Главное меню
Навигация
  • Карта мира
  • gates of fate's map


« Описание мира « Техническое « Социальное « Игровое « Информация по механике « Оформление механики
Панель умений

Gates of FATE: Tears of Gargea

Объявление

» Краткая сводка по событиям в игре «» Краткая сводка по событиям в игре « new - Строительство Храма Первого огня в Интхууле закончено! Храм Бога-ремесленника был восстановлен после пожара и стал ещё краше. Ходят слухи, что сам Наурм посетил стройку и пир в честь открытия священного места.
new - Некие злоумышленники отравили воду в городе Эстелле зельем смены пола из-за чего в городе на целые сутки начался страшный переполох. Воспользовавшись беспорядками, несколько рыцарей Цельпа дезертировали и похитили тело бывшего Главнокомандующего. Эти злодеи были объявлены в розыск!
- В землях Эстелла значительно увеличился уровень преступности и бандитизма. В городе растет народное недовольство и недоверие к нынешним властям.
- Среди пиратов Сэрдана стали распространяться слухи о том, что один за другим пропадают Хранители Ключей. Однако никаких подтверждений этим пьяным россказням нет.
- Город Света, Вашвельм, заявил на политической арене, что намеревается собрать войска и отправить их на запад, к бывшим землям павшего Везена, чтобы искоренить скверну, уничтожить всех теней и вернуть эти территории людям. Уже был заключен договор с Хрейдмаром, позволяющий «армии света» пересечь имперские территории. Готовится крупная военная кампания.
- Битва с Аватаром Разоэнру подошла к концу. Герои триумфально вернулись домой, покрыв себя славой и вписав свои имена в историю. Мир начал оправляться от «Восстания ледяных эльфов» и ужасов, которые принес Дь’Лонрак со своими прихвостнями. В Фаэдере уже возводят памятник в честь Героев и жертв этой короткой войны.
- Долгое время в подземельях Интхуула гномы ведут затяжную войну с пещерными паразитами - кобольдами. Для обеспечения более масштабной атаки на логова тварей уже начались подготовительная и разведывательная миссии.
- Ходят слухи, что в окрестностях Льесальфахейма поселилось уже несколько некромантов. Из-за их темной активности Древо Жизни медленно погибает. Можно только гадать, откуда они пришли и что они планируют в дальнейшем.
- Мельн Словоплёт пропал! Известного барда давно уже не встречали в тавернах, распевающего свои бессмертные шедевры. Все поклонники его творчества пребывают в глубоком беспокойстве и готовы отправится на поиски.
- Долина Врат вступает в новую эпоху, и её будущее зависит от вас…

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gates of FATE: Tears of Gargea » » В наше время » Тяжело воровать в Верхнем Эстелле, легко - в нижнем


Тяжело воровать в Верхнем Эстелле, легко - в нижнем

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Действующие лица:
Гельдиари и Лайлантар Вердан
Внешний вид персонажей:
В анкете/постах
Дата и время в эпизоде:
5 Граната года Пепельной Хвои
Погода в эпизоде и место действия:
Эстелл
Тип эпизода:
Личный.
Краткое описание действий в эпизоде:
Братец учит мелкую клептоманку уму-разуму.

Отредактировано Lailantar Werdan (2019-02-11 01:21:02)

0

2

Гельдиари ещё не привыкла к внешнему миру. Она не могла относиться к люмберу рядом с собой как к чему-то родному, но совершенно точно осознавала, что без него она пропадет. И он совершенно точно был умнее и сильнее неё - и он мог рассказать ей, как живет внешний мир, и защитить, когда на неё нападут разбойники. Таких лучше держать как можно ближе и не злить. Её матрона наверняка повелевала такими, как Лайлантар, но Ари - не её матрона, а потому вынуждена прятать голову под капюшон.
Внешний мир восхищал и поражал. Она и представить не могла, что в мире столько всего интересного. Когда они пересекли границы Эстелла, она начала ещё активнее крутить головой вокруг себя и ещё сильнее натягивать капюшон себе на голову, словно прячась от большого роскошного города. Высокие дома, яркие украшения, красивые разноцветные люди, более стройные и изящные, чем маленькая люмберка. Всё это казалось ей волшебным и невозможным. Быть может, она заснула в Ваэддиаре и замерзла насмерть, а всё это - её предсмертный бред?
Закономерный вопрос: "как стать такой же, как люди на улицах Эстелла?". Девочка повернула голову в сторону брата, открыла рот для вопроса, но тут же захлопнула его. С одной стороны матрона учила Ари быть надменной и быть выше всяких мужчин, но с другой стороны - если брат посчитает Гельдиари глупой или ненужной, оставит её, то ей несдобровать.
Хотя я могла бы притвориться чьей-то пропавшей дочерью, быть может, прибиться к какому-нибудь бродячему цирку, или, например, основать свой бродячий цирк! В таком красивом городе начать новую жизнь гораздо больше шансов, чем в Ваэддиаре. А что нужно для начала новой жизни? Брат очень сильно делает акцент на эти серебряные штуки... монеты?
Гельдиари заметила у одной из стен сидящего на земле дремлющего мужчину, а перед ним лежала шляпа, в которую мимо проходящие кидали монеты. Девочка нагнулась, словно что-то кладет туда, но на самом деле зацепила горсть монет и положила их в карман куртки. Начальный капитал для создания нового будущего появился. А там и всё остальное приложится. Она хотела было спросить у брата, как создать ещё больше денег, и откуда они вообще берутся, но посмотрела на его хмурое лицо и отложила вопрос на потом. Она очень много вопросов откладывает "на потом". Словно ожидает команды "спрашивай, пока можно". А она чувствовала - сейчас нельзя.

