« Описание мира « Техническое « Социальное « Игровое « Информация по механике « Оформление механики

Gates of FATE: Tears of Gargea

Объявление

x
Фабиан Герт Кайя Харад Джениор Гвиндар Этерра Арам'Хан Лейенера Тваан Шезар Лотэйр Вестергор Нинабель Рико Гардок Граммар Джомлин Клейнмак Зинариэль Стоунграс Люстрия Дертан Салазар Прескотт Эмилия Прескотт Роза Санд Хаефрит Ивар Брауэр Бриши О’Салливан Ведагор Опаленный Мирфеа Ведьма из Огненной Долины x
X
Нынче возможно некорректное отображение страниц форума с мобильных устройств.
[Обсуждение]: Изменение предметов
[Обсуждение + Конкурс]: Символы классов


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gates of FATE: Tears of Gargea » » Завершённые сны » Бюро находок, или сказ о всеми забытых богах и тех, кто им поклоняется


Бюро находок, или сказ о всеми забытых богах и тех, кто им поклоняется

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/01/159c9c8d54278a5f596181b75862d47e.png

Действующие лица:
Cyr
Sebastian Gauner
Внешний вид персонажей:
В анкете/постах
Погода в эпизоде и место действия:
Древний, забытый всеми, даже самим Временем, храм, окружённый вечно заснеженным лесом, где-то на окраине Ничего, слегка южнее Бесконечной Пустоты, однако севернее Той-Самой-Твоей-Мечты-Которая-Никогда-Не-Сбудется.
Краткое описание действий в эпизоде:
Никто и ничто не хочет быть забытым. Потому что, если о тебе все забыли, а сам ты не удосужился оставить после себя чего-то значимого, ты попадаешь Сюда. Ты - пространственно-временной мусор, и Вселенная выкидывает тебя на эту свалку Забытых и Ненужных вещей. Здесь не царствует Время - о нем слишком многие помнят. Здесь властвует Число, которое никто ни разу не использовал. Какое? Не знаю, никогда о таком не слышал. Это пристанище самых одиноких существ: неудачные шутки генетики, жившие некогда в единственном экземпляре и не оставившие свой след в легендах, так как никто и никогда их не видел; Неродившиеся Дети, волки-одиночки этого мира, вынужденные стать Хранителями сего загадочного Места; Боги, которым никто никогда не поклонялся, потому что те были слишком застенчивы или высокомерны, чтобы показаться людям.
Говорят, что, если пробыть в этом месте слишком долго, то история самостоятельно сотрет тебя из самой себя. Кто так говорит? Чтож, на деле не всегда должен существовать кто-то конкретный, чтобы можно было сказать, что о чем-то "говорят".
Так вышло, что живой человек попал в это место. И за собой он принес ужасную вещь - Время. Теперь он не может оттуда выбраться, доставляя дискомфорт местным обитателям, до этого бывшим избавленными от сего премерзкого явления. Хранители вынуждены воззвать к помощи других подвластных времени существ. Причем, не самым элегантным образом: заманить их в Храм, чтобы те нашли выход из этого места, забрав с собой и своего верного, но крайне надоедливого спутника.

Отредактировано Sebastian Gauner (2017-01-09 18:33:50)

0

2

Какой-то странный олень.
Ты головой не бился, солнышко? Это не олень, это... это...
Олень. Только у него на башке рога втрое больше него самого, а из шкуры веточки-цветочки растут. А так — олень.
Давайте словим?
Карл, кажется, Рик в тебя пошла. От меня она столь безумные идеи унаследовать просто не могла. Вот вы и разбирайтесь.
Это означает «я не против, но я слишком гордая, чтобы это признавать», сестренка.
Короче. Готовь покебол.
Есть, мой ненаглядный фюрер!

Словить доверчивое животное оказалось не так уж и сложно — просто очень медленно, без резких движений подойти как можно ближе и... надежно ухватиться за рога. Силы удержать начавшего брыкаться оленя у метаморфа хватило, и в итоге зверушку просто умотали — через минут пятнадцать активной борьбы мужчина восседал на сломленном духом звере, приглаживая волосы и уже мечтая, как приедет на эдаком диве дивном в ближайший город.
За него будут такую тучу денег сулить, а я никому его не продам. Буду один такой крутой на олене с веточками ездить.
Правда, стоило только залезть на покорное чудо света, как оно резко взбрыкнуло, встав на задние ноги, и не ожидавший этого Кир радостно полетел головой вниз...
И почему-то последнее, что он услышал - заунывный далекий волчий вой.

Твою... как так получилось-то?
Сестры выразительно молчали, умудряясь этим молчанием выразить столько эмоций, сколько бы не передали ни одни слова — в общем, женщины, они такие, страшные в определенные моменты. И мужчина в этот момент ощутил отчетливое желание поежиться, но сдержался и, приподнявшись на локтях, покрутил тут же разболевшейся головой. Острая боль в затылке прошла практически сразу же, а вот в здоровье собственного рассудка Многоликому довелось усомниться: вокруг не было леса. То есть, наверное, где-то там он был, но вот метаморф в нем уже не находился — в данный конкретный момент он взирал на стену какого-то здания, в котором находился сам, в живописной позе валяясь на стылом каменном полу.
Эль, прекращай дуться. Пора устраивать военный совет. Что было, пока я спал?
Мы все вырубились, олух, а очнулись одновременно уже здесь. Сам начал — сам выкручивайся. И чтобы когда я проснулась, мы уже были там, откуда исчезли. Я понятно выражаюсь?

