и шепнуть в самое ухо слова, заставившие ее возмущенно отпрянуть.
—Быть может, ты мне призвана... помочь?
"Изложить свой взгляд на мироздание", приправляя речь изящными жестами, изъявить намерение "сделать то, за что собратья проклянут — шагнуть во тьму", выслушать резкий отказ, закашляться, сползти по по посоху и согнуться на сцене, прикрывая рот рукой. С удовлетворением заметить на ладони кровь из намеренно прокушеной губы — входить в роль — так до конца! Позволить Рут "облегчить его боль", почувствовать на спине прикосновение теплых и родных ладошек Рут, а после вскочить на ноги и уйти за кулисы, попутно призывая жрицу идти за ним.

+2

8

Когда за спиной раздался голос Рейстлина-Лайла, Рут отмерла и мягко подхватила его.  В их экспромте начиналось самое сложное для Рут, а именно — взаимодействие с другими актерами. Благо, основная часть партии принадлежала Лайлстлину, и Русании следовало только надменно отвечать и предугадывать шаги «темного мага», читать в малейших движениях, какого жеста он от нее ожидает. Напряженная Рут справлялась с задачей, не выходя из роли до определенного момента. Она спокойно отреагировала на болезненный кашель Лайла, но увидев на непривычно светлой ладони багровые пятна, жрица, лишившись всей своей надменности, подлетела к Рейстлину и надломленным голосом пропела:
- Маджере! Рейстлин, что с тобой?!
-Неважно, продолжаем разговор,- по сценарию отвечал ей Лайл, глаза которого горели азартом игры. Вблизи Рут увидела, как кровит его нижняя губа, и едва сдержалась, чтоб не обратить целительное прикосновение в не менее целительную затрещину. Между тем, Лайл уже успел встать и, посмотрев сверху вниз на Рут, поманить ее за собой уходя со сцены. «Балбеса кусок, я тебе задам после спектакля!» - зло подумала она, разворачиваясь к зрителям и рассуждая о спасении заблудшей души темного мага. Медленный и спокойный первый куплет следующей песни дал ей вернуться к образу светлой жрицы. Она снова устремила взгляд «к Паладайну», между делом с интересом наблюдая, как на уже знакомой крыше затеяли возню голуби, бившиеся за какой-то съестной кусочек. Эти наблюдения помогали ей сдерживать жестикуляцию, ведь ее нужно было приберечь на кульминацию песни.  Когда темп песни увеличился, Рут ненадолго перевела взгляд на зрителей и с уже более пылко продолжила. Она возносила ладони к небу, прижимала их к сердцу, указывала тонким пальцем на место «гордого врага».
-Отец мой, дозволь! Я в это верю… - мягко протянула она в конце.  Дождавшись, пока стихнет мелодия, на сцене появился Хар-летописец. Вот уж кто наслаждался их фарсом по полной! Гордо подняв голову с венком на ушастой макушке, он вещал, где Русании найти темного мага. Руфи же оставалась последняя пока что фраза:
-Мой дух на твердость хочет испытать! Ну что же, я приду.

+1


Вы здесь » Gates of FATE: Tears of Gargea » » Сны » Последнее испытние ваших нервов