Отредактировано Geldeari Werdan (2019-01-07 17:39:47)

+2

3

Небо, солнце и огромные открытые пространства Верхнего мира младшая сестра восприняла на удивление нормально. Лайл думал, что вся эта необъятная ширь испугает девочку, привыкшую к ограниченности пещер, но Ари либо не боялась, либо не подавала виду. Но поведение люмберки изменилось, стоило им пересечь границу Эстелла. Девочка во все глаза рассматривала новый для себя мир, натягивая на уши капюшон куртки Лайла. Темный эльф натянул шарф немного выше на лицо, пряча улыбку.
Конечно, она же наверняка ни разу не была в Ваэддиаре. В  самом городе, а не в стенах дома или в ветхих лачугах нижнего района.  Ваэддиарский рынок тоже не ахти, после него и Эстелл не такой оживленный.
Гельдиари, кажется, хотела что-то спросить, но так и не решилась. Лайл собирался поинтересоваться, в чем дело, но решил, что девочке стоит привыкать к самостоятельности. Если боится – нужно учиться переступать свой страх. Не сможет – значит не так уж и нужно то, что она собиралась спросить. Она не маленькая, чтобы нянчиться с ней.
Проблемы, которых Лайл ожидал, когда брал за себя ответственность за ребенка, не заставили себя ждать. Миска  для подати в ногах бедняка привлекла внимание девочки. Лайл просто молча наблюдал за всеми махинациями Ари, прекрасно осознавая, что денег у нее нет и не было. Мысленно наемник, конечно, похвалил ее находчивость и ловкость  рук, но нынешнее его положение обязывало сказать вслух совсем не это. Ари возвращалась, кажется, вполне довольная собой, но быстро сникла, стоило Лайлу нахмуриться.
-Поздравляю, умница,- саркастически заметил наемник. – А теперь вернулась, положила на место. Притом все, - подчеркнул люмбер, делая ударение на последнем слове. – И извинилась.
Лайл темной статуей стоял за плечом девочки, пока она выполняла указания. И подумал, что, наверное, поступает неправильно. Вспомнил, как сам всегда злился на приказы, как вечно хотел объяснений. Так что, как только Ари выполнила, что от нее требовалось, Лайл присел возле нее на корточки, чтобы из глаза были примерно на одном уровне, и уже гораздо более мягко спросил:
-Ну и зачем ты сразу начала воровать, а? Я же сказал, что куплю тебе одежду и нормально покормлю. Ты хоть понимаешь, почему поступила плохо?
Пусть девочка сначала попробует понять все сама, а потом уже Лайл объяснит ей, если еще останутся вопросы.

0

4

Сведенные брови к переносице не предвещали ничего хорошего. Ари ещё не видела подобного выражения лица у брата, но точно знала - оно плохое. С ним он похож на матрону, даже если сам того не хочет. Он и сам наверняка забыл, как выглядит та, что дала ему жизнь. Но Гельдиари помнила её гораздо лучше, а потому не могла не подметить их внешнее сходство, особенно когда они злятся. И сарказм у брата такой же, как и у неё - режущий, язвительный, вызывающий желание спрятаться куда-нибудь под стол. Только вот столов вокруг не было, да подобное поведение вызовет у окружающих вопросы и привлечет внимание, а брат говорил, что им нельзя его привлекать.
Девочка открыла было рот, чтобы спросить, зачем возвращать то, что она добыла, но закрыла его. Тон брата не терпел пререканий. Он все ещё сильнее и все ещё она от него зависит. Как ужасно быть зависимой - очень сильно бьет по гордости, а именно её пытались привить в течении 12 лет воспитания из Гельдиари жрицу для Юока. Матрона бы не гордилась тем, что девочка слушается мужчин. Девочка почувствовала закипающую внутри злость. Он же говорил, что им нужны такие штуки, вот она их добыла - чем он недоволен? Обида подступала к горлу, но, глубоко вздохнув, Ари проглотила комок внутри. Вот ещё - плакать на глазах того, кто не прав, признавая своё поражение. Она ещё возьмет реванш. Люмберка вернула деньги в шляпу, пробормотав "Простите, пожалуйста, я больше так не буду..." - но не это ли признание своей слабости и неправоты?
Бродяга встрепенулся и сонными непонимающими глазами посмотрел на девочку перед ним, которая кладет монеты ему в шляпу. И кивает, благодарно, вяло улыбается. Гельдиари отошла вместе с братом в сторону, мрачно смотрит на него, когда он опускается на колени, чтобы поговорить с ней. Но на его спокойный голос она ответила резко, глядя злобно исподлобья:
- Ты сказал, что нам нужны монеты. Я нашла монеты. В чем проблема? Ты не хочешь, чтобы я стала самостоятельной?
Очень хотелось ударить его и показать ему его место, но Гельдиари понимала - у этого будут очень серьезные последствия.

+2

5

Лайл на провокации не поддавался, продолжая все тем же спокойным тоном. На этот раз он спустит заносчивость сестрицы с рук, но если так пойдет и дальше — придется показать девчонке ее место.
"Главное, не так, как моя мать показывала мне мое..."
—Нет, я, как раз, хочу, чтобы ты стала самостоятельной. Проблема в том, что нельзя просто каждый раз брать деньги, когда ты их видишь. Монеты зарабатываются трудом. Да и на гроши из миски бедняка ты и поесть-то нормально не сможешь. У этого человека ничего нет, а ты отбираешь последнее, хотя тебе без надобности. А еще, не поверишь, я пытаюсь тебя уберечь. Ты в курсе, как наказывают за воровство, если поймают? Рубят пальцы, а то и целую руку. Медяки, которые ты взяла, стоят твоей руки? Так что, — Лайл заговорщически улыбнулся, наклоняясь к уху Ари и переходя на шепот, чтобы никто из прохожих не расслышал, — если воровать — то по-крупному. Но только, если точно уверена в своих силах, ясно? И не забирай последнее, имей хоть каплю жалости. Короче, научу я тебя, —темный эльф потрепал сестру по голове. — Но обещай ничего не предпринимать в одиночку, пока я не разрешу, ладно? Начнем с малого, там если поймают — можно будет отмазаться. Но сначала купим тебе одежду. Не хватало тебе простыть. Поверхность — не Ваэддиар, тут уже и сейчас не особо тепло, а скоро станет еще холоднее. Да еще и ветер, — Лайл плотнее закутался в плащ. Без куртки было холодно, но терпимо. А Ари куртка сейчас нужнее.
Ветхие лачуги нижнего Эстелла постепенно сменялись добротными постройками Среднего города. Лайл незаметно наблюдал за реакцией сестры на перемены.
Деревянный домик приютился недалеко от торгового квартала. Недавно обновленная вывеска "Ножницы и наперсток" радовала глаз свежей краской.
—Дошли. Заметь, не самая плохая лавка в городе! Можно сказать, очень даже хорошая.
Хозяин, улыбчивый и слегка полноватый человек средних лет с пышными усами, отвлекся от пришевания тонкого кружева к воротничку платья на манекене, когда звякнул дверной колокольчик.
—Здравствуйте-здраствуйте! О, а я вас помню, молодой человек! Не вы ли ко мне за рубашками заглядываете то и дело? Ну, с чем пожаловали?
—Хах, да, рубашки у меня долго не живут. Мне бы мелкую приодеть по погоде, да так, чтобы одежда наемничью жизнь выдерживала. Найдется что-то подходящее?