Брат скорчил унылую рожу и осторожно ощупал пострадавший затылок, а потом и спину, убеждаясь, что умудрился ничего себе не сломать и не истекает кровью, корчась на земле в предсмертных конвульсиях. С подобными новостями даже мрачный окутанный полумраком зал начал выглядеть более... живописно и привлекательно. Но расслабляться все-таки не стоило — а вдруг за ближайшим углом его поджидает какая-нибудь каверзная напасть?! Учитывая, что зал был полностью круглым, мысль могла показаться бредовой.
Так-с, и что мы имеем? Маловероятно, что я проспал столько, чтобы вокруг меня успели построить дом. Значит, перенесли? Но ведь в округе совершенно никого не было! И где мой милый необычный олень, а? Верните оленя, ироды!
Очередной порыв сквозняка заставил поежиться и растереть плечи, прикрытые только легкой хлопковой рубашкой. Кто же знал, что из лета можно внезапно переместиться в зиму (или что там сейчас снаружи)? И неизвестные «добродетели» ведь даже его вещмешок не прихватили, наверное, так и лежит сиротливо на полянке, всеми забытый и оставленный. Кир тяжко вздохнул, поминая старого друга тихим ласковым словом, мотнул головой и наконец-то соизволил подняться на ноги. Орать, учитывая общие обстоятельства, было глупо, поэтому Многоликий пожал плечами и побрел к едва заметному выходу из зала, твердо вознамерившись изучить здание вдоль и поперек. И, желательно, найти проказников-воров, а в идеале — выбраться отсюда поскорее.

Отредактировано Cyr (2016-12-15 20:17:40)

+1

3

"Поймать и продать. Поймать и продать. Поймать и продать." - болезненно пульсировало в голове. А ноги все бежали, бежали, бежали... Руки сжимали мешок. Вдох - выдох. А цель так и не становилась ближе, наоборот, только удалялась.
Себастьян, гнавшийся по лесу за зверем, похожим на лисицу, но со сверкающей голубоватой шкурой и крупноватыми для небольшой головы оленьими рогами, уже представил, какую баснословную сумму выручит за эту диковинку на черном рынке. Чем дольше он гнался, тем темнее становилось вокруг, и тем меньше деталей окружающего мира умудрялся выхватывать его глаз, не было ничего важного, только существо, по-прежнему подозрительно яркое и четкое, на фоне бесконечной пустоты. Быть может, полуэльф и хотел уже остановиться и бросить это дело, вот только ноги отказывались его слушаться, и воздух вокруг него загустел, обволакивая, замедляя, как всегда бывает в кошмарах, когда тебе нужно торопиться. Зверек тем временем стал чуть более бестелесным, чем от него ожидалось, и, игнорируя все законы физики, даже самые нелепые из них, в миг оказавшись рядом с мужчиной, принялся наворачивать круги вокруг него с нелогичной, с точки зрения здравого смысла, скоростью. Горе-охотник, чувствуя, как чан с ядовитыми отходами перевернулся где-то там внутри, и все его внутренние органы решили устроить себе бесконечный полет вниз, наблюдал. В какой-то момент ему даже начало казаться, что это не лис вовсе, а олень, а после тот и вовсе превратился в волка. Однако, когда зверюшка, сбавив обороты, в один неестественный прыжок оказалась перед его глазами, он явственно увидел, что та по-прежнему была лисицей.
Либо хотела, чтобы он так думал.
Тут существо, резко обернувшись и глянув куда-то за себастьянову спину, растворилось. На прощание откуда-то прозвучал далекий, тоскливый волчий вой, эхом отражаясь от невидимых стен. И Гаунер остался один. Чернота окутала его. Кажется, он куда-то падал. А может и нет - у пустоты нет направления. Должно быть, вселенная дала сбой.
Либо хотела, чтобы он так думал.
Как бы то ни было, секунду спустя (а может быть и через долгие миллионы лет) он открыл глаза. Холодный, явно каменный, пол неприятно холодил кожу. За свою жизнь Себастьян не раз просыпался в самых неожиданных местах, от тюремной камеры и до амбара в далекой северной деревеньке (хотя был уверен, что еще вчера вечером был в Эстелле), но этот раз превзошел их всех. Это был храм. Причем его явно давно никто не посещал, а об уборке уж и говорить нечего. Мужчина сел. Первое действие в таких ситуациях было стандартным: вспомнить, сколько он вчера выпил и не курил ли ту гадость, которую старина Грундо продавал под видом табака. Однако процесс прервался, потому как фокусник осознал, что на нем была не его одежда. Он не мог припомнить, чтобы когда-нибудь носил длинные черные балахоны а-ля "Смотрите, я темный маг!". К счастью, под балахоном нарисовались штаны и сапоги. Гаунер беспомощно огляделся - ничего, похожего на его вещи вокруг не было. Да и вообще ничего, что можно было бы охарактеризовать как "вещь". Он даже усомнился в том, что он - это действительно он. Ощупал лицо. Но то оказалось исключительно его - себастьяновое, как никогда прежде. Уставился на руки - те были испещрены голубоватыми линиями и завитками, по крайней мере до локтя - выше он не заглядывал. Впрочем, получеловек подозревал, что похожий узор покрывал все его тело.
"Этого раньше не было," - наконец решил он после продолжительных размышлений.
Больше изменений замечено не было, и артист решил переключить свое внимание на место, в которое попал. Массивные и оттого более величественные резные колонны уходили ввысь, подпирая даже чересчур высокий потолок. На каменный пол падали тусклые разноцветные пятна света, окрашивавшиеся, проходя через пыльные витражи окон. Одно из них было разбито, и через него явственно вырисовывался заснеженный пейзаж, а холодный зимний воздух спокойно попадал в помещение. Всюду стояли статуи странных животных, одно из которых было мужчине знакомо. Под некоторыми статуями было что-то, подозрительно напоминающее жертвенные столы, однако Себастьян предпочитал об этом не думать. Местный интерьер можно было рассматривать долгое время и находить все новые и новые детали, однако мужчина довольствовался этим. Его взгляд выловил в одной из стен большую массивную дверь, и он, не долго думая, встал и направился к ней. Та оказалась тяжелой, и мужчина, слегка ее приоткрыв, просочился в образовавшуюся щель. За первой, его встретила вторая дверь. Пройдя и через нее, он попал в зал, точную копию первого (или ему так показалось?). Себастьян, не поняв шутки, пересек все помещение и повторил операцию. И снова оказался там же. Однако в этот раз одно важное отличие: там кто-то был. И этот кто-то шел по направлению к точно такой же двери, через которую только что прошел горе-фокусник.
- Эй, мужик! Стой! - оставаться наедине со всей этой чепухой Гаунеру ну никак не хотелось.

+1

4

Карл прошел около восьми или девяти залов — совершенно одинаковых, неприветливо-темных и угрожающих, мрачных. И в каждом из них пахло пылью, отчетливо ощущалось, как время непрестанно давит на все живое, что посмело проникнуть в эту обитель древности. Тысячелетнее существо буквально кожей ощущало всю старость этого места, чувствовало дыхание каждого камня — враждебное, нехорошее. Страха не было, но накатывало непонятное ощущение, всегда сопровождающее давно опустевшее человеческое жилье, особенно когда люди уходили оттуда насильно, в спешке, оставляя после себя только злость и ужас. Он видел много таких, пока путешествовал по мирам, и каждый раз обходил стороной, отдавая дань уважения заброшенным местам.
Здесь есть кто-то живой?
Метаморф оглянулся очень медленно, как будто его окликнул призрак, которого просто не может существовать в этом — да и в любом другом — мире. Нечто чуждое этому месту — человеческий голос — прозвучало слишком резко и громко, тут же отразилось от высоких сводов и эхом ускакало куда-то под теряющийся во мраке потолок. Говорить в храме казалось кощунством, рядом с заброшенными, бережно укрытыми пылью алтарями и впитавшими в себя самую разную кровь жертвенниками необходимо было склонить колени и молча молить жестоких богов о пощаде, а не разгуливать по святилищу как по променаду, горланя непотребные частушки. Но тишина уже нарушена, а обернувшийся мужчина видит еще одного случайного путника, спешащего к нему из другого конца зала. Не отвечать уже стало глупостью.
- Привет, - Многоликий вскинул в приветствии руку и только теперь обратил внимание, что на кожу нанесли шероховатый рисунок — что-то вроде побегов плюща или винограда. И чем тщательнее в него вглядываться, тем живее кажется эта непрошеная татуировка, как будто начинает дышать, двигаться, сжимая руку, да и все тело в смертельные тиски, из которых не выбраться, которые не скинуть с себя. Карл тряхнул головой, избавляясь от навязчивых мыслей, и перевел взгляд на уже подошедшего человека. - Каким ветром, парень? - представляться не хотелось — пока что. Равно как и выдавать, что сам он ничегошеньки не знает и может только строить догадки одна другой нелепее. Но, вот что странно, чем более абсурдную идею придумывал метаморф, тем правдоподобнее она ему казалась.
Что же за дрянь тут творится? И зачем меня сюда притащили?
К сожалению, додумать очередной вопрос Провидению не удалось — над самым ухом раздался угрожающе-заунывный волчий вой, как будто оголодавшая за долгую зиму стая притаилась в ближайшей от двоих мужчин тени, и мир снова скакнул куда-то вбок и вверх, а через несколько секунд гнетущий полумрак заброшенного храма сменился полумраком зимнего заснеженного леса.
Прекрасно! Эй, вы там, а можно мне хотя бы плащ? Я тут как бы в летней одежде, нет?
Кир гневно рыкнул и обхватил себя за плечи, растирая их через одежду, огляделся по сторонам, скривился, обнаружив совсем недалеко громаду здания из темного камня — видимо, тот самый храм, в который их угораздило попасть. Теперь кто-то решил посмеяться над путешественниками. Ну или понаблюдать, как они медленно леденеют под стылым северным ветром. Рисунок на коже, к слову, начал набираться красками, в какой-то момент мужчина буквально почувствовал, как он разрастается, отвоевывая все большие участки тела.
- Позволь-ка предположение, - метаморф нахмурился. - Ты тоже пытался надругаться над зверем, одновременно и похожим на обычного, и чем-то совершенно отличающимся от всего живого?
По идее, хорошо бы оставить парня на съедение волкам, странным зверям или какой-нибудь другой дряни, наверняка обитающей в этих местах, а самому выбраться. Но что-то мне подсказывает, что так просто мне уйти не дадут, даже в обмен на вторую жертву. Или мы выбираемся вместе, или остаемся тут навсегда — тоже вместе. Какая лирика!

+1

5

Крикнув, мужчина тут же пожалел об этом, ощущая себя как вор, случайно разбивший вазу в тщательно охраняемом доме. Тем не менее, сделанного не воротишь. Да и задачу свою крик выполнил - фигура, до этого шагавшая к двери, остановилась.
Полуэльф уставился на протянутую ему для рукопожатия руку. Ту покрывали уже знакомые узоры. После секундного промедления, он руку все таки пожал. Та оказалась настоящей, из плоти и крови, хоть и холодной, видимо, из-за местной весьма низкой температуры. Это несколько успокаивало.
- Привет, - отозвался Себастьян, пожалуй, чересчур радостно, из-за испытываемого им облегчения: собеседник не был иллюзией или игрой его испуганного воображения. И мрачно добавил.  - Хотел бы я знать, кто додумался до этой глупой шутки, чтобы...
Его перебил волчий вой и неожиданное ощущение пустоты снаружи. Сложно сказать, что из этого случилось раньше, да и звук не казался таким уж реальным: он длился всего один-единственный короткий миг, но успевал отзвучать так, будто протяженностью был как минимум пару весьма продолжительных, упитанных секунд. Должно быть, причиной этому было то, что он миновал свой привычный транспортный узел - уши - и звучал сразу в голове.
-...выбить из...- Гаунер умолк, растерянно озираясь. Он беспомощно захлопал глазами, пытаясь осознать происходящее. Неподалеку, сквозь голые стволы деревьев, насмешливо виднелись витражи из цветного стекла, особенно надменно почему-то выглядело то знакомое, разбитое окно. Снаружи оказалось на порядок холоднее, чем внутри. И если в храме его балахон хоть как-то спасал, то теперь тот, кажется, стал абсолютно бесполезным. Полуэльфа еще и угораздило оказаться в сугробе, по колено в снегу, хотя вокруг него снежный покров едва доставал до щиколоток. Но этого он еще не заметил.
- Мы были там, а теперь здесь. А были там... - лицо фокусника отображало отчаянный мыслительный процесс. - Ты умеешь телепортироваться? Я вот - нет. И если мы были там одни... - Он нахмурился. История трещала по швам. Логика вырывалась и болезненно всхлипывала, умоляя отпустить ее. Все детали в паззле совершенно друг другу не подходили и несколько были явно от другой картинки. Тут мужчина осознал, что что-то холодное просачивается в его сапоги. Выругавшись, он вылез-таки из сугроба.
- М? - Гаунер в ответ на вопрос с недоверием глянул на товарища по несчастью. Тот лис как нельзя лучше подходил под данное собеседником определение. - Пожалуй, - согласился он. В голову полезли нехорошие мысли о каре Богов - это многое бы объясняло.
- А вообще, предлагаю для начала развести костер и хоть как-то согреться, - Терять своего спутника, предлагая разделиться с целью поиска чего-то или кого-то, в планы Себастьяна не входило - он никогда не был волком-одиночкой. Куда их забросит после расхождения в разные стороны? Да и что здесь искать? Везде, докуда хватало глаз, был только лес, лес лес... Оставалось надеяться, что в этом месте (а это определенно было Место, со своими законами и порядками, живое, пульсирующее, дышащее какой-то своей, странной,  энергией)  работала магия. Гаунер, конечно, не был великим волшебником, но уж костер развести мог. Это было одно из многочисленных применений того единственного заклинания, что он знал.
Артист небрежно сгреб снег ногой в сторону, оголяя черную землю, уродливым пятном сиявшую теперь на фоне белоснежной простыни. Голая почва, без единого намека на остатки травы или сломанные некогда проходившим здесь зверем ветку. Полуэльф "копнул " в другом месте  - тот же результат.
- Черт, да сколько он здесь лежит? - Он окинул взглядом окружающее его пространство - снег был уложен идеально ровным слоем, как будто только что выпал. Не желая боле размышлять о причудах местной природы, потому как холод уже подступился настолько близко, что, казалось, еще чуть-чуть, и он, Себастьян, превратится в ледышку. Что уж говорить о его менее везучем спутнике, одежда которого оказалась еще легче! За неимением другого топлива, полуэльф в хрустом отломил тонкую веточку.
- Если это все-таки кара богов, то мы с тобой в полном...
Реальность снова сомкнулась вокруг них, отдавая в голове уже начавшим надоедать волчим воем, с тем лишь, чтобы незамедлительно брезгливо выплюнуть обратно.
-...дерьме, - перемещение произошло слишком быстро, чтобы мужчина успел сообразить, что окружение снова изменилось, и заткнуться. А заткнуться следовало - на поляне, на расстоянии десятка шагов, чернели фигуры в точно таких же, как у него, балахонах. И, услышав его голос, они обернулись. Все они были как будто одного возраста, но явно являлись представителями разных рас, а на головах их, выглядывая из-под глубокого капюшона, располагались волчьи морды. К счастью, не живые.
-Вот они! - радостно воскликнул один из них, тот, что с рогами. Радостно... Но был ли это триумф хищника, поймавшего жертву, или счастье заблудившегося путника, наконец-то нашедшего дорогу назад?
Фигуры не успели сделать и шага, как пространство вновь вильнуло в сторону, не радуя разнообразием звуковых эффектов. Снова где-то в лесу. На этот раз храма видно не было.
Себастьян хотел уже было возмутиться чересчур быстрой сменой локаций, однако реальность, явно угадав его намерение, в насмешку бросила их обратно. Вой, темнота - и вот попаденцы стоят в плотном окружении фигур в черном.
Полуэльф громко мысленно выругался.

+1

6

Карл уныло следил за тем, как его собеседник пытается раскопать снег и разжечь костер — наверное, легче было выудить огонь из воздуха, чем найти хоть что-то, способное гореть и не промерзшее насквозь. Кстати об этом, мужчина тоже медленно, но верно приближался к состоянию сосульки, ему уже даже холодно не было, что само по себе являлось ужасным признаком. Конечно, конечностей из-за обморожения он не лишится — не тот уровень регенерации, чтобы позволить себе роскошь щеголять без ноги или носа, но сам по себе факт от этого лучше не становился. Поэтому сейчас метаморф занимался тем, что мысленно перебирал варианты обликов, выбирая из них те, что помогут сберечь остатки драгоценного тепла... или помогут согреться. К сожалению, окружающий мир не был согласен с тем, что ему требуется хотя бы пятнадцать секунд на трансформацию... уже в который раз не был согласен.
Из-за почти мгновенных бросков туда-сюда из одной точки пространства в другую Многоликого, признаться, замутило, поэтому он толком не успел рассмотреть тех, кто так обрадовался их с парнишкой появлению. В следующий миг мир опять перевернулся, заставив древнего окраситься в милый зеленый цвет, а потом, почти без перехода — еще раз. Кажется, в этот раз их не собирались перекидывать куда попало спустя полминуты, и можно было ненадолго расслабиться и попытаться разжать судорожно сцепленные зубы.
Ну что за?!
Настроение у Карла было не ахти, мягко говоря, и окружающие их фигуры в черных балахонах его отнюдь не поднимали — наоборот, навевали мысли о давних временах первого столетия спустя появление Врат, когда бешеные фанатики жгли книги, рисунки и людей, лишь бы скрыть тайну их обожаемого иллюзорного божества. Нынешняя инквизиция и в подметки тем сумасшедшим не годилась. Да что там, даже его собственная перебившая себя же раса на фоне фанатиков казалась ангелами во плоти! А тут — здравствуй, драгоценный привет из прошлого, я так «скучал» по тебе.
У меня хватит сил свернуть шеи троим... ну, пятерым из них. Еще двоих можно оставить на парня. А что делать с остальными?
Метаморф кисло усмехнулся собственным мыслям и тяжко вздохнул, еще раз осмотрев неожиданных «знакомцев». Узнавать их намерения не хотелось разве что чуточку меньше, чем заглядывать под их маски. А потом... снова завыли волки, как-то очень протяжно и грустно, как будто человек расстроенно качал головой, сетуя на чужую ошибку, скажущуюся на его очень важной работе. Но, вопреки самым худшим ожиданиям уже приготовившегося мужчины, бешеного скачка пространства не произошло. Зато заговорил один из ребят в масках.
- Нам нужна ваша помощь.
Голос показался глухим, как будто говорили с туго повязанным на лицо плотным шарфом, и столько в нем было отчаяния, что никогда не имевший привычки жалеть кого-то Многоликий пошатнулся и растерял все заготовленные резкие фразы, да так и застыл — стоя с нелепо открытым ртом, потом все же его захлопнул и отвернулся, пытаясь из-за плеч обступивших его существ разглядеть окружающий двоих «попаданцев» пейзаж. Зима, сплошная зима вокруг.
Как будто она длится уже столько лет, по сравнению с которыми я кажусь несмышленым ребенком. Вечная зима, вечная мерзлота. Идеальная. Странно. Могу поспорить на что угодно, это не наш привычный мир и, тем более, не мой родной. Что же это за место? И что тут происходит? И каким, к черту, боком сюда затесались мы?!
- Послушай, ты, как тебя, - ему было очень неуютно в такой толпе, в окружении стольких внимательных глаз, - если ты требуешь от нас помощи, сперва дай мне теплую одежду. Иначе будешь до скончания веков смахивать пыль с моего ледяного изваяния, - метаморф говорил слишком резко, слишком агрессивно, нависая над незнакомым существом, пытаясь задавить его своим авторитетом. За свое поведение стало стыдно уже позже. - И объясни, где мы оказались, - мужчина неловко отвернулся и повел плечами, ежась под порывом колючего ветра.

+1

7

Как только в очередной раз раздался волчий вой, фокусник тут же втянул голову в плечи, готовясь к скачку. Однако запоздалая мысль подсказала ему, что скачка не будет - еще ни разу у него не было времени хоть что-то предпринять перед тем, как пространство искривится, продавливая его на другой слой реальности.
"Помощь? Да эти ребята больные. Кидают нас туда-сюда, как мячик, как тряпку... или что там еще кидают! и еще просят помощи! Их бы... - еще не успевший собраться в комок после частой смены локаций мозг не смог подобрать слова или словосочетания, в полной мере отображающего желания полуэльфа. - Бегу и падаю! Ну уж нет, увольте! Знаю я эти таинственные фигуры в глубоких капюшонах: не успел глазом моргнуть - соскребай собственные остатки с жертвенного стола," - существует множество вселенных, в которых он высказал эту мысль вслух. Но не в этой, здесь он просто нахмурил брови и сделал очень, очень-очень недовольное лицо, буровя взглядом волчьи морды, высунувшие свои носы из-под капюшонов.
Его спутник оказался порасторопнее и перехватил инициативу. Опомнившись, Гаунер выпрямился, стараясь своей тощей фигуркой занять как можно больше места, и, напустив на себя то, что считалось в его понимании важностью, закивал, всем своим видом изображая крайнюю степень согласия.
Говорящая до этого Фигура замерла. Повисла тишина. И, хотя лицо ее скрывала плотная, чересчур густая, почти осязаемая, тень капюшона, было понятно, что Фигура думает. Думает, как поступить. С ней явно никогда еще никто так не говорил.
- Да, - наконец, после паузы, молвил Голос, - мы как раз собирались это сделать. Брат Тринар, активируй Знаки Сохранения.
"Не так уж плохо, в конце концов. Могли придумать название попафоснее и поглупее. Вроде Штанины Святости или чего-то в этом роде..."
Тем временем низенькая укутанная в плащ фигура просочилась в плотное кольцо окружения и, схватив Гаунера за руку, быстро изобразила пальцами в воздухе какую-то немыслимую фигуру, а потом чередой быстрых точных касаний пробралась от себастьяновой ладони до середины предплечья. Узор, покрывавший тело фокусника, тут же сменил цвет с голубого на оранжевый, а спасительное тепло заполнило все его существо. И никакой мороки с одеждой - хоть нагишом по снегу бегай! Фигура тем временем переместилась к себастьянову спутнику, проделывая тот же самый фокус.
Первая же Фигура, взявшая на себя обязанность говорить, продолжала:
- У этого места нет названия. Никогда не было нужды как-то его называть. Оно всего лишь помогает самым одиноким существам нашей необъятной вселенной стать чуть менее одинокими. По-хорошему вы не должны тут находиться. В ваших телах сидит та еще зараза - Время. От него местной реальности не здоровится. Впрочем, думаю, вы это заметили. Все эти скачки... В любом случае это лучше, чем некоторое... время назад, когда времена года сменяли друг друга снова и снова без какой-либо закономерности. Мы бы не стали подвергать нашу реальность таким испытаниям добровольно. Один из ваших, временнЫх, провалился сюда или пролез, не знаю... - Фигура неожиданно умолкла и резко обернулась, прислушиваясь, после чего повернулась обратно и заторопилась, - в общем, он в некотором роде застрял тут, и мы никак не можем выпроводить его отсюда. Прошу. Умоляю. Найдите его и заберите с собой, обратно, в ваш мир.
Откуда-то сзади раздался противный смешок и высокий, писклявый голос произнес:
- Положим, без него вы все равно не выйдете, а, пробыв здесь слишком долго, будете стерты из истории. Удачи, - с издевкой добавил он.
Артисту показалось, что темнота под капюшоном Первого приняла укоризненный вид.
С неотвратимостью требования об уплате налогов раздался далекий, исполненный отчаянием, вой. И мир накрыла темнота.

+1

8

Карл со сдержанным интересом наблюдал за тем, как по его руке бегут чужие ловкие пальцы, как загораются вслед за прикосновениями узоры, все расширяющиеся и захватывающие каждый свободный миллиметр тела. Думать о том, что будет, если эта пакость захватит всю кожу, не хотелось, вернее, он подозревал, что тогда выхода из странного мира вечной мерзлоты с громадой храма в самом центре уже не будет. В общем-то, даже ехидно-противный голос откуда-то из-за спины это подтвердил, пусть и шепотом, чтобы гости, по возможности, услышали как можно меньше из такого «приятного» предупреждения. И сразу же — без перехода — снова волчий вой и темнота, залепившая глаза, влившаяся в горло, а потом выплюнувшая своих жертв в очередной клочок леса. Подумать во время такого адского перехода не представлялось возможным, поэтому, неловко опустившись прямо на землю, благо, теперь холод двоих людям страшен не был, метаморф медленно обхватил голову руками и закрыл глаза, собираясь с мыслями.
Предположим, теория множественных миров работает, и кроме моего родного и Долины есть еще один... вот такой вот странный, работающий по своим законам. Или это какое-то искривление пространства? Временной карман, где не действуют основные законы наших миров? И нас сюда притащили — чтобы мы вернулись обратно вместе с каким-то идиотом, который совершенно случайно сюда попал. Но почему именно мы? Что в нас двоих такого особенного, чтобы, в буквальном смысле, спасти целое пространство?
Многоликий поднял глаза и придирчиво осмотрел своего собрата по несчастью, но не обнаружил в нем ничего необычного: человек как человек, такой же живой и ничего не понимающий, немного бестолковый и нетерпеливый, но короткоживущим свойственна спешка, ничего удивительного. И что в нем такого особенного? Чуть заостренные уши, указывающие на смешение крови, пронырливый взгляд прожженного хитреца, побитого и наученного жизнью, сдержанная наглость, пропитавшая все его существо. И — ровным счетом ничего выдающегося.
Спасители миров, черт возьми.
- Я так понимаю, если мы хотим жить, нам надо вернуться в Долину с каким-то неудачливым придурком, - Карл встал и отряхнул штаны от налипшего снега, придирчиво изучил его, отмечая, что в некоторых местах он почему-то успел подтаять. Как будто по нему пришлись чьи-то босые ступни, и этот кто-то был очень, ужасно горячим. - У тебя есть мысли, где же его искать? - он нахмурился и присел рядом с одним из следов, провел по кромке пальцами, нахмурился еще больше и отчетливо хмыкнул, поманив спутника свободной рукой, кивая на находку. - Мне кажется, его кидает туда-сюда точно так же, как и нас. Если верить в теорию вероятностей, рано или поздно мы столкнемся нос к носу, но нам, я так понимаю, на время полагаться сейчас нельзя. Его у нас и так черт знает сколько, - быстрый взгляд на горящий приятным рыжим узор на тыльной стороне ладони.
Если идти по следам, мы можем просто в один прекрасный момент наткнуться на место, где они обрываются — и начинается девственно-чистый снег, по которому не шагала нога человека. Тогда что делать? Идти в противоположную сторону? Искать точку разрыва реальности и пытаться сквозь нее пролезть? Не зря же нас кидает туда-сюда, как-то же этот механизм работает, его наверняка можно проследить. Но времени нет.
Мужчина устало вздохнул и потер переносицу, огляделся по сторонам, как будто надеялся вот прямо сейчас увидеть причину их головной боли, но углядел только темную фигуру в знакомом плаще за очередным тонким деревцем.
Следят, чтобы мы не халтурили?
- Слушай, тебя как зовут-то вообще? Не «эй, ты» же мне к тебе обращаться, - тихо смешливо фыркнул и передернул плечами. - Напарники теперь, как-никак.

Отредактировано Cyr (2017-03-21 17:41:12)

+1

9

В первый момент опустившийся на землю спутник вызвал у Себастьяна крайнее раздражение: времени у них и так не было, а этот еще и уселся! Однако сразу после этого, сбивая своей тушей двери с петель разума, примчалось осознание того, что он, Гаунер, в общем-то не знает, что делать. И раздражение тут же заткнулось. Положение было замечательно тупиковое: времени нет, следов нет, логики и постоянства окружающей среды тоже нет. И хотя, взглянув на находку своего новоиспеченного товарища, полуэльф вычеркнул "следы" из несуществующих вещей, список продолжал выглядеть неободряюще.
- Хмм... Где искать... Где искать.., - задумчиво повторял фокусник, не обрадовавшийся перспективе провести в этом месте вечность, и потому решивший основательно взяться за решение проблемы. - Каждый раз при смене окружающего пейзажа между нами остается одинаковое расстояние, так? Значит... - он почесал макушку, усиленно соображая, что бы это могло значить, - значит, все разделено на куски, которые меняются друг с другом местами, и мы с тобой находимся на одном, - довольный своим умозаключением, полуэльф кивнул, придавая словам особый вес. - И этот ненормальный, скорее всего, тоже. Тогда все, что нам нужно - идти по следам и надеяться, что он не успел покинуть участок.В таком случае, даже если нас опять куда-то кинет, расстояние между ним и нами останется прежним,- с видом победителя подытожил артист. - Ну а если нет, то.., - полуэльф неопределенно развел руками. Теория его была хрупка, но все же являлась хоть какой-то путеводной ниточкой, предположительно ведущей к клубку.
- Напарники? Скорее подельники, - добродушно фыркнул он. - А вообще - Себастьян, - представился брюнет, карикатурно раскланившись. Быть может, окажись он в другой ситуации, фокусник выкинул бы что-нибудь эдакое, ну или в крайнем случае наврал с три короба, однако сейчас вся его энергия была направлена в совершенно другое русло, и на выдумывание подобного рода вещей ее категорически не хватало.
- И, если ты не возражаешь, нам стоит поторопиться, - Гаунер кивнул на следы, скрывающиеся среди деревьев.

+1

10

Метаморфу очень понравились рассуждения его подельника, как тот сам предпочел называться, поэтому он кивнул и повернул в сторону, куда вели следы. С одной стороны, это хорошо, что древнюю тварь забросило сюда не в одиночестве — было бы сложнее ориентироваться и разбираться в ситуации, с другой же стороны, никто не отменял въевшегося в натуру Карла недоверия к окружающим, особенно настолько ловким и резвым. У него, точнее, у его сестры таких резвых и ловких полгруппировки набралось, и они часто приносят сверх заказанного еще что-нибудь, с виноватым видом бормоча что-то о «не смог сдержаться» или «я и не думал, руки сами». Поэтому разводить панибратство и хлопать новоиспеченного «товарища» по плечам он не стал, только кивнул и представился — ради исключения, собственным именем, а не излюбленной всеми троими маской «Кир».
А этот мир не просто забавен, он очень интересен своей природой и устройством. Какие же здесь действуют связи? Если время над ним не подвластно, значит, всё здесь живет так же вечно, как и я, только я могу умереть от несчастного случая, а никто здесь — нет?
Было даже несколько приятно, что существует хоть где-то кто-то относительно живой, способный существовать столь же долго, а может, и дольше, чем сам Многоликий. Порой его начинало тяготить количество прожитых лет, набранный багаж знаний из совершенно разных областей — может, иногда думала мужская личность, взять и забыть все? Просто махнуть рукой на мир за Вратами, на отгремевшую много тысяч лет назад войну своего рода, на единственную любовь, на гонения и полыхающие по Долине костры. Забыть и начать жить с чистого листа.
Когда-нибудь я так и сделаю. Отправлю все эти воспоминания сюда, в этот мир. Пусть валяются по углам храма пыльными свитками, которые уже некому будет читать. Единственный живой свидетель времен, которые выжгли из памяти целых двух миров, кому нужно такое знание?
Следы даже не думали исчезать, вились цепочкой по опушке леса, как будто вплавленные в сотни лет как лежащий здесь снег. Оставивший их человек не торопился, иначе они вдавлены были бы больше, явно шел и рассматривал окружающий пейзаж — не из паникеров, раз не перепугался столь разительной смене дислокации, да и мгновенным перемещениям в целом. Или... что, если его как раз никуда и не кидало, а мир заброшенных вещей просто сходил с ума вокруг одного-единственного подвластного времени создания? Тогда они с Себастьяном в не самом выгодном положении — их-то может выкинуть куда-угодно в любой момент, а пришелец пойдет себе дальше, даже не зная, что на него ведут такую охоту.
И только Карл открыл рот сообщить о предмете своих размышлений, как из-за деревьев выглянул силуэт, совершенно не похожий на обитающее здесь племя в волчьих масках. Метаморф сперва застыл, щурясь и пытаясь понять, не привиделось ли ему это, потом издал победный приглушенный вопль, смешавшийся в таким же торжествующим далеким волчьим воем, и пустился к силуэту за деревьями бегом, за руку волоча за собой нового знакомого.
- Я тут подумал. А как мы назад-то вернемся? - какую-то корягу пришлось перепрыгнуть, не снижая скорости, чтобы вылететь к месту, где только что стоял человек. - Ну словим мы этого идиота. А дальше?
«Идиот» вовремя обернулся, чтобы узреть, как в него с разбегу врезаются два мужика, один из которых имел ну совершенно счастливо-одухотворенное лицо, омраченное тенью сомнения по поводу разумности сего поступка. В следующую секунду по ушам снова ударил волчий вой, причем настолько близкий, что Многоликий даже поморщился, но вовремя успел вцепиться в незваного гостя, чтобы быть уверенным, что переместятся они только вместе. Когда темнота от очередного броска сквозь пространство отступила, а мужчина проморгался и отдышался, он снова обнаружил себя, а заодно и Себастьяна с третьим, который виновник торжества, окруженным народцем с волчьими масками вместо лиц.
- И снова здрасте.
Или нас сейчас выкинут... или нас сейчас, похоже, будут убивать. И сколько же во мне позитива сегодня, ужас.

Отредактировано Cyr (2017-03-21 18:39:20)

+1

11

В какой-то момент, казалось, не слишком отличающийся от предыдущего и, наверняка, последующего, посреди исключительно механического процесса - бездумного шествия по следам - Себастьян был резко потянут за руку, из-за чего, совершенно не ожидая такого поворота событий, чудом не упал. Он вынужден был побежать за своим спутником, вдруг сорвавшимся с места.
- Будем решать проблемы по мере их поступления, - отозвался полукровка, сбивая и без того плохо поставленное дыхание.
Наконец рывок, и трое кубарем летят в снег, правда оного достигают уже в совершенно другом месте. Фокусник, потеряв момент смены локации в рефлекторном закрытии глаз, ошалело таращится на вновь обступившие их фигуры в капюшонах.
- Чтож, вы нашли его, - молвила уже знакомая, ничем особо не отличающаяся от других, Фигура. Вокруг зашептались. Фигура шикнула, и шепот смолк. - Однако главный вопрос остался открытым. Ни Я, ни мои Братья не знаем, как отправить вас обратно. Но Мы предполагаем, что в этом могут помочь духи-проводники, которым удалось привести вас сюда. Найдя нужного, призовите его при помощи жертвенника в Храме, и....
Речь прервал хор волчьих голосов. Было такое чувство, будто полянку окружила стая и, уже будучи в засаде, полная раскаяния, просила прощения за акт умерщвления, который вот-вот должен был быть ею свершен. Волчьи морды наклонились и уставились в землю - это скрывающиеся за ними, кем бы они ни были, почтенно или, быть может, смиренно склонили головы.
- Кого вы опять сюда привели?! - прогремел Голос. Он не был мужским или женским, и тембр его, ровно как и источник, определить было невозможно. Точно так же звучит голос, олицетворяющий мыслительный процесс или внутренний диалог. - Я, кажется, внятно выразился: никаких. жертво. приношений., - вздох. Будь у Него материальная оболочка, она бы непременно устало потирала пальцами переносицу. - Они еще и заразу какую-то с собой притащили.
Полуэльф вмешиваться побоялся.
- Время, - осторожно подсказала Фигура.
- В моем мире попрошу не выражаться! - рявкнул Голос. - Ладно бы приносили жертвы, как нормальные культисты, а то устроили маскарад, какую-то охоту, раскрошили мне хрупкую реальность... - пауза. - Что. Это. Такое? - каждое слово ознаменовалось сменой окружения, сопровождающейся уже в печенках сидевшим воем. Гаунер закрыл глаза, потому как почувствовал, что его начало укачивать. -  О, за что мне все это, Создатель?
Тут Голос будто опомнился.
- Вы что, все еще здесь? Проваливайте, и только попробуйте еще сюда сунуться. Ну! пошли вон! - раздался короткий, сухой щелчок, и троих незадачливых путешественников окутала тьма.

+1


Вы здесь » Gates of FATE: Tears of Gargea » » Завершённые сны » Бюро находок, или сказ о всеми забытых богах и тех, кто им поклоняется


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC