Главное меню
Навигация
  • Карта мира
  • gates of fate's map


« Описание мира « Техническое « Социальное « Игровое « Информация по механике « Оформление механики
Панель умений

Gates of FATE: Tears of Gargea

Объявление

MAGIC SCHOOL За гранью реальности В шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия
Внимание! Дизайн и функционал форума не рассчитан под мобильные устройства.

Внимание! Возможность создания оригинальных рас временно закрывается.

[Набор] Мастера игры


Текущие мероприятия: Возжигание огня Наурма


» Краткая сводка по событиям в игре «» Краткая сводка по событиям в игре « - В результате нападения вражеской армии, Эстелл сильно пострадал. Штаб-квартира Вилварин уничтожена, Верховные маг и командующий пали в бою, а Сильме с трудом оправляется от предательства одного из своих агентов. Преступность в городе и его окрестностях возросла.
- Объединенные армии всех пострадавших стран наносят ответный удар! Экспедиция отправлена ко Вратам для того, чтобы поймать и уничтожить Дь'Лонрака, аватара Разоэнру!
- Парящий город Везен был УНИЧТОЖЕН! Силами колдуна, город упал и разбился. Миллионы погибших, тысячи пострадавших! А из-под обломков явилось жуткое чудовище и полчище Теней! Это королевство теперь обречено?
- Долгое время в подземельях Интхуула гномы ведут затяжную войну с пещерными паразитами - кобольдами. Для обеспечения более масштабной атаки на логова тварей уже начались подготовительная и разведывательная миссии.
- Несколько месяцев продолжаются реставрационные работы на императорском кладбище Хрейдмара, которое пострадало во время нападения некромантов и их слуг ратхов. Останки упокоенных мертвецов перезахоронены, а земля повторно освещается по мере восстановления территории. Стражи сообщают, что из гробниц и склепов пропало множество ценных сокровищ.
- На Храм Священного Огня, что расположен в интхуульских горах близ города совершено ужасное нападение. Служители и настоятельница храма Наурма были убиты, а само место осквернено и сожжено дотла. Со свидетельств выживших прихожан, Интхуул обвиняет в нападении люмберов Ваэддиара. Правительницы темных эльфов отрицают причастность своих воинов к нападению, но обстановка между государствами накаляется.
- Один из приближенных везенского короля оказался предателем, служащим мрачно известному Дь’Лонраку. Аристократ оказался ответственным за то, что монстры-тени, терроризирующие королевство, продолжают распространять свою скверну. Крупный отряд армии вместе с наемниками был отправлен к крепости дворянина-предателя, чтобы покарать его и вернуть скрижаль с важной частью пророчества о тенях.
- Исследователям из Башни Нибелунга удалось найти достоверную, пусть и не полную, летопись народя ледяных эльфов, которая рассказывает о корнях колдуна Дь’Лонрака! Появились доказательства того, что главный враг всех народов является воплощением павшего Бога Солнца, аватаром самого Разоэнру. Хрейдмар направил послов в другие города-государства, чтобы поделиться этими сведениями и сплотиться перед угрозой. Или уже слишком поздно?
- К областному центру трезенской земли, городу Эстеллу, приближается больше войско темных сил: ледяные эльфы, разбойники, крысолюды, тролли и даже ледяной великан. Эта армия уничтожает всё на своем пути и готовится к штурму столицы.
- Ходят слухи, что в окрестностях Льесальфахейма поселилось уже несколько некромантов. Из-за их темной активности Древо Жизни медленно погибает. Можно только гадать, откуда они пришли и что они планируют в дальнейшем.
- Мельн Словоплёт пропал! Известного барда давно уже не встречали в тавернах, распевающего свои бессмертные шедевры. Все поклонники его творчества пребывают в глубоком беспокойстве и готовы отправится на поиски.
- Говорят, что появилось новое Пророчество Луны, провозгласившее появление долгожданного императора Хрейдмара. Престол должен занять сын одного из генералов. Но, если верить толкам, у того генерала совсем нет законных наследников…
- Остальное зависит от вас…

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gates of FATE: Tears of Gargea » » Сны » Белые амадины


Белые амадины

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s9.uploads.ru/eBSMx.png

Действующие лица:
Sachet
Aris

Внешний вид персонажей:
В первом и последующих сообщениях игрока.

Погода в эпизоде и место действия:
месяц Берилла, год Бристольско-голубого Водопада.
Пригород Хэкса. Поместье барона Галлерани.

Краткое описание действий в эпизоде:
Представим, что история младшего дома Галлерани не закончилась столь плачевно: скудное наследство предков не было спущено последним наследником рода в азартных играх; молодой барон никогда не встречал на своем пути одного из хранителей Кодекса; родовое поместье никогда не было сожжено, а семья - разорвана.

Богатый купец и его единственная дочь - Сашерисса - наслаждаются теплом и уютом дворянской жизни, когда деревенские старожилы неожиданно находят на территориях усадьбы раненую тасаури.

Отредактировано Sachet (2018-09-18 13:33:36)

+1

2

Арис, морщась от боли, обессиленно опустилась на землю и придирчиво осмотрела себя. Черные рубашка и юбка были порваны, и все в крови и грязи - пусть на темного цвета ткани это и не было заметно, носки кожаных мокасин были сбиты, а подошвы стерлись. Большинство тайных кармашков порвались и их содержимое растерялось по пути - отравленные иглы и всякие флаконы с ядами и противоядиями; да еще и рюкзак с вещами посеяла, растяпа... Одержимая раздраженно цокнула языком - да уж, ну и видок у неё... Что уж говорить о самочуствии: плечо зверски болит, нога распухла, и ею даже шевелить больно, в голове туман, а больно так, что аж выть хочется. С каждым мигом всё труднее становилось сохранять сознание ясным, да что там: казалось, еще минута - и она и вовсе лишится его.
Если бы вы спросили её, что делает одинокий детеныш тасаури неподалеку от Хекса, с глубокой раной в плече и растянутой лодыжкой - она бы честно ответила: спасается от маньяка. Ну а как еще назвать человека, до сих пор уверенного, что кровь представителей расы бывшей хозяйки этого тела приносит удачу? Нет, это же надо было до такого додуматься! В общем, Ари как раз подъезжала к Городу чайных и праздников, как лисий слух уловил едва слышный шорох, а затем ей в плечо угодил дротик с быстродействующим снотворным. По сути, она и сделать ничего не успела. Особенно забавно было то, что против неё использовали наиболее привычное ей оружие. В общем, очнулась девочка связанной, а над ней склонился некто в скрытом капюшоном плаще с ножом, который начал требовать поделиться с ним своей силой и удачей - мол, без добровольного согласия тасаури, её кровь не будет столь полезной. Наслушавшись историй от старших сородичей Нимэль, она отлично понимала, что сейчас её просто убьют. Смерти одержимая не боялась, но и расставаться с жизнью так легко намерена не была - поэтому стала активно заговаривать зубы безумцу, чтобы выиграть для себя хоть немного времени и высвободить связанные руки - благо, этому Рейгар обучил её основательно. Справившись с этой задачей, Арис отвлекла незнакомца и, воспользовавшись моментом, набросилась и ввонзила ему в руку отравленную иглу. К несчастью, тот прежде, чем потерял сознание, сумел попасть ножом в её плечо. Следующие несколько часов девочка бежала по лесу, оказавшимся на удивление большим, до тех пор, пока не упала, зацепившись за какой-то корень, и не потянула лодыжку. С этого момента силы начали покидать её еще быстрее, чем до этого, и потому, едва одержимая выползла на опушку леса, как почти сразу потеряла сознание.

Отредактировано Aris (2018-09-08 23:43:28)

+1

3

В двери барского кабинета негромко постучались.
Войдите! – наспех пролистав последние страницы романа, Сашерисса скучающие откинулась на спинку кушетки и прикрыла глаза. К сожалению, последняя книга не произвела на девушку должного впечатления, впрочем, как и все предыдущие произведения этого автора, на удивление популярного среди барышень её круга.
Душа моя, я принесла вам чаю. – мелодичный голос служанки прозвучал прямо над ней и, притворно вздохнув, баронесса нехотя приняла сидячее положение, наблюдая за тем, как водрузив широкий поднос на искусно сделанный столик, красивая, но уже не молодая женщина неспешно разлила горячий напиток по двум фарфоровым чашкам.

Они пили чай в тишине, стараясь не вмешиваться в мысли друг друга, пока за открытым окном догорало весеннее солнце. Старинные башенные часы уже пробили семь раз, когда их покой бесцеремонно прервали нарастающие во дворе голоса, в одном из которых Сашерисса отчетливо распознала грубую речь своего отца.
Хольда, я хочу посмотреть, что там случилось. – молодая особа подскочила с насиженного места и метнулась к окну, высунувшись из него почти на половину.
Не лезли бы вы на рожон, родная? – служанка неодобрительно закачала головой, не меньше баронессы встревоженная доносившимся с улицы шумом, – Чего доброго попадете в немилость к барину, а он возьмет, да и выдаст вас замуж за старого виконта.
Глупости болтаешь, нянечка, – отмахнувшись рукой, словно и не желая слышать ни о каком замужестве, девушка поспешила спуститься на первый этаж, опасаясь пропустить все самое интересное.
Так ведь грозился же… – обречённо заворчав, Хольда тенью последовала за своей госпожой, и они обе неслышно выскользнули во двор через парадные двери усадьбы.

Барон Галлерани стоял на последней ступеньке крыльца, спиной к вышедшим из дома женщинам, а перед ним, взволнованно переругиваясь, толпились местные деревенские мужики. Все они бранно ругались, при этом яро жестикулируя и тыча пальцами в нечто, чего молодая хозяйка никак не могла разглядеть за широкой спиной своего отца; зато стоящая рядом, чуть сбоку от неё, Хольда, увидав причину всех споров, лишь всплеснула руками, негромко хлопнув в ладоши.
Заслышав посторонние звуки, хозяин имения обернулся назад, недовольно нахмурив брови при виде своей дочери и прислуги, но ничего не сказал, молча позволив Сашериссе встать рядом с собой и приобняв её за острые плечики. Оторопело приоткрыв рот, девушка неотрывно смотрела прямо перед собой: небольшое бледное существо – возможно, ещё ребёнок – тяжело дышало на руках у старшего егеря их владений.
Э-это кто – оборотень? – осторожно высказав свои подозрения, баронесса решила, что обычному человеку вряд ли удастся похвастать наличием у себя пары звериных ушей или хвостов.
Скажите тоже, миледи, – хохотнул один из мужиков, – Оборотни, они того, целиком превращаются в зверя.
Да сильв она, что тут спорить, – уверенно брякнул другой и несколько деревенских согласно закивали с ним, – Ещё и беглый, наверняка. Поможем – не оберёмся потом проблем!
А ежели не поможем – хватит горячку к рассвету, – осторожно возразил старший егерь, – Крови натекло с неё много. Уход нужен, барин.

Ухватившись за рукав отцовского камзола, Сашерисса сама не заметила, как на её глазах навернулось слёзы. Все эти годы она и понятия не имела, насколько толстокожие да бессердечные люди проживали на их земле.
Папочка? – её дрожащий голос, наполненный мольбой, прозвучал совсем слабо и тихо, но барон услышал его и на короткий миг их взгляды встретились, после чего отец отпустил её плечи. 
Позаботься о девочке вместе с Хольдой. – улыбнувшись одними губами, барон ласково прошёлся пальцами по щеке своей дочери, – Я ведь могу на вас положится? – благодарно кивнув и одарив отца поцелуем в небритую щеку, девушка нетерпеливо последовала за егерем и служанкой обратно в дом, уже решив для себя стать первой, кого увидит их гостья, проснувшись завтра сутра среди мягких гусиных перин.

Отредактировано Sachet (2018-09-18 13:33:48)

+1

4

Перед глазами у Арис всё плыло... голова раскалывалась от смутного шума вокруг, плечо жутко ныло, и такое чувство, будто бы кто-то с садистским удовольствием тыкал пальцами в рану, которая вновь кровоточила, а травмированная нога словно медленно, но верно превращалась в каменную глыбу - на редкость неприятное ощущение... Тут её оторвали от земли и куда-то потащили, а это еще больше усилило боль.
- Оставьте меня в покое... Пустите... - девочке казалось, что она говорит вполне ясно и четко, но на самом деле с её дрожащих губ лишь срывался едва различимый шепот, понять который было попросту невозможно. Ради всех богов Долины, еще и Гимхрада впридачу, раз уж её умудрился добить какой-то человек, ладно, но пускай, в таком случае, хотя бы умереть спокойно дадут! Но, видимо, подобная участь одержимой не светила - по крайней мере, в ближайшее время: нести её старались по максимуму аккуратно, стараясь еще сильнее не мучать слабое детское тельце. Шум вокруг то практически стих, то вновь усилился, став почти оглушающим. В какой-то момент нож в её плече неосторожно задели, и сильная боль заставила на миг девочку прийти в себя и услышать грубый мужской голос, который рявкнул на кого-то, велев держать руки подальше от раненного ребенка. О ком это они?... отстраненно подумала Ари. Ах да... Вроде как обо мне... Правда, даже в таком состоянии она на миг ощутила раздражение, когда её бесцеременно подергали сначала за уши, а потом и за все хвосты поочередно. Я вам, что - дичь подстреленная на охоте, или цирковой зверек, что вы надо мной так издеваетесь?! - хотела было возмутиться одержимая. Но тут с новой силой накатили боль и слабость, и она вновь потеряла сознание.
Увы, вопреки надеждам её спасительницы, Арис не пришла в себя ни завтра ни на следующий день - раны были слишком серьёзны, а организм ослаб. И немудрено: нож, который вынули из раны далеко не сразу, а до этого еще успели хорошенько подергать, расширил область раны, да и нога опухла еще больше - какое уж тут возвращение к сознанию? Не помереть хотя бы. В этом был минус детского тела: там, где взрослый справился бы за сутки, ребенку приходилось тратить вдвое, а то и больше времени, чтобы хоть как-то прийти в себя. Однако, придя в себя через три дня, девочка почувствовала себя лучше: плечо и нога были туго перебинтованы, тело словно ватное, однако сознание стало более-менее ясным и выть от боли не хотелось - и на том спасибо. Она села в постели и настороженно пытаясь понять, где оказалась.

Отредактировано Aris (2018-09-18 09:19:47)

+1

5

Внешний вид здесь и далее в постах

http://sg.uploads.ru/QMmUW.jpg

Следующие три дня девушка провела в томительном ожидании: потеряв не малое количество крови, девочка никак не приходила в себя, не смотря на оказанную ей медицинскую помощь. Пока они с нянечкой неустанно следили за состоянием раненой тасаури, слухи о найденном лесниками ребёнке в окровавленных одеждах разлетелись по всей округе. Однако, не смотря на все опасения барона и предсказания местных, за пределами деревушки никто и слыхом не слыхивал ни о каких беглых рабах или попавших детях.

К полудню третьего дня небо над барской усадьбой заволокло сетью перистых облаков. Робкий ветер едва покачивал задернутые шторы. Очнувшись после длительного сна, тасаури оказалась заперта в небольшой гостевой спальне, выполненной в лучших традициях истинных жителей Хекса: немногочисленная резная мебель, дорогая порча, ковры и восточные орнаменты – последние были везде, куда падал взгляд заворожённого обилием красок ребёнка. Обернувшись левее, девочка могла увидеть кушетку, на которой, облокотившись руками на подлокотник, сейчас дремала сама баронесса. Сморенная сном после несения у кровати больной утренней вахты, она тотчас открыла глаза, стоило маленькой тасаури немного пошевелится и зашуршать постельным бельем.
Нянечка, она проснулась, проснулась! – Сашерисса радостно вскрикнула, испытывая небывалое облегчение на душе – все эти дни она страшно переживала за жизнь девочки, что сейчас спешно зарывалась поглубже в перины, напуганная столь бурными проявлениями восторга со стороны девушки. Легонько шлепнув ладонью по сомкнувшимся губам, баронесса мысленно отругала себя за глупость, и, подобрав подол длинного кружевного платья, присела совсем рядом с ребёнком, прячущимся от неё под холмиком одеял. В этот момент в комнату не то вплыла, не то влетела встревоженная служанка.
Что случилось, родная?
Девочка, она наконец-то очнулась, – взволнованно подскочив на месте, девушка посмотрела на нянечку и стыдливо поджала губы, - но… кажется я напугала её своими криками.
Вы всегда так нетерпеливы, душа моя.
Не бойся меня, оборотень, мне совсем не хотелось пугать тебя. – положив голову на лежащую рядом подушку, Сашерисса разочарованно вздохнула, не сводя взгляда с затаившейся под перинами тасаури. – Поверь, в нашем поместье тебе некого опасаться, это тебе я ручаюсь – дочь барона, Сашерисса Галлерани!

Отредактировано Sachet (2018-09-23 23:14:07)

+1

6

Комната, в которой проснулась Ари, заставила её слегка прищуриться от обилия роскоши и красок: дорогие ковры, покрывающие полы и стены и украшенные замысловатыми узорами, мебель из драгоценных пород дерева... Хотя, надо признать, это всё не было лишено вкуса... Девочка не любила такого рода излишества, предпочитая сдержанность и простоту. Придирчиво осмотрев себя, она поняла, что её уже успели переодеть в легкую ночнушку из какой-то дорогой ткани - и та болталась на тощей, аки ощипанный куренок, одержимой - и это заставило последнюю едва заметно нахмуриться: значит, одежда невесть где, как и содержимое карманов - интересно, как отреагируют те, кто это всё увидят? Да уж, а правда прозвучит еще странее: "Кто я? Да так, убийца в законе. Нет-нет, не волнуйтесь, я не по работе, чисто мимо проезжала", ну и так далее. Что поделась, правда часто звучит куда более фантастично, чем откровенная выдумка. Осталось надеяться на то, что все предметы, представляющие угрозу для жизни, успели повыпадать... Интересно, а сумка где? Кажется, её Арис тоже посеяла...
От всех этих мыслей, всплывших в сознаниии буквально за полминуты, у девочки разболелась голова, а тут еще и рядом вскрикнул кто-то:
– Нянечка, она проснулась, проснулась!
Одержимая резко обернулась на звонкий голос, инстинктивно обхватывая себя руками и таким образом готовясь спрятать выхватить кинжалы, которые прятались в потайных ножнах, однако почти сразу вспомнила, что на ней чужая одежда, а оружие вообще демоны знают, где. Тем более, она встретилась взглядами с незнакомой рыжеволосой девушкой, которая явно только что проснулась и теперь радостно и, в то же время, напряженно смотрела на Арис. Спустя мгновение хлопнула дверь, и в комнату влетела пожилая женщина - видимо, та самая "нянечка". Ну, напугала не напугала, но что напрягла, так это точно... подумала девочка, исподлобья наблюдая за рыжей незнакомкой, которая представилась как Сашерисса Галлерани, дочь барона. Хм, так это она меня спасла? Вполне возможно... А вот то, что её обозвали оборотнем, Ари отнюдь не понравилось - тасаури реагируют на это чуть менее негативно, чем когда зверолюдов называют животными. Впрочем, вряд ли девушке, как и многим другим, доводилось хоть раз видеть тасаури... Тем более, что что-что, а ворчать по этому поводу одержимой точно не стоило.
- Я не оборотень. Я тасаури, - просипела последняя, однако тут же закашлялась, прочистив горло и одарив юную баронессу внимательным взглядом янтарных, поблескивающих словно драгоценности, глаз, негромко добавила. - Меня зовут Нимэль. Это ведь вы спасли меня?

Отредактировано Aris (2018-09-24 00:15:10)

+1

7

Баронессе совсем не понравилось, как закашлялась девочка. По-видимому, её организм ещё не до конца оправился после изнурительных дней борьбы с раневой инфекцией. Она выглядела изнурённой и слабой, от чего Сашерисса ещё более устыдилась своего поведения.
Прости, но мне никогда прежде не приходилось встречать таких... – она едва слышно замычала, пытаясь подобрать правильные слова. – …таких как ты.
Родная, я оставлю вас ненадолго: барин велел сообщать ему о состоянии нашей гостьи. – стоящая в дверях нянечка откланялась своей госпоже и исчезла из виду, застучав каблуками по коридору.
Оставшись наедине с тасаури, баронесса вернула себе сидячее положение, гордо выпрямив плечи. Её глаза торжественно засияли.
Добро пожаловать в наш дом, Нимэль! – девичьи губы тронула самая доброжелательная улыбка. – мое имя ты уже знаешь, а мою служанку зовут Хольда – это она выхаживала  тебя все эти дни. –  слегка повернув голову, Сашерисса посмотрела в сторону задернутого шторами окна. – Наша усадьба расположена рядом с деревней и прилегающей к ней рощей, – и указала рукой на резной стул, где лежали немногочисленные вещи девочки, в том числе и её сумка, – тебя отыскал старший лесник на окраине леса и в бессознательном состоянии доставил сюда. Знаешь, местные мужики жуть как испугались твоего вида и крови, – девушка невольно сжалась, вспоминая страшное состояние, в котором к ним попала тасаури. – посчитали что ты беглый... как же... а, си-иль-ф! – задумчиво прищурившись, она понадеялась, что верно запомнила это странное название, – не знаю, кто это, но мой отец велел всякому держать рот на замке если кто начнет о тебе спрашивать.

Борясь со сжигающим её изнутри любопытством, Сашерисса хотела ещё кое о чем расспросить свою гостью, но не успела, поскольку по коридору вновь зазвучали шаги и в гостевую спальню вошёл сам барон. Он оказался высоким рыжим мужчиной статного вида. Его пышная, забранная назад, шевелюра и суровые черты лица придавали ему немалого сходства со львом.
Пройдя в комнату, он посмотрел сначала на дочь (которая, при его появлении, хотела встать со своего места, но, жестом руки, барон позволил ей остаться сидеть на кровати), а потом на тасаури: в его изучающем взгляде читалось что-то неуютное, даже опасное, словно барон хотел убедиться, что перед ним действительно сидел ребёнок, а не вор или убийца. Задержавшись глазами на торчащих ушах девочки, барон задумчиво прикрыл веки, а когда вновь их открыл, его взгляд, обращенный к девочке, заметно потеплел.
Здравствуй, Нимэль. – голос отца Сашериссы обладал бархатистым размеренным тембром, очень подходящим к его львиному облику. – Хольда назвала мне твое имя. Рад, что могу наконец говорить с тобой. – он разговаривал не спеша, делая паузы после каждого сказанного им предложения. –  Понимаю, ты все ещё ослаблена раной, но прежде чем позволить себе официально пригласить тебя в сой дом, я вынужден спросить: не несешь ли за собой угрозы моей семье, поскольку твое плечо, – барон перевел взгляд на то место, где под одеждами девочки находилась туго наложенная на рану повязка, – распорол не клык хищного зверя, а острие ножа. – свободно опустившись на край кровати рядом с дочерью, мужчина сдержанно улыбнулся, не сводя глаз с ребёнка, – будь честна со мной, тасаури, и я не обижу тебя. Итак, – он театрально махнул рукой, показывая, что готов слушать со всем вниманием, – кто же ты?

Отредактировано Sachet (2018-09-26 09:27:15)

+1

8

Пока эта рыжеволосая девушка говорила, сознание одержимой буквально раскололось на две части: первая часть желала внимательно выслушать её, проанализировать полученную информацию и на её основе решить, что делать дальше; а вторая желала зажать уши руками и спрятаться под одеялом, подальше от шума и света - слишком уж начала болеть голова. Поэтому Арис едва заметно сжалась, еще плотнее обхватывая себя руками, однако продолжая внимательно следить на юной баронессой.
Когда та сказала, что девочку приняли за сильва, она едва заметно усмехнулась - да, действительно, можно спутать, ежели не знать, кто такие тасаури и как они выглядят. Впрочем, а много ли сильвов доводилось видеть местным? Наверняка, больше, чем сородичей Нимэль, но вряд ли так уж много, чтобы досконально изучить их облик и запомнить, что хвост у них обычно один, а не трое. Ну да ладно, сейчас это не особо важно...
Увидев на стуле свои вещи - одежду, которую успели постирать и зашить, и рюкзак - девочка и обрадовалась, и напряглась одновременно, хоть внешне на её лице это никак не отразилось. Она не сомневалась, что в вещах успели покопаться - и это вполне понятно, с учетом обстоятельств, сопровождающих её появление в этом доме - но что успели найти? Кажется, все отравленные иглы она растеряла по дороге... Хорошо, хоть, особо ценных амулетов решила не брать в этот раз - как в воду глядела... А в сумке что? Поскольку в Хекс одержимую привела просьба друга о помощи, как целителя, а не задание от Вилварин, то, соответственно, и брала она, в основном, медицинское оборудование, целебные снадобья и несколько баночек с не особо опасными ядами. А кинжалы?.. Вот это Арис плохо помнила, но даже если и так, то их наличие можно объяснить опасениями за свою жизнь, поскольку путешествует-то она одна. Но, опять же, возникают другие вопросы, поскольку кинжалы-то хорошие, качественные: откуда они у неё, кто доверил ребенку такую ценность? А, ладно... Будем решать проблемы по мере их поступления...
А затем пришел отец Сашериссы, и если бы Рейнар в свое время не научил её, как правильно вести себя во время допросов, то Ари здорово бы занервничала под его тяжелым, неуютным взглядом... А так девочка молча выслушала мужчину, иногда понимающе кивая - да, действительно, он был прав.
- Что ж, если вы знаете, что я тасаури, - наконец негромко заговорила одержимая, устало глядя на него, - то должны знать также и то, что на нас веками охотились, считая, что мы приносим удачу и бессмертие. Это глупое, ошибочное поверье, к сожалению, живо до сих пор, хоть и гораздо, гораздо меньшей мере - человек, напавший на меня, утверждал, что моя смерть принесет ему все вышеперечисленные блага. Он ранил меня, однако мне удалось вырваться и сбежать. Поэтому, касательно того, несет ли вам угрозу мое присутствие в доме - это, можно сказать, обоюдная проблема. Те, кто желают получить силу, убив меня, могут забраться сюда и кто-то из ваших близких может пострадать. Хотя... это вряд ли, поскольку, похоже, здесь никто, кроме вас, не слышал о тасаури.
На этих словах Арис умолкла, внимательно глядя на всех присутствующих.

+1

9

Никто из них: ни отец, ни дочь, ни даже стоящая в дверях нянечка, не проронили ни слова, пока девочка вела свой неспешный рассказ, не вдаваясь в подробности, но и не упуская главного, но стоило ей замолчать, как мужчина тотчас поднялся с края кровати: в его глазах отражалось слишком много эмоций.
Спасибо за честность, Нимэль. – слегка преклонив голову в знак благодарности, барон поочерёдно посмотрел на членов своей семьи. – Я услышал достаточно, чтобы дать тебе время оправиться под защитой и теплом моего дома. Сашерисса объяснит тебе наши порядки, но для общего блага, советую не разубеждать местных ротозеев в том, кто ты, – заговорщицки подмигнув тасаури, он понизил голос до шёпота, – тем более, что все они уже сошлись во мнении поставить на тебе клеймо сильфа. Что же, не будем их в этом переубеждать. – довольно хохотнув, мужчина подал служанке ясный лишь им двоим знак рукой, после чего величественно прошествовал к выходу и скрылся за дверью вместе с Хольдой.

Знаешь, мне кажется, всей этой речью, отец хотел сказать тебе только одно, – баронесса с трудом могла скрывать охватившее её ощущение счастья, от того, что все так хорошо завершилось и девочка может остаться здесь, позабыв о своих горестях: – добро пожаловать!

Несколько дней спустя:
В комнате баронессы мелодично пробили часы и маленькие танцующие фигурки, исполнив незамысловатые пируэты, поочерёдно скрылись внутри затихшего механизма. Сашерисса бросила быстрый взгляд на циферблат – обе стрелки находились на десяти часах – а затем повернулась к решётке большой позолоченной клетки. Внутри неё, скворча и жужжа на всевозможный манер, ютились с десяток небольших птичек: каждая походила на другую ярким алым клювом и светлым, у многих совсем белоснежным, оперением. Они шустро отскакивали в стороны, стоило девушке слегка постучать по краям прутьев или, неуклюже вытягивая губы, попытаться им подпеть.
Негромкий стук в дверь оторвал внимание баронессы от её певчих любимцев и, наскоро стряхнув остатки птичьего корма с колен, она приветливо улыбнулась маленькой тасаури, переступившей порог её спальни, которая, впрочем, мало чем отличалась от остальных комнат дома по внутреннему убранству.
Доброе утро, Нимэль. Надеюсь, тебе хорошо спалось этой ночью? – с трудом подавив зевок, девушка тяжело покачала головой из стороны в сторону. – а я вот с трудом сомкнула глаза. Мне снились искры походного костра и леса, такие темные и густые, что доставали кронами до самого неба. – привстав со своего места, она протянула руку вверх, словно хотела показать девочке высоту описываемых ею деревьев. – я чувствовала, что была совсем одна посреди этого жуткого места. – опустившись обратно на кушетку, баронесса насуплено вздохнула, отводя в сторону задумчивый взгляд. – Скажи, после того… твоего рассказа, я много думала, но все равно не смогла понять, – её глаза с грустью посмотрели на стоящего рядом ребёнка – слишком отважного (по её мнению) для своих лет, – почему ты путешествуешь в одиночку?

Отредактировано Sachet (2018-09-30 13:41:30)

+1

10

Арис осталось лишь слабо кивнуть и негромко поблагодарить в ответ: что ж, сильв - так сильв, и не за таких чудищ раньше принимали, а за то, что приняли и позволили остаться - спасибо. А вот то, что Сашерисса столь явно обрадовалась, когда стало понятно, что девочка остается, заставило её немного удивиться - с чего вдруг такие бурные эмоции? Тем более, что на ней же и лежит ответственность за странную гостью. Впрочем, видно же, что это достаточно добрая девочка, да и скучно ей к тому же - а тут такое занимательное чудо, как маленькая тасаури. Тут последняя мысленно нахмурилась: интересно, а чем она сама занималась, когда ей было семнадцать лет?.. Однако почти ничего так и не вспомнила - слишком уж давно это всё было... Но, кажется, на тот момент уже успела сбежать из дома... Впрочем, это было не важно. Всё, что произошло с одержимой, привело её к нынешнему положению вещей, а остальное не имеет значения.

Несколько дней спустя:
Ари медленно, но верно шла на поправку: пролежав остаток того дня и еще часть следующего в постели, она наконец-то смогла встать и пройтись по комнате. Во время смены бинтов девочка поняла, что глубокая рана на плече выглядит уже столь жутко и постепенно зарастает, да и нога почти выздоровела, позволяя с трудом, но передвигаться.
Этим утром она зашла к Сашериссе, которая просила её об этом еще накануне. Вообще, с дочерью барона дело было иметь и просто, и сложно одновременно: она много говорила, поэтому у одержимой была возможность лишь молчать и кивать в нужный момент, а с другой - иногда задавала такие вопросы, что девочке приходилось выкручиваться, составляя знатную композицию из смеси правды и лжи. К счастью, подобные ситуации происходили редко, и, в основном, Арис отвечала правду - просто не вдаваясь в подробности. Так было и на сей раз, когда юная баронесса спросила, почему она путешествует в одиночку.
- Я сирота, поэтому за меня некому особо волноваться, - пожала плечами одержимая, замирая у окна. Это была чистая правда - родители ведь давным-давно умерли, близких друзей не было, кроме, пожалуй, Рейнара, а коллегам по Вилварин и в голову бы не пришло за неё волноваться - большая девочка, сама как-нибудь справится. - К тому же, мне нравится путешествовать в одиночку.

+1

11

Призывно похлопав рукой по мягкой обивке кушетки, баронесса пригласила вошедшую в двери гостью присесть рядом с ней.
Но все же такой человек существует? Кто не забывает о том, что ты просто есть в этом мире? – озорно поглядев на свою собеседницу поинтересовалась Сашерисса, уловив в неоднозначном ответе маленькой девочки возможность разузнать побольше о жизни и обычаях людей, проживающих за пределами их земель. Сама девушка редко покидала родовое имение, хотя ей, разумеется, приходилось посещать соседские селения; гулять по красочным базарам и лавочкам города; веселится на ярмарках парящего города, но разве эти крупицы могли сравниться с полноценной свободой, которой обладала тасаури? – Уверенна, знай он, что с тобой приключилось, ему стало бы очень стыдно! – осуждающе надув губы, баронесса фыркнула, гордо вздернув подбородок. – отпустить ребёнка, да ещё одного, в дальнюю дорогу... как это эгоистично. – понурив взгляд, она задумчиво стукнула носком о носок своих джутти и подтянула колени к груди, обхватив их руками.
Знаешь, ты очень сильная, Нимэль, – слегка улыбнувшись, девушка провела ладонью по голове девочки, задев пальцами острые контуры её уха, – напоминаешь мне мою маму. Она умерла, когда мне не было и пяти – сорвалась с необъезженной лошади. – прежде чем продолжить, Сашерисса как-то неоднозначно повела плечами, поймав на себе взгляд тасаури, словно  спрашивающий: «как подобное могло произойти?» и только после этого произнесла, – Понимаешь, она была слишком...самодостаточной, но отцу это нравилось. Он любил её именно такой, а теперь мы с ним почти не разговариваем о ней. Думаю, ты понимаешь о чем я. – с глубоким выдохом откинувшись на спинку кушетки, баронесса постучала по краям прутьев стоящей рядом клетки. Пара белых птичек легко вспорхнули на жерди повыше, потревожено чирикнув на металлический звук удара. Повисла недолгая пауза.
Знаешь, Нимэль, я ведь тоже не представляю себе жизни без тепла и уюта этого дома. Совсем как эти крохи, запертые вне воли, – девушка неспешно перевела взгляд с птичьей клетки на тасаури, – их называют у нас белыми амадинами. Говорят когда-то они были зефирами – свободными духами летних ветров...

Отредактировано Sachet (2018-10-05 16:56:04)

+1

12

Губы Арис едва заметно дрогнули, норовя сложиться в кривую усмешку - но этим всё и ограничилось. Её лицевые мышцы плохо подчинялись эмоциям, поэтому выражение лица практически всегда оставалось неизменно спокойным.
- Действительно, такой человек есть, - не стала спорить она. - Но вот ему бы точно в голову не пришло бы бояться за меня, и он не стыдился бы, узнав о произошедшем со мной. Он сделал всё возможное, чтобы я стала самостоятельной, так что это всецело моя вина, что так глупо попалась, - несмотря на то, что одержимая казалась маленькой, сейчас она рассуждала очень... по-взрослому? О ком говорила? О Рейнаре, разумеется - пожалуй, только с ним у неё были личные отношения, а не только профессиональные. И вот он как раз надавал бы ей по ушам, узнав, что она оказалась в такой ситуации. Конечно, потом утешил бы и помог разобрать ошибки, в результате которых девочка и попала в плен, и научиться больше не совершать их, и еще чему-нибудь обязательно научил, но сначала - выдрал бы хорошенько, на правах наставника и, в какой-то мере, отца. Мол, зря я тебя, что ли, учил, как постоять за себя, так что ж ты так подставляешься?!
Ладонь Сашериссы погрузилась в мягкую, словно пух, и густую шевелюру Ари, слегка задев лисьи уши, и последняя скосила на неё взгляд, едва заметно морщась - прикосновений такого рода она не любила. Краткий рассказ девушки о покойной матери заставил одержимую на миг закрыть глаза -  в её сознании на миг всплыло воспоминание, до этого надежно хранившееся на дне подсознания... Сколько ей тогда было? Лет десять, одиннадцать? Да, где-то так. В том возрасте она всячески пыталась вернуть отца к реальности - постоянно находилась рядом, напоминала о себе, тормошила, рассказывала ему о его прежней жизни, о которой узнавала от окружающих, государственных делах, читала разные произведения, вытаскивала на прогулки, показывала, чему успела научиться... И однажды утром он сам позвал её к себе. Представить себе нельзя, насколько обрадовалась девочка, тот час примчавшись к нему - неужели отец хоть ненадолго, но пришел в себя?! Но... князь оассеянно оглядел её и спросил: она дочь кого-то из прислуги, ей платят за труды и если да, то сколько? В тот момент Арис почувствовала, словно ей чувствительно врезали под дых, услышав это. Развернувшись, она молча вышла из комнаты и в тот день больше не выходила из своих покоев, а слуги тихо шептались, что оттуда долго слышались горькие рыдания. Тогда маленькая княжна проклинала не только отца, которому, несмотря ни на что, плевать на всех вокруг, включая собственную дочь, столь заботившуюся о нем столько времени, но и мать, чья смерть стала причиной всего этого. "За что?" - мысленно вопрошала она тогда. А на следующее утро девочка вышла из своих покоев с плотно сжатыми от горя губами и с тех пор больше не проявляла ни единой эмоции, словно забыв об отце и полностью погрузившись в учебу - одним словом, делая всё, чтобы забыть о предательстве, казалось бы, самого близкого человека...
- Понимаю, - тихо сказала Арис. Даже слишком - мысленно добавила она. Переведя взгляд на белых птичек, скакавших по прутьям решетки, одержимая тихо добавила. - За свободу надо платить соответствующую цену. Не большую и не маленькую - для каждого она своя.

+1


Вы здесь » Gates of FATE: Tears of Gargea » » Сны » Белые амадины