Отредактировано Lailantar Werdan (2019-01-07 23:43:31)

+2

6

Почему нельзя брать деньги, когда я их вижу?
У мамы тоже деньги появлялись от труда?
Всмысле не смогу поесть? А сколько стоит еда?
Мне без надобности? Но я же смогу накопить много денег и, например, купить дом тут, зажить самостоятельно! Любая монета нужна!

На фразе "пытаюсь тебя уберечь" Ари поджала губы. Она воспринимала себя как некую обузу для брата, а потому всеми способами хотела отделить себя от него. Он явно был не в восторге от того, что у него внезапно появилась родственница, но сейчас говорит про "уберечь". Врет?
Ари не знала, как наказывают за воровство. Откуда ей было знать - в доме Вердан в голову никому не могло прийти, что кто-то из его воспитанниц опустится до воровства, а если и опустится, то уже в виде жрицы, а они своей властной рукой могли превратить любое воровство в "щедрое пожертвование жрицам Юока, во славу!".
Но когда брат наклонился и прошептал про воровство "по-крупному", девочка захлопала глазами. То есть подождите - сейчас он ругает её за то, что она забрала монеты, заставил унизиться перед бродягой, а теперь говорит о том, что воровать можно? А кто определяет ценность сворованного? Лайл?
Откуда в Ари должна появиться жалость к другим, когда единственное, что она ощущает - это жалость к самой себе?
После лекции брата они двинулись дальше, в более хорошо обустроенный район Эстелла, но высокие дома уже больше не прельщали девочку - она окончательно запуталась в том, что можно и что нельзя. Кто определяет, что можно делать? Кто определяет ценность предметов и количества денег? Сколько монет надо человеку, чтобы не превратиться в того злосчастного бродягу? Откуда люди берут деньги, если не берут у других? Им платят за труд, да? А за какой труд платят? И за какой платят больше?
Они остановились у деревянного домика и Ари подняла глаза - "Ножницы и наперсток".
Кто определяет "хорошесть" лавки?
Хозяин лавки и брат были знакомы, видимо, даже в хороших отношениях.
- А чего хочет ваша спутница? - мужчина с улыбкой обращался к девочке, отчего у неё появилось желание спрятаться за спину Лайлантара.
Она была без понятия, чего она хочет.
- Я хочу что-то, чтобы быть похожей на брата.
Быть может, если она возьмет такой же внешний вид, ей передадутся и те же знания и сила, которыми он обладает?
- Тогда, если я правильно понимаю, рубаха, штаны да куртка?... - мужчина словно сомневался в сказанном, - А Вам не кажется, что такой юной леди нужно одеваться в красивые платья, а не "быть похожей на брата"?
Ари опустила глаза в пол и замолчала. Она бы хотела носить платья, танцевать на балах, но, кажется, жизнь с Лайлом этого не позволит ей сделать.
Она не знает.

+2

7

Лайл посмотрел на озадаченное лицо девочки. Кажется, с каждым шагом Ари все глубже уходила в свои мысли, не замечая вокруг себя ничего, даже города, который буквально только что так ее интересовал. В конце-концов, уже на подходе к лавке, темный эльф решил пойти навстречу сестре.
—Если тебя что-то тревожит — спрашивай. Тебе вовсе не нужно меня бояться.
Продавец решил все же узнать мнение самой Ари насчет того, что она хочет купить. Но такого ответа Лайл уж точно не ожидал, темный эльф даже не пытался скрыть удивление.
— И чем же я заслужил такие доверие и преданность? Почему ты вдруг захотела стать похожей на меня?
А торговец тем временем стал предлагать варианты логичные, но, увы, совсем неподходящие. Лайл просто не может позволить сестре  платье. Не сейчас, по крайней мере.  Не из-за денег, вовсе нет, жадным люмбер не был никогда. Просто потому что он не может дать ей жизнь, в корой она смогла бы надеть платье. Лайл не злился на Ари, что свалилась , как снег на голову, не досадовал на дополнительные расходы и, естественно, совсем не ненавидел младшую сестру. Он просто не знал, что делать с этим изменением в его жизни. Он привык думать только о себе, и если в его жизни и появлялся время от времени кто-то, за кем нужно было присматривать, то обычно ненадолго, да и воспитывать его не нужно было.  Но вот двенадцатилетняя девочка, совершенно ничего не знающая о жизни на поверхности… что с ней делать? Как себя с ней вести? Где тонкая грань между "избаловать" и "быть тираном, запрещающим все"?  Учить ее суровости жизни, учить выживать любой ценой, закаляя и разум, и тело, но безнадежно убивая в ней детство и веру в лучшее? Или все же представить ей мир немного лучшим местом, чем он есть, но рисковать разбить воздушные замки, когда все окажется не так? Сложно, так сложно, а ведь это только одна сторона вопроса. Есть еще чистая повседневность. Теперь придется брать больше заданий, чтобы денег хватало на двоих. Но где оставлять Ари на это время? Как встречаться и путешествовать с друзьями? Осесть в одном городе, что было бы просто невыносимым для Лайла, или таскать Ари с собой по всему свету, подвергая опасности и обрекая на тяжелую жизнь? Столько вопросов и ни одного ответа. Лайлу и в голову не приходило, что он окажется в такой ситуации. А чего, вообще, хочет сестра? Если ее желания прямо противоположны его — должен ли темный эльф пойти навстречу и принести какие-то свои желания и убеждения в жертву, изменить свою жизнь? Или пока Ари зависит от него — поставить ее перед фактом, что придется делать, как он говорит, а как только сможет жить одна — пусть делает, что хочет?
— Рубаха, штаны, да куртка, — твердо сказал Лайл. — А главное — сапоги, у тебя же есть? И, если можно, пусть переоденется здесь, — ширма для примерки есть в лавке любого портного, волноваться о чужих взглядах Ари не нужно. Однако, после небольшой паузы, Лайл все же добавил более мягко, — Впрочем, как это все будет выглядеть, можешь выбрать сама. Главное, смотри, чтобы ткань была плотная, а тебе было удобно.
Темный эльф, хоть все еще и не знал, что именно ему делать, принял решение: он постарается относиться к девочке, как хотел бы, чтобы относились к нему. По крайней мере, честно попытается. И не все сразу, конечно. Начать стоит с мелочей. Сейчас пока пусть Ари поживет немного так, как живет он. Но внешний вид одежды пусть выбирает сама. Чтобы от нее хоть что-то зависело. Со временем они узнают друг друга, привыкнут, научатся жить вместе. И понемногу Лайл будет спрашивать, чего же хочет Ари. А там, кто знает, может, темный эльф все же сможет хоть немного изменить свою жизнь и чем-то пожертвовать.

+3

8

— И чем же я заслужил такие доверие и преданность?
Гельдиари кинула недовольный взгляд на брата из под его руки. Она только что показала своё полное доверие, пусть даже неосознанно, зачем он ставит её в неловкое положение, требуя объяснений? Девочка опустила взгляд под ноги и готова была провалиться под землю. Глупый-глупый братец.
Лайлантар взял на себя инициативу и отсек мечты люмберки о пышных платьях. Он понимал, что жизнь путника не подразумевает нарядные одежды, и это осознание медленно доходило и до его сестры. Оно ей не нравилось, но с ним надо было смириться - её жизнь никогда не станет прежней, но, может быть, её жизнь станет такой, какой она хочет? перед ней теперь открыты много дверей, и ей надо протянуть руку к какой-нибудь из них. Главное, что бы по этой руке не ударил Лайлантар.
Наверное, Гельдиари была бы неплоха в виде генеральши, так как её голос был сейчас четким и твердым.
- Да, поняла, - отчеканила, словно поставила точку. Ей надо слушаться брата. Он хочет ей добра. Не хотел бы - оставил бы на улице.
Юркнула за ширму, приняла на руки подобранные ей одежды, надела на себя и была, в общем то, довольна своим внешним видом в отражении. Только она не хотела надевать куртку, которую выдал ей торговец, она хотела остаться в куртке брата. Подпоясать её и она выглядела даже стильно на тощем девичьем теле.
- Брат, - тихо позвала Гельдиари, выглядывая из-за ширмы, - А ты не хочешь купить себе новую куртку, а эту оставить мне?
Максимальная наглость. Что-то подсказывало ей, что Ари - не первая женщина в жизни Лайлантара, которая отнимает у него куртки и верхнюю одежду. От этой мысли девочка почувствовала неприятное на нёбе - только она может отнимать у этого эльфа одежду.

+2

9

Вопрос, хоть и больше риторический, кажется, только больше смутил девочку, и Лайл мысленно сделал себе заметочку поменьше поднимать личные темы при посторонних. Ну да, они же, все-таки родственники. Он тоже не особо любит разбрасываться личной информацией и чувствами направо и налево.
—Да, поняла.
Хоть не спорит. Просто боится или действительно понимает, что лучше в данной ситуации? Надеюсь, второе. Может, и выйдет что-то толковое из этой девчонки.
Пока Ари переодевалась, торговец диктовал цены ха то, что отдает Ари и, заодно, предлагал Лайлу купить что-нибудь еще, для себя. На цены Лайл кивал, но предложения отклонял. Взял только еще одну рубашку. С ними постоянно что-то происходит.
Сестрица сверкнула янтарными глазками из-за ширмы. На ее просьбу Лайл удивленно поднял брови.
—Что? Уверена, что не хочешь новую? Эх, беда: то некоторым дриадам рубахи отдавать приходится, теперь, вон, сестра раздевает... — шутливо протянул люмбер. — Забирай, жалко что ли? Плащ, главное, не забудь.
Лайл примерил новую куртку и дождался, пока Ари выйдет из-за ширмы. Опустился рядом с ней на корточки и поправил капюшон.
—Вот видишь, гораздо лучше.
Потрепал сестренку по волосам, расплатился с торговцем. Когда же они с Ари вышли из лавки, Лайл с прискорбием посмотрел в порядком полегчавший кошелек.
—Эх, денег у нас.... — Лайл сделал паузу, прикидывая что-то в уме, — на неделю, наверное, хватит, если не тратить сильно. Надо срочно искать работу, — последнее темный эльф сказал задумчиво и тихо, скорее, самому себе. Видимо, уже прикидывал, как бы заработать.
—Ладно, не важно, это потом. Пошли, попробую тебя научить чему-нибудь. Только, — Лайл перешел на шепот, наклонившись к Ари, — помни, что за это наказывают. Старайся не попасться. Если что, я, может, смогу решить все миром, но если дело примет скверный оборот — беги со всех ног, ясно?
Вскоре они уже стояли на небольшом, но людном рынке среднего Эстелла.
—Так, начнем с простого, — еле слышно объяснял Лайл.— Сделай вид, что просто мимо идешь, а сама тихонько стяни с прилавка яблоко. Поняла?

0

10

Подтвердить свои опасения по поводу Того, что Ари не очень оригинальная и правда не первая забирает верхнюю одежду у Лайла, было очень неприятно. На мгновение её взгляд потяжелел. Брат шутит на эту тему, но девочке было не смешно. Он говорит так, как будто это нормальное событие, а сама люмберка даже представить не могла, в какой бы ситуации она отдала рубашку другому. Это её рубашка и она будет на ней. Это её брат и он... Ари спряталась обратно за ширму и ударила себя ладонью по лбу. Она начинает рассуждать как матрона. А на неё девочка походить не хотела.
- Ну, подумаешь, куртку отдал, бывает. Может, не нужна была ему эта куртка, - бормотала себе под нос девочка, крутясь перед зеркалом. Не слишком симпатичная, чтобы стать принцессой, но и не слишком простушка, чтобы ею не становиться. Всё неоднозначно.
Когда девочка вышла из примерочной, она увидела новую куртку на брате. Он явно любил похожие друг на друга вещи, иначе как объяснить, что он взял почти точно такую же, как и у Ари? Она дернулась, когда Лайлантар протянул руки к сестре, чтобы поправить ей капюшон. Неосознанно все ещё его боится.
Когда они вышли из лавки, брат начал говорить о недостатке денежных средств. Гельдиари хотела бы как-нибудь поддержать разговор, но смыслила ровным счетом ничего. Брат так и не рассказал ей, как образуются цены, кем надо работать, чтобы были деньги на одежду и еду, и вообще об "устройстве экономики", как выражался один из учителей.
Когда брат сказал слово "научить", острые уши Ари словно дернулись в любопытстве. Но при слове "наказывают" они словно чуть опустились в разочаровании. А есть что-нибудь, за что не наказывают?
И вот они уже стоят на людном рынке, как выразился Лайлантар "среднего Эстелла". И инструкции, которые выдавал ей брат, ей очень не нравились. Она несколько раз моргнула, нахмурилась. То он её ругает за то, что она забирает что-то, а теперь говорит забирать. Она не понимает, почему. Немного задумавшись, она кивнула.
Как ей сделать то, что хочет от неё брат?
Она приметила прилавок с яблоками и стоящую за ней пожилую женщину. Накинула на уши капюшон - кажется, люмберов не любят в других городах. Ари решительным шагом направилась мимо неё. Торговка отвернулась, а девочка тем временем незаметно провела рукой над самым верхним яблоком, спрятав его в рукаве вместе с рукой, двинулас все так же дальше, поправляя капюшон. Вроде бы не заметила.
Сейчас же новая цель - вернуться к брату и показать свою добычу. Но перед ней оказался тот, кого называют, кажется, "стражником". Он смотрел на девочку грозно и нахмурившись. Ари закинула голову.
- Здравствуйте?

+1

11

Лайл прятал улыбку под натянутым на лицо шарфом. У сестренки  оказались на удивление ловкие ручки. Наверное, это семейное. Вот чуть-чуть ее подучить, дать набраться опыта – и от голода девочка точно не помрет. Даже если вдруг останется одна. Как знать, когда Лайл не вернется из очередной переделки? Ясно одно – до старости люмбер не доживет точно.
Однако, пожалуй, рано темный эльф начал радоваться. Дорогу поспешившей было к нему сестре преградил стражник. Плечистый человек схватил Ари за руку, сжал запястье, да так, что пальцы девочки разжались, и яблоко с глухим тихим стуком покатилось по камням мостовой.
-Здравствуйте?! – взревел мужчина. – Ах ты, мелкая! Воровать вздумала? В мою смену? Да ты знаешь, что делают за воровство?
-Прости, уважаемый, - Лайл подскочил к стражу порядка. – Боюсь, моя сестра этого не знает. Она еще плохо понимает, что можно, а что нельзя. Ребенок, в конце концов. Давай я заплачу торговке, впредь буду лучше следить за сестрой, и разойдемся мирно? – Лайл  дружелюбно улыбнулся уголками губ, но стражника не проняло.
-Не, ну вы посмотрите на них! Одна воровка, другой – лжец, хороша семейка! Вам, люмберам чертовым, меня не пронять! Я вас насквозь вижу! Пошли к капитану, там разберемся, молись своим богам, чтобы штрафом отделаться. А если… - мужчина потянулся к мечу, но Лайл был быстрее. Острие его клинка сверкнуло на солнце, направленное в горло стражнику.
-Ладно, будем по-плохому. Во-первых, только я имею право называть ее мелкой. А во-вторых, лучше тебе ее отпустить, - стражник колебался, и Лайл вытянул руку, касаясь его горла кончиком меча. Стражник сдался и разжал пальцы.
-Это... Нападение на стража порядка… Ты за это сядешь надолго….
-И кто меня арестует, ты? – улыбка  Лайла сделалась мерзковатой. Стражник набрал было воздуха в легкие, но темный эльф снова слегка надавил на меч. На горле мужчины появилась рубиновая бусинка крови. – Как думаешь, что быстрее: тебе позвать подкрепление или мне убить тебя? – Лайл, не оборачиваясь, обратился к Ари, - Сестра, беги со всех ног.
И, дав, девочке фору примерно в полминуты, Лайл быстрым движением убрал меч в ножны и рванул следом за ней, подальше от созывавшего подмогу стражника.

0

12

Стражник так сильно схватил девочку за запястье, что она взвизгнула и выпустила яблоко из плена пальцев. Мужчина так громко орал, что Ари хотела закрыть уши ладонями, да вот только незадача - одна из рук была зажата охранником порядка и он явно не планировал отпускать люмберку так просто.
Что делают за воровство? Отрубают руки, да? Лайл говорил, я помню... - Вердан-младшая беспомощно подняла глаза на подошедшего брата. Он...врал? Оправдывался? Зачем он вообще учит её тому, что может причинить ей вред? Разве он не "заботится" о ней? Какая странная забота.
- Почему нельзя доверять люмберам?... - она спросила тихо, наверное, её даже почти никто не слышал. Надо будет задать этот вопрос снова, когда на них перестанут кричать, и когда клинок брата не будет направлен на шею стражнику. Ситуация накалялась? В воздухе словно начало что-то щелкать, но девочка не знала, как это называется.
- Я не мелкая... - насупившись, пробормотала девочка, словно её ситуация не смущает и её жизнь не висит на волоске от ареста. Но одним из требований брата было отпустить запястье Гельдиари, так что сестра простила ему обзывательство. Как только рука была освобождена, девочка начала растирать её ладонями до ещё большего покраснения - мужчина так сильно сжимал руку, что кровь почти перестала поступать в пальцы.
- Сестра, беги со всех ног, - услышала обращение Лайлантара и осмотрелась, куда она может бежать - они же не договаривались о месте встречи, если что-то пойдет не так. Девочке и в голову не могло прийти, что тот, кто учил её не воровать, начнет обучать её хитростям и коварству. Единственное место, которое они оба знали - та лавка, где они покупали одежду. Именно к ней и побежала Ари, двигаясь по памяти.

0

13

Сначала Лайл собирался следовать за Ари, надеясь, что они вместе сумеют скрыться от стражников. Но потом люмбер все же решил, что логичнее будет разделиться. Главное — увести погоню от сестры, а там будь что будет. Даже если его поймают, он сумеет выбраться. А Ари должна остаться на свободе, в безопасности.
Надо отдать девочке должное: она припустила так, что вскоре скрылась не то что от стражников, но даже от самого Лайла. Маленькая люмберка просто юркнула в какую щель, Лайл даже не успел заметить, куда именно. Вот она завернула за угол, а он всего-то секунд через десять за ней. Но на той улице Ари уже не было видно. Значит, от погони девочка оторвалась. Лайл почувствовал облегчение.
Грохот доспехов и крики за спиной напомнили темному эльфу, что самому ему еще только предстоит провернуть то, что с такой легкостью удалось его сестре. Лайл рванул в хитросплетение Эстеллских улиц, направляясь в более бедные районы. Там дома располагались более хаотично, а улицы были уже. Темному эльфу оставалось только хорошенько попетлять в переулках и, оставив более неповоротливых стражников за поворотом, взобраться на плоскую крышу одной из низеньких лачуг. Оттуда Лайл, пригнувшись, наблюдал за улицей. Стражники подошли к лачуге уже шагом, запыхавшиеся и выдохшиеся. Неудивительно, их экипировка была гораздо тяжелее, чем у Лайла.
—Ушел, зараза, — хватая воздух, с досадой проговорил один. — Ладно, черт с ним.
— Объявим в розыск? — неуверенно спросил второй, совсем еще молодой, видимо, новенький.
—За кражу яблока? —скептически уточнил первый.
—За нападение! — возмущенно заявил тот, с которого все началось, потирая шею.
— Да ты сам напросился. Да и какое это нападение, одно название. Он мог тебя одним движением убить, но он сбежал. Решение разумное, конечно, но часто ли типы, вроде него, действуют разумно? Оставь, короче. Не так уж они провинились. И без них проблем хватает.
Стражники разошлись, двое спокойные, а третий скрипел зубами от злости. Лайл понял, что только что нажил себе врага.
Но это было не самой большой проблемой. Что гораздо важнее, так это где сейчас Ари. Сестра не настолько глупа, чтобы возвращаться на рынок или ошиваться в его близи. А кроме рынка, вместе они побывали лишь в одном месте...
Лайл спустился с крыши и направился в лавку портного. Это единственная зацепка. Если Ари не там, придется прочесывать улицы.
До лавки Лайл добрался без происшествий и прямо с порога спросил:
—Сестра не заходила?

0

14

Это был первый опыт осознанного перемещения по городу без кого-либо, кто бы вёл девочку под руку. Раньше её всегда сопровождали, будь то матрона или же Ларинель, а потом, после падения дома Вердан, она не отходила ни на шаг от Лайлантара. И тут от неё требовали самостоятельно искать дорогу, не заблудиться и вообще. Вспоминать повороты надо было быстро - на бегу особо не пораздумываешь. Ощущение погони её тревожило, она даже не оборачивалась, боясь увидеть преследующую её армию Эстелла. Только вот армии не было, была только маленькая девочка, у которой получалось проскальзывать между людьми, перепрыгивать через три-четыре ступеньки на лестницах и хвататься за углы домов, чтобы от них же оттолкнуться и придать себе ускорение. Купить штаны вместо платья было хорошей идеей, в них перемещаться бегом было гораздо удобнее. Хотя люмберка и не думала, что спустя час после покупки ей придётся устраивать себе и своей дыхательной системе марафон выносливости.
Девочка остановилась перед входом в лавку, в которой они были вместе с братом. Рука потянулась к дверной ручке, но тут же остановилась - она не хотела создавать проблемы торговцу. Он же не виноват в том, что Ари не умеет воровать и вообще недотёпа. Она заметила маленькую улочку между лавками и спряталась туда, за какой-то деревянный ящик. Так она будет слышать, если кто-то зайдёт в лавку. Она очень хотела, чтобы брат догадался о том, куда побежала его сестра.
Очнулась от дрёмы она от приглушенного голоса Лайла за стеной лавки. Надо же, заснула! Выскочила из своего укрытия. Промелькнула хитрая мысль: "Может, заставить его поволноваться и поискать меня?", но девочка отмахнулась от навязчивой идеи.
-А я тебя нашла! - заглянула в лавку, чуть приоткрыв дверь, - Ты совершенно не умеешь прятаться!
Она вспомнила детскую игру в прятки, которую любила Ларинель. Или, может, она думала, что её любит Ари?...
Девочка не хотела, чтобы торговец узнал о произошедшем - ей хотелось выглядеть в его глазах элегантной будущей принцессой, а не воровкой. Хотя бы в чьих то глазах ею быть, раз уж на неё больше никто не смотрит, а единственный всегда обращенный на неё взгляд видит маленькую обузу.
Юркнула обратно за дверь на улицу, дожидаясь брата.
- Давай больше не будем так делать, у меня всё ещё болит запястье, - Ари страдальчески выдохнула.

0

15

—Ах ты, пройдоха мелкая, опять выиграла, — Лайл мгновенно понял, что за спектакль задумала Ари, и мысленно похвалил сестру. Должно быть, он выглядел взволнованным, когда вошел в лавку, потому что хозяин встревоженно встал со своего места за прилавком. Однако, поняв, что дело всего лишь в детской игре, сел обратно, попутно отмахнувшись от короткого извинения Лайла.
Лайл вышел из лавки вслед за Ари, коснулся ее плеча, жестом показывая, чтобы шла за ним.
—Как делать? — темный эльф хитро улыбнулся. — Воровать или попадаться на воровстве? Покажи, — наемник наклонился к сестре, осторожно взяв ее за запястье, но повреждений не обнаружил. — Ничего, скоро должно перестать болеть. Если завтра не пройдет — скажешь, отведу к медику. Вечереет уже. Да и ты устала, наверное. Хватит на сегодня приключений, пошли ночевку искать.
Ночевка нашлась, как всегда, в таверне. Лайл снял небольшую комнатку на втором этаже и, заплатив за ужин, сразу же забрал его с собой, наверх. Не хотелось сидеть в заполненом народом зале. Лучше они с сестрой спокойно проведут этот вечер вдвоем, тем более, им было, что обсудить. Да еще, к тому же, это первая нормальная ночевка. Впервые после падения Дома Ари сможет заснуть не под открытым небом или в грязи Ваэддиарских трущоб, а в теплой постели. Лайл надеялся, что хоть сейчас сделал все правильно. Его начинало угнетать, что все попытки заботы о сестре заканчиваются провалом. Не ему о ней заботиться, воспитывать. Ну что хорошего он может ей дать? Да только некому больше присмотреть за Ари.
В комнатке стояли две кровати, тумбочка, маленький столик со стулом да вешалка.
Лайл поставил поднос с едой на стол, пристроил дорожную сумку у ножки кровати, повесил на вешалку плащ и куртку и, если Ари тоже решила снять верхнюю одежду, то же самое сделал с вещами сестры, пока еще слишком маленькой, чтобы дотянуться самостоятельно. Темный эльф сел на свою постель, рядом положив оружейный пояс.
—Думаю, мы оба приобрели сегодня ценный урок. Теперь понимаешь, почему воровать нельзя? Я не буду тебя заставлять. Научить могу, но только, если ты этого захочешь. Ты должна сама решить. Я только хочу, чтобы ты знала: это, конечно, не единственный способ достать деньги. Их вполне можно получить честным путем. Тому стражнику, например, платят за то, что обеспечивает покой и порядок в городе. Ты видела, мы только что заплатили трактирщику за эту комнату. А девушкам в белых передниках в зале внизу платят за то, что они разносят еду и моют посуду. Если ты тоже захочешь заниматься чем-то таким, я помогу тебе. Но я не смогу выбрать за тебя.

0

16

- Ты же знаешь, что я не специально попалась... - она показала запястье Лайлантару и опустила глаза вниз. Ей было стыдно, что она не оправдала ожидания брата. Но он улыбался и не ругал её за оплошность. Это было настолько вразрез с теми ситуациями, которые были в доме Вердан между матроной и провинившимися детьми, что Ари была в замешательстве. В конце концов она решила, что не будет думать об этом - если её не ругают, значит, просто не хотят ругать?
- Ночевка - это хорошо. Ларинель говорила, что утро вечера мудренее, - и тяжелый вздох вырвался из груди девочки.
Место для сна брат нашел в одной из таверн. Сестра разглядывала причудливую резьбу на окнах, пока он оплачивал комнату, и поспешила за Верданом Старшим, когда у него в руках оказался поднос с ужином. Она надеялась, что брат даст и ей чуть-чуть еды. Она не просила многого, но знала, что, если она не будет есть, то ей будет очень плохо.
Дверь в комнату открылась и Гельдиари заглянула внутрь из-под руки брата. Повторяла действия старшего: войти, снять куртку, попытаться повесить на вешалку вслед за ним, слабо улыбнуться, когда верхнюю одежду забрали и повесили вместо маленькой по росту Ари.
- Спасибо?... - благодарить для неё было непривычно, но Ларинель учила её, что доброе слово любому приятно. А добрых слов люмберка не должна беречь - ведь Лайл её же бережет.
Девочка сняла обувь рядом с кроватью и забралась на одеяло, скрестив ноги, уселась. Хотела накинуться на обед, но ей пока не разрешали этого делать.
- Я понимаю, о чем ты говоришь, - девочка сверлила взглядом порцию с картошкой, - Но я не уверена, что правильно представляю, как устроен...э-э-э...внешний мир? Воровать мне не то, что бы не нравится, просто я пока не понимаю, почему этого делать нельзя. Потому что так сказали? Кто так сказал? И кто дал ему право так говорить? Кто сильнее - тот и прав, разве нет? Тому и все почести? Но тот стражник не был сильнее, как мне показалось. По-крайней мере, ты был точно сильнее, чем он...

+1

17

-Пожалуйста, -  ответил Лайл, тепло улыбнувшись. Возможно, такая мелочь не стоила таких любезностей, но ведь если никак не отреагировать на слова Ари, как сестра поймет, что все делает правильно?
Сестра была голодна, об этом красноречиво говорил взгляд, направленный на тарелку с ужином. Пожалуй, стоило сперва поесть, а потом уже разводить демагогию.  Но выслушав речи сестры, Лайл решил, что это ему на руку.
- Да, я был сильнее. Он очень глупо подпустил меня к себе вплотную. В тот момент его жизнь  была в моих руках. Я мог забрать ее одним движением. Но помни, всегда, прежде чем сделать что-то необратимое, подумай, а стоит ли оно того. Если бы я его убил, это не принесло бы нам ничего хорошего: только ненависть горожан, возможно, розыск по закону. Не говоря уже о том, что жизнь не вернуть. Ему, наверное, было бы уже все равно, но у него наверняка есть семья и дети. Каково тебе было, когда ты поняла, что Ларинель не вернется? А если я однажды уйду и не вернусь? Поэтому всегда думай  хорошенько, так ли нужно демонстрировать свою силу и убивать кого-то. Это во-первых.
Во-вторых, я был сильнее одного стражника, но если бы он созвал подкрепление, стражников могло бы стать пять или десять. И они будут сильнее меня.  Так что  сила – понятие относительное, нельзя точно сказать, кто сильнее.
Я попробую объяснить, почему воровать нельзя. Есть закон, есть те, кто его исполняет, есть наказания. Но закон  был не всегда. Его, конечно, кто-то придумал, написал, и все решили, что ему надо следовать. И тот, кто придумал закон, понимал, что нужен некоторый  порядок, иначе все друг друга перебьют и слабые останутся без защиты.

Лайл протянул сестре тарелку с картошкой и котлетой, подал вилку.
-Ешь.
Темный эльф дождался, пока сестра отправит в рот первую порцию еды, а потом вдруг выхватил тарелку у  нее из рук.
-Я сильнее. Значит ли это, что я могу забрать твою еду себе? Ты сказала, что тот, кто сильнее, тот и прав. Но разве я прав в этой ситуации? А если бы весь день работала, чтобы купить себе эту  еду? Еще больше обидно, правда? Легко говорить о силе, когда она на твоей стороне. Но как только оказываешься на стороне слабых, начинаешь понимать, что  где-то в логике есть ошибка.
Лайл отдал девочке тарелку с едой, взял свою и молча принялся за еду. Порции на тарелках, кстати, были равны.

0

18

Ари кивала на фразы , с которыми была согласна, и хмурилась, когда слова брата вызывали в ней диссонанс. Она хотела бы рассуждать так же, как и он, но понимала, что в некоторые моменты сила важнее, чем пытался  объяснить ей брат. Либо же он пытался изменить её мнение, которое складывалось годами жизни в доме Вердан. Думать о том, что убийство принесёт негодование граждан, было странно.
-А воровство не вызывает негодование? Может, именно это яблоко было важным для торговли, а мы его отняли. Ты говоришь, что воровать можно, но нельзя убивать, что сила не решает, но при этом сам же используешь её и она приносит неплохие плоды.
Девочка с недоверчивостью посмотрела на тарелку и вилку, протянутые ей, и оказалась права в своей паранойе, когда после первой вилки с пюре Лайлантар забрал тарелку обратно и начал дальше читать проповедь. Девочке хотелось закатить глаза и демонстративно вздохнуть. Когда тарелка снова оказалась в руках девочки, Ври выждала минуту, чтобы снова начать говорить.
- Ты был бы прав, если бы оставил еду себе. Моя же роль - вернуть еду себе. Не могу этого сделать - должна стать сильнее, чтобы отнимать еду у других. Или не отнимать, как получится. Если я не могу стать сильнее, то, вероятно, и место мне в канаве? - девочка потыкала вилкой котлету, не смотря на брата, - Поэтому мне надо стать как можно быстрее сильной, чтобы не давать кому-то отнимать у меня и у тебя еду. Мне надо стать сильнее, чтобы больше не потерять никого, как я потеряла Ларинель. В гибели Ларинель виновата я, так как не смогла защитить её от тех, кто сильнее её. Разве не так строится Мир: более сильные защищают слабых, на которых по тем или иным причинам нападают другие сильные? А если слабого некому защитить, то он либо должен стать сильным, либо вырастить рядом с собой сильного, либо же подружиться с кем-нибудь сильным. Если стражник погиб на службе, то это его проблема, что он недостаточно был силён, чтобы защитить себя. Зачем он вообще тогда пошёл на такую работу? А его жене и детям надо быстрее либо стать сильными, либо завести ещё одного сильного рядом с собой, если они не могут сами стать такими.
Гельдиари закашляла - отвыкла так много говорить. Еда на тарелке осталась нетронутой.

0

19

-Нет, - Лайл отложил в сторону вилку, отставил тарелку. – Я говорю, что и убивать, и воровать, запрещено официально, по закону. И оба эти действия вызывают негодование, злобу. За это наказывают. Но есть негласное правило: «не пойман – не вор». Если никто не заметил, что ты воруешь или убиваешь, никто, соответственно, не сможет тебя наказать. Я лишь хотел тебе сказать, что любое действие, которое ты совершаешь, должно приносить  тебе пользу. Не воруй, и уж тем более, не убивай без хорошей на то причины, без необходимости. Это мое личное мнение, есть те, кто считает, что убивать нельзя ни при каких обстоятельствах, так же, как  есть и те, кто способен вырезать, например, целую семью, просто потому что захотелось. Это уже не вопрос наказания или закона. Это вопрос…. Чувств, наверное. Я просто не понимаю, зачем вредить кому-то без необходимости. Я не могу этого объяснить. Может, дело в том, что встречал прекрасных людей. Интересных, веселых, уютных. Я ценю их настолько, что мог бы ввязаться ради них в сомнительную авантюру и рисковать  жизнью. Может, поэтому я начал немного ценить жизни других. Я думаю, ты должна сама это понять. Я познакомлю тебя со своими друзьями. Да ты и своих собственных  найдешь. Тогда поймешь.
-Нет, я не говорю, что сила совсем неважна. Важна, еще как важна. Но нельзя стать самым сильным. И не всегда можно сказать, кто сильнее. Сила не всегда решает исход. С ней  у тебя больше шансов, но обстоятельства могут сложиться против тебя, тебе может не повезти, ты можешь ошибиться, а много слабых могут оказаться сильнее тебя из-за количества. Запомни одну простую вещь, сестра: не возводи ничего в абсолют. Ничего не предрешено. Нет ничего совершенного. Но открою маленькую тайну: в недостатках порой скрывается  весь шарм. Совершенные скучны. Не хотел бы я встретить того, кто сильнее, умнее и красивее всех.

Лайл выслушал рассуждения Ари о сильных и слабых и покачал головой, тяжело вздыхая.
-Ты рассуждаешь, как люмбер. И это было бы хорошо, если бы ты осталась в Ваэддиаре. Так ты смогла бы выжить. Но здесь так не работает. Слабые тоже важны и нужны. Скажи, если бы ты могла отнять еду у других, стала бы ты  вспахивать поле, сеять хлеб, работать, не покладая рук? Наверное, нет. Это роль слабых. Ну, как, я бы не назвал их  слабыми. Они не умеют держать в руках меч, но выполняют всю эту ужасно тяжелую рутинную работу. В каком-то смысле они сильнее  нас с тобой. Например, я бы точно не  смог так жить. А теперь представь, что «сильные» с мечами в руках пришли и убили всех «слабых»  просто за то, что они «слабы». Ну и кто, скажи на милость, будет сеять хлеб? Кто соткет одежду? Кто построит дом, защищающий от дождя и ветра? «Слабых»-то нет, а «сильные» только мечом махать умеют да отбирать все у тех, кто слабее. «Сильные» просто не выживут без «слабых». Это принцип, по которому все устроено: одни берутся за меч, другие – за плуг. Воины защищают крестьян,  крестьяне выращивают еду для воинов. Это союз, от которого выгодно всем. И именно поэтому придумали закон, который защищает тех, кто слабее. Потому что они тоже важны.
А что до семьи стражника – ты действительно думаешь, что дело тут только в защите? Тебе не приходило в голову, что конкретно этот мужчина был для них родным, был частью их семьи, они были привязаны друг к другу.  И другого такого уже нет. Ты правда думаешь, что можно вот так вот просто заменить кого-то, как свечу в подсвечнике? Ты была родной для Ларинель, и поэтому она вытащила тебя, рискуя жизнью. Возможно, она умерла как раз потому, что хотела тебя защитить.  Может, она выжила бы, если бы ей не пришлось думать о тебе. Но нет, она сделала то, что сделала. Хотя ты была слабее. Никогда не думала, почему, а?

Лайл непроизвольно, хоть и немного, повысил голос под конец монолога. И резко замолк, поняв, что слишком разошелся. И что его слова могут причинить сильную боль.

+2

20

Как гласила фраза, однажды услышанная Гельдиари в младенчестве, "человек взрослеет тогда, когда принимает решение промолчать, не смотря на то, что идиот напротив не прав". Девочка не помнила, кто именно из сладкоречевых родственников произнес эту фразу, но сейчас она неплохо подходила к ситуации. Она терпеливо слушала, пока брат прекратит свой монолог, смотря то на него, то стыдливо упираясь взглядом с тарелку, которая лежала у неё на коленях. Котлета наверняка уже остыла, но начинать её есть, когда у них происходит такой серьезный разговор, неуместным считала даже Ари.
Так вот, Гельдиари Вердан ещё не повзрослела.
- Я же не говорю, что убивать надо. Защита "слабых" лежит на плечах более сильных уже на усмотрение сильных. Защищать меня или нет - это решение более сильной Ларинель. И ты сейчас скорее говоришь, что друзей у меня нормальных не было, вот и не знаю, как это - ценить жизнь. А я знаю... Наверное... Ты говоришь слишком сложные вещи для меня. Мне кажется, что я слишком тупая для этого.
И почесала затылок, скривив сомневающееся выражение лица.
- Ты так сказал, словно быть "люмбером" - это плохо. Давай ты расскажешь мне обо всем этом завтра? Мне надо подумать, а лишние слова не придадут мне ясности картины. Ты словно вкинул во вкусное пюре варенье и испортил его. Ты прости, если я обидела тебя чем. Наверное, во мне говорит матрона. Не понимаю, как ты её только терпел.
Гельдиари посмотрела в тарелку и внутренне обрадовалось, не заметив там никакого варенья.
- Я не хочу...эм-м-м... "отделаться" от разговора с тобой. Просто я не знаю. И у меня уже болит голова.
И люмберка отломила кусок котлеты и отправила в рот, посчитав разговор законченным.

+1


Вы здесь » Gates of FATE: Tears of Gargea » » В наше время » Тяжело воровать в Верхнем Эстелле, легко - в нижнем


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC