Главное меню
Навигация
  • Карта мира
  • gates of fate's map


« Описание мира « Техническое « Социальное « Игровое « Информация по механике « Оформление механики
Панель умений

Gates of FATE: Tears of Gargea

Объявление

» Краткая сводка по событиям в игре «» Краткая сводка по событиям в игре « new - Строительство Храма Первого огня в Интхууле закончено! Храм Бога-ремесленника был восстановлен после пожара и стал ещё краше. Ходят слухи, что сам Наурм посетил стройку и пир в честь открытия священного места.
new - Некие злоумышленники отравили воду в городе Эстелле зельем смены пола из-за чего в городе на целые сутки начался страшный переполох. Воспользовавшись беспорядками, несколько рыцарей Цельпа дезертировали и похитили тело бывшего Главнокомандующего. Эти злодеи были объявлены в розыск!
- В землях Эстелла значительно увеличился уровень преступности и бандитизма. В городе растет народное недовольство и недоверие к нынешним властям.
- Среди пиратов Сэрдана стали распространяться слухи о том, что один за другим пропадают Хранители Ключей. Однако никаких подтверждений этим пьяным россказням нет.
- Город Света, Вашвельм, заявил на политической арене, что намеревается собрать войска и отправить их на запад, к бывшим землям павшего Везена, чтобы искоренить скверну, уничтожить всех теней и вернуть эти территории людям. Уже был заключен договор с Хрейдмаром, позволяющий «армии света» пересечь имперские территории. Готовится крупная военная кампания.
- Битва с Аватаром Разоэнру подошла к концу. Герои триумфально вернулись домой, покрыв себя славой и вписав свои имена в историю. Мир начал оправляться от «Восстания ледяных эльфов» и ужасов, которые принес Дь’Лонрак со своими прихвостнями. В Фаэдере уже возводят памятник в честь Героев и жертв этой короткой войны.
- Долгое время в подземельях Интхуула гномы ведут затяжную войну с пещерными паразитами - кобольдами. Для обеспечения более масштабной атаки на логова тварей уже начались подготовительная и разведывательная миссии.
- Ходят слухи, что в окрестностях Льесальфахейма поселилось уже несколько некромантов. Из-за их темной активности Древо Жизни медленно погибает. Можно только гадать, откуда они пришли и что они планируют в дальнейшем.
- Мельн Словоплёт пропал! Известного барда давно уже не встречали в тавернах, распевающего свои бессмертные шедевры. Все поклонники его творчества пребывают в глубоком беспокойстве и готовы отправится на поиски.
- Долина Врат вступает в новую эпоху, и её будущее зависит от вас…

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gates of FATE: Tears of Gargea » » Год Аполлоновой Фортуны » Хроники "Миролики": демон, дятел и сапсан


Хроники "Миролики": демон, дятел и сапсан

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Действующие лица

Рэкхем, капитан пиратского корабля "Месть Миролики"

http://s9.uploads.ru/O7Zoy.jpg

http://s3.uploads.ru/FPgra.jpg

Тэйд, Син'трес, скрывающийся от магов Фаэдера

Шиа Мор, оборотень-сапсан

http://sd.uploads.ru/t/aOYi3.jpg

https://pp.userapi.com/c841032/v841032794/3640/7UhNvxCztqE.jpg

Райли, оборотень-дятел

Внешний вид персонажей:
По анкетам/описан в первом посте

Дата и время в эпизоде:
21 день месяца Топаза. Утро

Погода в эпизоде и место действия:
Прохладный летний день. Береговая линию к западу от Фаэдера

Тип эпизода:
Личный

Описание:
Скрываясь от преследующих его магов Фаэдера, молодой Син'трес выбирается на берег, где, пытаясь отобрать свой обед у сапсана, попадает в ловушку пиратов

Очерёдность постов:
Tayd
Riley
Shia Mor
Rackham

Отредактировано Tayd (2019-01-25 15:34:56)

+2

2

Не было ещё и полудня, а палящее солнце уже норовило испепелить своими лучами всё вокруг, благо недавний дождь позволил воздуху ещё немного прохладным. Тэйд, одетый в оборванном от скачек по скалам тряпье, устало волочил ноги по песку, с неудовольствием всасывая воздух через зубы всякий раз когда наступал намозоленной ступнёй на мелкий острый камушек. Прошло уже около недели с атаки магов на его поселение, и только вчера ему удалось от них оторваться путём падения с огромной скалы в реку. Честно говоря, падал он больше с целью прекратить это всё, чем с целью спасения. Но волей случая он отделался лишь синяками да ушибами, а река вывела его к большой воде. Это зрелище завораживало его — он никогда не видел столько воды в одном месте, что была способна покрыть всё вокруг до самого горизонта.
  Но Тэйд не мог наслаждаться прекрасным по нескольким причинам. Его рассудок был готов расколоться на крошечные кусочки от того, что произошло. Более сотни лет они убивали всех вокруг и защищали "священную" пещеру, которая оказалось просто дырой в скале. Сколько невинной крови, крови детей, женщин и просто беззащитных путников было у него на руках? Может атака магов была наказанием, избавлением? Может стоило остаться там, сражаться до конца и принять божью кару и его праведный гнев?
  Возможно, демон бы так и поступил, если бы не отец, своими глазами осознавший, что вся его жизнь — ложь и подделка, что заставил его бежать оттуда со всех ног и отыскать своё истинное предназначение. Тэйд всегда считал его старым глупцом, выполняющего кем-то данные приказы и не желающего в них разбираться. Хотя винить его он в этом не мог, ведь сам он — просто его тень.
  Сильное урчание в животе бесцеремонно вторглось в его мысли, заставив прекратить самобичевание и заняться поиском хоть чего-то мало-мальски похожего на пищу. Но он ведь даже не знал как выглядит что-то за пределами его горной долины, лишь по рассказам давно почившей матери и древним книгам без иллюстраций. Тяжело вздохнув, Тэйд повалился на песок, ожидая скорой кончины и наслаждаясь прохладным морским бризом. Но его маленькую почти идиллию прервал какой-то глухой стук неподалёку. Демон поднял голову и проинспектировал окружающее пространства и, ничего не обнаружив, принял прежнее горизонтальное положение. Вскоре стук повторился, а после вновь и вновь, так что парень уже не мог его игнорировать. Поднявшись, он заметил небольшое бревно, на котором сидела еще более небольшая птичка с красной головкой и увлеченно долбила клювом древесную кору. Мысленно поблагодарив всех известных и неизвестных богов, он было потянулся за спину дабы достать стрелу из колчана, но, нащупав лишь пустоту, вспомнил, что всё растерял во время падения в реку.
  Зло и агрессивно сплюнув, он, пошатываясь, поплёлся к бревну. Наверное, только самая старая, больная, слепая и глухая птица не заметила бы его. К счастью, конкретно эта была, похоже, подходила под все пункты сразу, так что Тэйд кое-как схватил её двумя руками и потянул было в пасть, не ожидая подвоха.

Отредактировано Tayd (2019-01-20 14:35:57)

+4

3

     Дятел – прекрасная птица. Красивая, статная, с клювом, по которому сразу видно, кто тут в лесу большой папочка, всех соловушек начальник и синичек командир. Дятлы хитры, умны и наблюдательны: даже долбя дерево, птица остается настороже, опасаясь потенциальных претендентов на выдирание черно-белых жопных перьев из расчудесного хвоста, которому, как и другим дятлиным частям тела, можно посвящать оды. В общем, дятлы – замечательные животные.
     Райли, к сожалению, был дятлом только наполовину.
     Выгнанный из родимого приюта прицельным пинком в пятую точку и «ну, ты это, проходи, не задерживайся», Райли, как от него и ожидали, задерживаться не стал и уверенным шагом почапал неизвестно куда. В бесцельных странствиях легко найти как минимум один плюс: невозможно сбить с пути того, кому по большему счету все равно, куда он идет. Но, так как Райли от своей дятловой ипостаси взял что угодно, кроме самых положительных качеств, ему все-таки удалось (не сказать, чтобы он сильно старался) сбиться с пути. Блуждания по лесу довели его до мысли о том, что надо схоронить где-нибудь свои нехитрые пожитки и полетать по округе в поисках какого-нибудь поселения или хотя бы дороги.
     Сказано – сделано. Сложив свои вещи в близлежащей пещере и для верности придавив их камушком (ну мало ли, вдруг тут ящерица, хвостиком махнет и внаглую утащит милые сердцу заношенные портянки?), парень перекинулся в дятла и покружил по лесу, но, к сожалению, ничего интересного не нашел. Кроме, разве что, моря. Море Райли понравилось: наблюдать с высоты за вяло колышущейся морской гладью оказалось исключительно приятно. В Эстелле моря не было, так что сиротка, созерцающий водное пространство, был, вероятно, зрелищем невероятно умилительным, но только не для присутствовавшей неподалеку хищной птицы, заметив которую, Райли, от греха подальше, вернулся на землю. Недовольно пощелкав клювом, дятел уселся на бревно и принялся сосредоточенно его долбить, имея в голове две цели: отбить у хищника желание появляться поблизости (дикие животные, как полагал Райли, не фанаты громких звуков; он также рассчитывал, что птицы не жрут себе подобных, но проверять не хотел) и чего-нибудь перекусить. Раз уж заняться больше нечем, обогатить свой организм парой-тройкой личинок или жуков – самое полезное дело. 
     Естественно, у Райли не вышло ни первого, ни второго. Это он отчетливо понял, когда, увлеченный ковырянием бревна, почувствовал на своей птичьей шейке чьи-то мерзотные загребущие лапы. Райли не растерялся, заорал, как боевой петух, и от души вдарил клювом по руке нападавшего. А потом еще раз, для верности. Если бы птичья морда могла выражать эмоции, Райли выразил бы не столько удивление, сколько возмущение: вот чего-чего, а про попытки отловить дятла он за свою жизнь ни разу не слышал, зачем вообще трогать бедное создание, санитара леса?..
     Ну что же, все бывает первый раз! И, вероятно, последний… Если, конечно, какие-нибудь высшие силы не вмешаются и не остановят творящееся безобразие.

+4

4


http://sd.uploads.ru/t/AoNR3.gif


Не то что бы сапсан сегодня особо была голодна. На протяжении нескольких часов птица кружила над густым лесом, периодически спускаясь то ниже, то поднимаясь в самую высь. С земли, достаточно огромная, хищная птица казалась всего лишь пятнышком, кляксой на голубом полотне бескрайнего неба. Погода выдалась настолько расчудесной, что обращаться назад в человека не хотелось, от слова, совсем. Шиа нравились и ноги и руки, но такого великолепного ощущения полета и легкости не испытает человеческая ипостась. Отними у птицы небо – отнимешь её жизнь.

Планируя в небе над лесной полосой, что тянулась темно-зеленой линией вдоль горизонта, девушка незаметно для себя вылетела к морю. Морской бриз принялся путаться в соколиных перьях, сбивая направление полета то влево, та вправо. Внизу, под крыльями, распростилось огромное море, сверкая и переливаясь в лучах дневного солнца. Волн почти не было, а те единичные, что добирались до берега, лишь слегка облизывали золотой песок, [float=right]https://pa1.narvii.com/6745/deec3ee19d330a85130f4f9e57e9be179bbb20a7_hq.gif[/float]пенясь и шипя. На небе было безоблачно, однако независимо от палящего солнца ещё достаточно прохладно. По крайней мере, тут, вверху.

Ещё некоторое время птица находилась в небе, затем Мор приняла решение возвращаться. Но в тот момент заметила одинокую пташку, что так не опрометчиво порхала над землей. Сделав пару кругов в воздухе, дождалась, пока цель сядет на бревно и одним ловким движением Ши под прямым углом спикировала вниз. И всё было бы хорошо, но в последнее мгновение в поле зрения попал... человек?! Какого хрена в этой заднице мира делает двуногое создание!? Тот, не замечая стремящееся вниз пернатое ядро схватил потенциальную жратву сапсана, заграбастав ту в свои рученки. Шиа, издав гортанный звук, попыталась прекратить дерзкий маневр, однако оставшееся расстояние было критически маленьким. Незнание своего собственного тела заставило сапсана сделать пару сальто в воздухе и врезаться хребтом в плечо мужчины. Последнему то, собственно, хорошо прилетело, но вот Шиа – куда больше. Отлетев на добрых два метра, опрокинулась на спину, принявшись крыльями разбрасывать песок и издавая душераздирающий вопль.

+4

5

Фаэдер - исконно рискованная, но довольно богатая земля для столь не благородного, не благодарного ремесла, как разбой. Словно хищник высматриваешь добычу достойную, жирную, держась подальше от боевых кораблей Града Магов, или же с прищуром оценивая конвой Торговой Конфедерации Мира. Спинной плавник выглядывает из под лёгкой волны, а в дали играет тревожная музыка.
- Ну так вот, Я ему и говорю! - за последние несколько часов Борис по кличке Борис рассказывает эту историю повторно, обязательно начиная преувеличивать. Ещё чуть-чуть и Бонни начнёт восхищаться упёртостью и энтузиазма этого человека, а после даст ему в ухо.
- ... - под лёгким сапогом раздался хруст ветки.
Ещё один круг и сапсан не обращает внимания на приближающейся корабль, что шёл параллельно береговой линии. Через парочку минут один из наших героев мог бы взглянуть на него, увидев флаг и... и ничего, откуда ему знать, что это значит? Словно пещерный человек.
- Вы уверены, что мы идём правильно? - предатель, что воткнул нож в спину своему каравану и деревне товарища.
- Ещё раз спросишь - получишь хером в рот, а не долю. - капитана он уже порядочно успел утомить. Нервный и постоянно показывал совести муки, словно совершил это не по жадности, а по голоду.
- Отпустите меня, мрази, уёбки, гниды! - молодая девушка не прекращала дёргаться, вырываться из рук орчихи, что вновь промычав, дала ей подых.
- Грух-мры-му! - нет, это не непонятный язык, а его отсутствие.
Наконец-то граница лесной чащи, а группа вооружённых людей выходит к песку, довольно опытно шагая по нему. Мы все с вами знаем, какой же он... не удобный и постоянно в обувь норовится заскочить! Мечи, сабли, топоры и иное оружие сложены, вместо них сундуки с награбленным, мешки и пару заложников, что вскоре посетят сэрденский рынок рабов. На широкой шеее Бориса полдюжины дешёвых бус .
Вдали красовался корабль, что не торопясь патрулировал земли магов под флагом Фаэдера. Хекский фрегат.
- А вот и она. Видишь?
- Д-д-а. - а где-то там, только встретились наши герои, а вот и четвёртый, - Так... где моя кусок пирога?
- Кусок пирога? Это вы так теперь называете? - довольно ухмыльнулся Рэкхем, не останавливаясь, уже приближаясь к Тэйду, на которого кажется не особенно обратили внимания, пару человек оглянулась, да пошли дальше. Приподнимая руку над собой, чародей щёлкает пальцем, после чего из пальца выстреливает шар огня, что вздымается к небесам, а после взрывается подобно фейерверку.
Мо обращается внимание на сапсана, удерживая заложницу, не торопясь подходит, желая присесть, взглянуть на малознакомую птицу.
- В-в-ы.... вы так и не ответили на мой вопрос!
- Ааа...
- Ты чего это с дятлом делаешь, дятел? - невольно перебив капитана, Борис уже обращается к демону, после чего остальные так же переводят взгляд на проголодавшегося. Кто-то ухмыльнулся, от чего лицо крестьянского сына озарилась самодовольной улыбкой... знал, что парням понравится каламбур, не смотря на то, что он и не знал значение данного слова, - Сожрать вздумал?
- ... - боцман сложила руки на груди, приподнимая бровь, явно оценивая... по виду человека бедного, бездомного.
- Дятла?.. - Роланд выходит вперёд, с недоумением ухмыльнувшись, - Ты что - дебил? - тон лёгкий, удивлённый и кажется с претензией.
- Угру-ха. - зелёные пальцы медленно  приближаются к хищной птице, больше от любопытства, чем от агрессии... по меркам орков.
- Отпусти, шлюха! Помогите! ПОМОГИТЕ! ПРОШУ ТЕБЯ!

+4

6

   Тэйд практически не воспринимал боль как то, что требует внимания. В спектре его эмоций и чувств сейчас оставались лишь усталость, голод и безразличие. Поэтому он даже не обратил внимание, когда дятел клюнул его по и без того огрубевшим, почти каменным от множественных мозолей, рукам. Но судьба, всё же, была против такой трапезы, так как в ту же секунду, с не то хищным, не то жертвенным криком на него упал сапсан. Приличный такой сапсан, которому Тэйд, учитывая нынешнее состояние тела, проиграл бы в неравной схватке за добычу. А может сапсан понял, что демону жить осталось недолго, и решил покончить с ним быстро. В любом случае ничего из этого не случилось, так как, сделав пару неплохих кульбитов в воздухе, сапсан приложился об син'трес и упал на песок, больше напоминая черепаху, что не может перевернуться со спины, чем гордую хищную птицу.
   Но не успел он порадоваться своей удаче и направиться к сапсану, дабы прирезать его: неподалёку послышались крики и голоса нескольких человек, а через секунду в десятке метров какой-то маг пустил в небо скоп огненных искр. При виде этого в глазах Тэйда полыхнул огонёк.
   «Маги? Они всё же выследили меня...» — он тяжело вздохнул, продолжая держать пищящего дятла в руках и оценивая ситуацию: сил больше скрываться или сражаться у него не было, да и далеко он в таком состоянии не убежит. Учитывая, что всю его деревню маги спалили вместе с жителями, рассчитывать на что-то кроме смерти было глупо. Не то, чтобы он был против неё: на его руках были сотни невинных душ. Но...
   — Ты чего это с дятлом делаешь, дятел? — какой-то нескладный человек, от которого веяло безрассудством, отвагой и плохим юмором вывел Тэйда из состоянии сосредоточенности, — Сожрать вздумал?
   «Так значит ты — дятел? И правда ведь.» — син'трес вспомнил зачем вообще здесь стоял и понял, что смерть смертью, а поесть на последок никто не запрещал, поэтому он не нашёл ничего лучше, чем из последних сил поддеть брёвнышко ногой и "навесить" в сторону пиратов с целью отвлечения внимания, после чего сделал самый быстрый и, возможно, самый последний рывок в своей жизни, направившись в сторону скал, где виднелась пещера.
   Не глядя пробираясь по тёмным лабиринтам, в конце концов он наткнулся на тупик. Назад пути не было. Он присел на какой-то камень, под которым валялись чьи-то вещи и посмотрел на дятла.
   — Прости, видимо такова наша судьба. Моя — расплатиться за все мои грехи. Твоя — стать моим последним обедом. — изобразив на лице подобие ухмылки, он вновь потянул птицу к своему рту.

Отредактировано Tayd (2019-01-22 09:26:00)

+4

7

     Райли был уверен, что он исчерпал свой лимит удивления, когда бомжеватого вида син’трес попытался его сожрать, но парой мгновений спустя дятел оказался вновь ошеломлен: на сей раз той самой хищной птицей, решившей побороться с бомжом за право полакомиться молодым и невинным дятлом.
     Реагировать на появление группы вооруженных лиц у Райли уже не осталось никаких сил. Парень так охренел, что даже дергаться перестал.
     Первым желанием было сесть, уперев локти в колени, обхватить голову руками и смотреть несколько минут в пустоту, молчаливо вопрошая у богов «за что?». Но, к сожалению, тяжело это сделать, когда ты дятел.
     Вторым желанием было улететь отсюда как можно скорее, потому что ситуация приобретала оборот более странный, чем Райли нравилось. Но меньше всего в этом театре абсурда его радовали загребущие ручонки син’бомжа, который не торопился выпускать дятла: вцепился в него, будто старушка из Нижнего города Эстелла в свою авоську с картошкой, и втопил так, что пятки засверкали, а ведь самое неприятное, что он, паскуда цепкая, клешни свои так и не разжал, даже во время беготни по пещере.
     - Прости, видимо такова наша судьба. Моя - расплатиться за все мои грехи. Твоя - стать моим последним обедом, - проговорил син’трес, усаживаясь на тот самый камень, которым Райли нежно и аккуратно прикрыл свои вещи, и намереваясь откусить дятлу голову.
     Шок прошел, и Райли понемногу начал осознавать масштабы происходящего безумия: за его тушку только что дрались бомж и сапсан, и пока что он в относительной безопасности (спасибо, хоть живой), однако за пределами пещеры стоит толпа солидных мужиков, угрожающих продать его вместе с этим поехавшим син’тресом в анальное рабство, а этот неадекват только и думает о том, как бы напоследок пожрать!
     «Ну, помирать - так с музыкой», - решил Райли. К сожалению, ему не удалось увидеть лицо син’треса в тот момент, когда пташка в его руках исчезла во вспышке света, являя миру столь же голожопого, сколь злобного Райли; зато у Дятла получилось тюкнуть поехавшего по челюсти (вид истощенного бездомного, тянущего в рот что попало, заставил Райли проникнуться тяжестью его положения и быть добрее и милее), заставляя того разжать руки и перестать душить парня.
     - Я тебе так просто не дамся, гурман чертов, – злобно прошипел Дятел, максимально понизив голос. Хотелось поорать на син’треса, гопнуть на что-нибудь ценное (за моральный ущерб), пожать друг другу руки и разойтись, но, к сожалению, все сложилось таким образом, что скоро им обоим хана.
     Самым логичным было бы вернуть себе птичий облик и сбежать: Райли и планировал так поступить, однако генератор плохих исходов подсказывал ему, что неизвестные, но вооруженные (и явно опасные) могут забавы ради поджарить птичку до хрустящей корочки. Фаерболом в клюв Райли не хотел. К тому же (на месте любого из… эээ… бандитов?) его самого, как параноика, наверняка бы озадачил тот факт, что син’трес сидит в пещере отдельно от дятла, а не поедает его сердце, наматывая на палец свободной руки птичьи потроха, хотя физическое превосходство демона над дятлом было довольно очевидным.
     - Ты меня в это говно втянул, ты и расхлебывай, - Райли искал баланс между состояниями «я принял лучшее решение» и «боги, что я делаю?», но не нашел. – Давай, души меня, делай вид что жрешь, короче, то, что ты делал раньше, у тебя хорошо получалось.
     Райли подождал, пока руки похитителя сомкнутся на его горле, и вновь принял вид обыкновенной лесной пташки. Теперь оставалось только молиться всем богам, чтобы у группы вооруженных и опасных не возникло никакого желания, кроме как немедленно отпустить бедное животное и продолжить разборку напрямую с син’тресом.
     Своей дятловой гузкой Райли чувствовал, что все пойдет не так, как ему хотелось бы.

+4

8

На фоне голубого неба в следующую минуту появилась огромная, страшная, орчья морда. Сказать, что это испортило весь пейзаж – ничего не сказать. Заорав ещё громче звуком, напоминающим «кьяк-кьяк», сапсан начала шипеть на тянущуюся к ней огромную, неухоженную ладонь. Не ускользнуло и от взгляда соколицы то, что зеленое недоразумение держало на руках девицу. Последняя подобно самой Ши была недовольна всем происходящим, кричала и выворачивалась как глиста на вертеле. Мощный клюв задел кожу орчихи до крови, а сама сапсан таки смогла перевернуться, при этом набрав в клюв песка. От сильного удара о того человека, что желал сожрать её обед, девчушка ощутила боль в крыле, но в первые минуты не придала этому значения. В ужасе того, что случилось, сапсан просто побежала. Куда? Да не важно. Нужно в срочном порядке уносить ноги и пернатый зад.

Одно крыло волочилось за птицей, в то время когда та в припрыжку поскакала, маневрируя между ногами присутствующих. Не сказать, что вторая ипостась оборотня была мелким представителем, наоборот, как и подобает всем хищным птицам - отличалась массивным телом и большим размахом крыльев. Люди (и не совсем люди), что прибыли сюда минутой ранее, были менее заинтересованы сапсаном (к счастью), тем и решила воспользоваться Мор. Предприняв попытку взлететь, почувствовала раздирающую боль в крыле, оттого даже на пол метра не оторвалась от горячего песка. Воткнувшись в тот клювом, снова принялась прыгать, вкладывая в свои хаотичные движения все силы. Стоило ли ей остановиться и осмотреть всех тех, кто здесь был? Нет, ибо огромная орчиха, возмущенная столь наглым поступком птицы, принялась бегать по пятам и что-то орать.
Мор, остановившись и вытянувшись на длинных ногах, выставила в сторону целое крыло, пытаясь принять устрашающий вид. Открыв широко желтый клюв, издавала довольно неприятные звуки, но опаски сапсан не представляла для огромной, зеленой женщины. Шиа то бросалась на подступающий зеленый объект, то тикала от неё, затем вновь атаковала. Так продолжалось до тех пор, пока девушка, изнеможенная от спасения своей пернатой задницы не воткнулась в чей-то сапог на этапе удирания от орка. Подняв взгляд глаз-бусинок, заметила высокого мужчину. На вид – чуть старше самой соколицы, рыжий до безобразия с такого же цвета бородой. Если бы он понимал, в каком шоковом состоянии находится оборотень, то, возможно, снизошёл и отпустил раненую пташку на и без того верную погибель. Ан нет, в его взгляде не читалось ничего, что могло быть синонимом «Понимание», «Снисхождение» или «Участие». Вновь открыв широко клюв, но теперь что бы наполнить легкие воздухом, ибо его уже катастрофически не хватало от бега, рванула вновь. Теперь уже к воде, так как захлебнувшийся сапсан орчихе явно не нужен будет.

«Прикинусь, будто волной унесло...» - пронеслось в пернатой голове и, вырываясь из загребущих рук орчихи, достигла кромки воды. Влажный песок мягко принимал легкую поступь птицы, а холодная вода стала жадно облизывать перья. Небольшие волны с удовольствием утянули пташку. Правда... достаточно легкое тельце сокола оставалось на поверхности, а Шиа продолжала едва заметно барахтаться. В голове был четкий план, и в этот план не входило то, что орчиха вытащит её. Может она боится воды? Не зря же от неё так смердит.

Отредактировано Shia Mor (2019-01-25 18:12:38)

+4

9

- Эй! И куда ты?.. - задумчиво почесав затылок, Борис проводил взглядом дятла и бедную птицу, вскоре посчитав и это забавным замечанием, но к счастью для наших чувств к прекрасному, в голове рождается образ, воспоминание. Ухмыльнувшись, пират очередной раз пересказывает надоевшую всем историю, - Хо-хо! Дёру дал, как и тот парень возл... - резкий взмах эльфийской руки и вот Борис с горечью восклицает, да трёт покрасневшее ухо. Прямолинейная Бонни.
Вдали виднелось пару шлюпок, что не торопясь гребли к берегу, а "Месть Миролики" безмятежно ожидала капитана. Лёгкие волны растворялись в песке, позади слышен щебет птиц, которые активно сплетничали о странных сородичах.
- Колы-коры-клы - вытянув руку, Мо не спеша преследовала сапсана, издавая звуки скорее для голубя или иной городской птицы... словно ожидая, что наша героиня резко заинтересуется и прыгнет в её широкую ладонь.
- Шлюха, отпусти меня, мне больно хватит тянуть... за что...а-а-а! - вот вскоре хищник решается на хитрый манёвр, привлекая внимание уже капитана, а пиратка оказывается воды не боялась, потому без особых неприятных ощущений - намочила сапоги... нам бы всем такую хватку.
- Потрясающе - слева очередные черти, - заявил Роланд о наших героев, но в смысле конечно не буквальном, - А прямо по курсу суицидальная курица. - ... - Обожаю этот мир. - сложно было понять, говорил Хранитель Сердца с сарказмом или лёгким обожанием бытия. Два пальца в рот, свист, - Собирайтесь, сюда направляются фаэдерцы, а к моменту, когда они ступят на берег - мы должны быть на Сэрдане. - оглядев экипаж, Рэкхем призывает к себе орчиху, - Мо. Мо! Отстань уже от этого, - выступая навстречу телохранителя, ближе к воде, изумруды чародея замечают очертания хищной птицы, - Смотрите-ка... это же везенский сапсан, ха! Далеко забрался, гадина... дай-ка глянуть, - заходя в воду... Инари, пираты, что и правда не боятся воды? Да, что ж такое-то... так. Заходя в воду, Рэкхем протягивает руку, ладонью обхватывая тело птицы, приподнимая к себе. Руки заклинателя огня отдавали теплом, а его зелёные глаза оглядели Шию. В голове игралась одна мысль - он всегда, давно хотел себе завести ручное животное, а то - "Котяра слабоумный, а вот он..." - почему-то в его голове сапсан был именно самцом.
Ещё повертев у себя в руке, оглядывая крыло, наш герой поступает, как должно - пожимает плечами.
- Ладно, почему бы и нет... отдам тебя Пэгги, а дальше увидим. - так сапсан и становится ручным, хотя дворянин особенно охотой никогда и не увлекался.
- Лодки приближаются!
- Отчаливаем!

***

Тейд и Райли. Только сейчас написав эти два имени, автор поста понимает, что это отличное названием для детективного агенства. Тейд и Райли - перепишем наследство вашей старушки на нас. Перфекто.
Проводив недоуменными глазами откровенного странного мужчину, пиратская команда почти сразу же и забывает о нём, ибо с полным желудком за добычей гоняться желания особенного не имеется. Так или иначе сюжет требовал действия, а потому пока двое наших героев выясняли свои отношения, морские разбойники уже уселись в шлюпки, не спеша начиная покидать берег.
Проплывая мимо пещеры, что расположилась выше по линии пляжа, будущих друзей вновь вспоминают, а Шиа пока могла насладиться голодным взглядом орчихи на себе.
- Это тот самый с дятлом?
- Ага. - без особого интереса кивнула Бонни.
- Кхм... сработает или нет, а ладно, смотри... Эй ты! С дятлом! Да, ты! С тобой всё хорошо? - слегка беззаботно окликнул его Рэкхем, облокачиваясь об борт. Особенно не заинтересованный в ответе, да не давая ему времени на реплику, наш пират продолжает, - Сюда двигается толпа разъярённых магов, которых ты наверняка заинтересуешь, потому не советую оставаться на этой стороне мира... можешь продолжать е.бать дятла или... - присвистнув, - Дуй к нам, - заявил коварный Роланд. Хороший же он парень. Наверняка. Только взгляните на него.

+4

10

   Тэйд прожил больше века. Тэйд своими руками убивал стариков, женщин и детей. Тэйд видел много дерьма. Но дятла, что превращался в голого пацана, Тэйд не видел. Или пацана, что превращался в дятла? Чувство голода отступило, и, осознав, что погони, вроде как бы и нет, демон хотел было заставить дятла снова поговорить с ним, добровольно-принудительно побудив диковинную птицу дать ответы на такие важные вопросы освоения мира, что так мучили юного естествоиспытателя, но капитан Рыжая Борода ненамеренно отвлёк его от раздумий о высоком.
   Была бы воля Тэйда — он бы украл вон ту лошадь и рванул в... Куда? Да и какую лошадь? Видимо, неделя без еды сказывалась на демоне странными галлюцинациями, будто бы приходящими из других вселенных и миров. Так вот, будь его воля — он бы не доверился никаким магам. Но, собственно, что ему стоило сбежать прямо сейчас, если один маг не был достаточно заинтересован бездомным и дятлом, чтобы преследовать его, а другие — ещё не добрались.
   Задаваясь этим вопросом, наш герой таки выбирается из пещеры, но времени на раздумья судьба-злодейка не даёт: из леса, откуда буквально только что-то выплыла банда Рыжего любителя погорячее, показались знакомые балахоны, вид которых заставил син'трес вздрогнуть. Маги были удивлены не меньше, и, вслед за словами, что этот потомок проклятых демонопоклонников должен сгореть в праведном огне, в него с дятлом полетели фаерболы и прочие чудеса вездесущей и всемогущей магии. Доверять погонщику пустоголовых наёмников не было ни единой причины, но между этим и возможностью стать окорочком, Тэйд с охотой выбрал первое. Он посмотрел на дятла(хотя он уже не был уверен кто это: пацан, дятел или ещё какая-то хрень, название которой он не мог подобрать) и осознал, что выпускать его сейчас — значит подарить на обед магам. Но не ему было это решать.
   — Хочешь жить — советую остаться со мной. — он разжал руки над своим плечом, не особенно рассчитывая, что тот останется там спокойно сидеть, после чего, агрессивно плюнув в сторону преследователь, развернулся и направился в сторону лодок. Те уже отплыли на приличное расстояние, и, при таком раскладе, у син'трес не было бы шансов, но маги так же обнаружили пиратов, которые им насолили не хуже "потомка проклятых демонопоклонников", после чего лодки стали целью номер один для самой разнообразной магии. Ближней к берегу повезло меньше всего: шаровая молния изжарила тело матроса, оставив того печально покачиваться на борту. Тэйду два раза предлагать не нужно: открыв в себе уже третье или четвертое дыхание(син'треса было не так просто убить, особенно если адреналин застилал глаза), он, не помня как, добрался до лодки и, молясь всем богам подряд, агрессивно погрёб за остальными шлюпками.

Отредактировано Tayd (2019-01-28 01:20:06)

+4

11

     То, что он не самый лучший во всем белом свете стратег, тактик и предсказатель в одном лице, Райли знал и так. Но внезапное осознание того, что он, оказывается, конченый дебил, хотя и очень удачливый, несколько огорошило дятла. Почему дебил? Потому что спасать свою жопу из этой заварухи надо было при первом же удобном случае, не выжидая чего-то и не строя из себя невероятного разумиста. Хотел всех переиграть? Ну на, получи, теперь какие-то агрессивные быдломаги думают, что ты заодно с син’тресом, в которого они фаерболы метают, словно он им денег должен.
     - Хочешь жить - советую остаться со мной, - с этими словами невозмутимый демон водрузил Райли на свое плечо и рванул в сторону пиратов. Оборотень, удивившись таким заявлениям, но от безысходности поверив, вцепился в син’треса что было сил, благо, дятел на то и дятел, чтобы на любой поверхности удержаться. Оставалось только молиться всем богам, чтобы фаерболы пролетели мимо, и надеяться, что шутки про зоофильские утехи с его дятловой тушкой – не более, чем просто шутки. Если в свои младые года Райли был в чем-то уверен, так это в том, что в мире полно личностей странных и неординарных.
     Отступать некуда, к сожалению. Позади магические гопники, рядом бомжеватый дятлоед, а впереди пиратский корабль и бескрайнее синее море. Райли, здраво оценив свои шансы живым и невредимым пережить эту заваруху, горестно прищелкнул клювом и поудобнее уселся на плече син’треса. Раскрывать свою человеческую сущность Райли не хотел до последнего, да и в качестве птицы жилось проще: всегда есть ощущение, пусть и обманчивое, что два взмаха крыльев унесут тебя от любых проблем. Даже от магов, пиратов и син'тресов-гурманов.
     Так как дятел не спешил менять обличье, ему, по большему счету, оставалось только а) молиться, что маги происходят из древнего ордена слепоглухих аутистов, а посему не заденут ни бравого орнитолога с его пернатым другом, ни лодку; б) надеяться, что «конь» не испытает еще раз желания откусить дятлу голову; в) уповать на то, что пираты пощадят хотя бы невинного, красивого, молодого, в полном расцвете сил, самого лучшего на всем континенте дятла. Именно этим он и занялся, не забывая крепко держаться за знакомого демона.

+4

12

Вероятнее всего то, что сделала Шиа – было в корне не верным решением. Да и вывихнутое крыло, что повисло вдоль туловища, не позволяло ей удрать от всего этого безобразия, что творилось на берегу. Не вверх, к небу, не в воду. Особенно с последним было обидно. Головушка то, ударившаяся о мягкий на вид песок, (по факту тот конечно совсем не был таковым) скорее всего вообще потеряла такую функцию как мыслить. Вода – птица, птица – вода. Она, в конце концов не лебедь, и даже не гусыня, что способны плавать на поверхности воды. Намочив свои перья Мор просто подписала себе смертный приговор... И всё было бы так, если бы рыжий спаситель (ой ли?) не вошёл в воду. К тому моменту сапсан, конечно, уже мало видела и почти не барахталась в воде. Плавное движение волн то поднимало птицу-суицидницу, то опускало вниз.

И... нет. Соколица не теряла сознание, а всего лишь прикидывалась мертвой. Она ведь не пустоголовая пташка, а вполне умный оборотень. В её, некогда хорошем плане, было забраться в воду и обратиться в человека, а затем очень быстро драпать отсюда, или, на худой конец, нырнуть и отплыть на безопасное расстояние. Вообще, как не посмотри, весьма хороший план-банан. Но если бы руки орчихи, добравшись до точенной шейки сапсана, свернули бы той голову, то рыжий мужик достаточно мягко достал мокрую тушку с соленой воды. Сапсан едва не хрюкнула от возмущения, но всё таки издав нестандартный звук для сокола, выплюнула (насколько позволял клюв) воду. Безусловно, лучше сдохнуть в руках обворожительного (ну как посмотреть) мужчины, нежели в руках страшной дамы с зеленоватой кожей. Оба варианта, конечно, Мор не рассматривала. Но пусть пошло так, как пошло. 

В голове птицы крутилось множество возможных вариантов развития событий. Если она начнет оказывать сопротивление, то, с вероятностью 99 процентов ей всё таки свернут шею. Не очень смерть для такой прекрасной и красивой девушки как Мор. Она ещё слишком мало повидала на своем веку. Тем более как год лишь начала удирать из дому. Второй вариант – прикинуться полумертвой. Так, возможно, её не тронут, а при удобном случае лучше всё же удрать. Решив остановиться на последнем варианте, соколица окончательно расслабилась и обмякла на мужских руках. Периодически подглядывая своими глазами-бусинками за окружающими, наблюдала за движениями толпы. Вот сели в лодку, вот плывут вдоль берега, о чем то говорят. А в мозгу крутилась картина с той самой, упомянутой Пэгги. Стоит она, фартук весь в крови, а в руках по ножу. Глаза сверкают адским пламенем, лицо исказила алчная улыбка. И смех... смех, который морозит душу. Сапсан непроизвольно сжалась, а желудок угрожал выплюнуть непереваренную мышку.

+4

13

Лебедь, гусь. Куда делась - утка?

Вот и наступил знаменательный час, маги прибыли и Роланд недовольно оглянул их, передавая сапсана на руки Бонни, что для эльфийки не особенно мягко и приятно схватила сокола. Как же любовь к природе и всему живому? Боцман же лёгким пинком поторопила Бориса по кличке Борис, да Мо, да те начали грести в сторону фрегата активнее, без особых переживаний оглянувшись на одного из членов экипажа. Боевая потеря, а потому - требовался ответ.
Привставая, Рэкхем вытягивает руку в сторону преследователей, а до сих пор никто особенно не обратил внимание на Тейда с дятлом, что были они тут, что нет. Хороший знак?
Далее... далее автору просто лень и не особенно хочется описываться реалии легкого столкновения Сэрдане и Фаэдера, который закончится понятно чем. Там огонь, там гром и молний, ругательства, неприличный жест. Именно потому - давайте сразу же перейдём к следующему акту нашей истории... а бой... бой и правда был великолепен, уникальный для каждого нашего читателя. Ну или нет.

***

"Месть Миролики"

- Капитан на борту!
- Добычу в трюм, остал...
- Суки, сволочи! Отпустите меня, хватит! Лучше убейте, а то... - получая новый удар выше живота, безымянная пленница замолкает, тяжело переводя дыхание.
- Наконец-то... остальных в тюремный трюм, - экипаж приветствовал прибывших, забирая ценности, да просто шутя, словно встречая очередной день в их жизнях. Палуба оказалась довольно чистой, убранной, а алкоголем от людей и не пахло. Около берега слышен вопль чаек, что спускались к одному из мёртвых тел, начиная мясной пир, - По поводу... о, Пэгги! - пожилая женщина подошла, а вот от неё и правда несло перегаром, но держалось она прямо, - Смотри, кого нашли, - забирая у Бонни сапсана, стоило задуматься - сколько времени нужно дятлу чтобы заклювать корабль до тридцати двух сантиметровой доски.
- О-о-о... какой красавец... только не показывай его Рёву, а то заварит красавца... кто у нас тут хороший мальчик, кто-о-о?
- Не трогай - это мои бусы! - возмутился в стороне Борис, после прошептал товарищу на ухо нечто забавное, иначе зачем тогда смеясь показывать пальцем на демона.
- Бедный крыло помял... Я не ветеринар, но посмотрю, что смогу сделать... - продолжила доктор, - Ну или порежем оба крыла? А то улетит от нас красавец... жалко будет.
Почесав бороду, внимательно оглядывая Шиа, капитан пожимает плечами.
- Мысль, только зачем он мне нужен будет? Ладно, подумаю, сейчас не до этого. Эй, ты, дятлотрах или как тебя там.
Поворачиваясь к нашим героем, оставляя птицу в руках старушки, которая посадит Шиа на плечо, да пойдёт оглядывать здоровья прибывших, Хранитель Сердца медленным шагом подойдёт к пепельноволосому.
- Так ты и правда решил пойти с нами? Ладно-ладно... - оглядывая с ног до головы, он улыбнулся, а по лицу стало вполне ясно - этот человек задумал неладное, - Рэкхем, капитана фрегата... пират, как ты понял, - расставляя руки по сторонам, любезно демонстрируя свои владения, дворянин, уточняет, - Ты крупный малый и вероятно храбрец... ну или просто тупой... ха-ха-ха, ставлю на то и на другое. Хочешь посмотреть на нос? Пойдём, пройдёмся, - звучало словно приказ, а не предложение. Кивнув в нужном направлении, вскоре они скроются от большинства глаз.

Поднимаясь по лестнице, за ними следовала Мо, держась на расстоянии двух вытянутых рук. Оглядывая небо заметишь, как распускаются паруса, а экипаж активно готовился к отплытию, что вскоре и произойдёт.
- Расскажи мне о себе - кто ты, кем был и к чему стремишься, приходилось ли тебе... пачкать руки. - облокачиваясь об фальшборт, пират спокойно выслушивал демона, после перебив очередным вопросом, восхищаясь, - Море... скажи, правда оно прекрасно? -  под конец Роланд вновь замечает дятла, удивлённо оглядывая ещё одного пернатого. "Надо будет скормить моему сапсану."
Получая ответы, так или иначе Рэкхем сделает предложение.
- Присоединяйся к моему кораблю, мне нужные такие люди - с меня слава, деньги и главное - еда, выпивка, женщины, мужчины... в любом порядке. Хм... зачем отказываться? Мы как раз плывём домой, на Сэрдан - землю свободы, - положив ладонь на плечо Тейда, чародей делает протяжной жест рукой, словно хотел заставить замечтаться собеседника.

+4

14

   Честно говоря, после вступления на корабль, желание держаться подальше от рыжеборода только возросло. Теперь повсюду были его люди, да и бежать в таком состоянии, даже при желании, было некуда. Всюду вода, Тэйд понятия не имел ни что такое фрегат, ни что такое пират, а уж тем более где находится Сэрдан. Одно он понимал: доверять было некому. Разве что дятлу, да и то под сомнением, что он не слиняет при первой возможности. Впрочем, хоть и с личной выгодой, но Рэкхем, как никак, спас демона. И был готов предоставить ему кров и пищу за работу, так что было бы глупо не согласиться на это, до тех пор пока не восстановятся силы и не разработается план побега. Но побега куда? Тэйд никогда не покидал долины до недавних событий и понятия не имел куда и зачем теперь идти.
   Взвесив все за и против, он постарался придумать легенду поубедительней, чтобы та, при этом, не показала насколько он незнаком с большим миром: — Ну, знаешь ли, лучше не быть поджаренным магами, что и охотились то не за тобой, чем быть. Сожалею о твоём товарище. — демон не сомневался, что шлюпки были достаточно далеко, чтобы капитан мог услышать обвинения в адрес новоиспеченного искателя приключений.
   — Я отшельник. Жил в горах, но давеча мою хижину вместе со всеми вещами смёл оползень. Спасло лишь то, что приспичило посреди ночи. А дятел... это на самом деле моя домашняя птица. Я увидел, что на него летит сапсан, но Рас немного туговат на ухо, так что на мои крики не реагировал. Поэтому ничего не оставалось, как спасать вручную. Да и не в рот я его тянул, а говорил с ним. Просто иногда бывает так одиноко, что волей не волей и с птицами заговоришь, чтобы с ума не сойти. Главное только, чтобы в ответ не заговорили, ха-ха. — усмехнувшись, он осмотрел просторы, что показывал ему пират, стараясь заговорить зубы.
   — Сражаться... Приходилось. Приходилось и убивать, врать не стану. Но, вам, как вижу, такие люди и нужны. Мне только бы койку, вина покрепче да дело позанятнее. Так что, думаю, мы найдём общий язык. — демону всё труднее было скрывать своё физическое состояние и длительное голодание, но он держался, стараясь стоять так же прямо и спокойно, как и собеседник.
   — Моё имя Майкл, кстати. Как нынче на Сэрдане, всё так же лихо? — он понятия не имел, как на самом деле было на Сэрдане, но сделал вывод, что это далеко не тихий городок, раз он являлся домом для этих отнюдь не воинов чести. Хотя и Тэйду было ой как далеко до честного, добропорядочного члена общества.

+3

15

     Демон оказался уж очень языкастым, и, видимо, на первое время сумел отвести от себя (и от дятла заодно) все подозрения. Райли был этому только рад, мысленно развлекая себя пассивно-агрессивным комментированием невероятных историй, которые втирал рыжебородому мужику син'трес, и пощелкивая клювом по демону, напоминая о своем существовании, и о том, что птица, вообще-то, тоже не отказалась бы от еды, выпивки и женщин... Но можно ограничиться только едой, Райли, в принципе, не гордый.
     - Я отшельник… - «Сказал бы я тебе, кто ты... боги милостивые, во что же я ввязался…» - А дятел... это на самом деле моя домашняя птица. - «С каждой минутой все веселее и веселее. А как ты объяснишь, что хотел меня сожрать?..» - Я увидел, что на него летит сапсан, но Рас немного туговат на ухо, так что на мои крики не реагировал. - «Рас, ага. Пидорас. Или расколбас? Получше ничего не мог придумать?» - Да и не в рот я его тянул, а говорил с ним.«Портовые шлюхи, оказывается, не в рот тянут, а разговаривают. Каждый день полон удивительных открытий!»
     Они плывут на Сэрдан. Надежды Райли быстро и тихо улизнуть пошли прахом, едва он это услышал. Насколько он был осведомлен, этот богами забытый остров мало того что находился максимально далеко от цивилизации, так еще и был населен криминальными рожами всех мастей. Интересно было, конечно, одним (а лучше двумя) глазом поглядеть, что там на Сэрдане и как, но Райли предпочитал не разгуливать с голой жопой (теперь уже буквально) в местах скопления агрессивных и вооруженных мужиков.
     Нужен план. Но сначала поесть и отдохнуть, а еще постараться не напоминать лишний раз о своем существовании, чтобы никто не испытал желания бросить надоедливого дятла в суп. Хотя в таком случае Райли, наблюдая за своим бездыханным телом с того света, изрядно бы позабавился, увидев удивленные лица пиратов, обнаруживших в своем супе голого парня... Однако позабавиться Дятел хотел покамест на этом свете и помирать не спешил, посему избрал своей стратегией выживания держаться поближе к син’тресу и производить впечатление умной и хорошо выдрессированной пташки.

+3

16

Ещё какое-то время сапсан ходила по рукам. В прямом ли, в переносном смысле? Черт его знает, но спустя энное количество минут её притворно-полумертвая тушка таки обрела своё место. Не сказать бы что у сапсана была морская болезнь (морская болезнь у птицы, вот это новости!), но комок тошноты подкатывал к горлу несколько раз, пока толпа пробиралась посредством лодки к кораблю. Объятия , хм.. то была эльфийка? Да, в общем её объятия были куда сильнее, нежели у рыжеволосого пирата. Второй хотя бы старался не переломить хребет птице-суициднице.

Когда люди ступили на борт корабля, сапсан уже во всю вертела своей башкой по сторонам аки цапля. В целом ей было любопытно куда занес её попутный ветер, да и радость от того, что ей не свернули шею – зашкаливала. Однако оставалась вероятность угодить под нож той самой Пэгги, но решать проблемы будем по мере поступления. Что Ши имела в данный момент? Вывихнутое крыло, отсутствие одежды и веры в светлое будущее. Внимательный взгляд глаз-бусинок немного скосился, когда пленница получила удар под ребра. Казалось, что сокол даже съёжилась насколько это позволяло птичье тело. «Ну нет, удирать, как показала практика этой барышни, нужно тихо и без лишнего шума. И без речи. Как мышь, хлоп-хлоп...» - резюмировала мысленно оборотень. От мыслей о будущем побеге её отвлек оклик... Пэгги. Сапсан наигранно свесила голову, словно потеряла сознание. А глазами продолжала зыкать в сторону приближающейся женщины. В тот момент сапсан удивилась – никаких атрибутов типа окровавленного ножа и фартука. В клюв ударил запах стойкого перегара. Только лишь это сгущало краски, в остальном дама выглядела чуть ли не самой дружелюбной из всего состава этого корабля.

Пока врач работала, Шиа находилась с ней. Она бы улетела, будь её крыло не так сильно повреждено. Оставалось надеяться и верить, что птицу не заподозрят и не оставят сидеть в узкой клетке. Такой хищнице нужно пространство и палубные мыши! Хотелось пить, а вокруг ничего кроме соленой воды да звука плескающихся волн у деревянного днища корабля. Вскоре паруса выпустили, и ткань быстро выпрямилась, ловя потоки морского воздуха. Сапсан, будучи усиженная на плечо, явно не комфортно себя чувствовала. Она, мало того что уткой сегодня побывала, но в качестве попугая... Издав характерный звук «кьяк-кьяк», птица соскочила с плеча, брякнувшись с хлопком о скользкую палубу. Ей бы сорваться сейчас, да прыгнуть в воду, обратиться в человека и уплыть. Привстав на высоких ногах, волоча за собой крыло, соколица уверенно помчалась к фальшборту. Идея унести пернатую жопку всё никак не покидала голову Шиа.

+2

17

Кьяк-кьяк.
Кьякк-кьяк - говорила она. В тот миг она должна была осознать свою роковую ошибку, ибо столкнулась с хозяином "Мести Миролики", что никогда не отпустит сапсана живой со своих владений. Стоило хищным когтям опуститься к дереву фрегата, торопясь направляясь в очередной путешествие под названием "Утопление или жизни ничему не учит", Шиа услышал протяжённый - мяу. Вот и он, здесь, смертная. Следующий же вид - тупая морда кота, что стремительно приближался к ней взором аналогичным.
Бой. Еда против Всея Императора, которого все звали - кот. Просто - кот.

***

- Да, как всегда... говоришь, словно ты там был. - подозрительно заявил Роланд, всматриваясь в глаза новоиспечённого моряка. Сложно было сказать поверил ли этот человек истории демона или же нет, ибо более он особенного ничего не сказал, кроме как - Замечательно, Майкл. Пойдём, осмотрись, через час, полтора - обед, а потом введём в курс дела. - кивнув в сторону общего сбора, спускаясь с лестницы Рэкхем уточняет, - Так получается, ты что-то вроде ... говорящего с дятлами? Ну ладно, - не выслушав ответа, капитан сворачивает отправляясь дальше на окончательный осмотр.

- Стой... где моя птица? - вновь риторические.

Пыл сражения, что хищник встречается со своим заклятым врагом, что вознамерился поставить на месту жертву.

Тем временем ветер задувал в паруса, отправляя корабль в открытое море, пока линия берега начинала отдаляться прямо перед глазами невольных попутчиков пиратского экипажа. Суша всё дальше и дальше.
- Курс на Сэрдан! - остров свободы или же сердце анархии и беззакония, где царствовала сила вольных покорителя морей. Третьи же назовут их - Архипелаг Мудаков.

Сейчас же коту прилетел очередной удар сапогом, отправляя того в трюма фрегата, чтобы далее грозно наблюдать за дятлом из тени. Жди момента. Час наступит.


- Ж`гать! Ж`гать говорю! - вот и послышался голос кока, что своей гномьей физиономией высунулся наружу и начал скорее угрожать окружающим, чем сообщать им новости благие, - Кто не п`гидёт, тот получит по с`гранному гузно! - махнув поварёшкой, Рёв замечает демона, а после и дятла, с прищуром оглядев их, но после пропадает словно суслик в норе. Чем заняться? Да сами решите, а на данный же момент плавание продолжится не один день, но нашего сапсана забрали в каюту капитана.

- Всё же тебе стоит выбрать имя, - усадив птицу на стол, присаживаясь на удобное кресло, Рэкхем почёсывал рыжую бороду, - И на сколько ты сообразителен?
- Как насчёт... как насчёт - Коготь? Эм, нет. Воль... Бим Рваное Крыло? Чего смотришь, сейчас старушка тебя подлатает... ну или порежет, - махнув рукой, мужчина кинул горсть орехов своей ещё не знакомой мадам.

+2

18

С грацией тюленя птица всё же добралась до фальшборта. И всё бы прошло почти идеально, если бы не... кот. Откуда, чёрт возьми, взялся кот? Он что, всё время сидел и ждал из тени, когда хоть одна из птиц шлепнется на палубу? Хвостатый, к слову, хоть и был слеп на один глаз, оказался довольно пронырливым. [float=right]https://d.radikal.ru/d39/1902/8c/0aff15024c48.gif[/float]
Приплюснутая морда очутилась ровно перед клювом сапсана. Усы торчали в стороны, хотя часть из них отсутствовала, шерсть торчала клоками, но даже с этим кот казался упитанным и пушистым. Видно жил рядом с кухней, не иначе. Соколица, попрошу заметить, была не из мелких особей, но и кот далеко не котенок. Выгнув спину дугой, заурчал и без тени сомнения кинулся на растерянную птицу. Последняя, опешив от столь внезапного появления на своей траектории движения выполнила нелепое па. Столкновение крупной, хищной птицы с не менее крупным котом заставило всколыхнуться половину палубы. Пэгги, охая и ахая, бросилась спасать раненую пташку из коварных когтей местного котофея, однако все попытки были напрасны. Из этого клубка было точно не ясно, где там была птица, а где хвостатое чудовище. В воздух полетели перья в перемешку с кошачьей шерстью. Крик птицы смешался с фырканьем и мяуканьем животного. Еще некоторое время этот ком катался по палубе, изредка разваливаясь, а затем сходясь вновь. Сокол выигрывала острым клювом и когтями, хотя проигрывала в маневренности из-за вывихнутого крыла. Кот же достаточно сильно приложился к морде сапсана, исчиркав его с одной стороны и вдоль грудной клетки у вывихнутого крыла. Раны кота оказались серьезней за счёт анатомической особенности клюва сапсана, ведь как никак он создан для того, что бы рвать пойманую тушку (прочный и заканчиваются загнутым острием по типу крючка). Окончился этот кровавый переполох лишь благодаря волшебному пендалю хозяина корабля. Вошедшая в раж птица бросилась за улетающим в трюм котом, но была умело перехвачена ловкими руками. В порыве страсти сапсан клюнула мужика в область груди и предприняла еще пару попыток, но всё равно была достаточно быстро обезврежена. Пернатая грудь, испачканная в крови, вздымалась с такой скоростью, что казалось маленькое сердечко вот-вот выскачет из объятий ребер; клюв оставался угрожающе приоткрыт. Очевидно местному доктору прибавилось работки.

Больше мужчина не совершал опрометчивых поступков (типа как отдать бедную пташечку на растерзание злому доктору) и отнёс израненного сапсана себе в каюту. Шиа очень хотела обратиться в человека, это желание превалировало даже над подступившим чувством голода и жажды. Но тогда она сначала шокирует окружение своей наготой, а затем отправится туда, куда закинули ту девку. Интересно, из неё рабыню сделают, или сначала надругаются? Мор действительно за себя боялась, ведь быть привлеченной к «ебле по кругу» совсем не хотелось. Она действительно лучше утопится. Возможно даже в стакане с ромом, если получится. Ведь именно так о ней думали - птица-суицидница? Но никто же не подозревал, что за перьевой маской скрывается вполне симпатичная девушка. Сражаться за свою жизнь уже не было сил. А капитан сего судна, очевидно, никак не опасался хищной птицы, усадил её перед собой на стол. Соколица даже не привстала на лапы, а сразу ухнулась на пузичко, подогнув под себя целое крыло. Столешница под птицей тут же обагрянилась кровью. 

[float=left]https://a.radikal.ru/a20/1902/61/00bdcca8efbe.jpg[/float]    «Ты серьезно думаешь, что я буду жрать орехи?» - мелькнуло в голове Шиа, в то время как внимательный взгляд глаз-бусинок изучал сидящего перед ней мужчину. Тот, расслабившись, начал перебирать незатейливые имена для птицы, Мор бы даже хохотнула, если бы могла. Издав лишь звук на подобии скрежета ногтей об стекло, привстала. Заметив металлический стакан, поцокала когтями по столу и заглянула внутрь. Убедившись, что мужчина её не одергивает, сунула в емкость морду. Воды там не было, собственно как и другой жидкости (с целью утолить жажду, а не утопиться, как вы могли подумать). Высунувшись, ударила по нему клювом отчего стакан перевернулся набок и покатился по столешнице. Это был маленький протест большой птицы. Как ты на это посмотришь дружок, ха!?

+2

19

Орехи ей не нравятся, может быть тогда жаренных гвоздей отведать? С ромом, который вскоре капитан себе и нальёт, вальяжно расположившись на кресле, продолжая разговаривать с птицей, не задавая вопросом о нормальности сего действия. Ему казалось, что он его понимают.
- Ладно. Будет пока у тебя временная кличка - Каллиста...о. Нравится? Не важно, тут же Я главный, - таковы плачевные реалии в мире сапсанского права, - Так что мне с тобой делать? Улетишь же сразу, нужно... нужно почистить стол.
Недовольно проворчав, рыжий чародей взмахом пальца поднимает алую кровь в воздух, несколькими струями образует сферу, что угрожающе повисла над живой тушью хищника. Ещё одно движение руки и вся жидкость отправится к окну, а пират залпом опустошает стакан рома только для одного - чтобы заполнить его вновь. 

Ответ на один из вопросов: капитану достаётся в использование лучшая добыча.

- Нужно сверится и... - смотрите, кто тут у нас. Протестующие вышли на стол капитана и требуют больше мышей, а так же вероятно ещё больше мышей. Знаете, как Рэкхем поступает с бунтующими? - Чёрт возьми! - вскакивая, Роланд опускает взгляд к штанам, к новообразовавшемуся пятну. Начиная отряхиваться, недовольно посматривая на сапсана, выругавшись себе под нос, мужчина сжимает кулак, но так или иначе поднимает стакан обратно на стол, положив подальше от края и от того, кто ведёт себя подобно коту, - Ненормальный... - сквозь зубы, - Всеока, только не говори мне, что у меня на палубе теперь ещё и тупая курица завелась, вместе с дебильным котом, кхм... - недовольный монолог прерывает врач, что с наполовину выпитой бутылкой вина заходит в каюту капитана.
- Всё хорошо, а как тут поживает гордый птиц? - почесав себя за ухом, старуха улыбнулась Шиа, после выкладывая на стол препараты, скальпель и иные принадлежности, что блестели на узком луче солнца.
- Не очень. Истекает, ещё и выпивку проливает. - решая не снимать с себя штаны перед подругой, Роланд уже отдаёт указ, принимая решение. Выдохнув, - Хмм... подлатай Каллисто...
- Каллисто?
- Да. Он скорее умрёт скоро, может потому к людям и залетел, чтобы добили. Только для начала - обрежь ему крылья. - без паузы продолжил он, но вероятно наша героиня обратила внимание на эти слова. Вероятно. Может быть. Кажется. - Пусть сначала привыкнет ко мне, найдём сокольничего на Сэрдане, обучим его, а потом уже обратно подлечим... ха, смотри на его взгляд, - кивнув в сторону Шиа, Роланд быстрым движением руки хватает сапсана, переворачивая того на спину, силой давя, а вот сама старая Пэгги потянулась к скальпелю. Блеск метала ударил в глаза Шиа.
Ещё чуть-чуть.

+1

20

Если бы птица могла нахмуриться – она бы это сделала. Этот подлый капитан не только подлый, а ещё и магией владеет. Что за чертовщина эдакая? По-птичьи наклонив в сторону голову, Шиа проследила за отправлением алой жидкости к открытому люмику. Вода за ним плескалась о борт корабля, а последний плавно покачивался на водной глади. В целом у Мор не было, вроде, морской болезни потому чувствовала себя довольно хорошо за исключением кровоточащих ран. Хоть мужчина и «протёр» поверхность стола, то через пол минуты на нём вновь появились алые капли. Глаза-бусинки молчаливо наблюдали за мужчиной, который наполнял стакан ромом одновременно придумывая кличку для своей будущей хищной птицы. Так, по крайней мере, думал пират. Сапсан мысленно усмехнулась, борясь с навязчивой идеей треснуть этого напыщенного ублюдка. Он ей не нравился, хоть и унёс соколиную потрепанную задницу от лап жирного кота. Да, за это стоит его благодарить. Но не сегодня. Может быть... никогда?

Опрокинутый стакан на штанину явно показал буйный нрав птицы. Капитану, естественно, такой ход событий совсем был не по душе. Птица вновь ухнулась на живот, приоткрыв клюв. Вероятность, что пташка без применения собственных крыльев, отлетит в угол каюты приравнивалась к 99,9%. Но нет, мужчина сдержался, решив не добивать и без того раненную и испуганную птицу. Но это было лишь начало. Гневную триаду прервала врач.

Пьяная врач.

Пьяная врач с бутылкой вина в руках.

Сапсан, зыкнув на всё это, стала медленно пятиться по столу, сбивая своим тело непонятные журналы, чернильницу, письменные перья, подсвечники с восковыми палочками. Сказать, что выложенные на стол приборы не нравились оборотню, значит ничего не сказать. Металл сверкнул в луче пробивающегося вовнутрь помещения солнца. И если слова о том, что бы ушить кровоточащие раны взбодрили Мор, то обрезка крыльев была чревата для этой ипостаси. Птица, вытаращив свои черные бусины глаз, уперлась в деревянную стену спиной. Вытянувшись на ногах, расправила одно крыло в сторону и открыла клюв. Она будет защищаться! До последнего, ибо никто не смеет обрезать крылья оборотню. Так же, как и кастрировать оборотня-пса. Немыслимо! Сердце в грудной клетке забилось с такой силой, что мысль обратиться в женщину и быть выебанной по кругу уже не являлась такой уж и ужасной. Хуже не летать до следующей линьки, что значит, в случае опасности не смочь постоять за себя (читай - удрать по добру по здорову). Мысли, атакующие мозг сапсана заставили её проглядеть резкое движение рукой. Ладонь пирата опрокинула сапсана с такой легкостью, будто то была не огромная, хищная птица, а обыкновенный голубь. Шиа, решив не сдаваться до последнего, превозмогая боль в крыле и ссадинах, уверенно засадила острый клюв в кожу тыльной стороны ладони мужчины, добавив пару глубоких ссадин на внутреннюю часть нижней трети предплечья. Не только девке суждено сегодня пустить кровь. Последняя, к слову, хлынула сильнее из птичьего тельца. Перенапряжение мышц в ходе бесполезной борьбы не заставило себя долго ждать. Страх и ужас переполняли девку, смешиваясь с кровопотерей и усталостью. Извиваясь под крепкой рукой пирата, почувствовала, что врач тоже схватила птицу, но только ноги, дабы те не царапали капитана. Бой был неравным.

Перед глазами сверкнул металл.

Ши, даже не задумываясь о последствиях, принялась обращаться. Крылья, в том числе раненное, стало вытягиваться в размерах. Тело, что находилось полностью на деревянном столе, в следующую секунду стало на него не помещаться, а ноги опустились к палубе. Правда за одну щиколотку врач ещё продолжала держать девку. Пират, так уж вышло, оставался держать птицу за тельце, но ввиду его увеличенного состояния хватался... за объемное полушарие груди. Черные волосы, собрав по столу письменные перья и кусочки бумаги, были разбросаны по столу темно-каштановым, почти черным, пятном. Взгляд янтарных глаз сверкнул всей ненавистью к этим двоим существам, наивно полагающим, что перед ними была самая обыкновенная, тупая птица. Превращение занимало у Шиа не больше десяти секунд, еще секунда на взор. В следующие мгновение свободная нога в ударе коснулась челюсти пирата. Вторая, вырвавшись из растерянных тисков пьяной ладони, - в живот женщины. А жаль, она казалась довольно милой, пока в её руки не попали непонятного рода металлические предметы.

     ―Больной ублюдок! Иди в гузно морского дьявола! – надрывающимся голосом крикнула обнаженная дамочка пирату, в целом, не уповая на своё спасение. Будучи в чем мать родила, шансов остаться не пойманной на палубе почти не было. Вылезти в люмик из каюты – не вариант, не вместится. «Бежать, бежать, бежать...!» - монотонно, словно звон колокола, стучала мысль в голове. Плечо, где ещё пол минуты назад было крыло, саднило. На лице, доселе милом красовалось три глубоких пореза. Но ещё глубже и кровавей были на плече и боку, ближе к сломанной руке. Или вывихнутой. Черт его знает. Оттолкнувшись от стола, пользуясь замешательством оппонентов, ринулась к двери.

+2

21

Взмах, удар и получившая по животу старая Пэгги  падает. Не выдерживая, пожилой врач рукой облокачивается об мягкий ковёр, ловя ртом воздух, потирая будущий синяк свободной ладонью. Вскоре она медленно, своим слабым телом, подползёт к креслу, уставшая поднимается, присаживается... да, с возрастом всё становится сложнее. Если сила и есть, то истекает она непривычно мгновенно.
- Оборотень... - прошептав, никто её не слушал... да ничего важного, она знала, дайте ей только минут пять... восемь на одышку и... и... ей надо выпить.

***

Почему всегда он?
Нет - сапсан обязательно должен был быть оборотнем, который начнёт требовать не ясно чего. Например не резать ему крылья.
Всегда всё не так просто в его жизни - именно об этом успел подумать наш герой, что зелёными глазами не убирал взора с девушки.
Приготовившись к неприятностям, отходя на пол шага назад, убирая руку с груди жрицы, мягкой подушечкой пальца огладив не выпирающий сосок Шиа, Рэкхем уходит в бок, всё равно получая по челюсти. Не удивительно, в отличии от доктора, он удержался на ногах, хватаясь за подбородок, сжимая его, а сам испепеляя сапсана взглядом изумрудов... не в прямом смысле этого слова.
Сжимая кулак, прошу прощения даже - хмурясь, Роланд взмахом воздуха закрывает дверь, к чей ручке уже потянулась девушка. Не поддаваясь ей, не отпираясь, запирая в помещении с капитаном пиратов, что широкими шагами направился к пленнице. Оголённые, выпрямленные плечи, а всем весом он более напоминал рыжего быка, коня, что собирался... только, что он чувствовал? О чём думал? Проще простого - не было в нём непонимания, наоборот, он осознаёт происходящее и потому зол, естественно агрессивен - не простителен. Перед ним сейчас стояла обнажённая девушка с телом видным, привлекательным, но кажется сейчас чародей не придавал этому значения.
- Сучка, - прошептав сквозь зубы, янтарь узрел кулак, что стремился к её лицу, но только для того чтобы резко пробить коленом по животу, заставив ту нагнуться в позе прекрасной для двери. По спине.
Волосы горят, давят, когда пальцы Хранителя Кодекса вцепляются в них, поднимая голову хищной птицы, прижимая к себе, а после придавая инерции отталкивая в сторону. Наверное казалось, что и сам ковёр обжигал в этот миг.
- Что ты себе... - прерываясь, вновь потирая челюсть, Рэкхем продолжал подходить, - Какого... - кажется он собирался на неё наступить, дыхание неравномерное - Ненормальная баба, Миролика тебя дери, и скажи, что мне теперь с тобой делать, а!? - вопрос риторический и кажется он уже знал ответ.
Масса тела мужчины, рост, вес и мускулатура говорила только об - во-первых, ему и правда идёт ходить с обнажённым верхом, во-вторых - гузно Всеоки на него нету.

+1

22

Тонкие, бледные пальцы ещё пока целой руки оплели дверную ручку. Но как бы много сил не прикладывала в эти мгновения сокол - всё бесполезно. Та попросту не поддавалась ни физической силе оборотня, ни мыслимым уговорам, обращенным всем Богам долины Врат. Через секунду, когда мужчина пришел в себя от довольно сильного удара по челюсти, в пару шагов сократил расстояние между собой и жертвой. Тёмная грива волос, ниспадающая до уровня поясницы едва могла прикрыть обнаженный зад. Волосы липли к повлажневшему телу ни сколько от физической нагрузки, сколько от опасения и страха быть приконченной здесь и сейчас. Мор повернулась ровно тогда, когда тяжёлая ладонь, сжатая в кулак, нацелилась ровно на её физиономию. Выставив руку перед своим лицом, предплечье приняло основной удар, хотя он был не достаточно сильным, что бы сломать кость. Вероятно даже в таком состоянии мужчина прекрасно знал, что оборотни хоть и сильны физически, но не настолько, что бы выдержать удар со всей мужицкой силы. Собственная рука закрыла лицо, но не уберегло его. Зубы клацнули, прокусывая внутреннюю часть щеки. Кажется, нос тоже попал под оплеуху. Помимо глубоких царапин, до сих пор кровоточащих, хлынувшая кровь из носа и уголка рта лишь добавила алых красок к, и без того "разрисованному", лицу. Но то, что последует удар по животу девка не успела сообразить. А пират не промах, знает как быстро выбить всю дурь из сумасбродной девицы. Взвыв, согнулась едва ли не пополам, забыв о боли теперь уже в обеих верхних конечностях. Схватившись за живот, выплюнула под ноги пирату кровь. Голова закружилась с такой неимоверной силой, что внизу у мужчины было не две ступни, а... кажется... шесть? Или восемь...? Вроде потом был удар по хребту, но к тому моменту девка маневрировала между включенным сознанием и его отсутствием. Но то длилось не долго, цепкая рука впилась в темную копну волос, в которой все еще были запутаны пара писчих пера. Взгляд янтарных глаз состыковался снизу вверх с двумя изумрудами. Между густыми бровями мужчина залегла глубокая морщина. Он... хмурился? Девушке пришлось пару раз моргнуть, что бы зрение хоть немного сконцентрировалось на лице с рыжей бородой. Тогда, когда он вытащил мокрую птицу из воды и унёс пернатый её зад от лап кота, этот парень казался добродушным, но теперь Ши откровенно беспокоилась за свою жизнь. Но этот страх клокотал где-то на задворках сознания. К чему показывать ужас предстоящего? Она на его территории с его людьми, максимум до куда успеет сбежать - до трюма. Кажется именно туда закинули ту дерзкую рабыню.

В тот миг "свободы", когда её держали всего лишь за волосы, норовя вырвать приличный клок, Мор вздохнула через рот. Кровь не успевала засохнуть в уголках губ, подбородке и под аккуратным носиком. Зрелище было не из приятных, если ещё и обратить внимание на глубокие ссадины в области виска и скулы. Багряные пятна измазали обнаженный пресс и нижнюю часть грудной клетки капитана. Он привлек её к себе как собственную любовницу. Как вещь. Как игрушку. Чувствовала ли сейчас боль сапсан? Нет, она не ощущала в тот момент даже собственного дыхания или сердцебиения. Мир сузился ровно до того размера, что бы туда вместить холодный свет зеленых глаз. Это она жертва в этой ситуации, это её вытащили из воды и лап кота, когда она всего лишь хотела удрать и избежать нечто подобного, это её хотели сделать курицей на радость капитану, обрезав крылья. "В чём моя вина всего этого?!" - пульсировала мысль, но момент самобичевания был нагло прерван. Пират просто откинул её как пушинку, а она и не сопротивлялась. "Обжигаясь" о ворс ковра, девка пару раз перевернулась и стукнулась о шкаф. Обычный такой шкаф с множеством полочек. Несколько учебников, свитков, чернильниц и карт посыпались вниз с таким грохотом, что казалось, будто огромная рыбина ударила по днищу судна. Звон монет, вывалившихся из кожаного мешочка, что стоял на одной из полочек, наполнил комнату. Они серебряными и золотыми пятнышками покатились по деревянному полу в хаотичном направлении. Часть из них прекратила своё движение у сапог пирата, который явно решил добить нерадивую гостью. Мужчина вновь приблизился, заставив сапсана вжаться спиной в дверцы шкафа. Натиска не выдержал и сверток шелка нежно-бежевого цвета вместе с канделябром. Если первый упал тихо, то второй с грохотом обрушился рядом с девкой. Та, не растерявший, схватила его и выставила перед собой аки меч. Подсвечник хоть и не был оснащён острыми частями, но выглядел довольно устрашающе, если огреть им по голове.

     —Из нас троих, - девка едва заметно кивнула в сторону женщины, что распласталась на кресле. —Ненормальная уж точно не я, - прошипела Шиа, сплевывая на пол кровь. Взгляд янтарных глаз на фоне кровавого месива лица выглядел ещё ярче в полумраке каюты, которою освещало несколько люмиков да около десятка канделябров. Вторая рука хоть и была повреждена, но пальцы довольно ловко собрали гладкую материю шёлка, подтягивая ту лентой к обнаженной груди. Всклоченные волосы придавали сапсану вид дикарки, нежели довольно милой и хорошенькой особы. Кстати об открытом окошке. В долю секунд девка бросила на него взгляд и на то, что оно было открыто. Ранее её кровь отправилась в путешествие именно этим путём. Если в прыжке обратиться в птицу, то она вполне сможет выскользнуть через небольшое отверстие. Счёт шёл на секунды. Сразу после своих слов швырнула со всей силы подсвечник в сторону пирата, на это тело было способно ещё в принципе. Сил то, в прочем, как раз оставалось совсем ничего. Набрав полные легкие воздуха, оттолкнулась от пола (и частично от шкафа, который вслед за ней завалился вперёд) и с ревом дикого кабанчика снесла мужчину с ног. Ровно у щиколоток хлопнулся шкаф, разлетаясь в стороны мелкими щепками и остатками той утвари, что стояла на полках. Путаясь в ткани, сделала ещё одну попытку отцепиться от тела пирата и рвануть к окну.

+1

23

Всем покинуть корабль - она вооружена канделябром! Просим у вас прощения, мы сдаёмся и признаём вас капитаном, мадам. По вашему приказу готовы выстроить курс к ближайшему винному магазину, пока Рэкхем будет греть ложе императрице морей и одного полуострове, где-то там - на юге.

В действительности диалог стоило вести с мужчиной, а не знакомить его челюсть с ногой. Его только что решили личной птицы, сапсана, а теперь приходится разбираться с буйной, голой девушкой, которая при этом трезва.
День за днём.
Перехватывая подсвечник, резко откидывая того в сторону, сдувая пламя, пират вознамеривался придавить горло дамы, пока она не успокоится, получая своё, понимание о положении дел, месте. Шаг на встречу и тут хитрая особа, резко уходит в сторону, весом откидывая мужчину, что вместе с ней летит вниз спиной. Потеряв равновесие, лицом проходясь по плоскому животу Шиа, что устремилась к окну.
Вниз головой, изумруды провожали её, догадываясь что желает сотворить девушка. Там, совсем рядом - свобода, ветер под крыльями, дивный мир.
Шаг. Шаг. Жрица всё ближе, пока кончик ноги касается подоконника. Ещё чуть-чуть. Прямо сейчас ощущался морской ветер, того как Месть Миролики шла на Сэрдан, превращая горизонт земли в узкую линию на обратной стороне мироздания.

- Мммм... - старушку вновь промычала, уже приходя в себя, пока она не замечает бутылку рома на столе капитана. Что же... не первый и не последний раз.
Следующий раз Мор узрит её в углу, спокойно распивая напиток и с интересом наблюдая за двумя молодыми телами. Без намёков, обычное любопытства для человека её возраста. 

Миллиметр и... крепкая хватка мужчина в последний момент добирается прямо до ноги, отталкивая её в окно. Ветер развивал волосы девушки, что полетела вниз головой, но не к морю, а повисла.
- Куда... куда собралась!? - вторая ладонь, не ослабляя хватку. Удерживая её за две ноги, кажется она вновь бьётся головой об корабль. Чуть выше каюта, внизу волны солёной воды. Упираясь об край, не высвобождая  хищницу, Рэкхем выглядывает из окна, вслушиваясь в дивные комментарии леди, которой слегка раздвинули ноги, а потому Рэкхем вполне себе оглядывал не только упругие бёдра, но и лоно нашей героини в очень приятном угле для... для всего.
Наверное... освежает?
Напрягая мышцы, силой давя на точку опоры, чародей поднимает за ноги оборотня, чья грудь так же поглаживала влажную Месть Миролики. Выше, чуть-чуть, пока она окончательно не впадёт обратно в каюту к Роланду.
Опять. Снова.

+1

24

Мгновения, когда Шиа подскочила, отрываясь от тела рухнувшего навзничь мужчины, были бесценны. Она уже почти чувствовала морской ветер, наполненный миллиардами мелких капель от бьющихся о борт корабля волн. Правда девка не учла несколько важных моментов, пока сумбурно предпринимала попытки свалить из этого чёрствого логова пиратов. Во-первых, как она, собственно, собиралась лететь, если её рука повреждена? Во-вторых, из-за этой сломанной руки как, в общем-то, поплывёт? Мысли, словно удар колокола, ударили в голову тогда, когда её нога коснулась подоконника небольшого окна в каюте. Тело Ши уже начало обращаться в птицу, и в целом ему бы хватило времени, пока она бы камнем падала к холодным, зловещим волнам. Отсюда они, кстати, не казались дружелюбными. В то мгновение вернуться уже было невозможно, ведь инерцию не обмануть. Один удар сердца растянулся на минуты. Можно было мысленно прощаться с этим миром, своей пернатой попой и глупой головой. «Дура, дура, дура!» - клокотал, ревя, разум, но и в этот раз сдохнуть ей не удалось. Собственно, как и обратиться в птицу. Пират схватил девку за лодыжку, отчего Мор буквально повисла снаружи борта. Совсем не мягко брякнувшись о мокрое дерево, почувствовала, как её нос с ним познакомился. От взрыва боли (кажется, что девка уже начала привыкать к ней), голова пошла кругом, и, учитывая что оборотень висела к верху ногами, кровь хлынула вниз, завлекая собой глаза, затекая в уши. Заверещав, принялась брыкаться. Она считала, что лучше сдохнуть, чем быть отданной на растерзание этих жутких мужланов. За свои двадцать восемь лет пиратов сапсан видела впервые, но была наслышана об их похождениях. Они много пили, они много воровали, они много еблись, они много убивали. Они – своего рода короли морей. Из всего этого Ши опасалась двух последних пунктов. По крайней мере так гласили рассказы о пиратах, описывающих их как редкостно жестоких бандитов. Капитан, после всего произошедшего, ни за что не оставит всё это просто так. И тем более не отпустит её на берег. Возможно даже не оставит в живых. Было обидно, ведь если посчитать, то за каких-то пол дня он её трижды спас от гибели. Хотя... если бы в первый раз он позволил ей «утонуть», то всего этого бы не произошло. Но вот из схватки с котом и сейчас – выйти живой практически было не возможно.

И вот теперь, болтаясь вниз головой, Мор орала во всю глотку, при этом активно, инстинктивно дергая ногами. Особенно той, за которую держал пират. Не сказать, что оборотень была легкой, но мужчина вполне спокойно удерживал её. Держал и издевался, любуясь открывшимся видом. Подтянув вторую ногу через силу притяжения земли, мать её, стала бить второй ступнёй ровно по тому месту, где ухватывали пальцы капитана вторую конечность. Так, по крайней мере, она могла скрыть все свои прелести. Сейчас ей хотелось оказаться внутри каюты, а не в объятиях волн загребущих, что ревели снизу. Мужчина с легкостью перехватывает второй ладонью другую ногу Мор. Если бы не кровь на лице, можно было бы заметить как её лицо багровело. С одной стороны от прилива крови, с другой – от жуткого стеснения. Но самобичеванием она займется позже.

     ―Да отпусти ты, чёртов придурок! – взревела девка, однако изрыгать слова в таком положении было сложно. И к тому же мужчина явно мог не расслышать её.

В то время когда рот вещал одно, то мозг просил ровно противоположное. Мысленно она молилась что бы мужчина закинул её обратно. Ноги как никогда хотели почувствовать твёрдый пол под ступнями. Пусть даже тот будет на корабле. Пусть даже в каюте этого невыносимого пирата. Идея быть выебанной по кругу взамен подаренной жизни теперь не казались столь ужасными. Кхм, о чём это она думает?! Да, её жизнь была буквально в руках пирата. Опять. Снова.

И, всё таки, молитвы были услышаны. Через минуту девка почувствовала под своей задницей твердый пол. Длинные волосы закрыли лицо, а грудь вздымалась с такой скоростью, будто всё это время Ши и не дышала вовсе. Сердце клокотало. Только теперь девушка почувствовала весь страх, всю боль в теле и конечностях. Кряхтя, подняла ту руку, что была не так сильно повреждена, впустив дрожащую ладонь в перепутанные волосы и убирая слипшиеся пряди с лица. Последнее представляло собой жуткое месиво ссадин и крови. Из глаз норовили выплеснуться слёзы от обиды и боли, но оборотень не поднимала взгляда на рядом находившегося пирата. Ши была готова сдаться. Она устала бороться за всё это блядство.

     ―Я... нужно было... – тихий голос прозвучал так, словно девка хотела извиниться. В тот миг к горлу подкатила тошнота. Ни то от пронизывающей боли, ни то от длительного нахождения вверх ногами. Не успев договорить, в следующую секунду подскочила и перевесилась через подоконник. Но не как в прошлый раз, а лишь наполовину. Подставив обозрению пирата округлые, вполне такие аппетитные ягодицы, закашлялась там, снаружи. Её попросту стошнило. Да и мужчина уже разглядел всё то, чего видеть он в принципе не должен. Тонкие пальцы вцепились в дерево, пока Ши висела в таком положении. Слёзы таки брызнули, но по крайней мере этого было не видно. Понадобилось несколько минут, что бы почувствовать себя относительно лучше, но вот девка совсем не хотела поворачиваться. Было стыдно и страшно, но страшнее сейчас смотреть за окно, где внизу обиженные волны плескались и шипели, оставшись недовольными тем фактом, что сапсан так и не попала в их объятия. Пустота в голове звенела так, будто череп раскалывался на две части. Втянув носом морской воздух, тыльной стороной ладони утерла с лица слюни, сопли и прочую хeрню, от того лишь больше размазав по некогда милому лицу кровь. Последняя, к слову, прекратила бить фонтаном от ещё одного удара о борт. Как она ещё зубы не растеряла, болтаясь вверх ногами в тот кон. Медленно обернувшись и не поднимая глаз, осела на пол, дрожащими руками подтягивая к себе лоскут шёлка, которым прикрывалась в прошлый раз. Благо он остался валяться совсем рядом.

     ―По крайней мере я старалась, - брякнула девка, словно пытаясь себя успокоить в проигранной борьбе за свою жизнь и анальную девственность. Теперь, вероятно, её покарают во все дыры, которые существовали в женском теле. На лбу проступила испарина, скатываясь розовыми, окрасившимися, каплями по вискам и скулам.

+1

25

Он услышал. Отпусти. На мгновение наша героиня и правда ощутила, как ослабевает хватка нашего героя, что от злости и чувств желал опустить несносную. Прямо в море.
Буль. Тишина, спокойная жизнь.
Столь просто. Столь элементарно.

Откидывая девушку на ковёр, шагая назад, пока не упрётся об стол, Рэкхем дышал менее интенсивно, после рукой поправляя плечо, подтягивается. После послышался хруст шеи, что... вот сапсан резко вскакивает, недоговаривая.
- Проблеваться... - ничего, рыжий закончил за неё предложение, вновь опуская изумруды к бёдрам девушки, осматривая их, а через момент меняя угол головы, чтобы с ухмылкой оглядеть позу раком у Шиа. Аккуратная промежность, что манила к себе самца.
- Рэкхем, - спокойно отвлекая капитана, старая Пэгги нашептала ему на ухо.
- Чего?.. Зачем?.. - хмурясь, недовольно оглядывая старую подругу. Только чуть позже она окончательно уговаривает моряка, -  А, ладно, как хочешь, ба! - махнув рукой, он привстаёт, вновь осматривая девушку, которая только начала прикрываться от Хранителя Сердца.
- Если это твоё старание - то умрёшь ты не своей смертью, женщина. - прозвучало довольно равнодушно, пока Роланд шёл к выходу, а после закрывает за собой дверь.
Остаться наедине, со своими мыслями не получилось.
- Ну-ну, - доктор довольно спокойно опускается к Шиа, прикладывая тыльную сторону ладони ко лбу. Да, от неё всё ещё пахло перегаром, а пока она говорит, рукой проводит по телу девушки. Кожа сияла, а сапсан ощущала магию. Тело отдыхало, боль уходила, - Дурная ты, дурная, но и ладно. Хм... на корабле все таковы... хочешь? - та самая бутылка с ромом, на дне ещё оставалось чуть-чуть.
- Чтобы прийти окончательно в себя понадобится пару дней, отдых и конечно же моё внимание, но... - кажется, что-то щёлкнуло в руке, боль пронзила кость хищницы. Нервы гудели до самого костного мозга, пока тело ощущало покачивание фрегата.

- А здесь? Кхм... а так? - дверь распахивается. Явление рыжего. Вновь.
Всё ещё без верхней одежды, в руках он нёс таз воды, а под локтем ведро с той же жидкостью. Широкими шагами, держась уверенно, он выкладывает их перед доктором.
- У тебя есть пять минут.
- Ну-ну... этого достаточно. - они не конфликтовали, словно обычное дело в их отношениях.
Последний штрих и Мор явно никак новая.
- После хочу увидеть её у себя в кабинете. - добавила пожилая алкоголичка перед выходом.
- Нет. - краткий ответ, а после дверь закрывается, приглушая ворчание старушки.
Вот он вновь перед ней. Мужчина возвышался над жертвой, осматривая уже не тело Шиа, но не спуская взора с её глаз. Этого человека всегда было легко прочитать и сейчас он явно не доволен, с мыслями в голове определёнными.
Кивнув в сторону ведра, а после шкафа.
- Видишь? - не смотря на драматическую паузу, вопрос оказался риторическим, - У тебя в запасе три минуты, а после приступай... - внимательно смотря, меняя градус поворота головы. Рука опускается к бороде, почёсывая, - Что смотришь? Убирайся. - даже не подарив ухмылку, капитан пиратов со стороны забирает газету, усаживаясь за кресло, которое можно было встречать только в особняках зажиточных торговцев, дворян не первого поколения.
Доставая папиросу, щёлкнув большим пальцем, пламя загорает табак, пока густой дым начнёт заполнять каюту.

+1

26

Отредактирую утром
Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0


Вы здесь » Gates of FATE: Tears of Gargea » » Год Аполлоновой Фортуны » Хроники "Миролики": демон, дятел и сапсан